Администрация: kaidan cain
17.01// Гайзитос! Мы продолжаем наш пусть. За эту неделю вы успели накатать 63 поста и это нереально круто. Также подготовили следующую главу сюжета, совсем скоро подъедут новые квесты. Текущий по-прежнему в движении, что не может не радовать. Планируется реорганизация игрового процесса. В общем - не переключаемся.
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Энн, Джон, Макс, Рэджи, Уэнди
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [03/01/20] незримой нитью


[03/01/20] незримой нитью

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

“незримой нитью„
нам было суждено встретиться
старшая школа Дерри — 03/01/20

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/306/t89155.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/306/t485578.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/306/t797508.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/306/t801733.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/306/t661665.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/306/t953006.gif

Josie & Ricky


- ты кажешься знакомой.

Отредактировано Josie Masterson (2020-11-25 05:31:50)

+3

2

[indent] Сонно моргаю, глядя на то, как синяя чашка со звездами наполняется холодной водой из-под крана – рука подрагивает на весу от тяжести, вызывая слабые волны в стеклянном сосуде. Медленно смачиваю сухие губы кончиком языка и поворачиваю вентиль. Игнорирую происходящее вокруг, окунаясь в собственные ощущения и мысли, потому внезапный треск заставляет вздрогнуть и оглянуться через плечо – мама выливает содержимое яйца, которое сразу же зашипело на разогретой скороде. Нервная тошнота узлом стягивает желудок. Отворачиваюсь, поморщившись от резкого запаха и сухо сглатываю, снова невольно облизав губы. С шумом ставлю чашку на столешницу, старательно подавляя рвотный позыв. Дышу через нос.

[indent] Волнение вкупе с предвкушением сдавливают грудную клетку – ночью  откуда-то возник страх, что меня охватит паника – и я умру от нехватки воздуха. Мне снилось, что тону, легкие заполнялись водой, а дно кишело змеями. Кажется, умение себя накручивать – мой единственный талант.  Бессонница зудела внутри черепной коробки с двух часов, после странного и беспокойного сна – слишком нервничаю. Боюсь неизвестности, хоть и жила с ней по соседству каждый чертов день. «Хей, сердце, ты ведь еще чуточку потерпишь, правда?», - спрашивала я себя, а потом закрывала глаза в надежде, что это не последний мой день и открывала с теми же мыслями по утрам. И вот она я, с шансом на будущее, с которым понятия не имею, что делать, потому что слишком страшно… жить? Новому органу, раскачивающему кровь, тесно в клетке из ребер – колотит, отдаваясь в ушных перепонках. Сегодня мой первый день в школе – не помню, как ходила туда в детстве, лишь отдельные короткие вспышки образов.

[indent] Открываю пластмассовый контейнер дрожащими пальцами, который складываю каждый вечер перед сном – действие, ставшее привычкой очень давно, это как для кого-то почистить зубы. Высыпаю горсть таблеток из первой ячейки в немного вспотевшую ладошку и закидываю в рот, запивая большими глотками. Зубы сводит от холода, из-за чего вздрагиваю, нахмурившись.

[indent] - Ты сегодня непривычно тихая, - отзывается мама, ставя завтрак на стол, а я защелкиваю контейнер, убирая в открытый, собранный для школы, рюкзак.

[indent] - Просто небольшой мандраж, адреналин, - внезапно зеваю, передернув плечами, и, почесывая затылок, сажусь за стол. – И бессонница, - коротко улыбаюсь, подперев щеку кулаком и взяв вилку, накалываю дольку свежего помидора, без аппетита повертев перед собой – тошнота стойкая от запаха жареной яичницы. – Это так странно, - задумчиво протягиваю, растерянно моргнув, а после добавляю: - Идти в школу. Я имею в виду, что будильник сегодня прозвенел не потому, что мне нужно лишь выпить лекарства, а у меня есть цель, обязанности. Непривычно, - шепотом заканчиваю.

[indent] - Это хорошо, но ты не думала, что это рано? Может, все-таки передумаешь? – опирается копчиком о столешницу и обхватив себя руками, кутаясь в серо-коричневый кардиган. – Здесь тоже можно найти учителя, который бы занимался с тобой на дому, - отрицательно качаю головой, интенсивно пережевывая безвкусный овощ (или это из-за таблеток?). Знаю, она волнуется даже больше моего сейчас, хотя сама постоянно выступает инициатором того, чтобы я заводила новых друзей в реальном мире, а не в интернете. – ДжоДжо, просто не ожидай многого – в старшей школе может быть все не так, как ты представляешь.

[indent] - Думаю, справлюсь – я смотрела «дискавери», - исподлобья с прищуром поглядываю на женщину, растянув губы в широкой улыбке – она закатывает глаза, вздохнув, но, не сдерживает смешок. – Прости, мне правда кусок в горло не лезет – я позже перекушу и нормально пообедаю в столовой.

[indent] Решаю оставить еду в покое и быстрыми глотками выпиваю ананасовый сок, наполовину встав из-за стола, когда на кухню входит папа в своей форме шерифа – удивленно приподнимаю брови в безмолвном вопросе – он же должен быть уже в участке.

[indent] - Что, боец, думала, я не отвезу свою единственную дочурку  в первый день школы? – подходит ко мне, накрыв плечи ладонями, чмокает в макушку, после чего взъерошивает мои и без того непослушные вьющиеся волосы, после чего направляется к кофеварке.

[indent] Машинально приглаживаю беспорядок на голове, пальцами распутывая пряди, и возмущенно уставившись на родителя.

[indent] - Не-а, - мотаю головой, отступая на шаг назад и покачав указательным пальцем из стороны в сторону. – Нет, - громче и строже повторяю, с серьезностью  посмотрев то на отца, то на маму. – Я сама. Как взрослая, - беру банан с чаши с фруктами и рюкзак.

[indent] - Ты же не знаешь города, - находится с аргументом мужчина, поднося к губам чашку.

[indent] Приподнимаю правую руку, демонстрируя гаджет, который в этот момент издает звук, оповещающий о сообщении в «фейстайме»:

[indent] - У меня есть гугл-карты, - решительно заявляю – переживания отошли на второй план, пока я пыталась отстоять свою самостоятельность в глазах родителей. – И я уже проверила – школа недалеко, идти чуть больше двадцати минут, - умоляюще смотрю, сведя брови к переносице и ощущая ускоряющее сердцебиение, а щеки начинают покалывать от подступившего жара – бегло поглядываю на браслет – только не пищи, только не пищи.

[indent] - Ладно, - сдается папа, а я чуть ли не подпрыгиваю на месте от радости с возгласом «ура!» и пульсометр противно «пикает», потому зажимая кнопку, виновато взглянув на родителей. – Но, если вдруг что, ты сразу звонишь, и я приеду, заберу тебя. Поняла?

- Так точно, шериф Мастерсон, - «отдаю честь», улыбаясь во весь рот, после чего целую его и маму в щеку. – Я побеж..., - осекаюсь. – Пошла, в общем. Все будет хорошо, не волнуйтесь, - выхожу в прихожую. – Мне уже семнадцать, помните об этом – не пять – взрос-ле-ние, - растягиваю по слогам последнее, пропев. - И личные границы, - бубню себе под нос едва слышно.

[indent] - Любим тебя, милая, - вдогонку бросает мама с неким сожалением в голосе, но, слава богам, не выходят следом – чувствую себя крайне неловко от всего этого – неестественно.

[indent] Случайно цепляю свое отражение в зеркале, когда застегиваю красную куртку – покрасневшее лицо, торчащие короткие соломенные волосы, придавленные вязанной зимней шапкой – тревожность возвращается спазмом в животе. Судорожно вздыхаю, дернув бегунок, и подхватив рюкзак, выхожу – наверное, нормально переживать, когда не знаешь, чего ожидать.

[indent] Уже на улице проверяю уведомления, не спеша бредя в сторону школы под воспроизведенную рандомно песню «Led Zeppelin» в «спотифай». Кликаю по «всплывашке» от Корт: «Хей, банни, готова к важному дню?». Невольно улыбаюсь, поймав себя на мысли, что она проснулась раньше, ведь в Техасе сейчас на час меньше – мы познакомились на литературном сайте, она тоже пишет (намного лучше, чем я). И «банни», потому что она считает, что я милая, как кролики… Не уверена, можно ли это считать комплиментом. Набираю в ответ: «Кажется, меня стошнит от волнения. Может, это и правда плохая идея».

[indent] Мое внимание привлекает кирпичное здание из красного кирпича с часами на крыше – вывеска гласит «публичная библиотека Дерри» - ставлю мысленно галочку, что нужно оформить читательский билет, а женский голос в наушниках просит повернуть через несколько метров направо. Набираю побольше морозного воздуха в легкие – мне бы немного храбрости прибавить. Выдыхаю. Нервозность лишь усиливается, стоит подойти к школе. Цепляю вниманием нескольких ребят и девчонок, курящих в стороне – необдуманно долго задерживаю взгляд на девушке с отросшими корнями блондинистых волос, концы которых выкрашены в розовый, а черный лак на ногтях облез. Она выдыхает дым, сжимая между пальцев тлеющую, немного мятую, сигарету. Откуда-то берется навязчивое желание нарисовать ее – слишком уж характерная внешность. И внутри, за грудиной в очередной раз что-то отзывается, не тревожное, но волнительное, ведь я снова ловлю чувство дежавю. 

[indent] - Чо уставилась? – низким, слегка с хрипотцой голосом «рявкает», заметив мое пристальное внимание, а я вздрагиваю и, тряхнув головой, бросаю тихое «извини», направившись к такому же, как и библиотека, из красного кирпича центральному зданию школы, на фоне которого остальное здание школы – грязно-серое.   

[indent] «Молодец, Джози. Просто пять баллов! Ты вообще ни разу не странная», - стягиваю шапку и тяну бегунок на куртке, оказавшись в тепле. Коридор полупустой – еще рано – даже странно, почему такая, как та с розовыми концами, в такую рань уже в школе. Правда, внешность порой очень обманчива, и она может оказаться прилежной ученицей, ведь так? Неопределенно пожимаю плечами, «отвечая» на свой же вопрос. Сжимаю шапку, сцепив пальцы в замок перед собой и нервно покусываю клыком уголок губы с внутренней стороны, бегая зрачками по помещению, ища хоть какие-то подсказки, в каком же направлении административный центр. Моргаю, а в памяти всплывают несвязные и размытые образы. Останавливаюсь в замешательстве, часто заморгав, словно в попытке избавиться от «мошек» перед глазами – наверное, это ощущение «повтора» из-за фильмов и сериалов, в которых все школы похожи. Жаль, там никогда не показывали план школ и как пройти к администрации.

[indent] Мнусь, пока решаю, у кого спросить дорогу – многие стоят группками/парами, разговаривая, и мне бы не хотелось вмешиваться в их комфорт, потому блуждающий взгляд останавливается на кудрявом парне, подпирающего локеры. Его взгляд излишне скучающий, и отстраненный, словно он вовсе не здесь. Выдыхаю, перебирая пальцами вязаную ткань.

[indent] Ладно, балы не была. Рано или поздно придется с кем-то заговорить. 

[indent] - Привет, - бодро произношу, широко улыбаясь,  но чувствую, как лицевой нерв тянет от перенапряжения, а я сильнее сдавливаю зимний головной убор, покачнувшись. – Ты не подскажешь, в каком направлении мне двигаться в сторону администрации школы? – начинаю жестикулировать руками, не в состоянии спокойно устоять, переминаясь с ноги на ногу. – Я новенькая. Джози, - рвано и довольно громко решаю сообщить, все так же улыбаясь «приветливо». 

[indent] Парень лениво выбирается из своих размышлений, концентрируясь на мне – кажется, его темно-карие глаза даже расширяются, а после он оглядывается. Медленно. И снова возвращает свое внимание ко мне:

[indent] - Это ты мне? – вопрос, который сбивает с меня всю напускную решительность, и теперь моя очередь приходит сконфуженно осматриваться по сторонам.

[indent] Начинаю сильнее нервничать, а пальцы пронимает дрожь. Рефлекторно потираю шею правой рукой.

[indent] - Ну да, - наконец-то нахожусь с ответом, отмерев. – Тебе, - в голосе проскальзывают неуверенные нотки – он слишком крут, чтобы к нему можно было обратиться или что? Непонимающе хмурюсь. – Как пройти к административному центру? Я новенькая, - снова повторяю, словно это самый веский аргумент и улыбаюсь со всем присущим мне дружелюбием – природа одарила меня «улыбкой во все зубы».

[indent] - Да, точно. Извини, еще не проснулся, - совершенно меняется в интонации, сложно оживает, дернув уголком губ, "надев" кривую усмешку. – Тебе на второй этаж, а там прямо-прямо и увидишь. Я, кстати, Энди, а ты… ДжоДжо, верно? – изгибает бровь.

[indent] - Джози, - поправляю, но решаю не объяснять, что «ДжоДжо» меня только родители зовут – вряд ли это кому-то может быть интересно. – Рада знакомству, Энди, и спасибо за помощь.

[indent] Он проговаривает что-то вроде «еще  увидимся», я киваю и удаляюсь в нужном направлении. По пути разглядываю настенные плакаты, объявления, учеников старшей школы. В административном центре шумит чайник и пахнет кофе. Невольно чешу нос, подходя к высокой стойке и только привстав на носочки, вижу темнокожую женщину, листающую ленту в «инстаграме».

[indent] - Здравствуйте, - привлекаю внимание, а сама ищу табличку с именем работницы. – Миссис Аткинс, - спешно добавляю, когда она поднимает на меня взгляд, откладывая телефон экраном вниз. – Меня зовут Джозефин Мастерсон, новенькая. Родителям сказали, что мое расписание у вас можно забрать, - машинально расплываюсь в улыбке.

[indent] -  Точно-точно, дочка нового шерифа, - прикусываю губу, напряженно сжав пальцами край «перегородки» - не хочу, чтобы кто-то знал, хотя бы пока. –  Подожди, оно где-то здесь было, - женщина с копной темных кучерявых волос принимается рыться в кипе бумаг, пока не вытягивает пару листов, сверяет с каким-то списком, хмурится, что-то отметив в своем журнале, и после протягивает мне, приподнявшись со стула. – У тебя не выбрано ни одно внеклассное занятие, - указывает пальцем на один из бланков.

[indent] Мне кажется, или это прозвучало с осуждением?

[indent] - Да, мне хотелось сначала ознакомиться, - сглатываю, стыдливо посмотрев в сторону. – Просто я училась на дому последние…, - сглатываю. - Десять лет, - беру свое расписание.

[indent] - Хорошо, - кивает миссис Аткинс. - Только до десятого запишись куда-то, - делает пометку в своих списках, и что-то снова принимается искать, а я не замечаю, как от тянущегося ожидания, начинаю стучать пальцами по деревянной поверхности – за спиной, в коридоре, становится громче, потому оборачиваюсь с интересом, наблюдая.

[indent] Я в старшей школе. 
[indent] Поверить не могу.

[indent] - Так, Джо, - резко поворачиваю голову, поймав секундное потемнение в глазах, пошатываюсь. - Это карта школы, - она протягивает небольшой буклет, на котором фокусируюсь. – И сейчас нужно найти кого-то, кто бы провел тебе экскурсию, - она выходит из-за стола, направившись к выходу.

[indent] - Да я сама разберусь, - изучающе смотрю на буклетик, развернув. – Вроде ничего сложного.   

[indent] - Таковы правила школы, - пожимает плечами, улыбнувшись, но тут же выкрикивает, заставив меня дернуться назад:  – Бэнсон, еще раз увижу такое – родителей в школу вызову! – но я не успеваю заметить, что произошло, только вижу, как парень ерничает, сделав реверанс и бросив женщине «боже, храни королеву» - сдерживаю смешок, закусив щеку с внутренней стороны. – Эти дети когда-нибудь меня доведут, - сетует, вздыхая. – О, Вуд, ты-то мне и нужна, - резко торможу чуть позади от миссис Аткинс, упираясь взглядом в девчонку, удивляясь тому, что мы, кажется, одного роста – стараюсь не пялиться открыто, но все же акцентирую внимание на коротких рыжих вьющихся волосах и бледной коже с почти невидимыми точечками на лице, которое летом станет «солнечным». – Это наша новенькая Джозефин Мастерсон, второкурсница, будет теперь учиться с вами, - скованно киваю, улыбнувшись. – Америка, покажи ей здесь все, - она даже не оставляет выбора девушке, не дает шанса отказать, оставив нас вдвоем.

[indent] Облизываю пересохшие от неутихающего шторма волнения губы, а после снова улыбаюсь рыжей:

[indent] - Привет, - зачем-то произношу, хотя до этого уже кивала в знак приветствия. – Можно просто Джози или Джо. А ты Америка? – уточняю – вдруг мне послышалось. – Красивое имя, - произношу, а в черепной коробке зудит то самое дежавю и на языке вертится глупая шутка, которую проглатываю. – И ты не обязана проводить мне экскурсию, если не хочешь, - кажется, я не могу заткнуться и расслабиться. – Здесь вроде не слишком сложная планировка, - приподнимаю, демонстрируя врученную мне карту.

[indent] Ловлю себя на мысли, снова скользнув по внешности девчонки, что мы похожи – просто цвет глаз и волос разный. Устанавливаю зрительный контакт.

[indent] Откуда это чувство, словно мы знакомы?

Отредактировано Josie Masterson (2020-11-10 21:27:26)

+3

3

Мне всегда говорили держать голову высоко, спину прямо, глаза кверху — будто знали, что я навечно останусь полторашкой, и этот навык пригодится мне как никому другому.

Ведь если ростом не дано, надо брать силой, правда? Может, именно поэтому меня вместе с Рэмом — этим нашим мускулистым приземистым ротвейлером, который, как папа говорил, так на меня чем-то похож — с детства учили метить свою территорию и потом её отстаивать. Что уж там, первым делом я стала не ходить, а просто вставать в позу уверенного карапуза и громко-громко кричать. Чтобы меня куда-нибудь отнесли. Так я компенсировала свою мелкокалиберность. Так я её компенсирую до сих пор.

Но прямо сейчас голова высоко не поднимается, спина прямо не держится и глаза сами по себе как-то так тихо-о-онечко вниз опускаются — на точно недавно обновлённый (должно быть, за собранные на новогодние подарки деньги родительского комитета) паркет, на мои промокшие в снегу дутые ботинки да на защитно скрещенные в лодыжках ноги, уже будто бы и не мои вовсе. Никогда так не сидела, никогда раньше так не зажималась. Честное слово, последний месяц я вообще только и делаю, что творю какую-то невиданную поебистику.

Интересно, в новом году будет хоть немного получше, хоть немного полегче? — любопытствовала я, удивительно интровертно уединившись в своей комнате в ночь на 1 января.

В первую же неделю учёбы, однако, в первые же дни этого грёбаного 2020 года я попала в кабинет руководителя отдела по воспитательной работе — в лежбище этого мерзотно пахнущего, вечно потного, толстобрюхого, бородатого котика, которого мы с уважением зовём мистером Шулером. Так он называет себя сам, так написано на табличке его двери. Так мы теперь кодово обзываем между собой и форменных уродов. Что называется, разбавляем лексикон.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/328/71039.png
7:47

Америка, — с серьёзным, важным видом зачинает мужчина, усаживая поудобней свой задок в мягкое кресло и складывая ручонки на девственно чистом столе. Тем временем, я зажимаюсь на узком стуле, с такими низенькими подлокотниками, какие обыкновенно пришпандориваются к детским уёбищным кочелькам — чтоб ребёнок не съерашился головой перпендикулярно земле, чтоб далеко не улетел. И вот я тоже держусь за эти подлокотники крепко-крепко, чтобы с ноги не улетел куда-нибудь он, продолжающий: — в последнее время мы часто слышим, — размеренно, знаете, словно наслаждаясь каждым своим словом, — от учителей и- и твоих друзей, что... что ты проявляешь некоторую агрессию по отношению к окружающим. Излишнюю раздражительность.

Вы не открыли Америку, сэр, — хотелось бы сказать мне, с характерным раздражением, раз уж о нем зашла речь, но такая игра слов вдруг показалась неуместной. Так что, старательно зажимая почёсывающиеся ручки между ног, молчу.

Миссис Ютц сообщила о неоднократных попытках срыва занятий... — а я ведь тогда всего лишь развела небольшую, совершенно безобидную полемику с Риверсом, причём по теме — о важности соблюдения правил английского языка при употреблении заветной идиоматики в повседневной жизни. И наглядно эту важность продемонстрировала. А теперь это мне ещё и припоминают. На самом деле, за такое можно и "A"-шечку поставить. За активность. — Некоторые первоклассники заявили о применяемой в их отношении физической грубости, — а вот, на минуточку, физически я прикладываюсь исключительно по заслугам. Так что помню очень хорошо этих мелких скромников-садистов и даже предполагаю, кто именно из них мог до меня донести. С ними на досуге разберусь... — и в целом к тебе как подступиться уже никто не знает. Прямо как к твоему брату, — уточняет он, и я тут же в нутрях своих взвываю: ну только не надо о нём сейчас, прошу...Понимаю, кровь одна, её не выведешь, но ведь... ведь ты была такой чудесной девочкой, Америка. Одумайся.

Была чудесной? Это вы меня сейчас закомплементировали или оскорбили, сэр?

Признаюсь, в последнее время я действительно бываю излишне... травматичной. Сама по себе я особа чувствительная, замечаю, что часто принимаю всё уж слишком близко к сердцу, а потом и к кулаку, но вот этот месяц выдался у меня особенно взрывоопасным. Сейчас порно-шуточка Аарона про террористическую деятельность моих родителей была бы кстати. Да, сейчас я — бомба, причём не совсем замедленного действия. Вот-вот прям и могу того, новогодние фейерверки поустраивать.

Уж не знаю, отчего так получается. Вроде бы, жизнь всё та же: в школе однообразно скучно, на улице по-собачьи холодно, а дома, хоть и собака у нас тоже есть, душно, до тошноты противно. С каждым днём, проведённом в этом богом забытом месте, я начинаю всё быстрее и быстрее разлагаться, увядать, задыхаться. И не только из-за запахов, разведённых ароматическими свечами матери (особенно не из-за гиперактивного деревянного брата — о нём вообще, блять, думать не хочу), но и из-за душащей в буквальном смысле политики нашего нового "отца". Кажется мне это только или нет, но такое ощущение, будто бы меня медленно, но верно привязывают к столбу, как ручную чихуахуа, при этом крепко-накрепко обвязав поводок, да ещё и завязав его на красивый бантик. И позволяют, разве что, поссать в соседних кустах, и то только под надзором "хозяина". А знаете, что самое страшное? Я на это всё будто бы ведусь.

Мистер Шулер, — наклоняюсь я доверительно вперёд, всё ещё смотря в пол. Не нравится мне смотреть на него, и на этот белый, режущий глаза свет, и на окружающие стол шкафчики с папочками и статуэтками. И даже на редкие рождественские украшеньки, свисающие с потолка и лезущие с него, как лианы, на стены. Не хочу смотреть ни на что. Раздражает. Дико тянет блевануть этому увлеченному своей бесполезной работой умнику под ноги. Чтобы он искренне мне посочувствовал. А то ведь то, что он пытается показать на своём заплывшем лице, на сочувствие ни разу не похоже. — Скажу честно. — Нет, конечно. — У меня проблемы — по женской части. О-о-очень большие проблемы. О, нет-нет, не беспокойтесь, не беременна. — Гляжу исподтишка на его физиономию, уже дюже перепуганную и отражающую крайней степени отвращение. Это мне и нужно. — Я чувствую себя ужасно, мне стыдно и противно за саму себя. И я сожалею, что всё это в итоге, без моего желания, выливается на других. Мне правда очень жаль.

И тут я не лгу. Мне действительно настолько дико хуёво, стыдно и противно, что даже не хочется говорить этому безразличному самовлюблённому человеку настоящую причину. Да и не знаю я её. Мерзонькое такое чувство есть внутри, интуиция это пресловутая или что-то ещё, но, вот хоть трусы на голову натяни, не пойму, от чего именно. Надо полагать, от всего сразу.

Видно, что мистер Шулер собирался мне тут устроить душевную беседу — точнее, душевный монолог о том, как он считает мне нужно жить, как он считает правильнее будет поступать, и о том, насколько он сам всегда душевный, разумеется, ну и обо всём таком. Только вот моё признание ввело его в ступор. Мужчины ненавидят обсуждать женские тайны и менструальные манёвры, это я знаю наверняка. Вот ему тоже не зашло. Он даже, кажется, перекрестился, пока, думал, я не видела.

Это ужасно, это ужасно, — кивает и вытирает пот со лба. Я готовлюсь вставать. — Надеюсь, все разрешится, Америка. Извини, если...

Ничего-ничего, — через силу улыбаюсь я ему, снимаю со спинки стула свой саквояж и, уважительно попрощавшись, спокойно и уже даже на удивление нераздражённо выхожу из кабинета в просторный, прохладный административный офис.

Вот это я сейчас хитровыпернулась! Даже самообладание ни разу не потеряла. Неужели начинаю отходить?

Позволяю себе, наконец, расстегнуть молнию пуховика и раскрыть его настолько, насколько позволяет местное отопление. Наконец, расслабившись и даже почувствовав долгожданную лёгкость, я вальяжно направляюсь подальше от этого всего административного дерьма.

Поглощённая своим триумфом, не замечаю, как у двери в коридор сталкиваюсь с нашей вездесущей секретаршей, миссис Аткинс, и с утёнком позади неё. Точнее, с последним меня прямо-таки сталкивает первая со словами: покажи ей здесь все. И уходит прятаться в свой кремль, за свои крепкие стены.

Чудесно поговорили! — чувствую вдруг прилив сил и энергии, а также сарказма. Чтоб ещё раз я помогла этим офисным активистам, чтоб ещё хоть раз из-за Честити с ними якшалась! Тьфу на них да в нос затычку.

Тем временем, утёнок подал голос. Представился, как полагается, даже оценил моё имя. А потом, конечно же, сказал, что ему ничего не надо и вообще сам справится.

А я стою и понимаю, что нет. Если честно, сама до сих пор в этой "не сложной планировке", как было замечено, путаюсь — а это, между прочим, часто выливается в не самые приятные эпизоды. Спутаешь туалеты, потом как я будешь несколько месяцев от мужской натуры отходить. Ну как мужской...

Привет, — наконец, откликнулась я, параллельно снимая куртку и медленно, маленькими шажочками двигаясь в сторону выхода. — Уж не знаю о твоих... топографических навыках, но просто рекомендую пройтись со мной. Всё равно идём, наверное, приблизительно в одну сторону. — Посмотрим, пожалею я об этом или нет, а пока... ну, думаю, хотя бы от привычного раздражения отвлекусь. — Вообще, если тебе интересно, — оборачиваюсь на неё через плечо, уже выйдя в школьный коридор. Слежу, чтоб не потерялась. — У нас ничего интересного здесь нет. Правда.

Наконец сняв куртку и еле-еле запихав её в рюкзак (для этого пришлось остановиться посреди прохода да поднятой коленкой поддержать его), натягиваю лямки поплотнее, хватаюсь за них как малолетний и начинаю идти вперёд. Размеренно, так, чтобы новенькая могла все безынтересности разглядеть. И чтоб не врезаться в наступающих к 8 часам мелких школяриков.

Эта часть школы — центральная, тут обычно не бегают и не шумят. Рядом много воспитателей, — киваю в сторону административного центра, из которого мы только что вышли, и продолжаю: — пойдёшь направо — зону старшеклассников пересечёшь, пойдёшь налево — к себе зайдёшь. Мы на втором курсе пока что преимущественно только налево и ходим. Направо начнём ходить в следующем году.

Пока ещё не успели завернуть, останавливаюсь и добавляю: — А прямо, вон там, спортзал с локеркой, столовка. В общем, думаю, разберёшься. И да, направо мы тоже ходим, но не часто и вообще...

Мою мысль прерывает появившаяся на горизонте рыжая макушка. Она уже тяготеет к правому коридору, должно быть, направляется на учёбу, что уже само по себе крайне любопытно! Но ещё любопытнее то, что эта макушка, отсоединяясь от другой макушки, только чёрной, Максовой, семенит в нашу сторону. Да ещё и, кажется, издалека пока ещё сдержанно-спокойно, но уже, видно, постепенно возгорая начинает: — Хоббит, блять, давай поговорим!

И я в лице хоббита, конечно же, делать этого не собираюсь. Он меня в последнее время так дико раздражает, я прямо не могу! Даже думать об этом не хочу!

Тут, видимо, выбежав вслед за нами с утёнком из офиса, миссис Аткинс присоединяется к этому мракобесию, судя по всему, очень удачно столкнувшись с закоренелым нарушителем школьного порядка, которого вообще давно было пора отчитать. И начинает прямо посреди проходной отчитывать. Я даже не собираюсь это слушать, а тут же, схватив утёнка за локоток, ретируюсь вместе с ним в заполняющийся школьниками коридор.

Не парься. Это не важно. — Уверяю её, всё дальше и дальше уходя от места инцидента. Через какое-то время восстанавливаю самообладание и вспоминаю об экскурсии. — Ах, да, о чем это я? В общем, опять же, не важно. Главное — разбирайся в туалетах. Потеряться в них можно на раз-два. Их много и они все одинаковые.

Показываю скорой ручкой по ходу на мужской, а затем и на женский подвид, отмечаю, как минимально отличаются стёртые таблички над их дверьми и благословляю на дальнейшее изучение их внутренностей уже самостоятельно. Предложила делать это во время занятий, ибо на переменах там не протолкнуться.

А ты в городе новенькая, да? — вдруг вспоминаю, что у утёнка, наверное, есть личность и, возможно, даже интересная, так что стараюсь быть как можно более сдержанной и милой. Всё-таки, врагов наживать — дело неблагодарное. Да и, на самом деле, не хочется утёнка обижать — больно уж она нежная и тепличная. Пользуясь моментом, с какое-то время разглядываю её беззастенчиво, а потом на подходе к кабинетам киваю на бумажку в её руке. — Тебе сейчас куда? Какой урок?

Объяснять, где каждый кабинет, не собираюсь — дальше, думаю, сама разберётся, читать, чай, умеет. А уж если у нас занятие вместе, это уже другое дело! Так и быть, шефство над ней возьму. Не привыкать.

Отредактировано America Wood (2020-11-27 19:12:39)

+3


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [03/01/20] незримой нитью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно