Администрация: kaidan cain
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Мэри, Майкл, Леон, Стефани, Рэджи
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [25.06.1995] Living like we're renegades


[25.06.1995] Living like we're renegades

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Living like we're renegades
x ambassadors - renegades
Бостон — 25.06.1995

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/334/249218.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/334/709758.gif

Рэнди Крэй & Элли Кларк „


Выпускной - последняя черта, отделяющая человека от взрослой жизни. Это прощание с детством и начало самостоятельной жизни. Это возможность установить свои правила.

+4

2

Этот день Эллисон ждала с самого начала перехода в старшую школу. Выпускной - первое грандиозное событие в жизни каждого старшеклассника. Оно говорило о том, что вчерашние школьники отныне самостоятельные люди. Оперившиеся птенцы, готовые покинуть гнездо и отправиться вершить свою собственную судьбу. А с недавних пор, для Кларк это также означало получение свободы.

Пока она жила с родителями, то обязана была считаться с ними. Она, конечно, любила маму и папу, но разлад между ними и Томом стал удушающим для нее. Словно затягивающаяся петля на горле. Безусловно, мотивы родителей были отчасти понятны - они беспокоились за единственную дочь и желали ей добра. Не понимали они, пожалуй, одного, что их гиперопека давила на Элли. Они ставили её перед выбором, а она не хотела выбирать между ними и Томом.

Том - это первая и настоящая любовь, а первая любовь, как известно, не ржавеет. Она даже думать не могла о том, чтобы расстаться с ним ради спокойствия в собственном доме. Приходилось отстаивать своё, убеждать ценой невероятных усилий. Это истощало девушку не только морально, но и физически. И она желала чтобы этот момент пришел побыстрее. Тот самый, в котором родителям придется если не принять, то хотя бы смириться с её выбором.

Война за выпускной вечер был выиграна. Пусть не так, как Эллисон хотела. Скрипя зубами, отец согласился отпустить дочь с Томом в качестве сопровождающего, подытожив, что к двенадцати она должна быть дома и ни минутой позже. Элли согласилась, потому что это уже была победа. Взамен они так же потребовали через десять дней отбыть в госте к папиной сестре перед поступлением в колледж. Кларк согласилась и на это условие тоже.

Знай она подоплеку сего уговора, то не удивилась бы, почему родители все же отступили. Но ей это было неведомо, поэтому она просто радовалась тому, что пойдет на выпускной с тем, кого любит больше всего, а не с навязанным сыном маминой подруги или папиного коллеги.

Последняя неделя перед праздником пролетала в хлопотах. Нужно было все организовать, проследить за тем, что все шло по плану, распределить обязанности и проверять качество выполненных заготовок. И в конце концов, подобрать платье для себя. И вот сейчас, стоя перед зеркалом, в красивом наряде, с локонами, уложенными на один бок, с аккуратным макияжем на лице - Эллисон сияла. И даже мрачные лица родителей совсем не портили настроения. Девушка очень волновалась, постоянно проверяя свой внешний вид или бегая к окну, проверяя подъехал ли за ней спутник. Даже убедила отца сделать несколько фотографий на память.

В назначенное время за окном посигналили. Элли быстро подхватила с собой маленькую серебристую сумочку и бутоньерку, которую сделала специально для любимого. Отец первым оказался у дверей, и теперь стоял у порога со скрещенными на груди руками, поджав губы и нахмурив брови. Мать пыталась улыбнуться, но это больше походило на холодный оскал. Но глаза обоих родителей смягчились, когда появилась дочь, уверенно спускающаяся с лестницы.
Её сияющий взгляд был направлен прямо на Тома, а губы сами собой расплылись в широкой улыбке.
- Двенадцать, Эллисон, мы ждем тебя ровно в двенадцать. - Сухо отчеканил отец, тяжело вздыхая.
- Да, папа, я все помню, не переживай, пожалуйста! - Она быстро взглянула на отца, а затем взор темных глаз снова вернулся к лицу парня. - Привет... ты выглядишь восхитительно, тебе идет костюм! У меня есть кое-что, что дополнит твой образ.
Девушка раскрыла сумку и достала бутоньерку, которую тут же прицепила к лацкану пиджака и аккуратно разгладила ткань.
- Надеюсь, Том, что ты не обманешь, не подорвешь оказанного тебе доверия, - холодно заметила мать. Эллисон немного смутилась, от чего по щекам расползся легкий румянец, а губы дрогнули в виноватой улыбке. Ей было неприятно, что Тому приходится это слушать. Поэтому она легонько сжала его плечо, призывая не вступать с ними в спор хотя бы сейчас.

- Лучше пожелайте нам хорошо повеселиться. - Девушка повернулась к родителям. - Спасибо! Я люблю вас! - Она обняла сначала мать, потом отца и вернулась к Тому, вложив свою теплую ладошку в его руку.
- Веселитесь, но меру знайте, - родители были неумолимы, а Элли оставалось только вздохнуть.

платье Эллисон

https://ladywomans.ru/wp-content/uploads/2017/10/vypusknyye-platya-80.jpg

+2

3

[indent] — Мне нравится эта девочка, малыш, — мама, прикурив, поцеловала сына в макушку, погладила невзначай по плечу и направилась в гостиную. Там она, как обычно, налила себе немного бренди в бокал и принялась смотреть какое-то совершенно глупое шоу. А через несколько часов уснет на диване, чтобы вдруг вздрогнуть, ощутить холод, а не обнаружив под рукой плед, выключит телевизор и поднимется на второй этаж. Оставит дверь приоткрытой, чтобы услышать, когда сын вернется домой, и ляжет спать.
Так было всегда. Во всяком случае с момента, как поставила свою подпись на документах о разводе.

[indent] Мать Тома храбрилась. Часто громко смеялась в компании подруг, что каждую пятницу захаживали поиграть в бридж или посплетничать. Врала, что быть одной настоящее женское благословение и как ей жаль, что не все женщины смогут постичь истинное счастье одиночества. Ее подруги смеялись, но когда Мэри не видела, переглядывались. И в этих взглядах Том отчетливо различал сочувствие. Не то славное, почти заботливое, а едкое, которое словно подчеркивает их превосходство. Так Том понял, что все женщины злые. И чем они старше, тем более явно проявляется их злость. Пока он был подростком, парень не понимал, что же делает женщин злыми. Что так сильно их травмирует, что все тепло и кроткость, которыми обладала Элли, испаряется. Замещается ядом и желчью.  Может быть  всему виной мужчины? Но тогда мама бы точно была счастлива, что развелась, а не лишь врала об этом.

[indent] Так, в почти 18, Том понял, что женщины – это загадка, которую он, возможно, никогда не постигнет. А еще парень верил, что Эллисон другая. Отличается от всех тех, кого он встречал. И был внутренне уверен (верил до остервенения), что готов сделать – и сделает – все, чтобы Элли никогда не превратилась в его мать. Одинокую, холодную, никому ненужную и очень злую женщину.

[indent] На часах было почти восемь. Том взглянул в последний раз в отражение в зеркале и улыбнулся. Легкая нервозность одолевала. Родители Эллисон перестали любить Тома сразу после того, как репутация матери пошла под откос. Как только красивый каделак Найджела исчез с парковочной лужайки, а соседи начали шептаться о том, что муж Мэри Бэннон ее поколачивал. Это было не так, но кто будет разбираться, верно?

[indent] Новенький мустанг был припаркован на подъездной дорожке. Натертый до блеска, он сиял как только что отчеканенная монета. А Мэри, что пила уже третий стакан бренди, было глубоко плевать откуда у ее сына-подростка, который к тому же только закончил школу деньги на такую машину. Она лишь без энтузиазма подняла стакан вверх в жесте «удачи, сынок» и в очередной раз затянулась сигаретой.

[indent] «Сколько раз просил открывать окно?» — эта мысль, но уже без тени огорчения, тенью скользнула в голове парня, пока он шел к машине, а после – заводил мотор.

[indent] А после был короткий сигнал. Натянутая улыбка в доме Кларков и не очень приятные напутствия и реплики от Мистера Кларка. Впрочем, все это стало неважно, как только Элли спустилась вниз. Ее платье, такое игривое и в ее стиле, сидело идеально. Улыбка играла на лице девушки, а глаза светились счастьем. Рядом с ней Том чувствовал себя другим человеком. Лучший человеком. Что сам начинал верить, что таким является.

[indent] — Да, конечно, Мистер Кларк. Ровно в двенадцать и ни минутой позднее!

[indent] Дверь закрылась за ними и, сжимая ладонь девушки, Бэннон то и дело поглядывал на нее. Хотелось остановиться, поцеловать ее. Покружить в воздухе. Но спину словно сверлили чьи-то взгляды. Парень открыл для Эллисон дверь, а когда девушка села, Том бросил скорый взгляд на дом Кларков. Мистер и Миссис Кларк стояли у окна, наблюдая за детьми. А стоило заметить ответный взгляд мальчишки, как штора тут же закрыла окно. Том хмыкнул, обошел машину и сев, завел мотор.

[indent] — Ты прекрасно выглядишь. И бутоньерка просто замечательная! — Том подался вперед, чтобы целомудренно коснуться губами щеки Эллисон. — Черт, прости, у меня ладони взмокли.

[indent] Парень смущенно улыбался. А ведь всему виной была именно Элли. Мистер Кларк никогда не пугал парня. Да и что могло бы? Он слишком молод и слишком уверен в себе, чтобы смотреть на жизнь хоть сколько-то здраво, без тени зазнайства и уверенности, что ему все по плечу. А рядом с малышкой Кларк так и вовсе тускнел рассудок.

+1


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [25.06.1995] Living like we're renegades


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно