особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
Мойра, Энн, Фася, Отис, Дорсет

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
14.10// Просим всех игроков перезаполнить список занятых внешностей. В игре актуальны и ведутся квесты. В процессе подготовки ветка Дерри (включая сюжет с самолетом), поэтому всем жителям Дерри, кто хочет играть в сюжете, актуально отписаться Каю в ЛС. Всем добра, тепла, всех обнимаю <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [27.05.2020] зарази меня жизнью


[27.05.2020] зарази меня жизнью

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

зарази меня жизнью

Смотри, сочетается черное с красным
Ты видишь, становится темное - ясным
Я стану с тобой социально опасным
И все так ужасно, и небо прекрасно
По городу рыщут голодные звери
Но держатся за руки длинные тени

ивелбейн,
бар «mad arthur» — около 4 дня

https://i.ibb.co/ncmj523/ezgif-5-8507425a3578.gifhttps://i.ibb.co/6yTmyzH/ezgif-5-3d3c8c91f16a.gif

stanley young & viola bains „


Я бы поняла, если бы мне принесли пару таблеток и попросили выбрать: красная или синяя? Но кто-то во вселенной ёбнулся и послал мне тебя. Зачем?

Отредактировано Viola Bains (2020-10-04 14:31:31)

+4

2

boycottthe edge [heavy cargo]

[indent] где-то в Техасе
Ты спишь. Солнце пробивается сквозь пыльные и древние занавески. За стенкой стучит костылем миссис Хармони. Лежишь на животе, распластавшись на бордовых простынях, единственное, что ты таскал с собой, всё что осталось от семейных ценностей. Старенькое покрывало, которое сшивали из лоскутов твоя покойная мать и сестра. Несколько клетчатых рубашек, одна черная, два галстука красного цвета и пару брюк. Кеды да говнодавы, в которых ты после выборов Трампа бегал вместе с остальными несогласными по улицам Калифорнии. Было дело, конечно, ты всё помнишь. Даже после таблеток, порошков и травы. В тебе больше дури, чем лимфы. Отсыпьте еще, чтоб ничего больше не тревожило, и без того, раздолбанный мозг.

Солнце светит так, что ты крутишься и переворачиваешься. В последнее время ты не видишь сны. И это тоже твой долбанный выбор. За стенкой старуха гремит так, что ты невольно просыпаешься. Моргаешь и замираешь. Несколько секунд. Дыхание прерывается. Ты смотришь перед собой и не двигаешься. Замер, словно, гусенница в янтаре. Просто смотришь. Перед тобой парит она. Конечно, всё это твое воспаленное воображение - думаешь ты сам. Ада зависает в воздухе. Такие же глаза, как и у тебя. Черные, как вороново крыло, волосы. Она открывает рот. И ты слышишь раздирающий вопль, твой личный моральный абьюз уже не первый год. Она кричит в твоем полутрезвом сознании, не произнося ни слова:
[indent] — он уже здесь. он нашел тебя. он слишком близко.
Ты ломишься в дверь миссис Хармони с сумкой на плече. На ходу натягиваешь брюки. Та открывает дверь. Ты даже не здороваешься. Кидаешь ей ключи на стол и плату за комнату. Тебя тошнит. Ты не можешь толком объяснить, да и кто тебя поймет.
[indent] — Малыш, ты хоть бы штаны натянул.
Собственно именно это ты и делаешь. На столе лежит пачка сигарет. И ты не спрашиваешь у нее разрешения. Просто закуриваешь.
[indent] — Ты что от Дьявола бежишь?
Ты замираешь на месте. Сигарета тлеет в зубах. Оборачиваешься к старухе.
[indent] — Что-то вроде того.

[indent] Еще один штат. Гребанное путешествие без начала и конца. Ты жил в дурном сне все эти дни. И если считать, что наркота спасала от призраков, то это fucking shit, а не жизнь. Вся твоя жизнь сплошная трасса с желтыми разметками, дешевыми мотелями, разбавленным пивом и горелым кофе по утрам, с малолетними девицами на ночь и партиями в покер или американку на затертом зеленом сукне. И каждый долбанный раз ты зачеркиваешь на карте еще один город.
Выставляешь большой палец на обочине трассы и ждешь. За спиной дорожная сумка из которой торчит бита. А в затылок дышит смерть. Ведь даже по дури ты мало кому рассказываешь о том, кто ты на самом деле. Никто тебя не поймет. Но ты знаешь наверняка, что однажды пуля попадет в грудную клетку, даже если она будет адресована совершенно другому человеку. Или еще хуже — тебя настигнет он. А ты, блядь, не знаешь, как он выглядит. Очередная семейная страшная история, блядский скелет в шкафу.
Ты куришь, засунув руки в карманы рваных джинсов. И какой-то старенький пикап тормозит. Мужик смотрит на тебя. Кричит и кивает:
[indent] — Ты нормальный? Или педик какой?
Ты моргаешь. Сквозь зубы шипишь:
[indent] — Так много педиков стоят на обочине, пытаясь свалить из штата?
Он открывает дверцу машины:
[indent] — Ты даже не представляешь, сынок, сколько дебилов развелось в это время. Ничто их не берет. Так что если ты из этих, или ...
Ты сплевываешь и достаешь из штанов деньги:
[indent] — Мне просто надо добраться до границы штата. Я не трахаю мужиков, не ем детей на завтрак и не расчленяю девственниц.


[indent] спустя несколько месяцев. Ивелбейн.
Ты толком не врубаешься, почему именно этот штат. Выглядываешь из-за барной стойки. Из музыкального автомата доносится старенький и добрый хэви. Ты жуешь зубочистку. Местные пьют пиво. Кто целый день, некоторые приходят аккурат после шести и зависают до ночи. Иногда тебе удается закрыться около часа ночи, потом ты поднимаешься на второй этаж, где тебе любезно выделили комнату над вывеской «mad arthur». Ты вошел в этот бар две недели назад, да так и застрял в нём. Блэк Джек говорит, что до тебя работал странный парень. Вроде с ним все было ок, но потом пришли федералы. Выяснилось, что он домогался маленьких мальчиков. Ты опять вспомнил того мужика на границе Техаса.
И тогда Блэк Джек тебе сказал:
[indent] — Ты же не?
Ты закатил глаза. А в пору было удариться лбом о барную стойку.
[indent] — Нет, я не из этих. И не из тех, — ты повторял фразу, которую говорил практически во всех штатах, куда тебя заносило на протяжении десяти лет, — я обычный панк. Всё.
[indent] — Ок. No more questions.
Вот и весь разговор. Несколько дней Блэк Джек наблюдал за тобой. Потом подозвал к себе и показал на ствол. Ты отпрянул, как малолетка - девственница от бородатого байкера. А тот спросил, что не так. Ты просто отодвинул ствол от себя и сказал, что повесишь за барной стойкой биту, уж если так нужна защита. Что у тебя аллергия на сталь. По сути так оно и есть. Ведь ты прекрасно помнишь, как последняя пуля приземлилась аккурат между ног, в нескольких дюймах от твоего хозяйства. Что называется: fucking shit.

Блэк Джек уехал на несколько дней и сказал, что ты завтра можешь открыть бар к шести вечера, что Хоуп - повар придет тогда же, ну или разбудит тебя при необходимости. Но ты уже привык. Ты не пьешь уже почти два месяца и не употреблял ничего тяжелее сигарет. Кофе стал спасительным наркотиком. И ты дошел до той стадии похуизма, что с сигаретой в зубах, перекинув через плечо новенькое полотенце, вышел к автомату. Ты думаешь, что пока не так много народу, надо успеть заказать песен десять. Аккурат так, ибо потом пойдет пьяное караоке, обнимания и тебе придется кричать мужикам, что здесь не место для разборок. Что вон там бита, а если выйдет Хоуп им не поможет даже Бог. Еще бы, Хоуп африканка. И когда вы стоите рядом, ты невольно смотришь в зону декольте. Вот она могла проломить череп своим кулаком, и размозжить совсем голову своей сковородой. Но это так между строк, обычно ты говоришь особо пиздливым. А еще следишь за бильярдным столом. Один раз так следил, что и уснул на нем.

Ты не пьешь и не употребляешь уже шестьдесят один день два часа и тридцать пять минут. Абсолютный рекорд. Единственная причина по которой ты смотришь на мир с охуевающим взглядом. Заносишь руку и бьешь по автомату. Он тут же начинает грузиться. Оззи погружает бар в некое состояние прокрастинации, а ты бредешь обратно за барную стойку. Кто-то просит еще пива. Звенит колокольчик у входа. Хоуп стучит на кухне так, что даже старик Оззи не может ее переорать. Ты говоришь гостям у стойки, что вы просто не могли вынести нормально труп в черном мешке, поэтому приходится его расчленять.
[indent] — Приятного вечера, — добавляешь ты, и тут же тушишь окурок сигареты в пепельнице, поднимаешь взгляд и ведешь удивленно бровью, — надо же.
Ты можешь поставить двадцатку на то, что о_н_а сейчас выскочит в ужасе из полумрачного бара, с нотками тлена в голосе Осборна, или от стоящего дыма вокруг, или от шума Хоуп и скелета, сидящего на бите за твоей спиной. Да и мужиков здесь столько, что минимум каждый второй будет сейчас строить из себя рентген в глазах Джеймса Бонда. Засовываешь в рот сигарету. Ловишь себя на мысли, что это уже пятая за час и возвращаешь ее обратно в пачку. Выставляешь локти на стойке и взъерошиваешь волосы. Почти как страус в Техасе перед самкой. Хотя, ты знаешь, что они обычно еще смешно рассправляют крылья и приседают, как будто танцуют перед партнершей. На самом деле, дебильное сравнение, но первое, что приходит на ум, когда о_н_а подходит к стойке.

Отредактировано Stanley Young (2020-10-05 18:14:06)

+4

3

Shinedown - Devil

Отец и дочь – сказал бы любой при виде вас, но ты целуешь его совсем не по-детски, запуская руки под рубашку прямо на глазах у всех. Тебе абсолютно плевать, что думает вон та мадам в блузке цвета фуксии. Таращится добрых пять минут. Не слушаешь присвистывания бездомного у пожарного гидранта и заставляешь любовника игнорировать входящий вызов. Полностью растворяешься в моменте.

Тянет безумно и ты мысленно шлешь к черту женщину, из-за которой пришлось покинуть постель, из-за которой придется отпустить его прямо сейчас. Еще немного, еще чуть-чуть. Кусаешь в поцелуе губы, скользишь пальцами по коже, пока чужая лапища властно сжимает твою задницу.

Кружится голова. По шкале выделения эндорфинов от нуля до бесконечности ты уже труп. Не забывай дышать, обезьянка.

Майклу Бейкеру 43, и он женат. Вы познакомились 16 часов назад и не можете отпустить друг друга даже сейчас на виду у всех. Возможно, он бросит жену, но ты еще не спрашивала, да и зачем? Просто засунь руку в брюки, покажи, как сильно ему нужна.

Они же смотрят, Виола!
Пусть смотрят, пусть подавятся этим!

Майк пытается отстраниться, бормочет, что вас могут засечь и тогда всему конец, а ты даже слушать об этом не хочешь, не можешь. Лишь чувствуешь, как сильные руки держат тебя за плечи, тянешься к нему, чуть ли не хнычешь от обиды, притопывая ножками и злобно поглядывая на прохожих.

Ещё один звонок. Ты отворачиваешься и достаешь из сумки сигареты, пока он жмет кнопку «ответить». Передергиваешь плечами, освобождаешься от прикосновения, сжимаешь в пальцах пачку, будто это она во всем виновата.

Мужчина, которому удалось завладеть твоим вниманием с первого взгляда. Люди зовут эту химию любовью, что же, может так и есть. Тот, кого хочется вдоль и поперек, пока сон от бессилия не разлучит вас.

Забавно, он думал, что тебе и восемнадцати нет, но зато как обрадовался, когда узнал правду. Виола Ривер Бейнс, ты отлично сохранилась, зараза. В первый час вы просто развлекались и много говорили, а потом все пошло по пути наименьшего сопротивления.

Затянись хорошенько, пока есть возможность.

- Блять, - шепот срывается с его губ, и ты как по команде смотришь на мужчину в попытках понять, что произошло. Майкл нервно оглядывается и крепко сжимает телефон в руках. Поворачивается к тебе: зрачки сужаются, на лице появляется гримаса и в следующий момент сзади на тебя набрасывается чудовище.

Если бы мы только знали, мы остались бы дома.

- Ах ты, сука, - орет оно нечеловеческим голосом, и ты орешь с ним в унисон. От неожиданности, от резкой боли в правом плече. Разворачиваешься и отпихиваешь со всей силы. Какого хрена!?

Чудовище зовут Маргарет, брюнетка с длинными роскошными волосами, и с виду ей не больше тридцати. И ты сразу понимаешь, кто она. Выглядит просто потрясающе. Глаза округляются как блюдца, и на секунду у тебя появляется стойкое желание тройничка. Но удар сумкой по голове сводит все шальные мысли на нет.

- Прибью, придушу! – выкрикивает Марго, накидываясь с новой силой.

- Майкл! – сверлишь его взглядом, пытаясь разжать чужие пальцы на своем запястье и разочаровываешься, когда видишь, что ему все равно. – Вот же сукин сын, - шипишь себе под нос и дергаешь пассию за патлы, впечатывая недокуренную сигарету в её ладонь. Случайно, конечно. А может, нет.

В последний раз такая драка закончилась вызовом родителей в школу. И как же это было давно… Волосы клочьями, синяки и разодранная ногтями кожа. Даже мысленно возвращаться к этим событиям не хочется, не то, что дубасить миссис Бейкер.

Ты всматриваешься в улицу и резко срываешься с места. Бежать на каблуках – не самое лучшее занятие после бурной ночи, утра и дня, но оставаться наедине с этой сумасшедшей – тоже не вариант.

Хотелось бы не слышать шаги за своей спиной, но она догоняет, посылая проклятия в спину, и не остается ничего, кроме как открыть второе дыхание и бежать еще быстрее.

Ебанутая.

Кто в здравом уме будет гнаться за любовницей мужа? Зачем?

И вообще, любовница – это так громко, что аж подташнивает. Интрижка, простая интрижка с хуевым концом. Будь ты немного жестче, то могла бы и отрезать этот самый конец. За то, как было хорошо, и за то, каким мудаком оказался Майк.

А чего ты ждала?
А с хера ли он стоял столбом?

Оглядываешься в поисках темной макушки и видишь её буквально в десяти шагах от себя. Чертыхаешься и цепляешься руками за ближайший столб, чтобы совершить маневр, выбегая на смежную улицу. Туфли начинают натирать, но ты стараешься не обращать на них внимания и ищешь глазами подходящее место, чтобы нырнуть туда, спрятаться от мегеры Марго.

Mad Arthur.

Случайная вывеска цепляет взгляд, медлить нельзя. Дергаешь дверную ручку и под звон китайского колокольчика врываешься в бар. Шумно, дымно, но не очень многолюдно. Вряд ли получится затеряться, только вот пути назад нет. Каждый занят чем-то своим и едва ли обращает внимание на блондинку, чьи глаза ощупывают зал в поисках укромного угла.

Странное местечко для барышни вроде тебя. Напоминает бар, в котором вы с Микки ставили на «Янкиз», а Мэлоун был готов пожертвовать парой зубов, чтобы отбить тебя у пьяного гения соблазнения.

Мой герой. Герой-говнюк.

В этот раз ты не похожа на блестящую селедку. Вместо экстравагантного наряда – скромное бело-черное платье, правда, тоже короткое донельзя.

Взгляд цепляется за барную стойку. Ты еще не поняла, что бармен следит именно за тобой, но уже уверенно идешь к цели, обтягивая подол. Даже не собираешься париться, если кто-то смотрит вслед. Что может быть хуже озверевшей женщины с намерением отбить у тебя тягу к жизни? Может она знает, куда ты улизнула, а может наугад зайдет в бар и поймает с поличным.

Замечаешь в парне лохматость, грустный взгляд (не эмоцию, а скорее щенячий типаж) и схожесть с Маккартни, пялишься пару секунд на биту и стекляшки за его спиной, барабанишь пальцами по столешнице.

- Пожалуйста, мне надо спрятаться, - в твоих глазах вагон серьезности и маленькая тележка мольбы, только руки не складываешь в позе просящего. Бармен не торопится с ответом, а у тебя нет времени на ожидание, пока он выплывет из фантазий и соизволит помочь.

Мог бы и побыстрее.

Звон колокольчика, один взгляд в сторону, и ты бежишь к перегородке между стойкой и стеной. Ловко ныряешь под перекладину и прижимаешься к шкафчикам возле его ног, оседая на пол.

Ты не заметила, кто вошел, но очень надеешься, что это не разъяренная жена и на всякий случай прикладываешь палец к губам.

- Тсс, - почти беззвучно, смотришь на него снизу вверх и пытаешься затаиться.

Музыка успокаивает, хотя и не убеждает сердце стучать чуть тише.

+4

4

the animalsthe house of the rising sun

[indent] Страус в тебе сдулся. Ты скорее похож на воронёнка, которого старые родители выпихнули в хвост из гнезда. Ты  поднимаешь взгляд к потолку. Наконец замечаешь трещины возле старой вертушки, что висит как раз над тобой. Ты видишь все, что угодно, но только не смотришь на н_е_ё. Такое себе дело принципа. Ты видишь, как один хер ставит пустую бутылку из-под пива, другой возле автомата. Обводишь взглядом зал. Моргаешь.
О_н_а уже за барной стойкой. Опускаешь невольно взгляд. О_н_а смотрит на тебя снизу вверх.
[indent] — Боже, почему именно я? — не столько мольба, сколько обычный пиздеж на всевышнего, ты и веришь-то в него наполовину, иногда чуть меньше или больше, — ты, — замолкаешь, звенит колокольчик, и в бар практически влетает еще одна женщина, а за ней слащавый хуй, ты думаешь, что он педик, цокаешь языком.
Ты даже не врубился до конца. Ты поймешь это чуть позже. Наступит позднее зажигание. Зажжется лампочка над головой, именно тогда ты опустишь руку на е_ё плечо, посмотришь вниз и улыбнешься. О_н_а смотрит на тебя слегка настороженно, спрашивает взглядом: мол, ты охуел?

Всё просто. Ты решил уравнение: один плюс один, получилось три. Двое там, по ту сторону стойки, а о_н_а сидит рядом, на уровне паха. За спиной открывается окошко, Хоуп выглядывает в зал, выдвигает чей-то стейк и фри. Несколько секунд смотрит на вас. Ты улыбаешься, как умалишенный с которого сняли смирительную рубаху и выпустили на прогулку в город. Хоуп моргает. И молча закрывает окошко. Та самая, влетевшая с разбега, под завывание молодого Эрика Бёрдона. Кажется, песня 1964 - го года или около того.
[indent] — Что-то подсказать? — спрашиваешь на автомате, умудряясь в полуобороте взять заказ и поставить его на барную стойку, а потом слегка подтолкнуть к мистеру Наф - Нафу, — секс на пляже или Маргариту? — прищуриваешься.
Она смотрит на тебя. Ты улыбаешься, как Махоуни из Полицейской академии. И вот тогда зажигается лампочка. Рукой удерживаешь за плечо е_ё. Да, ты передумать успел раз десять. Всё равно же сидит в нескольких дюймах от тебя, так пусть хоть делом займется. Но нет. Ты отбиваешь возможную попытку проявления каких-либо чувств, даже если заиграют гормоны. Ты прекрасно знаешь, что тогда может появиться Ада. Неожиданно, с надрывом или отрешенностью. Убираешь руку.
[indent] — Спасибо. На сегодня секса достаточно, — она оборачивается к мистеру повзрослевшему Кену, смотрит на него со злобой.
Наф-Наф жует стейк. Хрюкает и выдает:
[indent] — Секса мало не бывает.
[indent] — Пойдем, дорогая.
[indent] — Погоди, я видела, как она заскочила сюда.
[indent] — Прекрати. Давай не будем на людях устраивать.
[indent] — Ты трахал девицу.
[indent] — Я ее не трахал.

Oh mother tell your children
Not to do what I have done,
To spend your life in sin and misery
In the House of the Rising Sun.

Ты насвистываешь себе под нос, попадая в такт песне. О_н_а заерзала, ты гладишь по голове. И видишь за спинами сестру. Бледно-призрачную. Практически прозрачную. Она молчит. Смотрит на тебя. Осекаешься. Предлагаешь паре присесть за столик, говоришь, что к ним скоро подойдет Хоуп. Они продолжают ругаться на фоне, а ты опускаешься за барной стойкой к н_е_й. Шепчешь очень тихо:
[indent] — Где мой благодарственный минет? Спасибо, ты спас мне жизнь. Я согласна, — хряк за стойкой обрывает твой поток философских мыслей, медленно поднимаешься, протягиваешь руку и тянешься за деньгами, киваешь ему на прощание и орешь: — Хоуп, выйди в зал.
Вот всё сегодня пошло по пизде. С самого утра, когда ты долбанулся с кровати, из-за онемевшей ноги. Ты уже не ведешься на н_е_ё. Тебя пугает Ада. Она никогда не приходит с пустыми руками, или просто так. Каждый раз. И вот сегодня тоже. Хоуп вылетает в зал, поправляя на ходу фартук. От нее шарахается местный пьяница - мистер Часовщик. Или Гробовщик? Ты уже не помнишь. По пьяне он столько лепетал об этом городке, что ты уже не прислушиваешься. Он опять несет ахинею:
[indent] — Они всегда находят приют в Ивелбейне. Всё.
[indent] — Да-да, Дункан, мы слышали эту историю много раз.
[indent] — И вуду тебя не спасет.
Хоуп смотрит на него, как на кусок телятины, которому стоит превратиться скоро в стейк. Бредет к той самой паре. А ты опять опускаешься за барной стойкой, присаживаешься рядом с н_е_й, вытягиваещь ноги. Из-под штанин торчат красные носки. Но тебе похуй. Твой стиль. Шаришь рукой по поверхности, нащупываешь пачку сигарет и предлагаешь е_й. Закуриваешь. Выдыхаешь:
[indent] — Я не знаю, как это работает, но ты мне принесла ворох проблем, — и призрак сестры в придачу.

Тем временем Хоуп орёт:
[indent] — Слышь, Стэн! Одна миссис тут думает, что ты прячешь за барной стойкой ту шлюху, которая трахнула её мужа!
Едва слышно скулишь в ответ и качаешь головой.
[indent] — Господи, неужели я так много просил? — суешь сигарету е_й в пальцы и вылазишь в зал, — А еще она трахнула меня, ага.
Чувствуешь болезненный толчок в низ живота. По инерции показываешь ей кулак. И вот тогда тебя начинает мутить. Всё к ебеней матери летит по пизде. Хоуп ругается с мистером Кеном. Его баба тащит мужа к выходу и говорит, что подаст на развод. Он орет в ответ, что она сидит на его шее, и эта малолетняя шлюха была единственным стоящим приключением в жизни. Дункан натирает бокал с пивом и шепчет себе под нос. Ты слышишь его хреново. Но это поначалу. У тебя дрожат руки и сдавливает грудную клетку. Ты прекрасно слышишь его причитания, периодически вырываешь из контекста:
[indent] — пустые, жадные, жестокие, пустые.
И тогда ты падаешь на пол. Видишь нечто похожее на человека. У него грубый немецкий акцент. Ты лежишь на полу и смотришь аккурат в е_ё декольте, но перед глазами стоит он.

Отредактировано Stanley Young (2020-10-06 19:27:16)

+3

5

The Turtles - Happy Together

- Еще один гей, - думаешь ты, разглядывая щуплого бармена, которому резко разонравилось на тебя смотреть. Вздыхаешь как столетняя мамонтиха, которая знает о жизни всё.

Везет тебе на них, только этот еще и с припиздинкой.

— Боже, почему именно я?

Тот же вопрос. Ты бы ответила ему, пообещала бы утешить, когда его бросит парень, но в этот момент в бар заходят и всё, что тебе остается – прикусить язык, вслушиваясь в чужие голоса. Распознать тот, который и слышать не хочется.

Вот дерьмо.

Нервно жуешь губы и обещаешь себе: больше никаких мужиков, от этих членовозов одни проблемы. Хочешь поскорее вернуться в номер и заказать генеральную уборку. Чтобы вычистили все: постельное белье, полы, протерли дверные ручки и ободок унитаза. Залили химикатами душ и ванную, отдраили любое возможное упоминание о Майкле. Ты даже готова расстаться с набором крышечек из-под пива, которые собирала с самого приезда в Ивелбейн. И который сегодня с таким интересом перебирал Бейкер. Вот такая быстрая любовь.

А самое главное – продезинфицировать себя изнутри. Как? Потом разберешься.

Потому что сейчас ты на полу занюханного бара. Елозишь задницей в белом платье по грязи, следишь за черными штанинами с ощущением, что на тебя скоро наступят.

Только попробуй!

В окошке напротив появляется чернокожая мадам с тарелками. Ты вдыхаешь запах еды и обнаруживаешь, что чертовски проголодалась. Она смотрит на вас так, словно застала во время кульминации брачных игр, и ты смущенно подтягиваешь сумку к себе, будто пытаешься прикрыть голую грудь.

Мадам – вылитая Нина Симон, только крупнее и вместо тюрбана поварской колпак. Ты готова поспорить, что каждое воскресенье она зажигает в церковном хоре, покачивает бедрами, восхваляя Иисуса.

Смотришь на неё, успеваешь лишь пугливо пожать плечами и выдавить улыбочку из разряда «упс, ошибочка» прежде чем окошко вновь закрывается.

Бодрый цокот каблуков совсем близко. Ты смотришь снизу вверх, как лыбится бармен, и гадаешь: сдаст или нет? От этого прищура сводит скулы, и ты напрягаешься, оглядываешься в поисках орудия для обороны. В этот момент рука мужчины опускается на твое плечо и все внутри падает.

Короткий диалог, голос Майка.
Ублюдок.

Чуть ли не закипаешь от нахлынувшей злости, сжимая кожаный баульчик так, будто хочешь оторвать Бейкеру яйца, и бормочешь ругательства себе под нос.

Миссис Бейкер хочет заглянуть за барную стойку, но бармен словно заслоняет тебя и неожиданно ты чувствуешь его ладонь на своих волосах. Сначала медлишь, замираешь, а потом хватаешь её, убирая от головы. Ты же не ручная собачка за миллион долларов.

— Где мой благодарственный минет? Спасибо, ты спас мне жизнь. Я согласна.

Ах ты!

Выражение лица меняется на совершенно отбитое. Молчишь. Ведешь бровью. Таращишь на него глазищи, возмущаясь одной лишь мимикой. Так с тобой никто не общался. Как в дешевом порно-фильме, где бюджета не хватило даже на кровать. Папа бы не оценил.

Ты знатно охреневаешь и готова вскочить с места, но не вскакиваешь, хлопаешь ртом как рыба на суше, вздыхаешь так, что грудь ходуном ходит. Ты уже успела завестись и готова ущипнуть побольнее, а он даже не смотрит, как ты пыхтишь.

За бортом разыгрывается какая-то драма, и бармен снова рядом, садится прямо на пол. Ты смотришь на его красные носки и думаешь «фрик». Мало того, что гей, так еще нахал и фрик.

Отказываешься от сигарет и сверлишь взглядом в упор, щуришься от обвинений.

- Это просто твоя карма, - ядовито шепчешь в ответ и отвлекаешься на голос поварихи.

Да как эта сучка Маргарет узнала!?

— Господи, неужели я так много просил? – сигарета оказывается в твоих руках, а бармен снова подрывается.

Ты уже достаточно заинтригована этим самым Стэном и его проблемами, чтобы выглянуть из-за барной стойки и украдкой посмотреть на происходящее в зале. Блондинистая макушка с глазами – остров среди стаканов и тарелок.

- Здрасти, - одними губами произносишь ты на заинтересованный взгляд мужчины, увлеченного поеданием лазаньи, и с лицом познавшего дзен зрителя глубоко затягиваешься.

Бармен не успевает даже отойти и его начинает трясти. Происходит какая-то херня, а в тебе просыпается та самая невыраженная в минете благодарность.

— Пустые, жадные, жестокие, пустые, - и тебе кажется, что ты понимаешь, о чем он. Растерянно смотришь на мужчину всего долю секунды и забиваешь, закидывая недокуренную сигарету в пепельницу.

Кидаешься от столешницы прямо к мистеру Красные Носки, пытаешься схватить за рукав, но малек не успеваешь и Стэн падает аккурат в проеме между залом и полками. Ты инстинктивно опускаешься на колени рядом с ним и всматриваешься в стеклянные глаза. Как будто смотрят на тебя, а на самом деле хрен разберешь.

Мужик за барной стойкой вскакивает и свешивается за край, чтобы получше рассмотреть, что произошло. Хоуп в конечном счете выдворяет обоих Бейкеров и пару минут ждет, пока они отойдут от бара. Очень славно, что они не видели тебя, но теперь придется сменить номер в отеле. Или отель.

- Эй, парень, ты чего, - хлопаешь по щекам, наклоняешься поближе, чтобы убедиться в его вменяемости, – Ты прилечь решил?

У тебя такое было один раз, когда ты переборщила с ангельской пылью и чуть не откинула коньки на лучшей вечеринке в твоей жизни. Хотя кто знает, была бы она так хороша без белого порошка?

Одним движением «кыш» отгоняешь рукой надоедливого посетителя, который бормочет что-то о хилом поколении. Передоз?

- За что, – вскидываешь глаза к потолку, прикладывая ладонь к его лбу, чтобы проверить температуру. Пытаешься не думать о недавней выходке Стэна, но так и хочется потрепать его немножко. За дело.

Наклоняешься к его уху и вещаешь:
- Если ты выживешь, я тебя покусаю.

А сейчас тебе нужна помощь и кажется, что никого адекватней Хоуп в зале не найдется.

- Мэм, - орешь ты из-за барной стойки, - Хоуп, - еще разок по имени с тем же чувством неловкости, что и раньше, - не могли бы вы подойти к Стэну?

Звучит так, будто ты объявляешь пассажиров, опоздавших на рейс, но работает идеально. Да и привлекать внимание воплем «у вас тут лохматенький откинулся» не хочется. Через считанные секунды повариха упирает руки в бока и смотрит сначала на тебя, потом на него. Дежа вю.

Ты заглядываешь в карие глаза и чувствуешь, что тебя осуждают. Мало того, что «оттрахала», так теперь еще и убить пытется.

- Я ничего не делала, - спешно оправдываешься ты и как болванчик мотаешь головой вправо-влево.

+3


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [27.05.2020] зарази меня жизнью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно