Администрация: kaidan cain
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Мэри, Майкл, Леон, Стефани, Рэджи
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [31/08/94] a m p h e t a m i n e


[31/08/94] a m p h e t a m i n e

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

a m p h e t a m i n e

boston, beach party — end of summer'94
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/335/t545377.png

Henry & Archi as Alex

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/335/t873126.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/335/t568435.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/335/t56012.gif

почему тебе это нравится, издеваться надо мной?
некоторые вещи, как мет - вызывают привыкание

Отредактировано Henrietta Johnson (2021-01-04 08:23:25)

+3

2

[indent] Каменные, наполовину разрушенные ступеньки давно заросли  высокой травой, потому приходится прикладывать усилия, чтобы не оступиться, пусть и помню каждый обвалившийся участок. Раскаленный диск солнца слепит, вызывая блики перед глазами – душно, жарко – чувствую, как на лбу проступают капельки пота, но я сильнее сжимаю пальцами, натянутые на ладони рукава объемной плотной сине-серой рубашки в клетку. Моргаю, аккуратно становясь стопой на очередной выступ. Двигаюсь скованно, как деревянная –  все тело ноет и саднит, а кости ломит от нехватки кальция – из-за боли в желудке не могу есть, потому горьковатый привкус желчи дает о себе знать. Сглатываю.

[indent] Наконец-то оказываюсь внизу, с прищуром глядя на «тихие» волны океана и людей, охлаждающихся в такую жару в воде. Редкие чайки кружат в надежде полакомиться едой, которую отдыхающие принесли с собой. Протяжно выдыхаю – помню, как в раннем детстве, когда мне было года четыре, а может уже и пять, мадам Томсон взяла меня с собой и ее внуками на пляж. Тогда я слепила песчаный замок, который простоял до вечера, пока волны не стали больше и не смыли его. Кажется, я сильно расстроилась. Это и все, что мне удалось запомнить о том дне – не уверена даже, купалась ли в океане хотя бы раз. Старательно выдыхаю, желая избавиться от тяжести в груди. Бросаю очередной сожалеющий взгляд на манящую воду, невольно облизав пересохшие губы, и сворачиваю направо, в сторону старого и заброшенного маяка.

[indent] Никто не знает, почему его вывели из эксплуатации и как давно он в таком состоянии – на истории как-то упоминалось, что долгое время, после закрытия торгового порта, он служил жилищем для последнего смотрителя. Вряд ли даже кто-то вспомнит его настоящее имя, но дети любят рассказывать страшилки об этом месте, придумав однажды увлекательную «городскую легенду». Немного мистики и «обычное» с легкостью превращается в «особенное». Мой район – маленький, затерявшийся на карте Бостона среди других, более крупных и ярких.  Он, как я. Не выделяется из «толпы», в его названии нет ничего экстраординарного, да и жители совершенно безликие, любящие травить байки про заброшенный маяк, называя те времена кровавыми и темными. Иду медленно, проваливаясь кедами в разгоряченный песок. Никогда не верила в это – наверное, потому что много времени провожу на старом маяке. Впервые услышала  страшилку в летнем лагере, куда мне пришлось поехать – миссис Паркер считала, что подобное мне пойдет на пользу и я благодарна ей за такую возможность. Несмотря на дискомфорт из-за большого количества людей вокруг, это была возможность на месяц сбежать из своего личного ада. Тогда, в ночь ужасов, кто-то из ребят и рассказал про «маяк на детских костях».  Не помню всех деталей, потому что мне сложно концентрироваться на длинных монологах. Помню размытыми обрывками о том, как последний смотритель сошел с ума, когда его жена, потеряв ребенка, покончила с собой, прыгнув со скалы. После этого случая в городе начали якобы пропадать дети, а их кости, якобы, до сих пор захоронены под маяком. Тот мальчик еще добавил, что раз в месяц слышен их плач, и неприкаянные детские души бродят рядом с маяком с жаждой отомстить, а присматривает за ними та самая жена смотрителя.

[indent] Может, об этой легенде никто бы и не вспомнил, если бы пару лет назад внутри не нашли труп пьяницы Бэна Уитмора с неестественно выгнутым туловищем. Я обнаружила его – до сих пор помню его бледно-серо-коричневую кожу и смотрящие в «никуда» стеклянные, с голубоватым оттенком белков, зеленые глаза, но трупный запах вызывал тошноту – меня вырвало. Правда, выглядел он умиротворенно, а я почувствовала укол зависти. Думаю, он стал жертвой собственной неуклюжести и алкогольного опьянения, а не призраков, которые снова «ожили» в воображении местных детей благодаря кончине мистера Уитмора.

[indent] Останавливаюсь у блекло-красно-серой двери – алую краску все еще можно кое-где заметить на полущенной поверхности. Давлю на грудную клетку, унимая частое дыхание – раскаленный воздух обжигает легкие, а во рту все пересохло. Резко с шумом выдыхаю, упираясь ладонью о горячую стену, а после с трудом, поморщившись от резкого жжения под лопаткой, вытягиваю железный прут, служащий замком. Дверь со скрипом поддается, и я ощущаю прохладный, пропитанный сыростью, воздух, который тут же вырывается из здания. Глубоко дышу через нос, сильно сжав губы, чтобы не вскрикнуть, пока снимаю рюкзак. Пальцы пронимает дрожь из-за болезненной волны по всему телу. Трясущейся рукой расстегиваю молнию и вынимаю немного черствый хлеб с обрезками колбасы, и недоеденный мной пару дней назад пирожок с вишней. Кладу все в жестяную банку из-под консервов. На пляже живет бродячий черный пес, и я его по возможности подкармливаю с двенадцати лет. Как начала ходить сюда, так мы с ним и «подружились» - он хороший слушатель и не особо перебирает в еде. Опускаю скептический взгляд на его «обед», который сегодня ему перепал – пирожок с вишней он точно не станет есть. Вряд ли собаки такое едят, верно? Подталкиваю баночку ногой ближе к входу, чтобы чайки не растаскивали.

[indent] - Черныш, - зову, хоть звучит недостаточно громко, не получается набрать много воздуха в легкие. Осматриваюсь, надеясь не привлечь ничьего больше внимания – на маяке находится не то, чтобы запрещено, но могут и прогнать – взрослые считают его небезопасным местом, которое давно пора сравнять с землей. Мне нравится то, что многие дети обходят его стороной из-за «страшилки» или запретов родителей, а остальным просто неинтересно, потому что в детстве облазили его вдоль и поперек – редко здесь бывает кто-то, кроме меня и Черныша. Правда, некоторые пары все же используют маяк для своих нужд. Передергиваю плечами, тряхнув головой и обхватив себя руками, протяжно вздыхаю. Снова зову и жду несколько минут. Волнение тошнотой подступает к глотке. Никого. Если бы могла, то забрала бы его с собой – каждый раз переживаю, что его отловят или дети станут издеваться, а запирать на маяке опасно, ведь неделями могу не приходить – пляж далеко от моего дома, хотя кому-то это расстояние покажется ерундой, но у меня не всегда хватает энергетических запасов сюда добраться.

[indent] Подперев дверь камнем, чтобы не закрылась, вхожу внутрь, ощутив желанную прохладу. Не хотелось бы запускать сюда жару, но так я смогу увидеть, не объявился ли мой четырёхлапый друг. Я редко поднимаюсь на самый верх, остаюсь в домике, который, скорее всего, раньше и был жилым, потому что здесь в одной комнате стоит железная кровать с пружинным дном, прогнивший от сырости деревянный стол. Здесь есть даже сейф, который прочно заперт, а в другой комнатушке – что-то похожее на кухню. Стены в трещинах, местами даже осыпаются – все в паутине трещинок и рыжеватых разводах, потому что потолок протекает, когда идет дождь. Я бы хотела жить здесь, а не возвращаться… домой. Мама была в таком состоянии утром, что не смогла дойти даже до туалета, а после открыла новую бутылку паленого «виски», который гонит Эрни в своем гараже. В последнее время все чаще замечаю, что ее кожа желтоватого оттенка – думаю, проблема в печени. Попросила меня сходить ей за сигаретами, а я ушла сюда – Джон должен вернуться не скоро, после смены в мастерской. Обычно, он по субботам, после работы, идет пить с дружками в бар, возвращается под утро и тогда… Его агрессия обрушивается на меня – знаю, что будет больнее, чем вчера – приподнимаю одно плечо, под лопаткой все еще обжигает свежий порез.

[indent] - Прячешься от меня, Генриетта? – резко оборачиваюсь, из-за чего в глазах на мгновенье темнеет, но не нахожу источник звука. Часто и растерянно моргаю. Сердце панически колотит. Он на работе, Генри, его здесь нет.

[indent] Не замечаю, как глаза наполняются соленой жидкостью. Шмыгаю, вытирая нос рукавом рубашки. Облизываю пересохшие губы – забыла на кухонном столе бутылку с водой.

[indent] Беру альбом и заканчивающийся графитный карандаш из разваливающегося ящика стола, и кое-как, избегая резких движений, сажусь на дощатый пол в позе «йога». Листаю свои рисунки, которые сложно назвать красивыми или талантливыми – многие из них похожи на творчество психически нездорового человека. На чистом белом листе начинаю бездумно водить карандашом, получая резкие, обрывистые линии – проекция моей боли. Не сдерживаю судорогу, всхлипывая. Не уверена, как долго так сижу. Совершенно теряю счет времени. Часто поглядываю в сторону двери – Черныш так и не появился, а моя тревожность усиливается, царапает изнутри.

[indent] - Зачем ты это сделала? – звонкий детский голос отскакивает от стен. – Убила его, убила его, убила его... А Генри убила пьяницу Уитмора. Убила, убила, убила…

[indent] Не понимаю, это была не я. Он был жив. Они смеются, бегая вокруг меня, продолжая напевать. Перед глазами все плывет и кружится. Стараюсь разглядеть, но не вижу их лиц. Жадно хватаю воздух, он застревает в горле, и я надрывно кашляю, давясь им. Захлебываюсь. В затылке отдается резкой болью. Дрожь и холод пронимают все тело – ощущаю легкое мягкое прикосновение к плечу. Цепенею, скованная спазмом страха, не в силах оглянуться. Но не чувствую привычной боли от касания. Давление стучит в ушах, а голоса девочек в белоснежных платьях сливаются в белый шум.

[indent] - Генри, милая, почему ты не осталась с нами? – звучит нежный, обволакивающий женский голос. – Тебе бы было с нами хорошо, - проглатываю скопившуюся жидкость во рту, а по спине проходит крупная волна дрожи. – Я бы заботилась о тебе, - ладонью гладит по волосам. – Мои дочки красивые, правда?

[indent] Зажмуриваюсь до боли в глазах, а когда открываю их, резко отшатываюсь назад, но женщина с силой сжимает мое плечо, заставляя смотреть в их пустые глазницы, а рот их зашит черными нитками. Сглатываю. Как они смеялись и говорили? Озадаченно оглядываюсь на женщину, которая печально улыбается мне. Проводит тыльной стороной руки по моей щеке.   

[indent] - Оставайся с нами, милая, - касается пальцами губ, и внезапно весь воздух исчезает, его словно выкачивают из моих легких. Задыхаюсь. Панически мычу, мотая головой, а глаза застилают слезы.

[indent] Резко распахиваю мокрые веки, упираясь взглядом в потолок. Тяжело дышу, растирая грудную клетку. Одежда прилипает к телу из-за пота. Как же жарко, но я дрожу. Это сон, просто сон – стараюсь отдышаться – ненужно было вспоминать про легенду.

[indent] - Почему ты сопротивляешься? Твой папа мне рассказал ваш маленький секрет, - вздрагиваю, поднявшись на локтях – взгляд с трудом фокусируется на Бэне Уитморе, собутыльнике мамы, невольно касаюсь пальцами нижней губы, осознавая, что она саднит и жжет – на подушечках пальцев остается алый след, а слезы безостановочно текут, капая с подбородка. В ужасе смотрю на мужчину, отползая к стене.

[indent] Моргаю, легкие часто сокращаются – мысли путаются, а паника накатывает. Обхватываю голову руками и сжимаю веки до черных пятен – не хочу видеть.

[indent]  - Смотри на меня, - сдавливает горло, а я глотаю воздух с широко распахнутыми и слезящимися глазами – Джон довольно улыбается, ведь я принадлежу ему.

[indent] Он всегда заставляет смотреть на него, прямо в глаза. И поэтому я избегаю зрительного контакта с другими. Он отобрал у меня даже это.

[indent] Не знаю, как давно проснулась, как долго я, находясь в сознании, была заперта в своей голове – просто в какой-то момент взгляд стал осознанным, но мне до сих пор тяжело дышать. Сонно моргаю. Чувствую тяжесть в области живота, а сквозь пальцы пропускаю шерсть. Медленно опускаю глаза – черный пес спит, уложив голову ко мне на живот.  В сознании все еще пульсируют остатки моего сна, надрывные воспоминания из прошлого, смешанные с бредом подсознания, а сердце громкими и давящими толчками бьется о ребра. Внутренности выкручивает до привкуса рвоты на языке. Поглаживаю пса – это помогает успокоиться. Я боюсь спать – мне никогда не снились хорошие сны.

[indent] Только сейчас понимаю, что уже стемнело, а со стороны пляжа гремит музыка и запах костра царапает в горле. Не удивляюсь пляжной вечеринке, ведь сегодня последний день лета и, скорее всего, даже из пригорода приехали ребята. Приходится присесть, тем самым потревожив сон Черныша. Его глаза сразу же «загораются» в темноте, а я треплю его за ухом. Не могу разглядеть, съел ли он то, что я принесла. Зеваю, создавая дискомфорт в ребрах. Все тело затекло. Который час? Хмуро осматриваюсь – вряд ли скоро рассвет, правда?

[indent] - Что же, малыш, мне пора возвращаться, - снова чешу его за ухом, шумно выдыхаю и поднимаюсь на ватные ноги, пошатнувшись. На секунду голову уносит. Из-за довольно долгого сна на твердом полу  тело саднит сильнее, чем до этого, словно меня избивали весь день палками.

[indent] Ломаными движениями поправляю майку под рубашкой, вздрогнув и со свистом втянув воздух через рот от усилившегося жжения, когда ткань отклеивается от свежей раны.

[indent] Оставляю альбом на полу – меня не беспокоит, что кто-то может увидеть уродливые рисунки. Есть только одна вещь, которую здесь желательно никому не находить, но она спрятана под скрипящей половицей в самом маяке – мой личный дневник, в который иногда делаю записи. Идея Мелиссы, школьного психолога. Пропускаю вперед Черныша, который убегает куда-то в сторону города, и запираю дверь на «замок», споткнувшись о пустую консервную банку.

[indent] Останавливаюсь, подняв голову, к усыпанному звездами, небу – каждый раз поражаюсь, глядя на эти бесчисленные точечки, какая же огромная наша Вселенная. Вдыхаю ночную свежесть, а легкий ветерок со стороны океана расслабляет напряженные мышцы. Меня все еще трясет, после увиденного во сне.

[indent] Джон вернется около пяти утра. Медленно бреду в сторону пляжа – волны сейчас шумные, беспокойные, как и музыка у большого костра. Желудок сводит от голода, а во рту сушит из-за жажды, которая никуда не исчезла за время сна. Стопы проваливаются в песок, потому мне тяжелее двигаться, хотя все остальные, кажется, так легко ходят. Всматриваюсь – здесь в преимуществе своем старшеклассники. Искры огня разлетаются, и я по-детски завороженно смотрю на это, подняв голову, а слабая улыбка касается губ.

[indent] - С чем будешь прощаться? – отшатываюсь, а после застываю, потупив взгляд. – Я про костер, - кошусь в сторону на источник звука, но молчу, дергая рукава рубашки. –  Все сжигают что-то связанное с тем, о чем бы хотели забыть. Я вот решил избавиться от этой херни, - показывает шейный корсет, и я краем глаза замечаю улыбку парня. – Зимой вылетел с дороги из-за гололеда, - объясняет, поднося стаканчик к губам. – Так что на счет тебя? – отпивает, ощущаю его выжидающий взгляд на себе.

[indent] Непонимающе моргаю, глядя то на шейный корсет, то на языки пламени. Себя? Я бы бросила туда себя. Несильно кусаю внутреннюю сторону щеки, натягивая рукава рубашки на ладошки. Парень все еще ждет ответа, а я начинаю нервничать рядом с ним. Он выглядит незнакомо – кажется, я не видела его раньше в школе, хотя могла просто не запомнить. Может, он из тех студентов?

[indent] - Впервые здесь или...? Выглядишь знакомо, – вдруг снова спрашивает, а я дергаюсь от неожиданности. – На вечеринке, - наверное, видя мою не пропадающую растерянность, снова решает пояснить. – Я – Крис.

[indent] Не понимаю, почему он вообще со мной разговаривает. Обхватываю себя руками, жалея, что не надела поверх еще кофту – некомфортно. Ему скучно? Но все же коротко киваю, сухо сглотнув и смочив потрескавшиеся губы кончиком языка, замечая, как разливают пиво из бочонка по стаканчикам. Жажда сводит с ума. Медленно опускаю глаза на протянутый маленький пластиковый прозрачный стаканчик с ярко-зеленым веществом внутри. Он все еще здесь?

[indent] - Попробуй, это вкусно, - заверяет, и я зачем-то беру протянутый «напиток». – Я так понимаю, своего имени ты мне не скажешь?

[indent] Молчу, он вне моей концентрации. С интересом верчу стаканчик в руках, разглядывая – это желе – с удивлением подмечаю, но не понимаю, как его нужно есть. Новый жест рукой Криса привлекает внимание – парень приподнимает стаканчик, словно демонстрируя мне, а после резко опрокидывает, несколько раз тряхнув и разжевывает, улыбнувшись. Покусываю нижнюю губу, не решаясь, но все же запрокидываю, пусть и не так ловко получается, как у парня – желе частями оказывается во рту. Пережевываю довольно долго, чувствуя сладковатый яблочный вкус.

[indent] - Очень сладкое, - негромко констатирую, глупо улыбаясь и глядя в пустой стаканчик, а он протягивает новый с красным желе, и я его опрокидываю, но стоило это сделать, как  кривлюсь от ярко-горького послевкусия, которое сменяет вишневую сладость. Что это такое? Незнакомец смеется, говоря что-то о том, что я забавная, но не слушаю, сосредоточившись на своем восприятии выпитого минутой назад. Там, наверное, был алкоголь? И в предыдущем тоже? Хмурюсь, вызывая болезненные ощущения в лобной части. Никогда раньше не пробовала алкоголь, несмотря на всеобщее мнение обо мне и о том, как сильно я похожа на свою мать.

[indent] Так ничего и, не сказав, направляюсь в сторону пикапов-«фордов», на которых стоят коробки и бочонки – может, там есть вода? Хочу избавиться от ужасного вкуса во рту. Мне не по себе. Зачем вообще остановилась, зачем брала это желе? Нужно уходить отсюда, если Джон узнает... Не сразу замечаю, что больше не ощущаю боли в теле и ломоты в костях. Притормаживаю, старательно фокусируясь, но голову слегка уносит в сторону, а огоньки кажутся слишком яркими, размытыми. Такими красивыми. Голоса и музыка сливаются. Медленно моргаю – безрезультатно, зрение не становится четче. Не должно же так быстро подействовать, правда? Сколько времени прошло? Минут пять, десять?

[indent] Взгляд цепляется за большой пластиковый стакан, который цепко сжимаю слегка дрожащими пальцами. Откуда…? Тошнота подступает к горлу. Осматриваюсь, обнаружив себя у скал, куда музыка едва доносится. Вкус во рту уже не такой противный – с опаской делаю глоток и с трудом проглатываю газированный напиток, зажмурившись. Ненавижу газировку – она странно щиплет в носу. Интересно, в ней тоже есть спиртное? Бесцельно бреду вдоль берега, периодически оступаясь и едва не падая. Все кажется таким… другим. Останавливаюсь. Поднимаю правую руку вверх, улыбаясь шире, ведь не чувствую раны под лопаткой. Опускаю, ударяя себя по бедру и вздохнув. Жаль так нельзя, чтобы было постоянно. Всматриваюсь перед собой – осознание тягучее и медленное.

[indent] - Ой, - довольно громко слетает, и я зажимаю рот ладошкой, сдерживая неконтролируемый смех и разворачиваюсь, быстро, насколько возможно, удаляясь от девушки с парнем в противоположную сторону – кажется, у них все подходит к логическому завершению.

[indent] Щеки горят то ли от стыда, то ли от выпитого. Опустошаю свой стакан, поперхнувшись. И снова время просачивается сквозь меня, подобно песку. Ледяная вода накрывает кеды, вызывая покалывающей мурашки на коже. Океан притягательный - особенно, в ночное время суток – я ведь никогда не плавала. Еще один шаг. Высокие волны разбиваются о берег, намереваясь сбить меня, но я удерживаю равновесие.

[indent] - Здесь все то же… то же, что и прежде, - все это время негромко проговариваю стих, который откуда-то знаю, а может это мое воображение? - Здесь напрасным кажется мечтать.

[indent] Мычу себе под нос, оглядываясь как-то заторможено на голос, который медленно проникает в сознание, и я сержусь, хмуро врезаясь в парня взглядом, ведь он отвлекает меня от важного занятия. Фокусируюсь на лице – долго анализирую, пока не прихожу к выводу, что передо мной Алекс. Тот самый Алекс, который… Мысль рассыпается, словно паззл и я не могу его собрать – это злит. Дергаю головой.

[indent] - В доме, у дороги непроезжей, надо рано ставни запирать, - снова начинаю бормотать стишок, с серьезностью, но без какой-либо осознанности, глядя на Харта. - Тихий дом мой пуст и неприветлив… Он на лес глядит одним окном. В нем… кого-то вынули из петли и бранили мертвого потом, - отворачиваюсь от него, возвращая все свое внимание на темную воду, заходя глубже. – Был он грустен! – внезапно повышаю голос.  - Или тайно-весел, - неопределенно продолжаю. - Только смерть — большое торжество. И… и… мелькала тень его, - шепчу, а в носу внезапно колет – тугой ком подступает к горлу – соленая жидкость жжет в уголках глаз. - И часы с кукушкой ночи рады, все слышней их четкий разговор. В щелочку смотрю я: кто-то… что-то там… зажигают за холмом костер.

[indent] Джинсы промокают уже чуть выше колен. Дрожу, сжимая ладошки в кулаки. Зубы стучат от холода. Сильный толчок отбирает у меня опору, и я полностью падаю, а ледяная соленая вода накрывает с головой, выталкивая на берег. Откашливаюсь, когда волна уходит, и смеюсь, подняв глаза на парня.

[indent] - Холодная, - продолжая смеяться, отплевываюсь и комкаю пальцами мокрый песок, очередная волна накрывает меня по пояс. – Знаешь, ты похож на дурацкого Чеширского кота, - смотрю на него с улыбкой, но не в глаза. – Из «Алисы в стране чудес», - зачем-то уточняю, нахмурив брови, а уголки губ опускаются. – Он всегда меня пугал. Его улыбка, - старательно подбираю слова. – Она, как у тебя, - с какой-то детской непосредственностью заявляю – на самом деле он улыбается иначе, это лишь мое воображение. – Но ведь он не был плохим, – продолжаю рассуждать дрожащим от холода голосом. – А ты…, - стараюсь подняться на ноги, но очередная волна не дает мне этого сделать, и я просто сердито бью ладошкой по воде на берегу, создавая небольшие брызги. – Ты почему-то меня ненавидишь, - как-то обижено и рвано выдыхаю. - Не понимаю я этого. Я же ничего плохого тебе не сделала, - пожимаю плечами, отведя взгляд, продолжая сидеть на мокром песке. – Никому, - неслышно добавляю, глаза горят. Замолкаю ненадолго, а в голове продолжает крутиться стих: - И, пророча близкое ненастье – низко, низко стелется дымок, - бормочу, - Мне не страшно, я ношу на счастье темно-синий шелковый шнурок, - колотит. – Не знаешь, откуда это? - с любопытством и открыто смотрю на Алекса, на мгновение встретившись с ним взглядом. Серые. Осекаюсь, с шумом втянув воздух через нос.

[indent] Надо бы встать, но сидеть комфортней - голова не кружится, пусть и холодно, хотя вроде бы начинаю привыкать к температуре воды.

+1

3

[indent] - Да я понял, - закрываю дверь за собой. Мне не нравиться, что мама снова пытается меня уговорить поехать к ее родителям. Не скажу, что у меня есть какое-то отвращение к этим старикам, но все равно иногда мне кажется, что это лишь пустая трата времени и сил. Мне не нравиться проводить с ними время, не нравиться каждый раз выслушивать то, что мое имя неправильное. А еще выслушивать о том, что мы с сестрой получились не такими, как дочка старшей сестры матери. Наша тетя тот еще ядовитый фрукт. От чего у нас сложности в общение и с этой девчонкой. Мы просто всегда находимся в каком-то напряженном состояний. Мне не нравиться то, как она смотрит на меня и на Аню.
[indent] Ее сегодня не было дома. Верней, когда я пришел домой, то не застал ее там. Спрашивать ничего не стал, потому что мать была явно не в лучшем распоряжений духа, а с батей так вообще до сих пор напряженка, потому что я не стал заниматься тем, что нравиться ему. Футбол не моя стихия. Мне нравилось первое время, но потом я понял, что просто трачу время на то, что даже не является моей мечтой. Каждый подросток теперь понимает, что родители все свои мечты и желания, которые у них не сбылись, проецируют на детях. Мы с Аней не исключение. Не знаю, мечтала ли мама быть балериной, но вот у сестры это действительно круто получается. Но ко всему прочему ей приходилось тренироваться чуть ли не до кровавых слез. В то время я был маленький, но уже пытался заступиться за нее. Вне дома. Там в доме было все куда сложней, и не потому что у нас не понимающие родители, не потому что они тираны. Такого не было. Просто я привык не рассказывать им ничего. Мне было всегда важно их мнение и мне кажется, что я очень ведомый и сильно поддаюсь «общественному» мнению, как бы при этом не проявлял себя иным.

«Ты где? Покушала? Пойдешь на пляж к океану? Если что, чтобы в одиннадцать уже была дома и не смей заходить в океан. Увижу – сама знаешь, что будет».
[indent] Именно такое письмо я оставил дома. Знаю, что дуется на меня в такие моменты и, наверное, даже ненавидит. У нас бывают ссоры, но я боюсь просто за нее. Как бы она не старалась быть бунтаркой, я все равно переживаю и боюсь однажды прийти домой и понять, что никогда больше ее не увижу. Парни не так подвержены атакам маньяков или же сексуально озабоченных. А я прекрасно знаю, что происходит с парнями в моем возрасте. И папа знает. Поэтому мы с ним в этом очень солидарны. Мы всегда должны защищать нашу маленькую принцессу, которая всеми силами упрямится.
[indent] Вздыхаю. Обязательно посмотрю, будет она там или нет. Наверное, такое может кому-то не понравиться, но мне кажется, что сестра отчасти все же осознает причину моей заботы. Пусть лучше дуется, чем совершает ошибки. Я старший. Я должен за нее отвечать, это для меня очень важно. Подправляю свой кудрявые локоны и машу рукой соседке, что живет через забор. Она снова сидит около окошка и наблюдает. Либо она следит за мной, либо у нее какое-то странное увлечение, смотреть в окно. Серьезно. Хотя бы книгу почитала. Но увидев как я ей машу, она мигом скрывается за штору. Будто я не знаю, что она продолжает там сидеть. Дурочка какая-то. В школе я ее вообще не вижу. А, может, просто не замечаю. Странных лучше обходить стороной, как жаль, что она наша соседка. Слишком много думаю о той, кто вообще не имеет значения.
[indent] Было бы здорово уже водить самостоятельно. К сожалению, я пока себе это не могу позволить. Точнее могу, но я слишком поздно подумал о правах. Да и папа обещал машину, только если я хорошо закончу школу. Учиться я тоже не особа люблю, хотя я не считаю, что книги пустая трата времени. У меня много увлечений.
[indent] Погода сегодня замечательная. Я вроде и люблю жару, а вроде как и ненавижу. Не могу определиться, поэтому отношусь к ней больше нейтрально. В такие дни хочется валяться целыми днями под солнышком или купаться в бассейне. Единственное место, где я могу это сделать.
[indent] На мне надета черная футболка, а сверху я все же накинул не то пиджак, не то куртка, она легкая сама по себе и я, честно, понятия не имею, что это такое вообще. Планируя провести ночь возле океана, решил, что лучше иметь возможность снять, чем потом мерзнуть. Ненавижу особа холод. И ведь не скажешь по мне. Я привык к нему и могу спокойно терпеть, но мне куда уютней находиться под теплой одеждой или под одеялом. На тренировках я часто чувствовал себя слегка дискомфортно.
[indent] Сестра так и не ответила. А мне уже пора. Двигаюсь в сторону дома своего приятеля. Брат которого по идее и должен нас отвести на вечеринку. Можно и пешком, но это долго и я не хочу этого делать. Предпочитаю перемещаться на транспорте. Папа иногда сам отвозит, ну или мама на худой конец. Жду не дождусь, когда смогу купить для своей тачки всякие побрекушки и ништяки. Хочу купить себе обшивку, но из материала. Как-то я сидел у приятеля отца в тачке, где все было натянуто кожей. Мне было стыдно двигаться, потому что моя пятая точка словно издавала неприятные и непристойные звуки. А когда стало жарко, я стал плавать в своем же поту. Ужасные ассоциации.
[indent] Подхожу к дому приятеля. Мы должны были уже ехать, не понимаю, почему он не может хотя бы раз не опоздать. Собираюсь уже постучаться, но вижу какое-то движение в полу поднятом гараже. Вижу знакомые кроссы, поэтому направляюсь уже туда. Лучше обходить стороной его чокнутую мамашу, которая курит без остановки. Если она однажды умрет от рака, в нашем городе никто не будет удивлен данному происшествию. Ее часто за глаза домохозяйки обсуждают. Я живу в дорогом районе, так как мой родители состоятельные. Мама часто ходит на совместные посиделки с соседками, где они перемывают кости той, кто не пришел. Не раз заставал их у нас. Это отвратительно, но им больше нечем заниматься. Строят козни, разгадывают какие-то тайны. Сумасшествие. Женщина без работы – ни к чему хорошему не приведет. Это я уже понял. Поэтому не лезу в жизнь матери.
[indent] - Дэв, ты уже скоро? – слышу его бурчание, после чего со скрежетом открывается гараж. Там и его брат, который оценивающий смотрит на меня. Ну как же иначе. Только такой от него можно увидеть взгляд. Приятель улыбается виновато и просит сесть в машину. Причем, энергично так рассказывая о том, что у них что-то сломалось в машине. Какие-то аккумуляторы, или что там. В общем, я решил это все как-то пропустить мимо ушей и просто не воспринимать информацию. Она явно мне не нравилась, потому что я в ней не разбираюсь. Тачку я хочу, но во внутренности этого железного зверя – я полный ноль. Ставлю очередную заметку себе в голове, что надо хотя бы посмотреть пару видосов об этом. Но опять забуду. Если не запишу, то все равно забуду. Выдыхаю и приподнимаю бровь, когда слышу несколько раз свое имя.
[indent] - Ты что меня не слушаешь? – машину уже двигалась. Я упустил момент, когда мы выехали. Если бы не Дэв, то уже давно одел бы свои наушники и смотрел за дорогой, а тут просто отключился от реальности.
[indent] - Слушаю, - сухо отвечаю, после чего его внимание переводится в сторону брата. Они продолжают между собой разговор, иногда разве что поглядывая в зеркало заднего вида, чтобы посмотреть, что я там делаю на заднем сидений. Ненавижу сидеть на заднем. Меня немного мутит. А еще эта тачка пропитана чем-то вонючим.
[indent] - Эй, Джо, ты вообще моешь свою машину? 
[indent] Мы никогда не были в хороших отношениях. Даже несмотря на то, что он всего лишь на два года меня старше. Я сам уже не помню причину, но другу приходится часто выкручиваться как-то пытаясь нас хоть немного остудить. Ловлю очередной его злобный взгляд в отражений зеркала и усмехаюсь.
[indent] - Скажи спасибо, что позволил такому придурку сесть в нее.
[indent] Меня не задевают его оскорбления, поэтому я всего лишь пожимаю плечами. Если вестись на все провокации, то я бы уже давно сидел в какой-то там дурке и считал ворон через окно с решетками. нет, меня так легко не пробить, поэтому я замолкаю. Все же достаю наушники и засовываю их в уши. У меня плеер. Пусть я и разочаровал отца в своих действиях, все равно он продолжает нас баловать с сестрой. Хотя, мне кажется, что он мне его купил только потому, что это сделал для сестры. Я, конечно, не уверен. Но очень даже возможно.
[indent] Не успеваю дослушать песню, как чуть не врезаюсь головой об передней сиденье при резком торможении. все равно это просто ужасная машина. Не думая, открываю дверь и выхожу наружу. Дэв следует моему примеру. А я в это время выключаю наушники и убираю в карман темных джинсов. Пока он прощался, я еще умудрился пару раз потянуться и сделать несколько шагов в сторону.
[indent] На пляже уже набралось достаточно людей, хоть и не стемнело еще окончательно. Где-то в горизонте видно черное небо и даже мелкие звезды. Но над нами небо все еще сероватое. А с другой стороны он был еще светлей. Хотя солнце уже скрылось за горизонт. Дождавшись приятеля, мы вместе отправляемся в сторону шума.
[indent] Приехали и ребята из соседних городов. Последний день лета, а здесь самый красивый пляж. Да и одновременно все решили таким вот способом с ним попрощаться до следующего года. Мне не нравиться такой замут. Мне не нравиться, что все это происходит около океана. Неужели нельзя было придумать другое место? Каждый раз удивляюсь этому. Почему всех всегда тянет к соленой жидкости, которая скрывает в себе кучу опасностей. По телу аж мурашки пробегают.
[indent] Мы спускаемся. И мое настроение из угрюмого парня меняется на жизнерадостного ублюдка с высокой самооценкой. Дэв видит изменения. Ему не привыкать. Я не особа могу позволить себе быть пассивным. Безучастным или злым? Да. Могу себе позволить веселиться и шутить? Тоже да. Но чтобы угрюмый или грустный. Нет.
[indent] Вечеринка начинается не сразу. Постепенно. Кто-то приходит, кто-то уходит. Я же сижу недалеко от костра и разговариваю с друзьями по школе. Не стал бы я так сильно вкладывать в смысл в слово «друзья». Так просто уж получилось. Мы учимся вместе, живем в одном районе и у нас есть общее что-то, хотя, в тоже время ничего. Мы часть общества, которое вынуждено быть внутри своих же и каждый раз отступаясь, все может получиться очень плачевно. Каждый из нас понимает, что стоит одному отступиться, как остальные моментально нападут. Как голодные акулы на беспомощного человека. Все еще считаю, что не стоит лезть в воду, когда ты являешься человеком. Я иногда смотрел на то, что делают серферы и не понимал, почему им никто не объяснит, что это опасно и нет в этом ничего крутого. Откуда у меня такая не любовь к воде, я не знаю, но я плаваю часто в бассейне. Мы не любители с друзьями купаться в естественных водоемах (по типу озера, речки или океана). Поэтому никто особа и не догадывается о моей реакции. А я и не говорю. Лучше не знать об этом, иначе в последствий могут использовать против меня.
  [indent] Ко мне подсаживается девушка с рыжими волосами. Картина слегка меняется, потому что я ко всему прочему еще и пью. Мне весело. Очень. Так получается, что рядом со мной изначально была Реджина, но стоило ей поднять свою пятую точку, как вместо нее моментально уселась рыжая девчуля, с растрепанными волосами. Она стала рассказывать о том, что только недавно перевелась в нашу школу, что новенькая и вот хочет подружиться. Мне показалось, что она немного не в себе. Даже подумал о том, что она вообще под наркотой. Взгляд у нее слегка странный, но по итогу она отказывалась от алкоголя, пока я ей, кажется, не приказал. Я сам был уже пьян, чтобы контролировать подобные моменты. Мы просто напивались и разговаривали ни о чем. Приятное такое время провождение, ничего не скажешь. Все равно я чувствовал странность, которая меня никак не покидала. А она не могла остановиться. Выпивала буквально залпом все, что я ей только протягивал.
[indent] Повернувшись в сторону, я поймал на себе недовольный взгляд блондинки, которая изначально сидела рядом со мной. Я, честно, не знаю, чего она хочет. Такая непостоянная. Она все время обвивается около меня, но в тоже время каждый раз кричит громче всех. Среди девушек она не самая крутая, и это ее беспокоит, потому что именно это, кажется, что ей мешает достичь всего, чего она хочет. Увы, я понимал, что это я. Только вот мне уже было скучно. Я же сказал, что наши отношения закончились, а она все не переставала.
[indent] Демонстративно отворачиваюсь и участливо общаюсь с рыжей, которая после очередного стакана просто замолкает и начинает икать. Кажется, она перепила.
[indent] - Если не умеешь пить, то чего начала? – слышу себя словно со стороны. Не  совсем внятная речь. Мне бы тоже немного нажать на тормоза. Встаю с места и беру девушку за руку, чтобы проводить ее. Все начинают свистеть. А Реджина обиженно надувает щеки и начинает ласково перебирать волосы парню, что сидит рядом с ней. Ну, конечно, чтобы вывести меня на ревность. Когда-нибудь она поймет, что мне совершенно плевать на нее. Она мое прошлое и к сожалению часть моего круга общения. Я не настолько жестокий, чтобы выгнать ее отсюда. Она не справиться с давление окружающих. Не хочу, чтобы на мне была смерть какой-то девчонки.
[indent] Веду рыжую, которая все время шатается. Было бы здорово переспать с ней. Почему бы и нет? Да только я не настолько негодяй и придурок. Тем более в таком месте. Стоило нам отойти в сторону, как она начинает блевать. От подобной картины я чуть сам не последовал ее примеру. Отошел от нее на пару шагов и отвернулся. Пусть освободит себя, но смотреть на это я не смогу. Да что там, я даже не смогу притронуться к ней. После того, как человек блеет, немного появляется ясность. Хотя она так пила, что ясности у нее не скоро появится.
[indent] Ком не подходит другая. Джозефина. Она с ходу обнимает меня и своими черными кучерявыми волосами щекочет мою шею. Всегда такая «простая». Ей вообще плевать на мнение окружающих. Понимаю, что мне не выпадет с рыжей, но всегда можно позаимствовать эту.  Всегда.
[indent] - Ты куда от всех ушел, да еще с новенькой? – она говорит так, словно мурлычет. У нее слегка прокуренный голос. Она часто переходит на французский, как прямо и сейчас. Прекрасно знаю этот язык, поэтому отвечаю на нем же. – А что, у тебя ко мне какое-то дело или ты ревнуешь?
[indent] Я, наверное, и правда, перебрал, раз решил, что нужно флиртовать с той, кто готов сам раскинуть свои ноги в стороны при первом удачном моменте. – Мне нужно отвести эту девчонку и посадить в такси. С досадой произношу это и она смеется. Громко так, но красиво. По-своему красиво. – А говорят, что ты бесчувственный ублюдок.
[indent] Виновато убираю ее руки с себя, но получается не сразу. Словно липучка, которая прижалась ко мне. Ее цепкие объятия, как веревки, которые сложно распутать. Спустя пару минут, я все же могу это сделать и отдаю ей свой стаканчик. В надежде, что она либо его отнесет, либо выкинет куда-нибудь. Там все еще есть жидкость. Оборачиваюсь, но девушки нет. Ее след простыл. Что же, ничего не остается, кроме как отпустить. Она не его ответственность. Хотя внутри все же остается какой-то осадок.
Поворачиваюсь к брюнетке и вижу ее игривый взгляд, а еще она демонстративно облизывает край стакана. Манит меня, чертовка. Не могу не поддаться. Стоит мне стать пьяным, как я всегда поддаюсь своим желаниям, и чаще всего они заключается в том, что я хочу секса. Еще ни разу не было так, чтобы я как-то иначе заканчивал пати.
[indent] Иду за ней, отобрав по пути свои стаканчик. Отпиваю залпом. Вручаю его первому попавшему пареньку, который разговаривает с кем-то. Не понимаю мальчик это или девочка. В последнее время некоторые девушки выглядят прямо как парни. Мне не нравятся короткие стрижки. Особенно под мальчик. Не вижу в этом ничего женственного. Естественно не возражаю и не оглашаю свою нелюбовь, потому что в последнее время слишком громко орет меньшинство в виде феминисток.
[indent] Мы уходим не далеко от пляжа. Совсем. Всем уже плевать. На улице кромешная тьма. Над головой лишь звезды. Город не такой большой и не так хорошо освещен, поэтому звезды хорошо видны, особенно над океаном. Красиво, спору нет. Но я знаю, что за красотой скрывается самая большая опасность.
[indent] Вся инициатива за девушкой. Мне же легче. Сама все делает. Я лишь получаю свое, желаемое. Естественно, при этом предохраняясь. Что-что, но я усвоил одно, что презервативы должны быть своими, потому что доверять девушкам – себе дороже. Насмотрелся я всякого. Лучше буду параноиком, чем юным отцом.
[indent] Не могу кончить. Сколько я уже занимаюсь с ней сексом? Прикрываю ей рот, чтобы она не кричала. Но слишком долго. Когда я пьяный, не могу быстро кончить, не знаю, с чем это связано. Но, наверное, девушкам особенно хорошо, когда такое происходит. Приходится долбить ее так долго, что я пару раз даже плюю на ее почти сухую вагину. Да, я слишком долго. Может, дело в ее лице? Мне она как девушка никогда не нравилась, просто лучше, чем рука. Поворачиваю к себе задницей, чтобы попробовать так. Хватаю ее за волосы, а второй рукой закрываю рот. Бесит, лучше бы молчала. А то ее хриплый голос всю картину и малину портит.
Заканчиваю и слышу за спиной «ой».
[indent] - Блять.
[indent] Но я хотя бы кончил и на том отлично. Отпускаю брюнетку. Снимаю с себя презерватив и выливаю содержимое в песок. Еще одна причина, по которой я не выкидываю его «полно», потому что есть особа одаренные, которые втирают это себе туда, чтобы залететь и привязать к себе парня. Наверное, я и правда параноик. Аккуратно складываю все это, и застегиваю штаны. Я их не снимал, кстати. Надо будет закинуть все это в стирку.
[indent] - Все, на сегодня достаточно, отвали от меня, - ухожу, по пути выкидываю использованный гондол и прохожу по нему ногами.
[indent] По идее плевать. Я же могу забить. Хотя, не могу. Мне нравиться докучать Генри. В отличии от Реджины, считал ее сильной. И не знаю, я словно хищник, который встретил какую-то жертву, которая не дает ему покоя. По факту, она ничего ведь для этого не делает. Но я все равно не могу не задеть ее. Не помню, когда это все началось. Кажется, что это было просто всегда. Иду за ней, чтобы сказать пару ласковых. Я уже нормально иду. Не шатаюсь, как когда шел сюда. Но в голове все еще все словно «прояснилось», на языке сладкий привкус алкоголя. Девушку я, кстати, не целовал. Она и не против, кажется.
[indent] Слышу какое-то мычание. Подхожу чуть ближе к океану и понимаю, что внутри все сжалось. Может, у меня все же есть какая-та фобия? Но вот Генри своя не своя. Обычно она собранная и зашуганная. Убегает от меня или смотрит так, словно я какой-то монстр. А иногда и совсем иначе. Но сейчас, я понимаю, что она выпившая? Кто вообще налил этой мелкой здесь? И чего меня это вообще как-то должно волновать? Утонет она и здорово. Чего я волнуюсь?
Не могу подойти ближе, чем, куда достигают волны.
[indent] Прислушиваюсь. Слегка мутит перед глазами. Словно это какой-то приступ. То рябит и мутит, то снова все четко вижу. Но дышу я через раз. Боюсь за девушку. За себя. Да, я боюсь даже притронуться к воде. Особенно, когда там такие волны. Будь моя воля, я бы вообще не крутился около океана. Мне приятней быть в кафешке или у кого-то на хате.
[indent] Волна сбивает ее с ног, а у меня вырывается крик «Генри!». Как назло еще никого рядом нет. Мы чуть дальше от других. Не услышат же из-за громких волн. Они точно ее прикончат. Если она морально и может, переносит мои нападки, то сомневаюсь, что может это сделать физически. Она маленькая и слабая.
[indent] Смеется? Я когда-нибудь до этого вообще слышал о том, что она смеется? Нет, только видел слезы на ее глазах, но уж точно не смех. И это меня обезоруживает. Сейчас бы выпить, а не ловить себя при странных мыслях на берегу, слишком близко к соленой воде.
[indent] - Выходи оттуда, сейчас же, - хочу в приказном тоне, но не получается. Как-то звучит истерично и слышен мой страх. Не нравиться это мне.
[indent] Она просто пьяна. Но при этом в совершенстве меняется. Я просто не смогу спокойно спать. Верно. Это будет меня тревожить. Если я оставлю ее в таком положений. Тем более, что завтра только воскресенье и я не узнаю о том, жива она или мертва. А еще она вся мокрая. У меня сегодня не день, а встреча с пьяными малолетками, никак иначе. Может, стоило остаться дома. К тому же я не проверил, здесь ли Аня или нет.
[indent] - Чешир? Я? Так все, юная леди, вы напились и несете ерунду. Если вылезешь оттуда, то я тебе расскажу откуда у тебя эта песня и вообще откуда она, - может, это привлечет ее внимания? Я словно пытаюсь выманить упрямого котенка с ненастоящей сосиской. А она все не поддается. Упрямица.
[indent] Делаю шаг. И волны покрывают мои белый кроссовок. Второй ногой не могу. Меня парализует. От страха я не могу ничего сделать. Только слышу сердцебиение свое. И понимаю, что новая волна больше, чем предыдущая. Она почти накрывает блондинку, а после и меня окутывает по колено. Откуда она вообще? Мне холодно. Страшно и я хочу убить эту чертову девчонку, из-за которой я в такой передряге. Слышу, как она откашливается. Кажется волна и ее знатно так задела и немного отбросило в мою сторону. Поэтому я умудряюсь все же сделать еще шаг и грубо хватаю ее за локоть. Ухожу. Как можно быстрей. Она поразительно легкая и не сопротивляется. Хотя, может и сопротивляется, но я не чувствую этого.
[indent] - Вот поэтому. Бестолковая маленькая девочка. Кто тебе вообще тут позволил напиваться. Умереть хотела? Так скинулась бы со сколы, пока никто не видит, - сержусь. Снимаю мокрые кроссовки и свои синие носки с символом наика. Кроссы той же модели.
[indent] - Черт. Вода. Еще спрашиваешь почему ненавижу, потому что ты бесхребетная и маленькая девочка, которая все время ведет себя, как…
[indent] Затыкаюсь. Я слишком сильно злюсь на нее, потому что испытал страх. Мне не нравиться быть слабым и не нравиться, когда кто-то это видит. Надеюсь, что она не заметила этого в моих глазах. Тяжело выдыхаю.
- Я не помню, когда начал ненавидеть тебя, наверное, всегда. И причину не помню, - а ей, наверное, очень тяжело с этим жить. – Но я бы не сказал, что ненавижу, просто, - возвращается мое предыдущее состояние. Адреналин все еще в моей крови, но я вспоминаю, что такой же пьяный. Меня словно отпускало на какое-то время. И это чувство вернулось с легким головокружением и тошнотой.
[indent] - Зачем? Зачем ты полезла в эту воду? Ты знаешь, сколько по статистике людей убивает океан? Даже не акулы, а вот подобные волны? Знаешь, что там тебя может утащить. А ты легкая, как перышко, - отчитываю, как Аню прямо. Но мне же должно быть плевать. Опускаю плечи. –Почему я чешир? А ты в этой сказке Алиса? Потерялась внутри страны чудес? Да? - но мне нравится это сравнение. И я резко валю ее на песок. Вижу, как к ее мокрым волосам "пристают" песчинки. Нависаю над ней и щурю глаза. - Твоя одежда облегает твои выпуклости. Ты когда успела вырасти, мелкая недоразвитая Генриетта?   [icon]https://64.media.tumblr.com/d3c03b76d4e4c81c2cffefa613b3c3ff/91b807e0cd81c620-af/s400x600/b07de69bd55c13cefd8e8b152f2f0c2f0f9e13e5.gif[/icon][nick]Alex Hart[/nick][status]попробуй [/status][sign][/sign][lz1]<div class=lzname> <a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">Алекс Харт, 17</a> </div> <div class=lztit>человек </div>[/lz1][lz2]бывший футболист, который хочет измениться</a>[/lz2]

+1


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [31/08/94] a m p h e t a m i n e


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно