Администрация: kaidan cain
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Мэри, Майкл, Леон, Стефани, Рэджи
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [13.02.2020] Everything's changing


[13.02.2020] Everything's changing

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Everythings`s changing
before we wake up different people
Ивелбейн, его улочки —
13 февраля, после полудня

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/207/327220.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/207/383098.gifhttp://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/207/884120.gif

Lily & Nath & Letty „


через пару дней после первой встречи с летти, женщина звонит ему в панике - девочка сбежала. и почему только натану должно быть не все равно? но почему-то ему не все равно

Отредактировано Nathan Hanson (2020-09-14 23:40:58)

+2

2

После того случая с загоревшейся мусоркой, Лили начала вести себя тихо. Даже слишком тихо, учитывая ее взрывной характер. Дело было в том, что она старалась сдержать свою злость, которая вспыхивала буквально по малейшему поводу. И ей это удавалось, пока она не поняла, что буквально сгорает изнутри. В итоге она случайно, даже не разозлившись, подожгла штору в комнате. Пожар удалось быстро потушить, потому что девочка смогла унять свой дар. Но она поняла – она не сможет контролировать его постоянно. Сколько бы она не старалась, ничего не получится. Огонь требовал выхода.

Лили зашла в тупик. Она не понимала, как нужно себя вести. Не понимала, что нужно сделать, чтобы избавиться от этого проклятия. Она не могла даже рассказать об этом никому. Потому что… потому что они бы не поняли. Папа бы понял. Папа всегда говорил, что понимает ее. Всегда говорил, что поможет справиться с сиянием.

Зайдя в тупик, Лили приняла единственное верное решение, к которому смогла прийти – надо сбежать. Не столько потому, что ей было сложно жить с мисс Блэквуд, сколько потому что она боялась ей навредить. Лили понимала, прекрасно понимала, что женщина хочет ей только добра. Но Лили было так обидно, что именно ее родители погибли, что она злилась на всех. А возможно это было сияние, которое жаждало спалить все, что было вокруг?

Поэтому, дождавшись, когда она останется одна, Лили спокойно собрала самое необходимое, закинула рюкзак на спину и написала короткую записку: «Простите, что приносила столько беспокойства. С этого момента я справлюсь сама. Не ищите меня. Лили».

Куда идти? Лили не знала. Она понимала, что рядом с людьми ей нельзя оставаться. Если кто-то узнает о даре, то наверняка ее сдадут на опыты. Прямо как в комиксах. А Лили этого не хотела. Она не хотела причинять вред кому-либо. И не хотела быть подопытной крысой.

«Жить в лесу?» - подумала девочка, натягивая на себя желтую курточку и синие кеды. - «Глупость какая. Что я буду там делать? А еще там могут быть дикие животные».

Конечно, Лили читала много книг о приключениях. Поэтому ее первая мысль была про лес. Но как только она подумала о том, как она будет добывать еду, вся романтика приключений сразу исчезла. Лили не была глупой. Возможно, даже через чур умной для своего возраста, поэтому не строила иллюзий на счет того, что еду можно найти в лесу. Тем более в феврале.

Улица встретила Лили туманом и моросящим дождем. На самом деле, ей даже нравилась такая погода. Была меньше вероятность того, что что-то загорится и огонь перекинется на что-то другое. Да и холода Лили обычно не чувствовала. Поэтому, решив, что погода просто идеальная, она направилась в неизвестном направлении, не обращая внимания на знаки и указатели.

«Если хочешь потеряться, то надо просто идти в перед, не думаю о том, куда ты идешь», - уверенно подумала Лили, засовывая руки в карманы.

Люди не обращали на нее внимания. Так же, как и она не обращала внимания на них. Лили все шла и шла, пока ноги не стали дрожать от усталости. После чего, посидев в небольшом домике на детской площадке и съев яблоко, которое она забрала из дома, Лили направилась дальше.

На улице начало уже темнеть. Сотовый телефон показывал всего шесть вечера, но Лили пугала эта темнота. Но возвращаться домой она не планировала. Тихо вздохнув и засунув телефон, который был на авиарежиме, в карман, она направилась в сторону ближайшей скамейки, которая освещалась фонарем.

Садиться на сырую скамейку? Лили тихо вздохнула, огляделась и, убедившись, что рядом никого нет, положила ладонь на скамейку и закрыла глаза. Она рисковала, но и идти дальше уже не было сил. Поэтому, сосредоточившись, Лили освободила силу, которую сдерживала все это время. Скамейка вспыхнула на мгновение и тут де погасла. От нее шел обильный пар, но она была сухой.

«Отлично», - устало подумала девочка, забираясь на нее с ногами и тихо выдыхая.

Нет, ей не было холодно. Пожалуй, даже и не страшно. Люди ее не пугали. Они могли легко умереть. Но она верила, что в этом мире, кроме людей есть и монстры. Монстры, которые могут съесть ее и не заметить того, что она пыталась их спалить. И мысль о своей беспомощности пугало ее куда сильнее, чем преступники.

+1

3

После вчерашнего разговора с Летицией, Натан взял паузу, чтобы подумать. Обычно паузу брала Летти. Ей всегда было мало место, девушка хотела большего. Больше пространства, больше свободы. Больше путешествий. Больше эмоций. Всего больше. И в какой-то момент Натан понял, что не может обеспечить ей и половину этого «больше». А главное — не хочет этого делать. Их взгляд на жизнь был разным. Натан медленно плыл по волнам, перебираясь с одной на другую, находя себе местечко поприятнее и наслаждаясь процессом и каждой минутой. А Летти… Летти была другой. Она словно стремилась все успеть. Торопилась жить.

В тот раз, когда девушка приняла решение уехать, чтобы посмотреть, что ее ждет дальше. Там, впереди, без Натана, останавливать ее Хэнсен не стал. Да и какой в том смысл? В глубине души он знал, или думал, что знал, что рано или поздно она вернется. Или сама жизнь сведет их на одной дорожке. Когда проживешь сто лет внезапно понимаешь, что мир, несмотря на свою огромность, все же маленький. Особенно маленький для тех, кто может жить вечно.

Хэнсон еще верил в то, что в Ивелбейн прибудут люди. И эти люди будут страшнее любых монстров — ведь они будут пустыми. И когда они прибудут, им захочется посмотреть, что американская земля для них приготовила. Тогда-то они почуют парилку. А вместе с нею и Летти.

Хэнсон купил себе кофе в ближайшей кофейне, запахнул пальто поплотней и вышел на улицу. С этими тревожными мыслями он и блуждал, пил кофе и старался прийти к какому-то внутреннему консенсусу. Но пока ничего не удавалось. Мысли путались, а в какой-то миг мужчина просто понял, что устал. Взглянул на часы на своей руке и с тихим выдохом обнаружил, что уже начало седьмого. Уже зажигались фонари, а порывистый ветер усиливался. Кажется, будет буря. Погода портилась и, вероятно, вскоре выпадет много снега. Хэнсон уже собирался развернуться и направиться назад, в отель, как вдруг его сердце отчаянно заколотилось. Прислушавшись к себе, мужчина увидел небольшую точку вдали улицы. А затем — вдруг вспыхнувшую скамейку. Так ярко и сильно, что стало понятно — это не спроста. Огонь тут же погас и точка вдруг исчезла. Сердце Натана забилось чуть быстрее, мужчина бросил почти пустой стакан с кофе, забыв про урну и про то, что редкие в такую погоду прохожие могли неодобрительно оценить его поступок, и ускорил шаг. Направляясь прямо туда, где еще минуту назад был огонь. И чем блаже он подходил, тем отчетливее понимал — интуиция не подвела. На лавочке сидела маленькая девочка. Когда расстояние между ними было не больше десяти метров, Хэнсон остановился, втянул носом холодный воздух, но не смог дать себе ответ на вопрос, почему бы просто не развернуться и не уйти прочь? Впрочем, ответ был прост — Летти бы ему не простила.

Что ты тут делаешь одна? – тихо спросил Натан, подходя ближе. Он не хотел напугать Лили. Не хотел, чтобы та бросилась бежать или подожгла его. Но как обращаться с детьми мужчина не знал. Весь его опыт сводился к пыткам и убийствам. Откуда тут взяться сочувствию? – Держу пари Летти не знает, что ты здесь. Ты сбежала?

+1

4

Лили, прижав колени к груди, сидела в незнакомом месте и задавалась одним единственным вопросом – правильно ли она поступила? Мисс Блэквуд наверняка будет ее искать. Или нет.

«Зачем ей нужна такая, как я?» - мрачно подумала девочка, поглубже натягивая капюшон на голову.

На улице становилось все холоднее. Девочку это не пугало. В конце концов, замерзнуть на смерть ей не грозит точно. Стоит лишь слегка расслабиться, как тело словно пылает в огне. Пугало Лили то, что с каждой минутой словно бы становилось темнее.
Лили ненавидела темноту. Когда заболела мама, она часто лежала ночами в одиночестве, всматриваясь во тьму и прося помощи. У кого? Лили сама не знала. У Бога? Но она не верила в него. Если бы он существовал, разве бы позволил маме и папе умереть? Разумеется, нет.

- Что ты тут делаешь одна?

Внезапно тишину улицы нарушил знакомый голос. Лили вздрогнула и резко подняла голову, чтобы увидеть знакомого мисс Блэквуд. Того самого знакомого, который ей не нравился. Натан, кажется. Именно он назвал ее «парилкой». Лили не знала, что означало это слово и это ей не нравилось.

— Держу пари Летти не знает, что ты здесь. Ты сбежала?

- А тебе какая разница? – резко спросила Лили, спрыгивая со скамейки и отступая от собеседника. – Сбежала я или нет – это мое дело. И уж точно не твое, и не мисс Блэквуд.

Лили сделала еще шаг в сторону. На ее лице читалась злость и какая-то обреченность. Она понимала, что если ее сейчас поймают, то больше она не сможет сбежать, потому что за ней будут наблюдать буквально всегда. И тогда кто-то точно пострадает.
«И мне это даже понравится», - мрачно подумала девочка, сжимая руки в кулаки.

- Своей жизнью я буду распоряжаться сама, - тихо, но уверенно сказала Лили. – Так что иди куда шел.

После чего, развернувшись, девочка уверенно направилась вдоль дороги. Она снова не знала, куда ей стоит идти и что делать. Но цель уже была понятна – уйти, как можно дальше от Натана, который мог разрушить все ее планы.

+1

5

Миссис Блэквуд… – Натан повторил эхом фразу, сказанную девочкой. – Давно я не слышал этого имени… Послушай, Лили.

Натан шагнул ближе, но медленно. Чтобы не напугать ребенка. Не хотелось, чтобы малолетка сорвалась на бег или и вовсе снова подожгла его. В прошлый раз обошлось небольшим инцидентом — Лили едва подпалила рукава его пальто. Но кто знает на что способен испуганный ребенок? Рядом не было Летиции, чтобы ее утихомирить. А испытывать на себе яркое сияние парилки удовольствие сомнительное.

Справедливо, – качнув головой, проговорил тихо себе под нос Хэнсон. А когда Лили вдруг развернулась и пошла вдоль дороги, шумно выдохнул и обернувшись, чтобы убедиться, что за странной картиной не наблюдают случайные зеваки, направился следом за Лили. Не хотелось бы, чтобы кто-то видел, как взрослый мужик преследует маленькую девочку. В городе достаточно представителей правоохранительных органов, чтобы создать Натану проблемы. Но еще больше в Ивелбейне зевак, блогеров, журналистов и просто любителей острых приключений. Вот они-то, как раз, могут извратить ситуацию и сделать ее еще хуже. Не объяснишь же им, что девочка впереди — наследница богатого дохлика, увезенная из Европы в Штаты бывшей бессмертной подружкой Натана, а сам он вроде бы как против и вообще не раз убивал таких же детей, как Лили. А теперь он просто… Просто что? Преследует девчонку, чтобы не дать ей влипнуть в неприятности?

«До чего ты докатился, Натан. Посмотри на себя: преследуешь ребенка, подобно какому-то маньяку. А, собственно, ты он и есть».

Мы с тобой начали с не очень приятной ноты. И я понимаю, что ты не хочешь со мной разговаривать и вообще боишься меня. – Лили шла вперед, казалось, совершенно не обращая внимания на слова Натана. Мужчина остановился, потер ладони и на выдохе чуть повысил голос, чтобы девочка могла его услышать. – Ты права, ты можешь сама принимать решение. Но думаю ты знаешь, что Летти тебя любит. Она не заменит тебе родителей. Но она и не пытается, Лили… Ты знаешь, что такое настоящий кошмар для женщины? Потерять ребенка.

Конечно, ждать от девятилетки сознательности и взрослых поступков было бы глупо. Он и сам не знал, какой привести довод и аргумент, чтобы ребенок поверил и остановился. Можно было бы, конечно, набрать Летти. Сказать, что Лили сбежала и Натан был уверен, она наверняка уже искала Лили и места себе не находила. Пожалуй, это был бы наилучший выход из ситуации. Но почему-то Хэнсон этого не сделал.

Лили? – Натан вновь пошел за девочкой. Которая, казалось, теперь шла не так уверенно и быстро. Неужели ему удалось зародить в ее голове сомнения? – Предлагаю поиграть в игру. Вопрос — ответ. Ты задаешь мне вопрос, я честно на него отвечаю. А потом наоборот. Что скажешь? – Натан сделал еще один шаг к девочке и остановился. Между ними было расстояние чуть больше метра. Лили выглядела уставшей, замерзшей и неготовой идти на контакт. Но как бы там ни было, она оставалась ребенком. А Натан — взрослым мужчиной, которому нужно было принимать решение и вести себя умнее девятилетки.

Ты первая.

+1

6

К огромному разочарованию Лили, Натан пошел вслед за ней. Она надеялась, что он просто развернется и уйдет. Просто забудет о ней. Так же, как и мисс Блэквуд. Она не хотела снова злиться. Не хотела, чтобы сила снова вышла из под контроля. Это пугало ее больше всего. И как бы Лили не надеялась, что мужчине просто с ней по пути, он начал говорить.

«Да не боюсь я тебя», - с раздражением подумала девочка, засовывая руки в карманы. – «Я боюсь тебя убить».

Это было правдой. Она боялась, что чувство полной свободы, когда она может не сдерживать свои силы, ей понравится. Понравится чувствовать себя расслабленной. И когда это чувство возьмет над ней верх, ей будет уже плевать, скольких она убьет.

Слова Натана заставили Лили идти медленнее. Она знала, что мисс Блэквуд относится к ней хорошо. Но ведь это все из-за отца. Когда-то давно она любила папу Лили. А теперь просто заботиться о ней. А сейчас, когда появился Натан, мисс Блэквуд спокойно откажется от нее. Зачем ей ребенок, который приносит столько проблем? С которым нельзя просто выйти погулять? Или которого нельзя отправить в школу?

- Я не ее ребенок, - тихо сказала Лили, останавливаясь на дороге, но не оборачиваясь. – Даже если она потеряет меня, у нее ведь теперь есть ты.

Лили посмотрела на мужчину через плечом.

- Моего папу она забудет. Вы будете жить вместе. У вас роиться ребенок. Которого я могу убить.

Девочка зло усмехнулась. Руки, которые она держала в карманах, сжались в кулаки так сильно, что ногти впились в ладонь. С каждым словом ей становилось сложнее говорить. Потому что она словно бы наяву представила, как огонь поглощает маленькую квартиру, вместе со всеми ее обитателями. Как слышится громкий женский крик и детский плач. Такого бы она никогда не смогла пережить.

Встряхнув головой, девочка тихо вздохнула. Играть в какие-то глупые игры ей не хотелось. С другой стороны, ей хотелось многое спросить. Поэтому, слегка пожав плечами, девочка уселась на ближайшую мокрую скамейку. Сейчас было все равно, что джинсы промокли. Да и применять силу рядом с Натаном она не хотела.

- Ну, давайте сыграем, - Лили прямо посмотрела в глаза мужчине.

Ее руки все еще находились в кармана. Ноги слегка болели от долгой ходьбы. Но она не собиралась жаловаться, ни на боль в ногах, ни на голод. Это ее проблемы. И она была уверена, что справится со всем сама.

- Знайте, у меня очень хорошая память, - тихо сказала Лили, не отрывая взгляда от лица мужчины. – Я запоминаю все, что прочитала или услышала хотя бы раз. Многие люди называли меня мешком с деньгами. Вы с ней думайте так же? Поэтому не даете мне уйти?

В конце концов, для большинства людей она именно этим и являлась. Из-за огромного наследства, которое ей оставил отец.

«Если это так и есть, то я могу бежать со спокойной совестью», - мысленно усмехнулась Лили.

Ей было горько от того, что она так думает. От того, что думает о мисс Блэквуд так плохо. Но другого объяснения у нее не было. Потому что не было другой причины, почему ей позволяют находиться рядом с людьми. Лили прекрасно понимала, что она опасна.

+1

7

Несмотря на силу, которой обладала девочка ей по-прежнему было 9 лет и она по-прежнему оставалась ребенком. Всего понять Лили не могла. Как и не могла смириться с потерей родителей. Сам Натан уже не помнил каково это — иметь семью и беспокоиться о чьей бы то ни было сохранности, и уж тем более не разбирался в мироустройстве и психологии девятилетних девочек, но понять, что ребенок потерян мог.

Да, не ее. Но разве это важно? Женщины, Лили, очень удивительные создания. Они способны вытерпеть и выдержать многое из того, что даже не снилось мужчинам. А еще они всегда более трепетно относятся к детям. Не все, – предвидя ее возможное недовольство и недоверие, тут же поправил себя Хэнсон. – Но многие. И Летиция одна из таких женщин.

Слова девочки про то, что Летти забудет ее папу, потому что у нее теперь есть Натан, заставили мужчину испытать укол вины. Это внезапное чувство было непонятно и ново Натану. Оно точно не походило на ревность и не имело ничего общего с надеждой на возобновление отношений. Скорее сродни затянувшейся, но еще не до конца зажившей ране. Которая вроде бы и не беспокоит, но стоит на нее неаккуратно нажать или неосторожно коснуться — болит.

Тебе не стоит беспокоиться обо мне в жизни Летти, – но продолжать мысль не стал. Да и как объяснишь ребенку, что он не конкурент почившему отцу девочки только потому что сам номинально жив? Никак. Слишком много будет непонятных ей слов и терминов. А еще больше того, что разум девятилетки не в силах принять правильно. Не разрываясь в крайности между черным и белым. А ведь у детей все именно так: мир делится на «хорошо» и «плохо». Поступки Лили это только подтверждают.

Мне очень жаль, что тебе довелось слышать о себе такое. Но ты не права, Лили. Она с тобой не потому что ты, как ты сама сказала, «мешок с деньгами». И не потому что она кому-то что-то обещала. Ведь ты, думаю, понимаешь, что Летти любила твоего папу. Так ведь? Слушай, Лили, – Натан остановился, уставился куда-то за горизонт на пару секунд и попытался собраться с мыслями. Говорить с ребенком сложно. Ему так вдвойне. Каждое неаккуратно сказанное им слово могло задеть ее. Заставить думать о себе хуже того, что и так уже Лили думала. Двоякая фраза могла бы заставить девочку сбежать. А за это Летиция точно не погладила бы Натана по голове.

Летиция любит тебя. Она беспокоится о тебе так, как если бы ты была ее родным ребенком, которого она родила сама. Понимаешь? Ты ей дорога. И она рискует своей жизнью только по этому причине, а вовсе не потому, что кто-то называет или считает тебя «мешком с деньгами». Я тебе вот что скажу, – Натан чуть наклонился к девочке, но аккуратно, чтобы та вдруг не сочла резкое сближение угрозой и не бросилась бежать прочь, куда глаза глядят. – Ни мне, ни Летти не нужны деньги твоего отца. Какими бы они ни были. Миллион. Два. Триста. У Летти и у меня есть свои источники дохода. Все, что твой отец оставил — твое. И ты заберешь все это, когда вырастешь. Я… Знаю Летицию, Миссис Блэквуд, уже очень и очень давно. Она очень честная и хорошая. И если она рискует всем, ради тебя, твоей жизни, знай, что это искренне. И из глубокой любви.

Натан выпрямился, зачесал пальцами волосы назад и уже был готов продолжить. Рассказать Лили о том, как совершенно случайно встретил Летицию на улице Ивелбейна. Что приехал сюда не за ней и что вовсе не слышал ни о Лили, ни о деньгах, которые были у ее отца. Но вместо этого услышал чьи-то шаги, а затем и громкий, командный голос:

Извините, сэр? У вас что-то происходит?
Что? Нет, офицер, с чего вы взяли?
Это ваш ребенок?

Натан завис. Но всего на долю секунды. Бросил взгляд на Лили, затем — такой же растерянный — на полицейского и только успел подумать про себя, что они, кажется, влипли. А Лили — еще больше. Летти точно его убьет.

+1

8

Лили, опустив голову, смотрела на свои колени. Она внимательно слушала то, что говорит Натан, но не подавала виду, что слушает его. Ей было страшно и не понятно все, что происходило в ее жизни. Ей казалось, что она находится в тёмной -темной комнате и никого рядом нет.

Девочка тихо вздохнула, когда услышала о том, что Летиция ее любит. Лили хотела спросить «за что». Но не смогла даже раскрыть рта. Узнать ответ ей было страшно. Пусть Натан и сказал, что у них есть деньги, Лили этого не наблюдала. Она привыкла жить в большом доме. У нее всегда было много вещей. И нет, они никогда не жаловалась мисс Блэквуд о том, что ей чего-то не хватает. Но Лили не была дурой и прекрасно видела – денег у мисс Блэквуд нет. 

«И она отказалась от моей помощи», подумала Лили, поднимая взгляд на Натана.

Не то, чтобы он ей нравился. Этот мужчина при первой встрече был настроен против нее. Лили прекрасно помнила о том, какая у него была реакция на присутствие девочки. Но в то же врем Лили была ему благодарна за эти слова . Пусть они и, возможно, не были правдой.

Лили уже собиралась сказать, что все в порядке и Натан может уходить, как тут рядом появился мужчина в форме. В голове девочки сразу появилась мысль, что ее заберут в полицейский участок. И отправят в приют.

Сердце замерла от страха. Все, что казалось страшным до этого момента моментально стало не важным.

«Не хочу в приют», с ужасом подумала Лили, поднимаясь на ноги и подходя к Натану.

- Папочка, - тихо сказала девочка, дрожащей рукой хватаясь за ладонь мужчины. – Что случилось?

Лили со злостью и страхом посмотрела на полицейского. Тот, кажется даже немного стушевался под ее взглядом. Вскоре от коротко извинился и поспешно отошёл.

Только после того, как представитель закона отошёл на достаточное расстояние, Лили отпустила руку Натана и подняла на него взгляд.

- Спасибо, - тихо сказала девочка. - За то, что сказал мне все это. Может быть ты кажешь, как мне не быть такой….

Девочка развела руками, словно пытаясь указать на всю себя.
- … такой, какая я есть?

Лили тихо вздохнула и опустила взгляд. Она не думала, что у Натана есть ответ. Но почему-то… почему-то ее рука все еще чувствовала мягкое тепло его руки. Словно она снова держала папу за руку. И это чувство заставило ее задать тот вопрос, который она задала бы отцу.

- Можешь не отвечать, - пробормотала Лили. – Я знаю, что мне не стать такой, как все. Я… мне страшно.

Последние слова Лили прошептала так тихо, словно боялась признаваться в этом.

- Мой огонь… - девочка посмотрела Натану в глаза, - он хочет вырваться наружу. Мне больно. Каждый рез, когда я пытаюсь удержать огонь, он жжется. И это так больно.

Почему Лили сказала об этом Натану? Она не боялась, что он будет ее ненавидеть или бояться. Он не смог бы бросить ее, поэтому девочка сказала. Она так давно хотела об этом рассказать. Хоть кому-нибудь.

Она не ждала от мужчины понимания и поддержки. Лили понимала, что Натан никогда не испытывал то ужасное чувство. Просто сказав об этом девочка уже чувствовала облегчение.
Пусть и совсем чуть-чуть, но ей стало лучше. Поэтому она улыбнулась, отвела взгляд в сторону и засунула руки в карманы.
«И что теперь делать?» - устало подумала Лили. «Мисс Блэквуд наверняка уже прочла записку».

Почему-то от этом мысли стало страшно.

Отредактировано Lillian Lynch (2020-11-30 13:40:25)

+1

9

К счастью, девочка сделала верный выбор и в следующий миг уже стояла рядом с Натаном, крепко сжимая его ладонь. Это движение, пусть и направленное на обман и пускание пыль в глаза полицейскому, все же было непривычным и странным. Мужчина не привык к присутствию детей в своей жизни. И уж тем более можно пересчитать по пальцам одной руки случаи, когда он держал детей на руках без цели убить и добыть пар.

Ничего, малышка, все хорошо, – Хэнсон улыбнулся ей, а затем взглянул на полицейского. – Извините. Проблемы отцов и детей… Не всегда удается подыскать верные слова, верно?

Полицейский посмотрел на Натана внимательно, затем — на Лили, а после решил, что, видимо, состава преступления нет и пошел прочь. Через пару мгновений Лили уже вытащила свою маленькую ручку из ладони мужчины и поблагодарила его. Как показалась блондину, звучало это очень даже по-взрослому.

Не быть такой, какая ты есть? Лили…

Долгая жизнь и довольно скептическое, потребительское отношение к детям — во всем тем, кого мучили до смерти рады облачка живительного пара — превратили Натана в сухаря, не способного правильно разговаривать с детьми. Или с подростками. Сейчас, пока портилась погода, туман сбивался в кучу, становясь еще более непроходимым, Лили стояла перед ним. Всего в полуметре и была так растеряна и разбита (во всяком случае, такой ее видел сам Хэнсон), что у мужчины на миг пропустило удар сердце. Захотелось, чтобы Летиция оказалась рядом и смогла найти решение столь затруднительной и запутанной ситуации. Как делала это всегда, когда речь заходила о чувствах. Пока не переняла от Натана привычку смахивать ситуацию, словно соринку и забывать, будто ничего не было.

Тебе не нужно пытаться быть кем-то другим.

Голос мужчины прозвучал немного потеряно. Словно он не до конца понимал, что Лили хотела сказать. И пока Натан пытался сообразить, как пояснить девочке то, что должны пояснять родители, в доверительной обстановке, укутав ноги ребенка пледом и лаская пальцами волосы. Сказать то, что должно дать ребенку понять, что с нею все в порядке. Да так, чтобы та не испугалась и не потерялась в себе и в этом мире еще больше….
От порывистого ветра стало не по себе, да и говорить в таких условиях становилось куда сложнее. Еще чуть-чуть и пришлось бы перекрикивать ветер. Натан поежился. Не только от холода, но и от мурашек, что пробежали табуном по его спине, когда Лили продолжила свою мысль. На лице ребенка было столько эмоций, столько боли, что блондин невольно сглотнул. А когда заговорил, его голос звучал сдавленно, словно мешал большой ком:

Давай-ка найдем уютное кафе и посидим? Тебе не мешало бы согреться и выпить чего-то горячего и вкусного. Что скажешь? И я расскажу тебе немного о том, что, наверное, не говорил тебе ни родители, ни Летти. Только пообещай, что не расскажешь об этом Миссис Блэквуд? Она наверняка сочтет, что тебе еще рано знать.

Мужчина протянул девочки ладонь, а затем оглянулся. И где в этом чертовом городе искать уютное кафе, в котором можно рассказать ребенку о сияющих, пустых и паре?

+1

10

Лили не ожидала ответа от Натана. Она давно смирилась с тем, что она отличается от других детей. Смирилась, что у нее не будет друзей, школы и летнего лагеря где-нибудь у озера. Поэтому, когда мужчина предложил пойти в какое-нибудь кафе, девочка лишь слегка пожала плечами.

Было ли ей холодно? Нет. Она уже очень давно не чувствовала холод. Ее пугал лишь ветер, который с каждой минутой становился все сильнее. Казалось, что еще немного и Лили унесет в сторону. Совсем как Элли в сказке.

«Было бы неплохо», - подумала девочка, помешкав секунду и схватившись за руку Натана.

Ладонь мужчины была намного больше и немного холоднее, чем ладошка Лили. И это почему-то сильно успокаивало. Девочка на некоторое время поверила, что не сможет причинить Натану вреда, потому что он больше и сильнее.

Они шли по улице. Поры ветра трепали светлые волосы, завывали между домов, а на душе у Лили было спокойно. Так спокойно, как не было уже очень давно. Она была рада, что хоть кто-то знает о том, кто она есть на самом деле. Словно бы теперь она была не одна.
Взгляд Лили устремился на профиль Натана. Мужчина выглядел напряженным и очень серьезным. Лили подумала о том, что ем наверняка некомфортно рядом с ней.

«И так же было бы с мисс Блэквуд. Она бы начала меня бояться. Поэтому… поэтому мне так страшно рассказывать ей о том, кто я есть».

Прохожих на улице становилось все меньше. Вскоре они пропали совсем. А Лили все так же шла в неизвестной ей направлении, держа руку Натана и совсем не боялась. Что ее ждет там, впереди. Хотя бы потому что она знала – ее защитит огонь. Он поглотит все, что будет угрожать Лили. Стоит ей только испугаться.

- Тебе не страшно? – спокойно спросила Лили, отводя взгляд в сторону. – Я могу не справиться и убить тебя.

Вопрос, сорвавшийся с губ, удивил саму Лили. Она не собиралась спрашивать этого. Но знала, что в глубине души хочет знать ответа. Пусть и от этого мужчины, который был просто… просто тем, кто узнал о ее секрете первым. Лили нуждалась в том, чтобы хоть кто-то сказал ей, что она не монстр.

- Когда открылись мои способности, я была на могиле мамы, - произнесла Лили, не дожидаясь ответа. - В тот момент, если бы рядом со мной были люди, они бы пострадали. А еще я чуть не убила мисс Блэквуд, когда она была у нас дома. И спалила всю гостиную.

Почему Лили начала  об этом рассказывать? Она сама не знала. Просто она так давно хотела с кем-нибудь поделиться всем, что было у нее внутри, что ей было уже плевать, кому она это говорит. Пусть даже Натану, человеку, которому она совершенно не нравилась.

- Однажды, когда папа держал меня за руку, - Лили посмотрела на ладонь мужчины и слегка усмехнулась, - я обожгла его руку до такой степени, что у него полностью слезла кожа. Поэтому не стоит держать меня, если вы боитесь.

Еще было не поздно бежать. И Лили прекрасно это понимала. Но ей некуда было идти. И она чувствовала страх и болезненное желание быть защищенной, несмотря ни на что.

На улице был уже полноценный дождь, когда Лили закончила говорить. Но ее это не особо волновало. Если бы она захотела, ее одежда бы быстро высохла. Но сделать что-то подобное, когда ее держат за руку, было глупой идеей. Поэтому, накинув капюшон на мокрые волосы, Лили просто шагала вперед, стараясь не замечать того, как крепко сжимает руку мужчины своей ладонью.

+1


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [13.02.2020] Everything's changing


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно