Администрация: kaidan cain
17.01// Гайзитос! Мы продолжаем наш пусть. За эту неделю вы успели накатать 63 поста и это нереально круто. Также подготовили следующую главу сюжета, совсем скоро подъедут новые квесты. Текущий по-прежнему в движении, что не может не радовать. Планируется реорганизация игрового процесса. В общем - не переключаемся.
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Энн, Джон, Макс, Рэджи, Уэнди
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [10.06.2020] road to the past


[10.06.2020] road to the past

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

road to the past
– Какая дорога правильная, отче? – спросил он наконец. – Как распознать ее среди других дорог?
– Если движешься в том направлении, в котором твой страх растет, ты на правильном пути. (с)

Хейвен, округ;
10.06.2020

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a1/8c/81/49427.png http://forumuploads.ru/uploads/001a/a1/8c/81/78280.png

America Wood & Dan Torrance


иди.

+4

2

Из детства, как известно, может, и не совсем ровными тропинками, но идёт всё: оттуда идут и наши взгляды на мир, и наши мечты, привычки, травмы, обиды и... о, знакомые кусты! Да-да, определённо знакомые. Я даже при их виде сменила позицию: со скукоженной (с согнутыми, поднятыми кверху ногами) на обычную сидячую — "по-собачьи взволнованную", как когда-то описал её папа. Чуть ли не прижимаюсь щекой к стеклу, пытаясь разглядеть впереди через пыльные разводы и грязные капли дождя заветный знак.

          Haven


Westfield Rd.

Этот поворот, наверное, останется в моём сердце навсегда — как самый долгожданный, как самый плавный и живописный. И ни хмурость сегодняшнего дня, ни даже грубая манера вождения сегодняшнего водителя не помешают мне насладиться столь прекрасным видом ещё раз.

Мимо пронесутся те самые кусты — не знаю, они почему-то мне так запомнились, то ли своей тонкой, практически художественной обдёрганностью, то ли просто близостью к левой стороне дороги, на которую я обычно всегда и смотрю — и тут же, совсем скоро, сразу же после удивительно удачного заворота, сменятся низенькими деревьями. Затем их больше ничего не сменит. Деревья будут везде, кажется, даже там, где их совсем недавно не было. До того самого момента, пока...

Пока автобус, конечно же, не заглохнет! Пока он не пристроится, на последнем издыхании, с краю дороги, сбоку, и не издаст непонятный такой хлюпающий звук.

— ...тали? — доносится приглушенное откуда-то позади, поверх вдаривающей по мозгам музыки в наушниках. Поверх завываний юных хуе-путешественников, которых я вдруг решила в дороге послушать... зачем-то... а ведь не собиралась! Надоело. Несколько лет верно их фанючу, формально, конечно, ради братика и всё такое, но ведь сколько можно! Да ещё и этот голос златовласой вокалистки — а-а-а, дико, дико бесит! вновь напоминает о том дне и о той моей глупой выходке. До сих пор отзывается... негодованием и, наверное, все-таки, сожалением. Возможно, к тому же, и нежданным трепетом, но его я пытаюсь затоптать и закопать, желательно, под землю какой-нибудь далёкой Вирджинии или хотя бы соседнего Массачусетса, к примеру. После последних событий мне подобное сейчас не нужно. Мне нужен разгрузочный день. Или месяц. Или даже год. Пожалуйста?

В общем, о чём это я? А, да: за пределами моей музыкальной вселенной начинается движение, и мне приходится наушники снять. Ставлю свеженькую песню Dark Trip'ов на паузу, подмечаю, что зарядка на телефоне достигает своего исторического минимума. Чертыхаюсь, поскорее врубая режим энергосбережения и паралелльно вслушиваясь в запереживавший салон:

Что там? — слышится с соседнего правого ряда, откуда-то сзади. А затем и видится, как те немногочисленные люди, решившие к своему несчастью сегодня воспользоваться услугами "Mainely travels", припали к окнам в попытке рассмотреть, что происходит снаружи. А снаружи происходит, должно быть, многое: водитель уже успел вылететь из салона и затеряться где-то там, под капотом автобуса, вместе с некоторыми пассажирами, поспешившими выбежать вслед за ним, как только передняя дверь оказалась открытой. И вот сижу я буквально на первом ряду, выглядываю из-за перегородки, отделяющей меня от водительского гнёздышка, и нихрена не понимаю. И умудряюсь соориентироваться только тогда, когда в салон проникает громкое и злое "мы сломались!".

Чудесно! Что ещё вам сказать?

Как и, наверное, все присутствующие, я зло бубню себе под нос что-то вроде "съездила, блять, повеселилась" и, сгребая в охапку скинутые на соседнее сидение вещи: сумку, ветровку и любимую зелёную кепку, кажется, бывшую когда-то Этана — выбираюсь под летний прохладный дождь. Под ним же одеваюсь, накидываю на голову теперь уже свой чепчик, поправив выкрашенные в белый и коротко подстриженные волосы, а затем подхожу ближе к центру возмущений. Только чтобы засвидетельствовать развитие бурной ссоры между водителем, по акценту совершенно не местным, и таким же не местным американцем, уже в уме будто бы успевшим накатить на компанию заявление. Сразу в суд.

Внимательно слушаю, ахуеваю от наглости как первого, так и второго, а потом нескромно вклиниваюсь, спрашиваю:

Так мы когда поедем-то?

Судя по всему, никогда! — отвечает мне женщина рядом. — Следующий автобус будет... через два часа! Это ж грёбаная глушь! И что мы, по-вашему, должны всё это время делать?

А что должен делать я?! — срывается на жёсткий акцент водитель и начинает что-то бормотать на своём заморском.

Может быть, починить автобус для начала? — предлагаю пока ещё вежливо я.

Да я не знаю как! — восклицает, чуть ли не рыдая, мужчина и хватается за свою медленно лысеющую голову.

Опять же, чудесно! Просто чудесно!

Стоим мы так минут десять, пытаемся разобраться: мужская половина автобуса по очереди ковыряется в капоте, а женская по очереди покрывает всех вокруг своим возмущением. Некоторые, вижу, не стали ждать и просто пошли пешариком дальше.

А ведь я тоже так могу! Осталось-то тут сколько, пара десятков километров, ха? Мы ведь с этого поворота на машине обычно минут 15-20 ехали, не больше. А надеяться, что этот автобус когда-нибудь заведётся и поедет нет смысла — и желания, и времени. Ведь мне надо срочно домой! Меня ждут на вечеринке по случаю дня рождения дяди. Дяди! Это важно. Я и так припоздала, из-за учёбы и долгов по ней вынуждена была поехать позже Этана, сама. Если простою ещё несколько часов на этом месте, с ума сойду, честное слово.

Так что, плюнув на всё это безобразие, трогаюсь вслед за группой, кажется, друзей, предположительно в сторону нашего ранчо. Я ведь дорогу знаю, сколько раз мимо проезжала! Да и так, с людьми, хотя бы морально легче, будто бы безопаснее. Но всё равно держусь самого края, слегка сходя с асфальта, чтобы не дай боже пасть жертвой какого-нибудь деревенского водилы.

Тем не менее, хоть я и иду, такое ощущение, будто бы дорога вместе со мной этого не делает. Вокруг все такое однообразно глухое, тёмное, непонятное, что я сначала вообще сомневаюсь, правильно ли вообще автобус изначально завернул. Но потом убеждаю себя, что те кусты растут не везде и, вообще, это просто усталость сказывается, именно она! И, возможно, страх. С него и начинаю названивать Этану, а потом дяде, тёте и всем остальным, но те, сучки, трубки не берут. Напились уже, небось, без меня, да? А вот у меня телефон сел, как мило, правда?

Через какое-то время краем глаза замечаю, что группа друзей, шедшая впереди, вдруг начала сигналить машинам, иногда проезжавшим мимо, и в итоге все-таки поймала одну. Быстренько уселась и поехала вперёд. А я, всё ещё идущая позади, смотрю им вслед и грущу. Ну и боюсь. Иду ведь уже долго, а теперь ещё и одна...

Подумав-подумав, решаю, что, может, и мне самой стоит поймать попутку. На случай с попаданием в машину к маньяку-насильнику запастись тяжелым камнем, положить его в сумочку, а потом камень поменьше взять в кулак и вытянуть руку. Подождать, пока ко мне не подъедет первая машина. И, наклонившись к окошку, сказать:

Здрасьте! Не могли бы вы... подвезти? Здесь недалеко, 4-ая Эйрмилл Лейн. Я заплачу.

Отредактировано America Wood (2020-12-07 11:49:04)

+4

3

Крупная, волосатая муха цвета «благородный скарабей» остервенело бьется о стекло изнутри. Она извивается, жужжит и не оставляет своих глупых попыток. И есть за что - за окном-то вся непрожитая, бурлящая, местами сладко пахнущая (до рвоты) жизнь.
- «Тупое насекомое.» - не менее тупой и сам я, но озвучивать это совсем не обязательно, от этого еще паршивее.
Звуки мухи наконец начинают нервировать меня, и я прибавляю громкости на пыльной магнитоле. Радио шипит, но играет в удовольствие.
«На Венди было синее платье – Дэнни считал его самым красивым на свете. У платья был матросский воротник, и из-за этого Венди выглядела совсем молоденькой – ни дать ни взять девчонка, оканчивающая колледж. Папа все время клал руку ей на ногу, много выше колен, а она, без умолку смеясь, скидывала ее со словами: «Муха, кыш».»
- Муха, кыш. – повторяю я за возникшим ярко-синим воспоминанием и немного, но улыбаюсь. Насекомые не всегда были к беде, смерти или болезни. Но выглядели они и правда не ахти.
Какое приятное воспоминание и я с удовольствием щурюсь, поднимая стопу с педали газа и ощущая, как пикап катится сам с влажной от дождя горки вниз.
Это похоже на невесомость, на падение американских горок или пластиковых качелей с крупными кольцами цепей.
Дерри опять застал меня врасплох и это угнетало, но я шел по следу. Просто так разойтись, как в море корабли, более не представлялось возможным.
Возможно, это все мое «предназначение», только следуй «знакам» (например, дорожным).

- Только не спихни меня на встречную полосу.  - я ускоряюсь в пикапе, опережая не первой свежести автобус «Mainely travels». Водитель-перевозчик ведет себя слишком дерзко – чего только стоил его резкий обгон небольшой сельхоз техники, плетущейся по обочине несколько километров назад и никому не мешающей. Пыли и грязи поднял – на небольшое торнадо хватит.
А темное переливающееся насекомое все бьется о стекло, имея нескончаемый запас энергии. И чем быстрее едет пикап, тем быстрее она дергает своими соломенными, тонкими крыльями. Разгон до первой световой?
(зря старается)
Открытое окно не здесь, но рядом. И одновременно слишком далеко, как ответы на вселенские вопросы (курица или яйцо?).

Пустой топливный бак дает о себе знать на приборной панели и мне приходится свернуть, провожая взглядом активно едущий, дышащий мне в зад автобус. 
- Реально когда-нибудь догоняешься. – чертыхаюсь я и выдыхаю.
Кто ж знал, что «когда-нибудь» настигнет автобус и водителя слишком скоро, через несколько десятков километров. Но расплачиваться придется в том числе и пассажирам.

Пластиковый стаканчик с подкрашенным соком крепко сидит у меня в руке, когда я на заправке сажусь на водительское, мягкое сиденье. У меня на стакан свои планы – пополнить его содержимое кое-чем из бутылки, купленной отдельно.
Пикап заводится, довольно и сытно рычит. Но я не слышу этого – мне мешает резко возобновившееся жужжание.
- Ты прикалываешься, да, подружку привела? – теперь насекомых двое. И я остаюсь в меньшинстве.
Главное не придаться черным, гнилым и пугающим воспоминаниям – «мухи покрывали все ее лицо».
- Да пошли вы. – я резко стартую.
(это всего лишь навозные мухи, прилетевшие на запах «дерьма».)
Необходимо вернуться на проложенный курс с низенькими деревьями, устилающими все тут и там.
Поломавшийся лихой автобус я не заметил, повернул не там и пришлось импровизировать под дождем. Топографический кретинизм, что поделать. Но на нужную дорогу я все-таки выехал, ха.

«4-ая Эйрмилл Лейн» – это пришлось повторить Америке еще два раза. Предыдущим останавливающимся машинам с ней было не по пути (то ли реально, то ли по надуманным причинам или внешнему виду оторвы-ребенка).
Никто не хотел стать жертвой-преступником, которого обвинят в сексуальных домогательствах до подростка. А последние были такими - пронырливыми шантажистами. 

Наклоняться к окну зеленого пикапа Америке не пришлось, наоборот, ей нужно было встать на носочки и попрыгать.
- Что ты тут забыл, а, зеленый фонарь? – произношу я четко свою «гениальную шутку», рассматривая с водительского места зеленую кепку через опущенное стекло. Именно ее я и заметил проезжая мимо, но, по правде говоря, не только.

- «…напились уже, небось, без меня, да?» - именно эту мысль я вычленил, словил головой, проезжая мимо деревьев и подростка на дороге. Останавливаться если честно я не планировал – мне было и так прекрасно в своей и насекомой компании.
Но горечь, в которую была обернута, эта мысль сработала «против» меня и «за» небольшой процент алкоголя в моей крови. В стакане из-под сока оставалось все меньше сока и больше иной прелестной «воды». 
Я затормозил, включил задний ход и направился обратно. Мухи не обрадовались, но здесь главным был я.

- Запрыгивай, вечеринку пропускать нельзя. – язык мой никогда не был мне врагом, но порой городил лишнего.
– Бесплатно. – произношу я дополнительно и совершенно специально. Лишние вопросы, как и лишние мухи, мне здесь были ни к чему. А слово "бесплатно" умело сглаживало углы и вообще-то было на американской земле магическим.

Отредактировано Dan Torrance (2020-12-28 22:28:43)

+2

4

Репетируешь ты, значит, репетируешь, выражения заранее приличные подбираешь, готовишься дружелюбить, словом, стараешься вся, а когда долгожданная возможность-таки подворачивается, буквально открытым окошком к тебе подъезжает, причём задним ходом, вдруг теряешься. И задний ход этот кажется тебе дюже подозрительным, и заплывше-заросшая мордашка дяденьки, выглядывающая из окна, тоже. Даже сама машина — большой, грязноватый пикап, что ростом выдался, разумеется, куда выше тебя — своими четырьмя колёсами и мягкими сиденьями более не особо привлекает. Как, впрочем, и те, что проезжали до этого. Да, они были пониже и почище, может, парочка из них даже остановилась, но ни с одной не срослось. Либо пугали тебя, либо пугала ты.

А у этого вроде и глазки добрые, охотливые, и... подкаты не очень мерзкие...
Что ты тут забыл, а, зеленый фонарь?
А, главное, какие глубокомысленные!

Стою вот рядом на носочках, унижаюсь, колыхаясь на ветру, молчу. Зарывшись в ветровку, спрятавшись под кепку, в окошко настороженно гляжу. Пытаюсь разобрать черты его лица. Чтоб если уж и не запомнить, то хотя бы разгадать заранее в нём личину какого-нибудь маньяка. Вижу, правда, мало за отросшей щетиной, но — честно! — как же дико хочется уже домой!

Запрыгивай, вечеринку пропускать нельзя.
Дверца тут же щёлкает, медленно начинает открываться — непроизвольно придерживаю её одной рукой, хватаюсь за неё, с носочков чуть ли не падая, и пару секунд долблюсь взглядом перед собой, в салон. В тихо нарастающем недоверии, тем не менее, отмечаю, что машина-то самая обыкновенная внутри: ни следов крови тебе, ни обмоченных трусиков в карманах двери. Если уж и мучитель-злыдень какой, то точно образцовый — молодец, так сразу и не придерешься!

Только эта фраза не даёт покоя. Может, конечно, у них тут одни танцульки на весь тауншип, о которых знают все в округе, или просто Марк организовал небольшую массовую рассылочку в этом году, но о таком не знаю я и, пожалуй, знать не хочу. Больно это всё подозрительно. Ещё более подозрительно то, что я до сих пор этому безобразию подыгрываю. Ни разу даже не огрызнулась, не послала, смотрите-ка. Любопытно. Удивительно.
Бесплатно, — уточняет он, и от такой демонстративной щедрости меня аж чего-то всю передёргивает. Ведь бесплатно — значит в долг, а в долгу у взрослого мужчины-попутчика, с виду не первой свежести, оставаться ой как неудобно. Особенно, если ты не просто в долгу, но и в его пикапе...

Знаете, — выдаю, наконец, я, потупив перед этим пару секунд — была в процессе обработки полученной информации, — одну секундочку...
Тактично улыбнувшись, отстраняюсь от двери, разворачиваюсь в том направлении, откуда шла, против движения, и шустрю в обход машины, так, чтобы встать лицом к её крупному зелёному заду. Одними губами зачитываю заветные номера, вкладывая в них, как в молитвы какие, всю свою душу, всю свою искреннюю веру в светлое, благополучное "завтра".

MAINE72382 PU Vacationland

72382 пи-ю, 72-3-82 пи-ю,
— и, не переставая повторять их то и дело про себя, спешу обратно, к своему маньяку.
Заваливаюсь в салон, закрываю за собой деликатно дверь, но пристёгиваться не спешу. Краем глаза наблюдаю за реакцией водителя, тем временем, сама выуживаю демонстративно из кармана мобилку. Сдохшую мобилку, конечно же, но для создания важного, нужного вида пойдёт и так.
Спасибо, что согласились подвезти. Правда, тут совсем недалеко. Меня уже заждались, — невинно улыбаюсь, параллельно выстраивая цепочку будущей лжи в своей голове.

Папа говорил: единственное, чего боятся взрослые мужчины — другие взрослые мужчины, готовые надрать им за тебя зад. Намекни на то, что в случае чего тебя будут искать большие деревенские отцы-братья-дяди-знакомые-фермеры, так желание у любого всякое сразу отпадёт.
Вот, хочу, чтобы желание отпало и у этого.
Алло, па-а-ап! — и не важно, что он умер всего пару месяцев назад, ведь главное — это авторитет, или хотя бы его иллюзия. — Я тут попутку поймала, скоро буду, не переживай. — Кошусь тихонько на незнакомца, кажется, уже заводящего двигатель, в надежде, что не выгляжу с этой сдохшей мобилкой в руках полной дурой. Хоть бы не раскусил, ну пожалуйста! — Номер? — куда ещё более очевидно, правда? — Да, сейчас кину смс-кой, ладно? — веду увлекательный диалог с тёмным экраном и даже не краснею. Актриса во мне великая пропадает, ей богу.

Понагоняла, в общем-то, чутка напряжения, понаставила искусственных барьеров (как положено, "отписала" смс-очку, пряча телефон за сумкой, что устроила у себя на коленях), теперь можно и откидываться — в буквальном и переносном смыслах. Откинуться на сиденье, с чистой совестью, зная, что теперь откинуться в тот мир могу в любой момент. Ничего больше не поможет. Остаётся только послушно пристегнуться, снять для приличия кепарик и попытаться прожить следующие 10-15 минут.

Но ведь просто сидеть и молчать дико скучно, разумеется! Надо как-то и себя развлечь, и поддержать беседу.
Вспоминаю тут одну игру, где нужно было проехаться с десятью незнакомцами и умудриться не умереть от рук одного из них по дороге. Получилось у меня демку пройти не сразу, кажется, дико пересралась с самого начала, но со временем наловчилась — сейчас могу похвастаться богатым опытом общения с... потенциальными убийцами. Это дело, знаете ли, такое, тонкое. Главное — говорить мудро и по делу, грамотно расставлять акценты. Так может и убийца сам испугается. На крайняк можно попробовать выброситься на ходу из машины. Тоже, говорят, помогает.

А вы местный, да? — улыбаюсь, неловко то и дело на мужчину поглядывая. Правильно подобранный тайминг подглядывания в подобных делах — залог успеха. — Имею в виду, что... и о вечеринке знаете, и... шутите неплохо, — краем глаза ухватываю какое-то непонятное движение у зеркала заднего вида. И не зря, ведь на этом зеркале действительно мельтешит, висит, кувыркается стройная полуголая женщина. Не настоящая, конечно же, тьфу-тьфу-тьфу, но ароматизирующая. Практически ёлочка. Удивляться ей не приходится, хотя колориту, бесспорно, добавляет.

Кстати, колорита в машине, оказывается, и без того предостаточно. Чем дольше в ней сижу, тем больше нахожу. Тем больше чувствую запахов, не самых приятных — оттого ещё чаще кошусь на незнакомца, а потом и на этот зловещий бумажный стаканчик, что стоит между нашими сиденьями. И на перекатывающиеся туда-сюда внизу, бьющие по кеду пустые банки пива.
Ещё и мухи разлетались. Труп в бардачке?

Паршиво.
Очень паршиво.

72... 72... 723 пи-ю, 7238...82 пи-ю?
Номера медленно начинаю забывать. И, кажется, чуть-чуть паниковать. Совсем чуть-чуть.

А ещё, вот, знаете, интересно кое-что. Вы знаете, как именно до Эйрмилл доехать? А то я, вот, знаете, не совсем.

Отредактировано America Wood (2021-01-15 23:57:19)

+1


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [10.06.2020] road to the past


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно