особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
Мойра, Энн, Фася, Отис, Дорсет

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
14.10// Просим всех игроков перезаполнить список занятых внешностей. В игре актуальны и ведутся квесты. В процессе подготовки ветка Дерри (включая сюжет с самолетом), поэтому всем жителям Дерри, кто хочет играть в сюжете, актуально отписаться Каю в ЛС. Всем добра, тепла, всех обнимаю <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [15.03.2020] Tell me everything


[15.03.2020] Tell me everything

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Tell me everything
Go ahead, you've take me down now.
Give me what you don't know.
Go ahead, take me all down now.
Get this, get this into your game.

Леса близ Дерри — 15.03.2020

Стелла & Астрид „


Голод... усталость... злость... Все накатывает, словно норовя подмять под собой, лишая возможности выбора. Сколько мы уже бродим по лесам, ночуя в машине? Кажется, что целую вечность... и только вдвоем. Стелла, ты знаешь, что за эти годы ты стала для меня светом, но внутри все еще бушует недосказанность и обида...

https://i.imgur.com/3I6Nttv.png
*эпиграф сотворила волшебница Стелла

Отредактировано Astrid Turner (2020-10-16 16:44:48)

+2

2

Я снова пытаюсь ухватить знакомое ощущение, звенящее в ушах притоком крови. Оно почти осязаемое, иллюзорно близкое, как будто стоит закрыть глаза, сосредоточиться и открыв их уже окажешься в чужом теле.  Найдешь окно или зеркало, осмотришься, найдешь в телефоне гео локацию и дальше уже только дело времени. Это работало всегда именно по такому простому алгоритму. Мне хватало лишь нескольких минут, это было сродни заказа еды в ресторане по соседству. В этот раз открыв глаза я вижу ту же непроглядную муть темной зелени, от которой во рту делается сухо и горько. Как будто мне приходилось изо дня в день питаться корой и ягодами, напитавшимися болотной известью.  Я все еще не привыкла к этому гнетущему ощущению оторванности. Став частью Узла, я не выворачивала себя наизнанку, теряя благодать любимого ребенка и нужного человека, ведь ничего этого у меня прежде не было. Я нашла себя только среди тех, кто видел собственную жизнь, в чужой смерти. Мои руки столько раз сжимали обрубленный ятаган, вонзая его в живот или между ребер, что это походило на операционный план, как будто вскрывать мертвое тело, три сечения, для вскрытия грудной клетки - три надреза, и вся жизнь, в ее физическом смысле - вот она. Уже не течет, не меняется,  находясь в статике неторопливого и бессмысленного разложения. Она не интересна никому, я ощущаю упоительный покой, взвешивая сердце, селезнку, отмечая под запись состояние кожных покровов, и запавших глаз. Четкий анатомический экскурс в смерть. Никакого пиетета или сострадания - они жили, они умерли, я могу узнать от чего, на этом все. Этого мне не хватает также, как пара, без которого не просто начинается ломка, а само тело делается чужим, податливым к усталости, меня не просто сломать, слишком многие пытались, но даже для меня этот монотонный безрезультатный вояж по пригородам  мелких населенных пунктов без названия делается всё более тягостным.  Оставаться было нельзя, оставаться попросту было негде, как последнее облако пара, которое я вдохнула кажется вечность назад, полное ужаса и боли, от того еще более сладкое и питательное, оно давно впиталось в кровь, отразилось холодным блеском в зрачке и истлело за минувшие месяцы, проведенные в полуголодном состоянии.
Обманчивое ощущение близости сияющего уже просто что-то из разряда голодных галлюцинаций. Я ими не старадаю, я призываю их, чтобы отвлечься от отчаянной мысли, что так и будет дальше, что ничего не изменится. Бесконечные тропинки, путающиеся меж собой в лесной просеке, с которых когда началась эта моя жизнь, так здесь и похоронят нас в бесцельных попытках найти себе место.

Нас. Смотрю через стекло на заднее сидение, она поправляет волосы, наверное дремала. Её сосредоточенный профиль вызывал желание коснуться линий носа, скул и подбородка. И ведь так было всегда, с первого дня, когда я ее "увидела" находясь за сотни миль. И тогда я тоже могла протянуть к ней руку, хотя прикосновение было бы не реальнее фантомной боли от обрезанной конечности, но вот тогда я ощутила этот прилив тактильного голода, пожалуй в первый раз за ту жизнь, которую вела в Узле с момента трансформации. Прежде, по понятным причинам, желания ощутить чужое прикосновение или самой войти в телесный контакт у меня не было. Напротив, во избежание даже привычного рукопожатия - жест вежливости, я непременно складывала руки на груди или занимала их чем-то вроде браслета, шарфа или ключей. Эти жесты всегда выглядели резкими и нервными и вобщем-то производили нужный эффект нелюдимого, замкнутого в себе человека. Но я и не могла быть другой. Чтобы все это переменить, должно было случиться чудо и оно произошло... А за ним это самое открытие - Астрид.

Когда я в мыслях называю ее по имени, она всегда находит меня глазами, будто мои губы вслух оттачивают ее имя сквозь плотный воздух. Сейчас она тоже поворачивается ко мне и мы встречаемся взглядами. Она выглядит уставшей, должно быть я выгляжу точно также. Слишком долго мы скитаемся в этом аду из мха и высоких пихт, слишком редко видим других людей, я чуть чаще, потому что все еще заставляю себя искать парилок. Но мы обе у края, когда ее лицо разрезает тонкая улыбка приветствия, понимаю это также четко, как и то, что нас надолго не хватит.

Ей не надо задавать вопросы, мы научились читать друг друга, за годы бок о бок и особенно за минувшие месяцы. Вот только вопрос, отраженный в ее глазах меня сейчас откровенно раздражает, ведь мне снова придется разочаровать ее, Сажусь за руль, завожу машину, я не хлопнула дверью. но пристегнула ремень, аккурат в то мгновение, когда Астрид позвала меня по имени. И я могу промолчать, сделать вид, что не слышала ее, но мой взгляд падает на отражение ее лица в салонном зеркале.
- Сегодня снова ничего - винюсь я с каким-то вызовом в голосе, будто она все же озвучила вопрос вслух. Выражение ее лица не меняется, как и в тот первый день, когда я видела ее в зеркале, в круглом  двустороннем отражении маленького зеркальца косметички. Будто она точно знала, что услышит от меня именно эти слова, жмурюсь и резко вскидываю руки к рулю.
Она зовет меня по имени, снова коротко и без упрека, но я взрываюсь.
- Я знаю, черт подери, знаю, что все хреново, я пытаюсь пытаюсь сосредоточиться и уловить... но мы слишком глубоко в гребанной чаще  и слишком слабы... мы одни - констатирую я понижая голос. Не имею представления каково это слышать от меня эти ругательства, прежде даже произносить их было странно, будто вшивать под кожу ядовитых многоножек, ведь 35 лет своей жизни вокруг меня была богобоязненная речь исполненная цитат из псалмов. Со временем эти ощущения начали приносить удовольствие.
- Прости - коротко бросаю я не оборачиваясь к Астрид и отстегнув ремень, выхожу из машины.  Лес в котором когда-то я появилась на свет в своем нынешнем состоянии, угнетает и лишает сейчас даже призрачной перспективы.

+2


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [15.03.2020] Tell me everything


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно