Администрация: kaidan cain
17.01// Гайзитос! Мы продолжаем наш пусть. За эту неделю вы успели накатать 63 поста и это нереально круто. Также подготовили следующую главу сюжета, совсем скоро подъедут новые квесты. Текущий по-прежнему в движении, что не может не радовать. Планируется реорганизация игрового процесса. В общем - не переключаемся.
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Энн, Джон, Макс, Рэджи, Уэнди
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [01.04.2020] Hello, darkness, my old friend


[01.04.2020] Hello, darkness, my old friend

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Hello, darkness, my old friend
ost или цитата
место — время

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/293/t902454.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/293/t972986.gif

Nigel Fry & Alex Nightingale„


Что может быть приятнее, чем встреча со старым, давно мертвым другом?

+1

2

Найджел весьма пожалел, что его сияние не способно предвидеть будущее хотя бы минуты на три вперед, иначе тому, кто его так ловко обезвредил в гребаном лесу, откровенно бы не поздоровилось. Но он слишком расслабился, окруженный двумя лошками со слабым сиянием. Да эти парни даже и не подозревали о своих дремлющих талантах, их можно было взять голыми руками, и Най мог свернуть их шеи без особых проблем, забрав вожделенный пар и прикопав останки в земле.
Но всё пошло не по плану.
Очнулся он с дико гудящей головой, в висках стучало молотком, в затылок словно раскаленный прут воткнули. На несколько секунда показалось, что он просто набухался в хламину, добавив к алкоголю наркоту, и теперь вот наслаждается последствиями в чужом доме, где проходила вечеринка. Потом Найджел вспомнил, что ему как бы уже не двадцать, он приехал на чужой континент по заданию, а следствием его ужасного состояния является не переизбыток психотропных, а банальный удар по башке.
Сука.
Он разлепил ресницы и уткнулся взглядом в засаленное сидение. Шум мотора, полумрак, легкий запах бензина - они в машине, явно едут по бездорожью, на нормальном шоссе так бы не потряхивало. Руки связаны, но не просто веревкой или скотчем, а пластиковыми стяжками, нещадно впивающимися в запястья, хм. Плохой знак. С осторожностью и максимально тихо Найджел постарался развернуться, с этого ракурса ему стал виден темный силуэт водителя, небрежно держащего руку на руле.
Дышать, делать старательно вздохи и выдохи, пытаться привести себя в чувство, начать нормально соображать и придумать план. Найджел любил планы, хоть чаще и действовал спонтанно, за что его периодически шпыняли в Узле, ласково и наставительно. Но раньше по части планов у них был Алекс, который мог направить разрушительную энергию напарника в нужное русло, а теперь у них не осталось ничего хорошего, так что пусть кушают, что дают.
Фрай опять закрыл глаза, сосредотачивая ощущения и желания в единый ком энергии, от которого сделалось горячо в груди. Его сияние протянуло темные щупальца к водителю, незримо коснулось его, ласково и безжалостно запуская с немыслимой скоростью химические реакции, угнетая сознание тем, что невозможно контролировать, заставляя  собственный организм выступать в роли врага. Сейчас должны накатить безнадежность и апатия, от мира вокруг становится тошно и тоскливо, хочется просто лечь и свернуться в комок, потом сонливость и рассеянность начнут шептать в ухо: ты никто в этом мире, лишь жалкая песчинка, какая уже разница, что делать, просто закрой глаза и прекрати это раз и навсегда, милый.
Хер знает, если честно, что там и кто кому шепчет, Найджел уже давно выяснил - на всех его сияние может действовать по-разному. Не кардинально иначе, биохимию тела у человека шибко не изменишь, но люди странные существа. Кого-то он может заставить чуть ли не с моста спрыгнуть, другие максимум в лице изменятся и побледнеют.
Но надо пользоваться моментом.
Найджел ловко извернулся на спину, слегка скрипнув зубами из-за боли  от впившихся в кожу стяжек, и со всей дури долбанул ногой в затылок водителя, заставив того на пару секунд потерять управление. Машина нервно дернулась, взвизгнула шинами по песку, фары высветили чернеющие стволы деревьев, внезапно оказавшиеся слишком-слишком близко... От удара Ная скинуло на пол, он треснулся носом и болезненно всхлипнул, чуть не захлебнувшись от неожиданности горячей кровью, хлынувшей на лицо, но тут же опять вывернулся и поднялся на колени,  прижимаясь спиной к двери. Трясущиеся руки с трудом нащупали ручку, а потом он вывалился наружу, судорожно глотая холодный лесной воздух.
Еще и спину за компанию отбил. Какой же прекрасный уикенд. Добро пожаловать в ниш чудесный штат! Здесь вы ощутите полное единение с девственной природой, встретите оленей в естественной среде обитания и насладитесь дивными видами скалистых гор.
- А хорошо я так головой приложился, - с изумлением резюмировал дрогнувшим голосом Найджел, когда в его поле зрения попало до боли знакомое лицо. - Мне говорили, что здесь есть призраки, но я раньше не верил туристическим буклетам.

+3

3

Старая жестяная банка, которую бывший владелец гордо именовал автомобилем, тащилась по бездорожью уже не меньше пары часов. Алекс всегда предпочитал действовать по плану, придерживаться четкой последовательности в действиях, но в последнее время эта любовь к порядку ему как-то не помогала. Более того, все чаще он убеждался, что планировать наперед многие события «на воле» просто невозможно. Например такие, как сегодня.

Появление в городе Фрая было слишком неожиданным, чтобы наперед разработать какую-то стратегию, а потому оставалось лишь выгадывать драгоценное время на обдумывание.

Как-то давно Алекс слышал шутку о том, что из себя представляет теория вероятностей. «Какова вероятность, что сегодня, выйдя из дома, я встречу динозавра? Пятьдесят на пятьдесят – или встретишь, или не встретишь». Видимо, именно этой закономерности и подчинялась вся человеческая жизнь. И даже не совсем человеческая. Нужно было убить его еще тогда, и одним махом свести к нулю вероятность новой встречи. Он не мог понять, где просчитался и как его смогли выследить, но иного объяснения найти не получалось.

В начале их небольшого совместного путешествия Алекса обуревали смешанные чувства: с одной стороны, знакомый, хорошо изученный и даже в определенной мере предсказуемый враг лучше нового и неизвестного. С другой же Найджел Фрай был последним человеком, перед которым он хотел бы предстать живым снова. Поначалу Найджела ему не хватало как воздуха, то и дело при виде какой-нибудь нелепой афиши или забавной сцены хотелось развернуться, чтобы увидеть за спиной ухмыляющуюся морду – «да, понимаю», но каждый раз за плечом он находил одну только пустоту. Потребовались долгие месяцы, чтобы научиться выживать одному, не обсуждая ни с кем планы, не перекидываясь шуточками для разрядки, не советуясь. Видеть его снова было не то чтобы больно, скорее это смущало, запутывало.

Его появление в этой дыре на другом конце света, который казался таким безопасным, перво-наперво Алекса разозлило, потому, собственно, он и оказался без сознания и связанным, но после… Был даже кратковременный соблазн, какое-то полубезумное желание заговорить с ним, как со старым другом, пока он не пришел в себя. Рефлективно хотелось рассказать вырубленному Найджелу о своих последних приключениях, посмеяться в тишине под звук мотора.

Не иначе, как он в одиночестве стал сходить с ума.

Алекс готов был уже ухмыльнуться этой мысли, как вдруг ему стало до ужаса тоскливо. Все как-то разом потеряло смысл – его жизнь, встреча с Фраем, даже дорога, едва заметная в свете фар. Может, отпустить руки с руля и дать свершиться тому, что надвигалось с самого момента его побега? Почти год он убегал, прятался, пытался найти себе место в мире – и все ради того, чтобы встретиться с Найджелом снова и попасть в лапы узла. Ничего хорошего эта встреча не предвещает, только наказание. Неизбежное, предопределенное. Он же сам вынес себе приговор. Как же это глупо…

За время странствий Алекс подрастерял бдительность и отвык быть настороже, иначе бы он непременно понял, что мысли эти пришли неспроста. Но не успел он дойти до этой мысли, как на затылок обрушилась затемнившая сознание боль, словно от... удара? Но как? Разве что... Быть не может, чтобы этот гребаный человек-сороконожка сумел так извернуться со связанными-то руками!

От неожиданности и изумления он на какой-то краткий миг отпустил руль, машину резко занесло в сторону, и навстречу старому драндулету с бешеной скоростью понеслось непонятно откуда взявшееся дерево.

Из-под капота повалил пар, тяжелая ветка протаранила лобовое стекло, и осколки больно врезались в открытую кожу рук.

— Слава богу, не Гремучая ива, — пробубнил он себе под нос, похрустывая шеей. Ирония в таких обстоятельствах не казалась уместной, но соображал он отчего-то вяло.

Одно было ясно – транспорта он на ближайшее время лишился, зато приобрел уникальную возможность поиграть в хирурга, вытаскивая из себя же осколки стекла. Но не успел он выйти за аптечкой, как его пленник на заднем сидении активно заворочался и вывалился из машины.

Интересно, давно ли он пришел в сознание? И давно ли стал применять сияние к братьям и товарищам? Алекс помотал головой, разгоняя дымку в глазах. Время так меняет людей...

— А ты как думал? — Измазанная в крови физиономия Найджела ничего не выражала, расфокусированный взгляд был направлен куда-то наверх. Сильно, видать, головой приложился… Что ж, сам виноват – лежал бы, отдыхал, трепал языком, раз уж приспичило ожить и подпортить Алексу нервы, но нет, вот теперь, в самый неудачный момент этой дурачине захотелось свободы. Сам не понимая, почему, Алекс тихо рассмеялся. — Призраки, драчливые деревья. Видишь, наш фордик «Англия» приказал долго жить, а из леса вот-вот попрут акромантулы. Ты волшебную палочку, часом, не прихватил?

Разумеется, его карманы Алекс вывернул еще перед тем, как затащить в машину. Ничего интересного – ножик, документы, чеки… Ни тебе пушки, ни пара, что куда печальнее.

— Впрочем, можешь быть уверен, я бы при тебе даже зубочистки не оставил. Уж я-то тебя знаю.

Будь у них все по-прежнему, он бы разрезал стяжки и помог Найджелу встать, но сейчас сила была не на его стороне – руки саднило от порезов, голова трещала после удара, а мысли кружились и путались в тумане.

— И что на тебя нашло, Фрай? Решил умереть со мной в один день? Помнится, ты собирался жить вечно, безопасно и счастливо. — Привычно забросав Найджела саркастичными репликами, Алекс почувствовал какой-то давно забытый вид удовольствия, но тут же посерьезнел и достал из кармана швейцарский нож, едва заметно поморщившись от боли. — А мне казалось, ты должен был запомнить, как я отношусь к попыткам меня убить. Или урок прошел зря?

В темноте блеснуло лезвие. Всего пара движений – и проблема исчезнет вместе с Фраем… Но Алекс отчего-то колебался.

Отредактировано Alexander Nightingale (2020-09-20 14:31:59)

+3

4

Однажды юный Найджел с подружкой, как же её звали-то, теперь и не вспомнить, начитались Кастанеды и решили постигать мир духов при помощи купленных у знакомого из колледжа грибов. Девчонка была самой обычной, о талантах Ная ничего не знала, естественно. Он тогда частенько использовал свое сияние в постели и в результате получил славу отменного любовника, хоть и не блистал техникой, да и внешне на мачо не годился - тощий, носатый. Но с ним все партнеры чувствовали себя спокойно, уверенно, любимыми и желанными, сияние заставляло их раскрепощаться, давало ощущение эйфории, каждое прикосновение становилось особенным. Ему даже по морде никто не прописал ни разу, хоть он и метался тогда беспечным мотыльком от койки к койке, нигде не задерживаясь надолго. И немного завидовал своим любовникам - ему хотелось по заказу чувствовать то же, что и они, но воздействовать сам на себя он не мог. Или просто не смог научиться, кто  знает.
Так вот, грибы. Или что там  было в том мерзком чае, заваренном Дженис. Точно, её звали Дженис.
Его так вштырило, что он два часа разговаривал с покойной матерью, истово уверенный в её реальности, они даже последнюю игру её любимой футбольной команды обсудили. Отходняк был кошмарным.

И сейчас, когда ночной небосвод, в который он пялился, лежа на холодной земле, перекрыла мрачная физиономия мертвого Алекса, Найджел решил, что просто слишком сильно приложился башкой и глючит. Мало ли какие странные образы подкидывает воспаленный мозг. Вполне логично, что ему явился тот, по кому он тоскует и хотел бы увидеть еще раз.
Его подозрения в собственной неадекватности изящно подтвердил воображаемый Алекс, несущий какую-то дикую пургу про акромантулов. А, точно, они же в последнюю их совместную поездку от скуки пересмотрели все фильмы про очкастого пацана, вот подсознание и выдает фрагменты.

- Gimme gimme gimme a man after midnight
Take me through the darkness to the break of the day! - не слишком мелодично пропел Най с диковатой улыбкой,  тут же закашлялся и сплюнул на землю кровь. Из носа она хлестать перестала, но осталась на языке и наверняка на подбородке и шее. - И померли они в один день, потому что долго и счастливо забыли в другой сказке. Слушай, а как там Ливерпуль сыграл сегодня с Тоттенхэмом? Я слишком был занят, пытаясь выпотрошить на пар одного пацана, не успел счет узнать. Что, не хочешь поговорить о футболе? Когда я последний раз видел призраков, то мы отлично потрепались на эту тему, мог бы и поддержать, раз ты из моей башки явился.

Но постепенно сознание прояснялось, мир вокруг больше не казался дрожащим и зыбким, и уверенность в нереальности Алекса угасала. И это пугало куда больше, чем чертов призрак с его акромантулами. Испуг и шок, густо замешанные в коктейль с вновь принявшимся покалывать кожу адреналином и странным восторгом человека, нашедшего Лох-несское чудовище у себя в бассейне на заднем дворе.

"Но ты же не видел тела, ты так и не похоронил его", - ехидно прошипел внутренний голос.

- Ну, во-первых, я не знал, что ты - это ты. Со спины в такой темнотище не разглядеть. Так что эту попытку убийства мы не засчитываем. Во-вторых, это был лучший вариант, ты должен признать. Ты мог вылететь через ветровое стекло, потерять сознание, а я на заднем сидении был в куда большей безопасности, так что шансы на удачный побег были велики. Кто знает, что бы ожидало меня на месте, вдруг там еще десять человек, а посреди безлюдного шоссе нас всего двое. И тебе ли не знать, что с обычным человеком я и с завязанными руками могу справиться.

Найджел привычно болтал, всматриваясь в лицо человека напротив. Теперь уже не оставалось сомнений - всё реально. И как этот скользкий гад умудрился, а? Как всегда хорош, Узел должен локти кусать, потеряв такого оперативника. Надо было бы ужасаться и молиться на прощание, но отчего-то Най сейчас ощущал больше облегчение и глупую радость, словно вселенная взяла и исправила его ошибку, вернув Алекса из небытия, ответив на тайные помыслы и сожаления.

- Не стоит меня убивать, - поджал губы Найджел, косясь на нож в чужой руке. - Я не стану оповещать о твоем эпичном воскрешении. Ты же меня хорошо знаешь, так что должен понимать, когда я не вру.

+2

5

— Эк тебя приложило… — С неявным удивлением произнес Алекс, выслушивая чушь, которую нес Найджел. Он, разумеется, понятия не имел, чем Най занимался в последние несколько месяцев, но уже мог сделать вывод, что тот частенько бился головой о твердые поверхности. Что ж, заслужил: был бы рядом друг – не дал бы, а он этого друга сдал мамочке и предположительно убил. — Будешь знать, как нападать на нервных водителей со спины.

Не мог Найджел оказаться здесь по случайности или стечению обстоятельств. Наверняка в Лондоне пронюхали каким-то неведомым образом о его перемещениях и прислали псов по следу. Но этот удивленный тон, этот неверящий взгляд Фрая… Или он с блеском прошел какие-нибудь актерские курсы и заглянул в Мэнский лес проездом по дороге в Голливуд, или здесь что-то не сходилось.

В чем Найджелу отказать было нельзя, хоть с целой головой, хоть с поврежденной, так это в умении заболтать собеседника до смерти. Алекс чуть было не поддался на обычную уловку и не развесил уши под потоком догадок и гипотез, но вовремя сконцентрировался и мотнул головой, словно сбрасывая ту самую метафорическую лапшу. Человек, полулежавший перед ним, не был его другом, тем самым Найджем, с которым они вышли сухими из стольких захватывающих переделок, не заслуживал больше доверия. С этим новым, почти незнакомым Фраем нужно держать ухо востро, а руку точно на пульсе. Он не мог оказаться здесь просто так.

Впрочем, развеивать его сомнения, как и подтверждать догадки Алекс не спешил. Он планировал отвезти бывшего приятеля в старый амбар в сотнях миль отсюда, с виду совершенно заброшенный, где никто бы не помешал разобраться в ситуации и при необходимости прикопать беднягу. Десятка человек, увы, в его распоряжении не было. Не было даже одного, пусть бы и самого бесполезного, кто мог бы просто подержать лопату в перерывах. За время скитаний Алекс успел примерить и амплуа примерного семьянина – на недельку, не дольше, и автослесаря, и кого-то еще, но все, кем он в это время удачно пользовался, ныне пребывали в блаженном неведении относительно его существования вообще.

Вот, в чем состояло самое болезненное разочарование всей вольной жизни: никому нельзя довериться, пусть даже из чувства принадлежности к одной навозной куче. Что уж говорить про настоящее доверие, построенное на дружбе и духовной близости. Или как там это называется?..

— Для без пяти минут покойного ты много болтаешь, Фрай. — Чуть поколебавшись, он убрал нож, но только от линии света, дабы тот не так уж угрожающе сверкал. Пока еще рано отказываться от мысли об убийстве, но силы у них примерно одинаковые. Он слегка потерял форму без постоянных заданий и тренировки, да еще и получил удар в висок, а Найджел был связан, безоружен слегка оглушен. Очевидной опасности нет, но он так считал и в тот день, когда все изменилось. — В одном ты прав: нас всего двое. Что бы это значило?

С ответом на этот вопрос определиться было нелегко. В какой-то мере – безумной, нерациональной, даже дурацкой, он был даже рад снова увидеть физиономию старого товарища, разделить с ним приключение, пусть даже такое. Но память о предательстве была слишком жива, чтобы сходу поверить снова.

— Не станешь оповещать? — с недоверием спросил он почти издевательским тоном. Да, прежде он знал, когда Найджел врал, а когда говорил вполне серьезно, но то время ушло. Принимать решение здесь и сейчас, не основываясь на прежнем опыте, было безумно трудно. — А что же ты сделаешь? Отсечешь старый хвост сам, не докладывая мамочке о своем провале?

Сам бы Алекс, наверное, так и сделал. К чему узлу знать, что ты облажался и не добил опасного свидетеля? Просто найди его и доделай свое черное дельце.

— Тогда зачем, скажи на милость, ты меня разыскивал? Вряд ли ты перепутал эту дыру с курортом на райском острове и притащился сюда отдыхать. — Какая-то крохотная частичка его души желала освободить Найджела и дать ему еще один шанс, но проверенная годами прозорливость и простая логика удержали его от глупостей, подбросив верные вопросы. И впрямь, зачем Найджел приехал сюда, зачем ошивался в поле зрения, если не в поисках его следов? Слишком маловероятное совпадение, почти нереальное. Но как тогда быть с этой растерянностью, этим неверящим тоном Найджела, которым он говорил буквально пару минут назад с ним, словно с ожившим призраком?  — Уж не знаю, каким образом, но браво – у тебя получилось, ты меня нашел. Как только я перережу стяжки – ты пырнешь меня ножом и получишь очередную подачку от мамочки. Так ведь? Скажу честно, ты мастерски изображаешь удивление, но я не такой идиот.

Все верно, просто очередная уловка, игра на его чувствах от человека, который был когда-то ему близок. Жестокая игра, надо сказать: будь он не таким подозрительным, поверил бы, что их вновь свела судьба, ангелы, дьяволы или хрен знает, кто еще. Но другого объяснения быть не может, Алекс уже давно разуверился в наличии Бога и его промыслов.

+1

6

- Думаю, что это судьба! - со слегка истеричным весельем  в голосе ответил Най. Терять ему уже было нечего, кроме жизни, а та находилась в цепких лапах Алекса, который слишком хорошо знал бывшего напарника, чтобы повестись на забалтывание, которое могло бы сработать на ком-то левом. Денег ему не предложишь, обменять свою шкуру тоже не на что... Хотя. - И вот опять мы только вдвоем на дороге, ведущей в никуда. Как символично, а?

Разумеется Найтингел не станет ему верить на слово, да Найджел и сам бы себе не поверил. После всей этой напряженной беготни по миру, когда они практически позабыли о связывавшем их прошлом, погрузившись в мутную трясину ненависти и попыток обыграть друг друга, словно одержимые бесами. Ненависть происходила из взаимных обид. Один был обижен на предательство, на то, что ему не позволили просто скрыться с горизонта, раствориться где-нибудь среди обычных людей. Второй считал предательством сам факт этого ухода, словно брошенная после многолетнего брака жена, которую неожиданно променяли на разбитную молодуху. Азарт погони, сродни тому, что одолевает гончих псов на охоте, поглотил тогда их с головой, не давая ни минуты на передышку, на возможность хорошенько обдумать происходящее и разобраться в своих истинных чувствах.
Конечно же Алекс не станет ему верить, для него это все тот же засранец, посланный по его душу Узлом, преданный организации солдат, готовый ради выполнения приказа мать родную пристрелить.

- Ты еще не понял? Я не искал тебя, кретин, я был абсолютно и полностью уверен, что ты сдох, что я убил тебя! По моей реакции не очень заметно было, а? Я думал у меня крыша поехала, черт тебя дери, когда твоя рожа из ниоткуда появилась. Что, по твоему, я там в лесу делал? Сидел в засаде на дереве? Пиздец, Алекс, этот год у тебя способность логически мыслить отожрал или как? Стал бы я шариться по местным барам и парней в кусты заманивать, охотясь на тебя? Отличная идея, никакого палева, именно так и разыскивают беглецов, никак иначе. Бесишь!

Психанув и надувшись, Най с досады сплюнул на землю отдающую ржавчиной слюну и тоскливо покосился на карман пиджака, где лежала помявшаяся во время кульбитов по машине пачка сигарет. Накатило тоскливое уныние. Вот так и сдохнет он посреди ебучих сосен, прирезанный лучшим другом, а куда денется тело лучше и не знать вовсе.
Только ты пересмотрел свои взгляды на мир, собрался что-то изменить, совершить главную авантюру в жизни, а вселенная подкидывает говна на лопате. Еще и с такой иронией подкидывает, любо-дорого смотреть.

- Знаешь что это за город? Если живешь тут, то должен знать, - уже куда спокойней продолжил Найджел. - Местный Узел крупно обосрался, рвануло дай боже, теперь одни руины от его было величия по закоулкам валяются. Я приехал сюда покопаться в этой свалке, поискать тех, кому теперь некуда идти, предложить им стать частью нашей дрогой организации. Больше не оперативник, судя по всему, даже не понимаю - повышение это или понижение, но факт остается фактом - никто о тебе не знает, напарника, что мог бы меня искать, нет, а докладывать о неожиданном воскрешении я не хочу по личным соображениям. Но да, как подтвердить последнее я придумать не могу, а мысли ты читать вроде еще не научился.

0

7

— Судьба, — повторил он вслух, пробуя на вкус само это слово. Не будь он осведомлен об умениях Фрая – решил бы, что тот навострился залезать к людям в голову и сейчас проделал именно это, вытащил на свет божий его тайные мысли, лишь бы только усыпить бдительность. Да нет. Кому как не ему знать, что их мысли часто сходятся. Слишком часто, и именно по этой ерунде, не имеющей никакого отношения к их нечеловеческой сущности, Алекс и скучал мучительнее всего в последние месяцы. По опасному чувству, что кто-то понимает. Даже огрызаться как-то вдруг расхотелось, и это осложнило и без того непростое положение: не время распускать нюни. — Сказал бы мне кто-нибудь, что моя судьба – торчать посреди дороги с мелким гаденышем… Шею бы свернул, как цыпленку.

Нет, а ведь и впрямь забавная ситуация. Даже если Найджел не врет, и в городе он крутился вовсе не по его душу, сам факт, что именно его послали точнехонько в нужное время в нужное место, попахивал то ли вселенским заговором, то ли какой-нибудь рукой высших сил. Алекс с выражением легкого недоумения поглядел в небо. Что дальше? Он ощущал себя девочкой Элли, занесенной ураганом в страну абсурдных совпадений, и по всем канонам сейчас на них должен был рухнуть дом. Ни намека. Один ветерок, да и того едва хватает, чтобы шевелить листву.

Подождем…

Не в тишине, к величайшему его сожалению.

— Это у тебя, Фрай, нелады с логикой. — Что ж, он сам завел эту тему. Алекс почти почувствовал себя прежним – поучать Найджела за многие годы сотрудничества вошло в его привычку. Будто кто-то включил машину времени и позволил ему на миг вернуться в прошлое, где еще не все равно, как варит котелок у этого парня. Краешек души, еще не отравленный злобой, нашептывал, что и сейчас не все равно. Никогда не было. Даже сейчас, после вероломного предательства, после долгих месяцев беготни и оглядок по сторонам, Алекс не мог не указать Найджелу на ошибку. Тогда, десять лет назад, он многому научил этого заносчивого мальчишку, буквально сам вложил ему шило в руку и наставил себе на горло. Казалось бы, этот опыт должен бы отбить охоту к самоубийственной педагогике, но куда там… Привычка – вторая натура. — Ты крутился поблизости несколько дней. И это я думал устроить на тебя засаду, да только вот ты сам удачно решил прогуляться в безлюдном местечке. Вот они, современные детишки. Всего год без няньки – и надо снова учить завязывать шнурки.

А у Найджела, как видно, второй натурой стала ложь. Чем еще объяснить такое продуманное объяснение? Если только… Да нет, не может, не может это быть случайным стечением обстоятельств. Алекс буквально кожей чувствовал, что так оно и есть, но… Надежда, что старый товарищ не врет и не выкручивается, что все случившееся – просто задуманный самой вселенной сценарий их воссоединения, была детской, наивной. Непозволительной. Она расшатывала решимость Алекса раз и навсегда покончить с их противостоянием, и если на миг – всего на миг! – принять на веру эти слова, все может для него кончиться плохо.

— Неужели они наконец-то нашли применение твоим природным талантам? Убалтывать дураков – как раз по твоей части, трепло ты эдакое. — Алекс рад был возможности отвлечься от своих фаталистических настроений и переключиться на более безобидные мысли. Найджелу новое назначение и впрямь подходило больше. Наконец-то его выглаженные рубашки, начищенные туфли и дар уболтать насмерть кого угодно не пропадают даром. Алекс испытал подобие почти отеческой гордости. Картина маслом: неразумный детеныш нашел свое место в мире и приехал к старику похвастаться дорогими цацками. Почти трогательно. Осталось только взлохматить ему макушку и потребовать внучат. — Бегаешь за заблудшими овечками, значит. И не скучно? Никакого тебе куража, элемента приключения… Зато теперь ясно, с чего ты решил погулять по лесам. В следующий раз попробуй кладбища. Острые ощущения гарантированы.

Будет следующий раз. Сомнения в этом таяли. Инстинкт самосохранения вопил, что оставлять Найджела в живых – подписывать себе приговор, но… Алекс признавал – его идея стать самому себе хозяином провалилась, потерпела головокружительный крах. Смерть будет естественным, почти желанным завершением глупой затеи. Он не принадлежит к этому веку, этому миру. Покинул насиженное место и так и не нашел нового. Что-то подсказывало ему, что уже и не найдет. Сыграл ва-банк, all-in, и проиграл. Время уйти из-за стола, сохранив остатки достоинства.

— И что тебе за выгода отмолчаться? — Найджел ничего не делал просто так, у Алекса было время в этом убедиться, а делиться своими суицидальными наклонностями он пока не хотел. Глумливо вытащив у Фрая из кармана мятую пачку сигарет, он закурил, выдыхая тому дым едва ли не в лицо. — Допустим, я тебя отпущу, а ты снова побежишь выслуживаться. Какое мастерство – поперся за океан за новой кровью, а между делом нашел старого предателя. Получишь сахарок. Даже, может, не один. Еще какую-нибудь идиотскую должность. Что толку оставлять меня в живых?

Да что же с ним такое? Чего он вообще добивается? Разве что сантиментов, как баба в климаксе, слов, что Найджел скучал, что передумал, ошибался… И что это изменит?

Многое, если не все.

— Знаешь, ты в чем-то был прав, — с легкой горечью признал он, сам не понимая, чего ради. — Вся эта беготня, свобода, суета… Было забавно, но… Не так интересно, как казалось.

Стряхнув пепел, он протянул сигарету фильтром к морде Найджела. Видно же, что хочет.

+1

8

- Что лишний раз доказывает, - возмутился Най, - что  я не знал о твоем ебучем воскрешении. Стал бы я разгуливать так беспечно по безлюдной местности в компании потенциальной жрачки, если бы знал о тебе! Доказано. Алек, ты очень умный, спору нет, но когда ты начинаешь слишком много думать, то это превращается в идиотизм. Не всегда всё идет по плану, не все события в мире тебя касаются, иногда люди что-то просто делают, куда-то идут, говорят одно, думая другое, поступают так, как им кажется лучшим сейчас  и сожалеют потом, чувствуют всякое... Ты так много думаешь, пытаешься анализировать, я слышу иногда, как скрипят твои мозги.

В их прекрасном тандеме прошлого Найджел всегда отвечал за творческую и спонтанную часть, когда как Алекс больше продумывал и вникал в суть дела, являясь своего рода мозгом мини-отряда. Тем, кто во все вникнет, разработает план, учтет погоду и траффик на дорогах, сочинит подходящую легенду, станет следить за нужными людьми, записывая их распорядок дня в блокнот. Найджела это вполне устраивало, его роль заключалась больше в спонтанных идеях, внезапных поворотах, актерских талантах и взгляду с другого ракурса. Он не был обузой, ведь иначе они бы не были напарниками столько лет, их взаимодействие было слаженным, как швейцарские часы. И теперь ему этого страшно не хватало. Он давно перерос того хитроумного, но слишком вспыльчивого мальчишку, каким был десять лет назад, сейчас он мог и сам за себя отвечать, успешно действовать своими методами без посторонней помощи, но это лишь лишний раз подчеркивало насколько одиноким он себя чувствовал.

В Ивелбейн он приехал с желанием не услужить Узлу и получить "очередную звездочку на погоны", его целью было совсем другое.
Найджел захотел создать свой собственный Узел.
Это бы значило, что он порывает с Лондоном навсегда, переходит Рубикон, сжигает мосты. Да, само собой, но пока о его планах никто не должен был знать. Вначале он хотел найти соратников среди потерявших свою семью здесь. Потом следовал этап, когда нужно обезопасить от мстительного внутреннего круга родных. А потом уже строить новое на руинах, но не раньше. Риск слишком велик, Узел не отпускает просто так своих адептов, у него есть глаза и уши везде, любая промашка может стоить тебе вечной жизни, как и всем, кто пойдет за тобой.

Алекс был бы прекрасной кандидатурой. Первым, с кем он заключит союз. Но их прошлое, особенно последовавший за побегом год, это не даст им поверить друг другу, встанет стеной, и сколько бы Найджел не пел соловьем, а он готов рвать горло, разве сможет он вернуть утраченное доверие.

- Скучно, конечно, аж скулы оскоминой сводит, - скривился Найджел, которого крайне достало общаться с позиции полежалова на земле. Он осторожно пошевелился и переместился вбок, приподнявшись и упершись спиной в колесо убитой тачки. Та все еще мигала фарами, словно на что-то надеясь. Эй, детка, я здесь, эвакуируй меня немедленно. - Только мне больше не было места в оперативниках. Охота за тобой - это единственное, что удержало их от моего уничтожения. Ты же знаешь наш круг... Гниль надо вырезать так, чтобы она не перекинулась и на здоровые участки, а я, как твой напарник, больше не заслуживал доверия, пусть и предупредил, но ведь допустил такое, ха, не просек еще раньше. Я тут далеко не единственный, кто приехал из Лондона, кстати. И я мог бы побежать докладывать, но что толку? Меня уберут вместе с тобой, не сомневайся.

Протянутая сигарета оказалась очень кстати, Найджел с видимым удовольствием затянулся и выдохнул дым в стылое ночное небо, покрытое яркими звездами. В крупных городах такого не увидишь. Он покосился на Алекса, силуэт того отчетливо и выразительно темнел на фоне всего этого светового шоу. Най мог бы поклясться, что старый друг о чем-то сосредоточенно размышляет.

- Не пизди, ты тоже от этого тащился, - хмыкнул он, облизав пересохшие губы. - Если расскажешь, как круто тебе сейчас, то я прям расплачусь, ей-богу, но не поверю и слову. После жизни, полной адреналина, шататься по всем этим унылым селениям? Что же, теперь ты свободен, поздравляю. Ты доволен? Возможно, ты станешь еще более доволен, если узнаешь, что теперь я тебя понимаю гораздо больше, когда тугой поводок Узла затянулся на моей шее. Но я моложе, мне позволительно было верить во всё это дерьмо еще какое-то время, только вот я не буду ждать сотку лет и пойду ва-банк куда раньше. И, знаешь, я бы очень хотел, чтобы мы снова были вместе. Ты до сих пор мой лучший друг, черт тебя дери.

+2

9

Какая ирония!..

Алекс с насмешливым недоверием, отливающим местами наигранным изумлением, воззрился на Фрая. Просто невероятно. Надо же! Найджел предал старого друга, единственного близкого, который не грозил обратиться кормом для червей в ближайшие сотни лет, доверился кругу и принципам общего блага… И все ради чего? Чтобы спустя какой-то год с лишним встать на ту же дорожку, стать таким же прокаженным, отравленным идеей свободы. Алекс мог бы удовлетворенно замурлыкать, будь он наедине со своими мыслями. Приятно, все-таки, что жизнь раздает тумаки не ему одному. Вдвойне приятно, что пара пинков перепала и Фраю – как ни крути, паршивец внес существенные и не самые приятные коррективы в его вполне радужные планы, если не сказать «испоганил целый год жизни», что было бы куда ближе к сути.

— Невероятно, — озвучил он собственные мысли. — И как же ты пришел к этой мысли? Ты выглядел таким уверенным в своей правоте, таким оскорбленным в лучших чувствах… Что с тобой стало? Если бы я знал, что ты созреешь через год-другой…

Договаривать Алекс не стал. Он уже твердо решил, что Найджел уйдет с места происшествия своими ногами, но кидаться ему в объятия и все прощать пока не собирался. Сам даже не знал, почему: то ли надеялся, что инстинкт самосохранения все-таки возобладает, то ли ждал от самого Фрая повода свернуть ему шею… Словно бы ждал, когда пелена рассеется, и все вновь станет ясным и простым.

А ни черта простого не было, даже не намечалось. Жизнь вне правил оказалась куда сложнее, чем Алекс мог предугадать. Она не крутилась вокруг него, не предоставляла особых возможностей, даже удовлетворения не приносила, но каждый день ставила его перед каким-нибудь тяжелым выбором. Таким, как этот. Тысячи вариантов, все в серых тонах, и ни единого шанса спрогнозировать последствия. Отпустишь Найджела – может нажаловаться мамочке, может пропасть и появиться через десяток лет с миллионом баксов и тремя блондинками в качестве благодарности, а может и сгинуть в лесу. Попасть в капкан, стать жертвой браконьеров или просто заблудиться. С него станется – Фрай всегда был слегка… того. 

Казалось бы, что ему за дело? За время своих странствий Алекс стал еще большим фаталистом, чем раньше. Помирать так помирать, благодарности и почести ему тоже лишними не будут, а Фрай… Нет, как бы он ни пытался убедить себя, что на Фрая ему плевать, пусть хоть в медвежий капкан попадет, приходилось признать, что это не совсем так. Какое-то почти отеческое чувство ответственности за этого птенца, дремавшее за ненадобностью, снова поднимало голову. А птенец стоял прямо на краю гнездышка, и это не на шутку Алекса встревожило. 

— Ты не веришь, что мне хорошо на свободе, но хочешь пойти по моим стопам? В чем логика, Фрай? — Обеспокоенно спросил он, удерживаясь от того, чтобы не встряхнуть дурака за плечи и не привести его в чувство здесь и сейчас. — Ты же сам говоришь, ничего хорошего ты в моей жизни не видишь. На кой черт тебе та же участь? Таскаться по унылым селениям, всю жизнь оглядываться… Ты не сможешь, ты просто не создан для этого. Тебя же любой новобранец вычислит за пять минут! Ума лишился?

Ему должно быть все равно. Он не должен беспокоиться за Фрая. Это иррационально.

Но почему-то он чувствовал себя обязанным предупредить этого наивного беднягу о том, что его ждет. Такая уж, видимо, судьба ему уготована: наставлять Найджи во всем, что сам попробовал гораздо раньше – в убийствах, в игре в прятки, в планах побега и выживании на воле. Даже смешно. Посмеялся бы, да время неподходящее.

— Позволь тебя просветить: ты был прав, я облажался. Теперь вся моя жизнь состоит из переездов, ночевок где придется, ожидания и оглядок. Я встаю по утрам, сам не зная, зачем, и до поздней ночи шатаюсь по подобным дырам в поисках того, не знаю, чего. Я только и делаю, что думаю о смысле жизни. Впору писать мемуары. На эту роскошь ты хочешь променять опостылевшие выгребные костюмы и блинчики по субботам? — Алекс присел рядом с ним, уставившись в ночное небо. Воспоминание о блинчиках пошевелило в душе какую-то тонкую струну. — Ничего хорошего, Найдж. Ты всегда ко мне прислушивался, сделай это еще разок: ты не выживешь один. Я тебя знаю. Мы разные, и даже мне это дается с трудом.

В памяти то и дело всплывали картины того последнего солнечного утра.

— Ты еще ходишь на завтрак в то кафе? — Задумчиво спросил Алекс, вздыхая и откидываясь на беспомощно мигающую тачку.

Нет. Что-то в этом разговоре не так. Ну, разумеется. Он снисходительно покосился на мучающегося в неудобной позе Найджела, примиряясь со своим решением.

— Давай развяжу тебя, что ли.

Глядишь, со свободными руками и разговоры по душам легче пойдут.

+1


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [01.04.2020] Hello, darkness, my old friend


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно