особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [23-27.04.2020] cold nights, flaming hearts


[23-27.04.2020] cold nights, flaming hearts

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

cold nights, flaming hearts
Burito - Пока город спит
лес у озера Сеннебэк

Nathan Imrie & Caleb Wright „


Я прежде не видел,
чтобы ты так смотрел на звезды, бро.

https://i.imgur.com/p195U3Z.gif

Отредактировано Caleb Wright (2020-09-12 22:48:29)

+5

2

Да куда же ты запропастилась? – раскидывая по комнате еще совсем недавно сложенные вещи, поднимаясь на второй этаж, заглядывая под кровать, диваны,  нервно дергая молнию толстовки, медленно начинает звереть Нэйт. То, что гитару он точно привез с собой, и не только привез, но и вытащил из машины, он был уверен на все сто процентов, но вот куда ее сунул, вспомнить было сложнее. До момента, когда за ним должен был заехать Кэл, оставалось  всего два часа и потратить их все на поиск, оставшись при этом  не собранным, Имри не улыбалось от слова совсем, но сыграть Калебу несколько песен у ночного костра прежде чем они уйдут в палатку хотелось безумно.
—Вот ты где! —облегченно выдыхает парень, при виде черного чехла, спрятавшегося в углу комнаты за креслом, под свалившемся на нее шерстяным покрывалом.

Гитара, спрятанная внутрь двух карематов, дождевик, запасная одежда и обувь, аптечка, нож, кемпинговый фонарь, налобник, батарейки, два складных стула, набор походной посуды,  спички, туалетная бумага, веревка, скотч, лопата-топорик, удочка — куча нужных и необходимых вещей  выходила немаленькой.
В том, что друг наверняка продублирует половину этого всего, Нэйтан был уверен, но в то же время опыт поездок на природу, пусть они все и были в далеком прошлом, показывал, что лучше взять лишнее, чем потом остаться без чего-то необходимого. Рассматривая лежащие на траве вещи и крутящегося вокруг них пса, морщит нос Нэйт. Внутри свербило от ощущения, что все равно он что-то забыл. «На чем сидеть-есть. Чем есть - есть. Чем светить - есть. На чем спать - есть… Точно!» хлопает себя ладонью по лбу, уносясь в дом, возвращаясь через минуту, засовывая в боковой карман рюкзака тюбик со смазкой. Не в силах от охватившего его возбуждения и предвкушения, стоять на месте спокойно, желая хоть как-то убить оставшееся время, Нэйтан снова убегает в дом, вылетая из него с перевязанным подарочной лентой свертком.

Сидеть здесь Хорес. Охранять! – игнорируя жалобный взгляд пса,  стараясь выглядеть строго, хмурит брови Нэйтан. Открыв калитку, он быстро переходит дорогу, громко барабаня в старую дверь, в доме напротив.

Кто там? – Спустя минут десять, раздается тихий, еле различимый из-за громкого звука не то телевизора, не то радио, голос.

Это Нэйтан Имри, миссис Машлевиц –выставляя перед собой словно щит, электропростынь, привезенную изначально для матери, громко по слогам отвечает Нэйт.

– Кто? Имри? А мать? Аманда  с тобой?   Просовывается в появившуюся щель морщинистая рука, окутывая парня ароматами спертого воздуха, лекарств и кошачьей мочи.

Мама не вернулась. Только я. Привез вам подарок из Бостона. Воткните ее в розетку, и она будет согревать ваши колени. Будьте здоровы, а мне пора.– Громко, быстро, на вдохе бормочет Имри, вкладывая в холодную ладонь пакет, разворачиваясь к двери спиной,  спрыгивая с крыльца на траву, считая свою миссию выполненной.
По-хорошему нужно было еще позвонить матери, рассказать, что он в Хэйвене, выспросить подробнее, что она знает о бедах, помимо тех страшилок, что уже поведала, узнать какие-нибудь фамилии, но делать это сейчас желания не было.  Беды никуда от них не денутся. Даже в походе они с Кэлом наверняка снова вернутся к разговору о них, но это завтра. Сегодня хотелось не размышлять о грустном, а получать удовольствие от  общения с природой и их с Калебом близости и узнавания друг друга с новой стороны.

Эй! спальник это не кость! Надо будет и тебе не забыть захватить что-нибудь в магазине. – Наклоняясь к псу, грызущему завязки, треплет его за уши Нэйт.
Ты меня вообще слушаешь? – Едва не падая из-за  неожиданно вскочившего, бросившегося к калитке Хореса, возмущается Имри. Уже через секунду, подбегая вслед за псом к калитке, распахивая ее настежь, реагируя на звук.  «Вот же идиотами мы будем, если этот автомобиль приехали к соседям» Прижимая одной рукой к груди спальник,  второй придерживая за ошейник вырывающегося пса, качает он головой при виде тормозящего напротив дома пикапа.
Кэл! Бро! Лови! –расплывается в широкой улыбке Нэйтан, при виде вылезающего из машины водителя, разжимая пальцы на ошейнике, кидаясь в друга спальником вместо мяча, радуясь второй за день встрече не меньше мотающего мордой, лающего, носящегося вокруг пикапа пса.

Он кстати двухместный. Я им еще не пользовался, но судя по температуре на ярлычке, замерзнуть мы с тобой ночью не должны – Подмигивает Нэйтан, рассматривая Калеба, одетого сейчас не по форме, а для похода и от того еще больше притягательного, с трудом удерживая себя на месте. Сильное желание рвануть навстречу, обнять его, стиснуть в объятиях, провести ладонью по спине, шлепнуть по заднице, прижаться губами к щеке, губам, сдерживал страх  скомпрометировать друга, работающего в полиции, перед возможно смотрящими в окна соседями и пока еще не знание того, как относится Калеб к публичной демонстрации чувств и не дружеской симпатии.

Поймаешь этого дуралея? А я пока вещи в машину побросаю. – быстро закрыв дом, вытаскивает Нэйт на улице приготовленное барахло, надеясь, что Кэл не обратит внимания на торчащее из свернутых в рулон зеленых ковриков черное нечто. Рассказывать раньше времени о гитаре и портить запланированный на ночь сюрприз  ему не хотелось.
Давай, колись уже, куда мы едем? Я весь извелся от любопытства и нетерпения, пока тебя ждал. Открыл какое-то новое место?  Поляну, где не ступала нога других Хэйвенцев и прочих туристов? – Усаживается Нэйтан в машину, не отводя взгляда от друга, вдыхая  запахи, которыми  пропитан салон, опуская ладонь Калебу на колено. Здесь они уже вдвоем. Значит можно.

+3

3

Дважды за остаток дня он с улыбкой подмечал, что руки сами крутят баранку в сторону района Оакридж, где теперь вновь поселилась его мечта. Или не мечта больше? Реальность? Счастье, дарованное ему за что-то очень хорошее и правильное, что он сделал в своей жизни? Он не мог поверить в это до конца, а, в особенности, не могла поверить та его часть, что так и осталась восемнадцатилетней, потерявшей лучшего друга, замороженной на долгие девять лет. Сейчас она оттаивает, трясет головой и хочет спросить – «Правда? Ты правда меня любишь?» Как будто такие вопросы вообще можно задавать.

Кое-как домотав по городу свою смену, больше слушая музон на всю катушку, чем реально следя за порядком на улицах, капрал Райт примчался к участку на разведение чуть ли ни раньше всех остальных патрульных. После рутинных докладов, он прошел через весь оупен-офис и стукнулся к шефу – взять пару дней отгула к выходным, по семейным обстоятельствам. То ли уверенность в голосе, то ли счастье на его лице, помогли ему получить короткий отпуск, и уже через пять минут, сдав ключи от служебного форда администратору, он отправился домой. Вернее, полетел.

- Дженн, ты не поверишь …

Сбиваясь с одного предложения на другое, Калеб рассказывал сестре о возвращении Нэйта, о предстоящем ремонте в его доме, о потряссном псе, спиленной качельной ветке, при этом мотаясь по дому, собирая все, что могло пригодится для кэмпинга. Поскидав все снаряжение в старенький пикап, большую часть времени стоящий в гараже и используемый, в основном, только для таких вот походных выездок, парень поцеловал Дженни в щеки и заглянул ей в глаза.

- Береги себя, хорошо? Это всего на пару-тройку ночей. Следи за нами по гуглу. Связь там будет – звони в любое время.

Пара-тройка ночей. По дороге к Имри, еще пока один в машине, он думал об этом и смеялся, счастливо и не стесняясь. Он знал, что будет помнить этот день до конца жизни. Двадцать третье апреля двадцатого. Когда посреди весны наступило лето.

Вот и такой важный дом на Барфорд Стрит. Звонкий лай встретил лихо затормозивший пикап. Кэл, светящийся от предвкушения, одетый в карго-шорты, клетчатую рубашку и высокие боты с торчащими из них складками теплых носков, выскочил из кабины и сразу получил передними лапами Хореса пониже ремня. Довольная морда тут же отпрыгнула и стала носится вокруг, призывая нового друга поиграть.

Поймав отточенным жестом ресивера брошенный Нэйтом спальник, Кэл закинул его в кузов.

- Двухместный, говоришь? – Прищуривая один глаз, хмыкнул Райт. – Ну-ну. Замерзнуть не должны. - И чуть серьезнее добавил. – Если что, в машине поспим. Тут печка.

Они оба едва заметно тормозили, присматривались друг к другу, не зная еще, как реагировать, что делать, какие жесты были бы уместны. Они еще бро? Или уже нет? Или и то и другое? От неловкости этой пьянело в башке, захватывало дух и чертовски хотелось выяснить, добраться до другого берега, понять – что теперь. В то же время что-то подсказывало, что до берега они доберутся не скоро, что в этом океане им плыть и плыть, изучать и изучать – друг друга, себя по отдельности, себя вместе.

Вместе.

– Поймаешь этого дуралея? А я пока вещи в машину побросаю.

- Так точно, сэр, - козыряет Кэл Нэйту, - есть поймать дуралея!

И вот они едут. Кэл за рулем, рядом Нэйт, делит сиденье с Хоресом, вываленный язык которого болтается в открытом окне. Райт то и дело посматривает через зеркало на любопытную морду пса, представляя себе, как несколько дней назад тот так же ехал с Нэйтом из Бостона. Догадывался ли тогда этот пес, что хозяин везет его не куда-то, а домой?

Калеб вообще сейчас подмечает все – и руку на своем колене, и тесность, наполненность кабины, такую же наполненность в душе. Он постоянно улыбается так, что стало побаливать лицо. Ему приходится вспоминать, что им по двадцать семь, не по семнадцать. Но с Нэйтом это не работает, тут же вылетает из головы. Все, как в старшей школе. Уже через три минуты после нажатия педали газа они успевают шутливо подраться кулаками за выбор радиостанции.

– Давай, колись уже, куда мы едем?

Кэл бросает на нетерпеливого друга хитрый взгляд.

- Нашел одно заколдованное место милях в ста на север. Озеро, лес, все дела. Случайно на него вышел – однажды эта подружка сломалась, - Кэл хлопает широкой ладонью по рулю, - пришлось идти через лес с рюкзаком часов пять. Стало темнеть, поставил палатку, утром вылезаю и обалдеваю – вид! Ты охренеешь! Потом, уже дома, посмотрел, что это и как лучше туда добраться. Сеннебэк. Вот, года четыре уже езжу туда, все мечтал… - Кэл осекается, но все-таки, сдавлено заканчивает, - … тебе показать.

Мда. Придется ему еще поработать над собой. Это когда один сам с собой и удочкой – можно гонять какие угодно диалоги в голове, кричать на воображаемого Нэйта, умолять, прощать или не прощать. Но когда он вот, рядом, живой, горячий – думать надо, что говоришь. Решили пролистнуть страницу, так и нехуй ездить чуваку по мозгам.

Кэл злится на себя, но решает не молчать.

- Ладно, я так ляпнул, на автомате, прости. – Он накрыл руку Нэйта своей и сплел пальцы ровно так же, как Нэйт сделал это утром. – Часа через два там будем, успеем до темноты палатку поставить. А утром… Утром я покажу тебе нечто.

В кабине, казалось, вибрирует нетерпение – секса, объятий, ужина, сна в обнимку, плескания в озере, беготни с псом, рыбалки, секса, секса, секса. А еще не терпелось его историй. Что было с тобой, мой старый друг? Как ты жил эти годы? Как жизнь с тобой обращалась?

Кэл сжимает пальцы Нэйта, крепко, с честной силой, которую поймет игрок из твоей команды.

- Расскажешь? Как ты вообще? Ну, помимо этой хуйни с бедами. Здоров? Счастлив? Как мать?

+3

4

Отстань от радио! Рули, я сам выберу! А то включишь сейчас, не пойми, что– отталкивая кулаком кулак от переключателя улыбается Нэйт, сдаваясь через секунду их шуточной борьбы. Ему настолько нравилось смотреть на счастливого, улыбающегося Кэла, что он был готов все несколько часов их дороги слушать всё, что он выберет и даже подпевать.

–Вот, года четыре уже езжу туда, все мечтал… тебе показать.–

Вздрагивая, Нэйт отворачивает голову на пейзаж, мелькающий за окном. Злость на себя, что так себя вел, смешивается с легким раздражением на Райта, решившего именно сейчас, напомнить о хреновом поведении Имри во все предыдущие годы. –Это ты меня прости…  снова переводит взгляд на Калеба Нэйт, зная, что все его извинения нечего ровным счетом не значат. Доказывать ему  поступками, а не словами, что он больше никуда из Хэйвена и от него не сбежит, еще придется долго.

Я вообще-то  надеялся увидеть...нечто еще ночью, но утром тоже не откажусь. Уверен, что  Сеннебэк  крутое место, и уже хочу встречать рассвет с его берега.– выдыхает Нэйтан, расслабляясь. Пальцы друга крепко переплетенные с его собственными говорили лучше любых слов. Я рядом. Мы вместе. Снова одна команда.
Мать прекрасно. Представляешь, вышла замуж за мужчину с пятью внуками. Звонила мне в те выходные по скайпу, вся ими облепленная. Они по ней прыгают, как обезьянки, визжат, но она счастлива до невозможности, а это главное. Спасибо, что ее не оставлял, Кэл…был ей за меня.– шумно вздыхает Имри, в очередной раз за последние несколько дней, сожалея о последних девяти годах, своем эгоизме и отворачивании от самых дорогих людей.

Что касается меня… Здоров, как бык! – хлопает Нэйтан себя кулаком по груди. –А счастье…Сейчас да…и очень. А в Бостоне вроде тоже был, но знаешь…– пожимает плечами Имри, перематывая про себя прошлое.
Я когда в нем жил, все время чувствовал себя словно во сне. Вот ты вроде получаешь удовольствие от вкусного завтрака, спорта, встречаешься с кем-то, ходишь на работу, но не отпускает ощущение, что это все не твое. Не настоящее, не реальное. А где твое и как проснуться, чтобы начать жить, не знаешь.  Джон, когда я ему это рассказывал, говорил, что это из-за того, что живу не там, где мое сердце. Сейчас вот вспоминаю все: учебу, как по съемным квартирам мотался, вечеринки дурацкие, и понимаю, что уже и вспомнить толком нечего не могу.
Разве, что работу. Там каждый вызов отдельная история.  Знаешь, как было страшно первый раз капельницу ставить? Вроде на практике тренировался, а как дело дошло до реального случая все. Джон меня матом крыл, проклиная тот день, когда меня дали ему в напарники. А я после каждой смены к зеркалу бежал, проверяя, сколько седых волос у меня прибавилось. А пережив случай с наркоманами близнецами,  вообще думал, что альбиносом стану. Сейчас расскажу.
– смеется Нэйтан, радуясь, что может, наконец, делиться с Кэлом всем, не прекращая болтать языком даже во время похода в магазин, затыкаясь, только когда машина сворачивает на лесную дорогу, виновато разводя руками.
Бро, прости! Завалил тебя воспоминаниями про соседей и работу, а тебе и слова не дал вставить. С тебя истории у костра! Мне ведь тоже интересно как ты тут жил. Все и в подробностях. Футбол, работа, продолжаешь ли бегать, какие еще красивые места открыл, как поживают родители и Дженни.

Открыв дверь машины, выпуская давно уже начавшего ерзать пса, Нэйтан спрыгивает на землю, присядая, разминая затекшие ноги, полной грудью вдыхая чистый, лесной воздух, вертя головой по сторонам.
Какие здесь запахи! А какая тишина! И никого больше! Как же мне всего этого не хватало! Давай, командуй! Где разбивать палатку, где место для костра. Я полностью в твоем распоряжении... Это твое место Кэл… – понижая голос с каждым словом, почти шепотом заканчивает Нэйтан.

Понимание, что они добрались, они тут вдвоем. Два, а то и три дня можно никуда не спешить, а раствориться в лесном спокойствии, наконец, приходит. Прогоняя вечную привычку кричать, суетиться, куда-то бежать.
У тебя в этих шортах отличный вид сзади. Я еще в магазине это отметил– охрипшим от волнения голосом выдыхает Нэйтан, подходя к Калебу вплотную, обнимая, проводя пальцами по линии скул, шее, глядя глаза в глаза, передавая взглядом все те чувства, что теснились в сердце, медленно нарастающее возбуждение, желание стать ближе, стать друг для друга не только бро.

Отредактировано Nathan Imrie (2020-09-16 16:01:07)

+3

5

Сколько было таких выездок в школьные годы? С Дженни, Рэйчел Стивенс, тем же Нэйтом? Кэл за рулем потрепанного доджика, ребята друг у друга на голове. Теснота тогда дышала счастьем, приключениями, молодостью, они сами дышали свободой и, в первую очередь, свободой от страхов и грузов, что приходят со взрослой жизнью. Прежде всего, груз ответственности. За других и себя. Тогда, в старших классах, Калеб опасался становится взрослым, боялся растерять всех, подвести кого-то, боялся принимать решения. Например, пойти работать в полицию. С их-то семейным проклятьем? Но пошел, переборол страх, взял груз ответственности. И с каждым годом его вес становился все больше и больше, но знаете что? Совершенно неважно, как тяжела ответственность, если несешь ее ради близких, ради семьи. Сидящий рядом вплотную Нэйт Имри был семьей в любом случае, в независимости от того, как сложатся их отношения. Он всегда был и будет братом, пусть и не по крови. А теперь, оказавшись проклятым, он стал еще ближе.

Парень на водительском сидении поймал себя на том, что ведет аккуратнее, чем обычно, когда ездил за город сам – держится подальше от грузовиков, не превышает скорость, мягче вписывается в повороты, чаще стреляет глазами по зеркалам. Он едет с семьей.

Услышав историю про миссис Имри, Кэл смеется от души, радуется, что у доброй женщины сложилась, наконец судьба, что ей удалось урвать у жизни кусочек счастья. Да он часто бывал у нее, проверял, не обижает ли кто, не нужно ли помочь с чем, и каждый раз он хотел спросить ее, как там Нэйт, но не осмеливался. Спросить – значит подтвердить, что без нее он не узнал бы, что они потеряли связь, и что он больше даже не друг ее сына, а просто настырный коп, неизвестно зачем тревожащий покой одинокой женщины. Но когда она сама заговаривала о сыне, Кэл слушал ее напряженно, смеясь переданным кое-как шуткам, поздравляя с очередным успехом в учебе, карьере. Тогда у него не было возможности поздравлять самому. Но теперь…

Кэл отнимает руку от Нэйта только, чтобы повернуть руль или поставить машину на ручник, когда они заезжали за консервами и запасными батарейками. А так, он касается то руки парня, то его бедра или колена всю дорогу, все два часа, встречая ответное прикосновение, слушая голос, по которому так истосковался. Слушает, и не может наслушаться.

Истории из рабочих будней парамедика на скорой вызывают гордость и сочувствие. По службе Кэл пересекался с этими ребятами довольно часто и всегда завидовал им. Пусть копы останавливали зло и сажали его за решетку, все равно - насилие, ограничение, хоть и во благо. Парни со скорой были однозначными героями, их рады были видеть одинаково и копы, и гражданские, и раненные копами преступники. Добро, как оно есть. И один из них, самый лучший, теперь его… Что? Бойфренд?

Они уже катят по лесной дороге, намного медленнее – хочется дать время заметить упавшее дерево, переходящее животное, красоту этих мест. И Нэйт пусть заметит это все, и Хорес – пусть прочувствуют, куда они приехали, услышат, как затихает суета, как приближается этот редкий, но оглушительный североамериканский дзен, когда уже на следующее утро ты и не помнишь, для чего еще эта машина, кроме как для складирования улова в сумку холодильник.

Выйдя из кабины, Кэл замирает, оглядывая свое маленькое королевство. Гордо, счастливо, ревниво – не был ли тут кто-то еще, но нет, никто тут не бывает, кроме пары местных рыбаков с соседней деревни, но и те, обычно сидят в камышах у противоположного берега, невидимого за утренним туманом.

Хорес носится вокруг, и Кэл краем сознания думает, что надо открыть рот и сказать - тут могут быть змеи и койоты, но говорить лень, успеется. Нэйт разминается, приседает, и можно беззастенчиво пялиться на него, обтянутую на крепкой заднице и бедрах джинсу, на перекатывающиеся под темной кожей мышцы рук, на сильную шею, смотреть в его карие, почти черные глаза, когда он приближается, вдыхать тепло его дыхания, прижаться щекой к его ладони.

Не отрывая взгляда от лица Нэйта, Кэл ловит губами его большой палец, целует подушечку. Наверное, это тянущий от озера ветерок холодит глаза и хочется зажмурится, чтобы не дать собраться слезам. С силой он прижимает друга к себе и страстно впивается в его рот. Глубоким, честным, открытым поцелуем он старается напиться этим человеком, связать себя с ним, смешать себя с ним, вывести их обоих на тот уровень, когда все становится на двоих и больше никогда не будет неловкости, отстраненности, социальных рамок для индивидуумов, живущих в отдельности друг от друга. Теперь они будут одним. Теперь ему никогда больше не придется гадать – какого вкуса слюна у Нэйтана Имри.

Руки сползают по широкой спине вниз, ладони загребают ягодицы и мнут их под плотным денимом, пальцы пытаются втиснутся между поясницей и ремнем, но могут лишь на фалангу. Нетерпение заставляет нащупать его ремень, быстро, словно заканчивается время им быть на этой планете, Кэл расстегивает другу штаны, и запускает руку в согретую долгой поездкой промежность, пытаясь ощупать, обхватить все, о чем грезил подростком, видя желанное только в школьных душевых. У Кэла большие ладони, но одной хватает лишь почувствовать эту горячую горделивую тяжесть.

Мозг отмечает все движения не по отдельности - все смешивается в одном объемном ощущении, протяженном, ростом с Нэйта, подступившего вплотную, приникшего, часто сопящего носом, целующего крепко, с нажимом, с отдачей, причиной которой может быть только искренность ответного влечения, того же чувства, одного на двоих.

- Палатка… - выдыхает громким шепотом Калеб, разорвав поцелуй только когда все клетки заведенного горящего тела завопили о нехватке кислорода, - … давай поставим ее по-быстрому, а то стемнеет.

Вообще-то, палатку можно поставить и с фонариком, и при свете автомобильных фар. Но Кэлу хочется чуть отсрочить удовольствие. Отложить сладкое. Держа его, тем не менее, в поле своего зрения. Он вкусит все, что там от него прятал Нэйт и даст ему попробовать себя так же. Чтобы на утро они проснулись перерожденными, забывшими плохое и вспомнившими главное.

Отредактировано Caleb Wright (2020-09-17 00:31:59)

+2

6

Воздух  не холодный, но кожа все равно покрывается мурашками. От близости Калеба, от его горячих ладоней, от их поцелуя жадного, глубокого, словно обоим резко стало невтерпеж. Пальцы Нэйтана забираются под рубашку, гладя мышцы, опускаясь ниже на ширинку, лаская через ткань шорт.

—Палатка… давай поставим ее по-быстрому, а то стемнеет.—

Часть Имри недовольно протестует, требуя немедленно, прямо сейчас доставить друг другу удовольствие, неважно где в машине, у дерева. Вторая, большая, соглашается. Спешить некуда, впереди целая ночь и можно еще немного повозбуждать друг друга, балансируя на грани прелюдии и секса.
Молча кивая головой, стискивая еще раз ладонями ягодицы, быстро мимолетно целуя в уголок губ, Нэйт разжимает объятия, направляясь к пикапу.   

Я еще ничего здесь не видел, но мне уже нравится Сеннебэк. Давай выбираться сюда почаще, тем более скоро лето — Отчищая место для установки от шишек и острых веток, счастливо улыбается Имри, понимая, что уже всей душой с первого взгляда, с первой секунды, как они повернули на лесную дорогу, влюбился в это место. В лес, обступающий поляну со всех сторон, прохладный ветерок, дующий со стороны озера, перекликающихся в глубине леса птиц, вылетевших на охоту. В их небольшую палатку под деревом, заготовленные для костра дрова недалеко от нее.

Повесишь внутри? – тыкает Нэйт на небольшой фонарь  –А я пока дам Хоресу еды, чтобы он не устроил драку за кости с каким-нибудь местным койтом, и не отвлекал нас.
Проводив взглядом спину Кэла, Нэйт бросает еще одну пенку в тамбур палатки, хлопая по ней ладонью, демонстрируя псу, где ему предстоит спать ближайшие ночи и тоже залезает внутрь. Замерев на секунду, он застегивает молнию входа, заключая их двоих в кокон, отделяющий их от окружающего мира. Снаружи, за пределами оранжевых стен природа продолжала жить бурной ночной жизнью, а здесь внутри время словно замедлилось.

Кэл…
Нависая на вытянутых руках над  Калебом, шепчет Нэйт, медленно сокращая расстояние, пока их губы не соприкасаются. Хотелось дразнить, ласкать, ловить стоны, вздохи.
Прикусывая зубами нижнюю губу, Нэйтан отстраняется, усаживаясь сверху, расстегивая по одной пуговицы на рубашке, целуя щетинистый подбородок, проводя языком по кадыку вдоль шеи вниз, покрывая поцелуями каждый миллиметр тела, облизывая и прикусывая зубами соски. От реакции Калеба на действия, от его ладоней, от звуков их дыхания и сердцебиения, заполнивших собой палатку, собственное возбуждение нарастало с каждой секундой.

Кэл...
Стаскивая прочь шорты, выдыхает Нэйтан, медленно проводя пальцами по плоскому животу, всматриваясь в затуманенные из-за тусклого света фонарика светлые глаза, желая запомнить, сохранить в памяти всю их сегодняшнюю ночь, первую ночь, до мельчайших подробностей. Сохранить выражение лица Кэла, его движения, вздохи. Обводя языком ямку пупка, Нэйт сжимает ладонями бедра, прокладывая дорожку из поцелуев к паху, обхватывая губами член, делая несколько медленных движений, приноравливаясь к размеру и длине, постепенно увеличивая темп. Собственный организм, не привыкший к длинным прелюдиям, отдавать, а не получать, требовал прикосновений и разрядки, но желание доставить удовольствие, отдать всю копившуюся в сердце и не отданную никому до этого дня любовь, поделиться внутренним теплом, растопить окончательно весь тот лед, что вырос между ними за прошедшие годы, было сильнее.

Отредактировано Nathan Imrie (2020-09-18 00:55:19)

+2

7

Видно было, что за время проведенное вдали от полудикого Мэна, Нэйт растерял навыки установки палаток. Снова Кэла захлестнула смесь сочувствия к другу, который был так занят Бостоном, что не мог выбраться на природу, и ощущения всех этих лет, прошедших мимо них, прошедших по отдельности. Он помог Нэйту с палаткой, не отрывая от него глаз, быстрого, гибкого, матово светящегося в последних закатных лучах. Они ходят вокруг по лесу, светят фонариками и собирают дрова – вот, нет, им завтра с утра приехать! Два нетерпеливых идиота. Две слетевших с катушек души. Шутят, подкалывают друг друга, вспоминают футбол, Портера, одноклассников, «да не спал я с Брайтуотер, ты заебал!», вспоминают друг друга, сравнивают с собой теперешними.

Палатка закрылась, отсекая доступ мошке и Хоресу. Подожди, лохматый, мы скоро.

- Кэл. - Нэйт дышит его именем, совсем иначе, чем прежде, наполняя это слово новым смыслом. Да, я Кэл Райт, парень Нэйта Имри. От этого хотелось бежать по лесу и улюлюкать, будто выигран самый важный на свете матч, лучше - словно завтра выпускной бал, и они идут туда вместе. В этот раз вместе, не как тогда. Так звучащее имя в устах друга меняет прошлое.

Поцелуи покрывают тело, и Кэл, освободившись от одежды, закидывает руку за голову, помогая себе смотреть на просто до охуения немыслимую картину – к нему вернулся давно и всегда любимый человек, и привез с собой свои руки, губы, зубы и… и уносящий в нирвану язык.

Калеб хочет улыбаться, но эти ласки заставляют его кусать губу, мычать, сопеть, извиваться под натиском Нэйта. А когда друг берет в рот, то Кэл выгибается, упирается ногами в каремат, подается тазом вверх, его рука гладит жесткий коврик черных волос на чужой голове – хочется надавить на затылок, всадить в горло, но он сдерживается, сдерживает себя, растягивает, этот первый раз. Вместо этого он лишь мягко покачивает бедрами, следя за тем, как блестящий от слюны член скользит между красиво очерченных темных губ.

- Нэйт… Мммммм, - стонет Калеб и борется сам с собой, желая и закрыть глаза, отдавшись ощущениям, и держать их широко открытыми, смотреть на этот акт, такой простой со всеми остальными и такой особенный с ним.

- Нэйт… Бро! – Приходится звать не шепотом, в голос – так тот увлечен. – Повернись-ка. Давай друг другу, а?

Кэл приподнимается, помогает другу избавиться от джинс и рубашки. Эта возня в невысокой палатке вызывает смех, затыкаемый звуками поцелуев. Снаружи беспокойно тявкает пес. Кэл кладет совершенного голого Нэйта на спину и опускается на него сверху, валетом, позволяя тому продолжить прерванное занятие. Наконец-то взгляду Кэла открывается вид на аппарат друга, налитый, спелый, сочный. Хочется рассмотреть каждую деталь, но терпения не хватает, он знает, что еще насмотрится.

Член Нэйта завладевает ртом с непринужденной силой, словно был там частым гостем, хозяином, своим парнем, даром, что лишь в мечтах. До этого дня. Кэл губами, языком, горлом берет его и не может насытится этим плотным, солоноватым от выступившей смазки, горячим вкусом. Гулкий стон удовольствия раз за разом рождается и умирает где-то в шее, воздух с шумом летит взад-вперед через ноздри.

Очень скоро им перестает хватать свободы движений, и они заваливаются набок, не выпуская стоящие колом члены изо ртов. Руки Кэла – куда только могут дотянуться, покрывют жадными ладонями и пальцами нэйтову спину, ягодицы, бедра, икры, ступни.

Как же ты хорош!

Внизу живота, где двигалась голова друга, проходит разряд, затем тут же еще один. Кэл стонет, чуть притормаживает, оттягивает назад пах, но Нэйт с прицельной силой тянется ртом следом, не отпускает.

- Ох, блять… Бро… Так хорошо… Я ща кончу…

+2

8

Поднимая иногда глаза вверх, Нэйтан ловит полный вожделения взгляд друга, наслаждаясь выражением его лица. Его стоны, движения бедер распаляли, вызывая еще большее желание доставить удовольствие, почувствовать Кэла на вкус до конца.

–Давай друг другу?

Давай– нехотя прерываясь шепчет Нэйт, стаскивая с себя рубашку, пытаясь приподняться, чтобы снять джинсы, совершенно забывая, что они ограничены пространством палатки, видя перед собой только Кэла, чувствуя только его, забывая обо всем остальном.
Неловко ударяясь головой о крышу палатки, Имри заваливается на смеющегося Калеба сверху, беспорядочно его целуя в губы, нос, щеку, позволяя уложить себя на спину, стащить с себя оставшуюся одежду, не сдерживая сдавленного стона. Эмоции от горячего стояка, заполняющего рот, перемешивались с бесподобными ощущениями от губ, языка на собственном члене.

Перекатываясь набок, Нэйт проводит языком по стволу, подаваясь пахом навстречу чужим губам, стискивая ладонями ягодицы, гладя бедра, поясницу. От наслаждения сносило крышу, вся окружающая обстановка казалось сузилась до их рук, ног, вжимающихся друг в друга тел, но  происходящего было мало.

Хотелось всего и сразу. Продолжать их ласки друг друга ртом, почувствовать член Кэла внутри себя, самому взять его, узнать изнутри. Смачивая палец в собственной слюне, Нэйт нажимает на туго сжатое колечко, массируя, надавливая, проникая внутрь, добавляя к одному пальцу второй, разминая и растягивая тугие мышцы. Тянущая боль в паху сделалась почти невыносимой.

–Так хорошо… Я ща кончу…

– Бро…Подожди…не так быстро…растянем удовольствие еще немного…–  с улыбкой выдыхает Нэйтан,  отстраняясь, толкая Кэла на спину, жадно целуя в губы, протягивая руку к валяющимся джинсам, вытаскивая из кармана тюбик смазки.

Вставая на колени между раздвинутых ног Калеба,  Нэйт приподнимает его за бедра, дразняще проводя головкой между ягодицами, глядя глаза в глаза своему…другу?...своему парню. Прежняя дружба в этот момент окончательно растворялась, таяла в  их стонах, вдохах, слюне, поте, перетекала на новый уровень отношений, там где хочется не только защищать и поддерживать друг друга, но и заботиться, делиться нежностью, любить, доводя до изнеможения и невозможности пошевелиться от приятной усталости и посторгазменной слабости.

Не в силах больше сдерживаться, задерживая дыхание, Нэйт надавливает один раз, второй, толкаясь, увеличивая силу, пока колечко ануса наконец не поддается, пропуская его внутрь. Продвинувшись совсем немного, он замирает на несколько мгновений, улавливая по взгляду, вдохам реакцию Кэла,  и только потом  медленно начинает двигаться, пока не входит полностью.

— Как же охуенно…ща кончу... давай вместе…—
Запрокидывая назад голову, крепче стискивая ладонями бедра Кэла, Нэйт, наращивает темп, проходясь головкой по простате, желая выбить из друга такие же стоны удовольствия, которые сейчас вырывались из его рта.

+2

9

Пальцы друга в очке заставляют вздрогнуть, податься им навстречу, впуская в себя его страсть, желание, его возвращение после такого долгого отсутствия. Райт закрывает-таки глаза, полностью отдаваясь ощущениям, цепляясь за проникновение, за то, как его тело становится продолжением другого, родного и близкого. Сознание качается на волнах желания, счастья, все еще неверия, что это реальность, что это не сон, хоть и очень правдивый. Самый правдивый сон за всю жизнь.

Рот Нэйта отпускает на волю член Калеба, и это спасает от оргазма. Спасает, потому что им обоим хочется сделать этот долгожданный момент долгим. Круто бы, если бесконечным.

— Бро…Подожди…не так быстро…растянем удовольствие еще немного…

Нэйтан дышит совсем не так, как во все года прежде. Его голос изменился, Кэл никогда не слышал его таким. Глаза Нэйта, похотливые, но в то же время какие-то серьезные, ответственные, смотрят незнакомо, по-новому, и Калебу это жутко нравится. Он влюбляется в него снова, в этот блестящий маслянистый желающий и заботливый взгляд темных глаз.

Приготовленный другом тюбик вызывает одобряющий смешок. Сам он давно привык рассчитывать только на слюну, да благословится она всеми геями на свете. Но друг подготовился, и от этого стало тепло, хотя сама смазка слегка холодила растертый настойчивыми пальцами вход.

Кэл помогает другу, приподнимаясь, заводя свой зад выше по влажным ногам Имри. Пальцы рук растягивают собственные ягодицы, и Калеб принимает член друга на всю глубину. Не получается сдержать охающий выдох – заполненность такая, что становится понятно, без содержимого тюбика было бы не просто.

Нэйт крепко держит Калеба за бедра, начинает качать, проникая горячо, твердо, кажется, куда-то до самой внутренней батарейки, касаясь самой сути парня, меняя что-то в картине мира. Кэл шарит глазами по лицу Нэйта, его плечам, шее, покрытой шерсткой груди, животу, играющим под коричневой кожей мышцам. За этой сексапильной оболочкой взрослого мужчины Калеб легко угадывает черты того молодого парнишки, в которого когда-то влюбился. В жестких толчках Кэл видит их борьбу на тренировках, когда тренер ставил ребят в пары сходиться в клинчах и кто-кого перетолкает. В напряженных руках, в густых кустиках подмышкек сквозь года отражается удар молодого Нэйтана Имри мячом по очковой зоне противника, поднятые вверх руки в победном жесте.

Друг нависает все ниже, дышит чаще и глубже, как дышит и он сам, подмахивая, насаживаясь до упора, до слипания мошонки с волосатым лобком, с легким стоном встречая очередной вход. Они смотрят друг на друга, и взгляд этот сплавляет их в одно целое. Калеб кладет ладонь на мокрую от пота щеку Нэйта, другой шарит по его груди, сжимает соски.

От трения внутри все горит, боль сама себя вырождает в кайф, и все это идет волнами, по кругу, замыкаясь на ощущении приближающейся разрядки. Вот и Нэйт уже зажмурился, его зубы все чаще сжимаются, движения становятся все чаще, и Кэл помогает себе рукой, чтобы прийти к финишу вместе.

Очень скоро Калеб втягивает громко воздух сквозь зубы и перестает дышать, запрокидывает голову. Горячая, пахучая сперма несколькими болезненными точками выплескивается на живот и грудь, смешивается с со своим и чужим потом, течет по ложбинкам выпуклых мышц. Парень выдыхает со стоном и тихим облегченным смехом.

Отредактировано Caleb Wright (2020-09-20 05:12:07)

+2

10

Нэйт тонет в светлых глазах, наполненных той же страстью, похотью, нежностью, что и испытывал он сам, ловит обоюдные стоны,  пошлые звуки, сопровождающие каждый вход, плавится от прикосновения горячей ладони к щеке, прижимается к ней губами. Приятная боль от пальцев сжимающих соски, смешивается с кайфом от проникновения внутрь узкой задницы. Стремясь скорее достигнуть разрядки, Нэйтан начинает двигаться все быстрее и активнее, сильнее сжимая пальцами бедра своего парня. Искаженное от оргазма лицо Калеба, дрожь, пробегающая по мышцам живота, сжимающийся вокруг члена анус служат последней каплей. Прижимаясь вплотную к Кэлу, Нэйт вколачивает его в спальник, стремясь войти еще глубже, пока не кончает. На две секунды позже Калеба, содрогаясь всем телом, не сдерживая громкий, шипящий стон, вырывающийся сквозь стиснутые зубы.

Выскользнув из друга, Нэйтан обессиленно падает на него сверху, замирая, прижимаясь щекой к твердой, мускулистой груди, слизывая с нее губами, языком солоноватые капельки пота, перемешанные со спермой, вдыхая их общий запах.
Звуки тихого смеха, такого знакомого и такого совершенно по новому сейчас звучащего, вызывают мурашки, поднимая дыбом волоски на коже. Реальность оказывается гораздо прекраснее фантазий, что рисовались в голове весь день, после того как за Кэлом закрылась входная дверь.

Кэл…твой смех…когда ты кончаешь…у тебя всегда так? Хочу слышать его каждый раз и как можно чаще– облизывая губы, хриплым голосом произносит Нэйтан, медленно гладя ладонью шею, руку, бедро Калеба, слушая его сердцебиение, абсолютно не желая  шевелиться, отстраняться, разъединять их прилипшие друг к другу мокрые тела.

Мне так сейчас охуенно, что лениво шевелить даже пальцем на ноге.– Приподнимая голову, щурится Нэйтан, расплываясь в счастливой улыбке.

Но наверное  нам стоит вылезти. Развести костер, пожрать, а заодно проверить целы ли сваленные в метре от палатки бутылки.…Ведь я…я давно не был настолько сильно счастлив, как с тобой…–  Мне кажется, что я тоже люблю тебя, Кэл- просится с языка. Нэйт с трудом удерживает это признание, греющее все внутри огнем, рвущееся наружу, опасаясь, что еще слишком рано и Калеб ему не поверит, воспримет, как нахлынувший поток эмоций после отличного секса.

А еще у меня есть для тебя сюрприз... На улице.-Всплывает в голове воспоминание о прихваченном инструменте. Гитара, на которой он выучился играть в Бостоне не сказать, чтобы отлично, но исполнить пару песен мог неплохо, и о которой совершенно забыл после скрежета закрываемой молнии. Так же как забыл и о захваченных удочках и о псе, судя по звукам выкапывающем  подкоп под палатку, думая только о губах, мускулистой груди, кубиках пресса, заднице, члене парня, лежащего сейчас под ним.       
Надеюсь он тебе понравится– прямо в губы Кэлу выдыхает Нэйт, покрывая короткими поцелуями шею, мочку уха, скулу.

Отредактировано Nathan Imrie (2020-09-23 23:50:37)

+2

11

Сколько ночей за свою жизнь Калеб Райт представлял себе именно это - спускающего в него Нэйтана Имри? А сколько вообще ночей встречает человек в промежутке между тринадцатью и двадцатью семью? Но разве хоть одна ночь воображений отдаленно напоминала это теперешнее, что сейчас происходило с ним? В мечтах своих Кэл мог думать лишь за себя, переживать свои эмоции, но разве мог он видеть самого Нэйта, видеть так, как в этот момент, чувствовать его отдачу, силу, с которой его друг вкладывался в этот чертовски сладкий секс? Как страстно тот хотел поделиться самым лучшим, принести Кэлу как можно больше удовольствия? Конечно, такого не представишь. Поэтому в светлых глазах с новой силой засветилась благодарность за возвращение. За подаренное чувство единения, за совершенно внезапную уверенность в том, что он больше не один, и никогда не был один.

Жалко было его отпускать, выпускать, чувствовать, как его семя сочится следом, и даже понимание того, что произошедшее можно повторить сколько угодно раз - в эту самую секунду не помогало. Калеб обнял упавшего на него Нэйта обеими руками, прижал к себе крепко, насколько хватало ослабленных истомой мышц, прижался губами к его лбу.

— Кэл…твой смех…когда ты кончаешь…у тебя всегда так? Хочу слышать его каждый раз и как можно чаще.

- Всегда? - Он задумался на пару мгновений, припоминая последние несколько перепихонов, но странное дело - с Нэйтом рядом о других думать было как-то... излишне? - Да, похоже на то. Что-то перехватывает в горле и выдох становится смехом. - Ещё один мягкий поцелуй в мокрый соленый лоб. - Ну и кайфово же. Весело. С тобой - особенно.

— Мне так сейчас охуенно, что лениво шевелить даже пальцем на ноге.

Кэл хмыкнул, сжал пальцами сильное темное плечо, вгляделся в полные теплоты и неги глаза. Ещё раз мысленно пообещал себе размять Нэйту ноги, каждый палец.

- Не удивительно, ты отработал, что надо. - С другом хочется шутить. Другом хочется гордиться, как в школе за кубки, только сильнее, ведь теперь это его парень. Как хочется в это поверить, принять как естественную данность, раствориться в этой мысли, не думать больше о них по отдельности. - Отличная подготовка, бро. Вот это ты себе там отрастил!

— Но наверное  нам стоит вылезти. Развести костер, пожрать, а заодно проверить целы ли сваленные в метре от палатки бутылки.…Ведь я…я давно не был настолько сильно счастлив, как с тобой…

Вылезти на свежий воздух и в самом деле не помешало бы. В компактной невысокой палатке теперь стоял явный аромат спортивной раздевалки, который многим пришелся бы не по вкусу, но только не Калебу. Для него этот запах всегда означал три однозначно хорошие вещи - отлично прошедшая тренировка, работа с доверенной командой, и парни.

- Я тоже сейчас счастлив, Нэйт, - севшим от нового признания голосом произносит Кэл и, приподнявшись на локтях, с откровенной нежностью смотрит на своего друга, чуть качает головой, - знал бы ты как... Ладно, пошли наружу, будем есть и пить, мы это заслужили.

Впрочем, ничего не евший с утра Калеб к собственному удивлению голода до еды не замечал, а вот до Нэйта... Казалось, тестостерона, адреналина, эндорфинов и прочих энергетиков в крови столько, что его хватит ещё на три, пять, десять заходов. Разве насытишься за раз тем, о ком мечтал почти каждую ночь с тринадцати до двадцати семи? От того, чтобы плюнуть на все и рвануть снова на себя это горячее тело, с его упругими мышцами, улыбкой, вкусом, блеском глаз, с их совместным прошлым и будущим, Калеба остановили только слова о подготовленном снаружи сюрпризе и сочувствие к одинокому Хоресу.

- После того, как я увидел тебя сегодня утром, бро, - их губы встречаются в жарком обоюдном выдохе, - я заранее обожаю любой твой следующий сюрприз. Ты не знаешь, куда улетели мои шорты?

+1


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [23-27.04.2020] cold nights, flaming hearts


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC