особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [01.05.2020] Переполох на прогулке


[01.05.2020] Переполох на прогулке

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Переполох на прогулке
Пилот-Девочка Весна
Хэйвенский парк — утро

https://i.imgur.com/8eKYpeX.jpg

Ариэль & Нэйтан „


Бабушки, собака все смешалось в кучу

+6

2

Четыре пары дряхленьких ножек, широко и неприлично расставленных, свисают вниз со скамьи. Их престарелые хозяйки, сегодня в кои-то веки по-весеннему свежо нарядившиеся: в яркие лёгкие платьица да широкополые шляпки, — возбуждённо, прямо-таки ненасытно дышат свежим майским воздухом. Иногда отвлекаются на пылкие обсуждения прохожих, иногда — на разговоры с этими самими прохожими и на последующее обсуждение вместе с ними друг друга. Делают всё, чтобы восполнить дефицит внимания к собственным персонам, влиться после долгих месяцев затворничества в общество, ну и насладиться тёплой погодкой. Словом, выгуливаются.

Рядом с ними стоит юный волонтёр, аки бодигард, и, подставив под утренние лучи свою бледную моську, завтракает солнцем.

По-настоящему позавтракать Ариэль так и не успела, потому как спешила исполнить свой волонтёрский долг, спешила в дом престарелых. По пути, в парке, наткнулась на пожилых подруг, и вот, кажется, уже как с полчаса торчит тут вместе с ними да медленно утомляется. Смотреть не может в их сторону, глазам больно от таких эмоций, от такого возбуждения. Потому пришлось  отвернуться, а глаза закрыть. И уши тоже, может, и не закрыть, но хотя бы заложить берушами. На время, разумеется, пока дамы не устанут говорить.

Но дамы не устают, и мелкая Стивенс всё же решается открыть на них глаза.

Все они примерно одного ростка — это видно по тому, как одинаково высоко их ножки висят над землёй. (Конечно,  одна из них кажется побольше других, да и «высоко» — это преувеличение, ибо не так уж и коротки ножки их, на самом-то деле, но всё же.) Ещё они примерно одного возраста. Так сразу и не скажешь по некоторым, но всей их четверке в общей сложности уже лет триста пятьдесят, не меньше. На триста пятьдесят тянет и их коллективный стиль в одежде: всё у них пышно, богато и многослойно. Пышны и многослойны у них не только утренние прогулочные туалеты, но и причёски. А что ещё пышно и многослойно, как вы думаете? Конечно же, их самооценка! Она раздута до размеров воздушного шара, это точно. Поговаривают, это потому, что почти все они — львы по гороскопу. Лишь одна уродилась серым водолеем, и та за несколько лет дружбы с королями дикой городской природы отрастила гриву не менее густую.

Не верится, что я снова на улице! Я думала, что с моим остеоартритом у меня даже до балкона дойти не получится. — Громко якая на весь белый свет, посмеялась сама над собой уже упомянутая водолей, что сидит ближе к Ариэль, на краю скамеечки. Полли. Самая высокая и крупная из всех, она первая начала жаловаться на свои суставы, и её суставы первые начали жаловаться на неё.

Ещё не вечер. Посмотрим, как ты встанешь с этой скамьи. — С другого края бодро подначивает подругу другая старушка, миссис Тони. Её муж скончался пару лет назад после того, как попробовал присесть на гамак. Для неё теперь приседание куда-нибудь — это больная тема.

Ну вольно, вольно! Нам ведь необязательно вставать самим. Верно, Ариэль, душа моя? — обратилась к юному волонтёру, читающему их разговор исключительно по губам, самая старшая, самая наученная опытом и самая предприимчивая, миссис Уиссл. Она сидит по серединке, по-лидерски, гордо и прямо, как струнка. Среди четвёрки у неё лучшая осанка, а значит и лучшее здоровье. Плюс лучшие мозги. Запрягает Стивенс только так.

Вынув, наконец, для приличия беруши из ушей, девушка с улыбкой кивнула.

Бедное дитя. Когда ты уже куда-нибудь уедешь? — вставила словцо и четвертая дама, миссис Гордон. Её все зовут сокращённо — Донья, потому что раньше она была красавицей-испанкой, а теперь стала… что ж, больше похожей на цыганку. Во всех смыслах жгучая и тёмная.

Возвращаясь к вопросу... Ариэль сама хотела бы знать на него ответ.

Обведя взглядом округу: привычный газончик, ровно подстриженный и недавним дождём обмытый; небольшой водоём, скорее всего искусственный; низкие сосенки и длинную дорожку, которая заворачивает куда-то вдаль, парк тем самым визуально расширяя и оживляя, — она вновь зависла на своих подружках. Не потому, что они ей приятны и всё такое, а потому, что под одной из них, под миссис Уиссл, прямо из-под её светло-голубого платья, материализовалась большая пушистая собачья голова. Материализовалась внезапно, да настолько, что все четверо со страху-то и заверещали.

Любят же они привлекать к себе внимание, ей богу!

Отредактировано Ariel Stevens (2020-09-07 18:43:40)

+3

3

Засунув руки в карманы, Нэйтан неторопливо шел по дорожке парка, подергивая плечами в такт музыки, звучащей в наушниках. Смены на работе сегодня не было, до вечера была еще уйма времени, и потратить час-два на прогулку с увязавшимся за ним на пробежку псом он мог вполне.
С любопытством крутя головой по сторонам, парень отмечал, что парк совершенно не изменился за те девять лет, что его не было в городе. Разве что  некоторые деревья стали чуть повыше, добавилось лавочек и посыпанных песком дорожек, а в остальном он остался таким же, как был в воспоминаниях. Замирая рядом с большим камнем, лежащим под старым дубом, Нейт провел рукой по его поверхности, вспоминая, как очень давно он с друзьями зарыл под него бутылку, договорившись вырыть ее и выпить спустя 10 лет. Интересно на месте она или нет? Мелькает в голове мысль. Представляя как он, в своих светлых шортах и майке, ожесточенно разрывает руками землю, на пару с Хоресом, под удивленные восклицания гуляющих неподалеку мамочек с детьми, Нэйт усмехается про себя. Если уж и разрывать, то в темное время суток и не одному. Повторно улыбается Имри, представляя реакцию Кэла, когда он объяснит ему, с  какой целью притащил ночью в парк. Но кстати о псе.
Хорес! Иди сюда, мой хороший! — Хлопая себя пальцами по бедру, недоуменно вертит головой Нэйтан в поисках пса, который минуту назад мельтешил у него перед глазами, оживленно лая на сидящую на дереве белку. Не желая поддаваться на уговоры хозяина, что данное животное не самая подходящая для него пара и самое лучшее оставить ее в покое, переключившись на животного одного с ним породы.

Хорес! Хорес! Да твою же собачью матерь!— только и смог прошептать Нэйтан при виде  головы, посредине большой  лужи, на газоне, образовавшейся видимо после прошедшего ночью сильного дождя.
Быстро! Вылез из воды! Домой! — держась на расстоянии от пса, хмурится Нэйт, с ужасом думая, что теперь по возвращению домой придется потратить добрый час на приведение его в порядок.
Стоять! Место! Ко мне! —  Не понимая, что происходить с обычно послушным псом,  бросившимся бежать от хозяина,  громко орет Имри, пускаясь бежать между деревьями, стараясь не потерять из вида коричневый, мокрый, задранный вверх хвост, ныряющий под лавку с сидящими на ней людьми.
Извините! Хорес! Быстро вылез сюда! — бросает Нэйт, стараясь не морщиться от пронзительного, словно на них напал крокодил, четырекратного визга, обрушившегося на него.
Хори! Сидеть! Нельзя! — нагибается, хватая за ошейник, радостно лающего, прыгающего,  пытающегося облизать всех четырех старушек разом пса.

- Да что же это такое! Так ведь и напугать до полусмерти можно! –гневно смотрит на непутевого хозяина, сидящая с краю дама в шляпе с цветком.

Да было бы кого бояться! Мадам, он же душка, хоть и мокрая! – обхватывая пса за грудь, старается натянуть на лицо улыбку Имри.

- Молодой человек, собак  на поводке держать надо! А вдруг бешеная она у вас? –Вторит ей соседка, поджимая губы, выставляя перед собой руки, пристально рассматривая подбежавшего к ним парня.

Да, он не кусается! — Самих вас на поводке держать надо! добавляет про себя Нэйтан, проклиная тот миг, когда позволил псу, выбежать за ним на улицу.

Понаехали тут в город всякие лентяи, носятся со своими животными, вместо того чтобы работать. Жалобу надо на таких писать! Все платье мне заляпал! –хмурится высокая старушенция, показывая на небольшие брызги на подоле.

—Вообще-то я  местный, просто уехавший…—

Ариэль, душенька у тебя есть салфетки? И отойди к нам поближе, ты девушка молодая, а от этих, темных не знаешь чего ожидать… — окидывая глазами Нэйта, громко шепчет старушка.

Да,  не тронет он вас! – наконец угомонив пса путем снимания с головы и бросания в сторону взамен палки кепки,  хоть и не надеясь, что это надолго, выкрикивает Нэйтан, отчаявшись переговорить сразу четверых обрушившихся на него пожилых женщин.
Дамы! Дамы!  Вы так прекрасны в этот полдень! Хотите, я угощу вас конфетами? Мятные! То, что нужно от морщин!—проглатывая старые клячи, включая все свое обаяние, широко улыбается Нэйт, запуская руку в карман, вытаскивая из него горсть леденцов, полученных на кассе вместо сдачи.

—Знаем мы таких угощателей!

—А потом стукнешь нас по голове!

—Полицию, надо звать полицию!

— Леденцы сует! Издевается?!

Девушка! – растерянно, спуская на нос солнечные очки, смотрит Нэйт на их спутницу.  В ее внешнем облике чудится что-то очень знакомое.
Что не так? Объясните хоть вы своим бабушкам. «Интересно, кстати. Откуда у одной девушки сразу четыре бабушки, и все одинаково склочные.»Я не хотел их обидеть. И мой пес. Он… он никогда так себя не вел. Такое ощущение, что у них за спинами по кошке и связке сосисок впридачу. Вы сбежали из кошачьего приюта, ограбив мясной магазин по дороге?

+3

4

Наблюдать и рассматривать — любимое ариэлово занятие. Издалека, со стороны, так, чтобы её не было ни слышно, ни видно, ни тем более осязаемо. Ещё желательно, конечно, делать это в тёмных очках. Ведь без них объект наблюдения, чаще всего являющийся, к тому же, объектом живой природы, своим свечением может умеренно или не очень умеренно (дико) раздражать. А когда этих объектов, помимо всего прочего, ещё и эмоционально нестабильных, в поле зрения становится слишком много, может приключиться самое неприятное: визуальная перегрузка или, что ещё хуже, небольшая паническая атака. Последнее с младшей Стивенс не приключалось уже очень давно, это действительно так; но вот, торча тростинкой посреди любимого парка — любимого, в первую очередь, за тишину и уединение — и наблюдая то, как средь бела дня четыре престарелые её подруги в буквальном смысле собачатся с прохожим, девушка почувствовала, что приступ родимый медленно подступает. Она рискует в очередной раз показаться форменным идиотом, чего вот уж несколько лет всеми силами пыталась избегать.

Сделав пару тихих шажочков в сторону, подальше от происходящего, она обратила взор во внутрь своего сознания, в темноту, которую она научилась в голове в моменты слабости организовывать, и принялась отдыхать.

Где-то на фоне журчат старушечьи возмущения, то и дело сопровождаемые дипломатичными «дамы! дамы!» и чем-то вроде «да он не кусается!». Один раз к девушке даже кто-то из этих самых дам обратился, Полли, судя по всему, но, кажется, не с искренним беспокойством, а скорее с целью ещё разок кольнуть своего собеседника, да так, чтоб побольней. Апеллировала к цвету кожи, видно, за недостатком других более весомых аргументов.

Надо сказать, Ариэль об этом всём должным образом подумать как-то не успела — занята была сохранением собственной репутации и собственного рассудка. Когда же паника отступила, она позволила себе открыть глаза и ещё раз оглядеть место событий.

Сразу же обратила внимание на пса, переполох и устроившего. Он бодро наяривает круги вокруг пожилой компании, верно, силясь не запрыгнуть на одну из дам, на миссис Уиссл, и тем самым не скомпрометировать своего хозяина второй раз подряд. Всё норовит залезть той под юбку, будто бы что-то там пытаясь разглядеть. Или унюхать.

Должно быть, причиной тому — старушкин одеколон, известный на весь дом престарелых своими… необычными нотками. Долгое время многие дивились тому, где миссис Уиссл подобный запах надыбала и зачем она его вообще носит, но потом вроде бы смирились. Тем более, что запах понять никто все никак не может. Видимо, даже собака.

Пока она вертится неподалёку, виляя радостно хвостом, её хозяин так же пытается вывернуться перед возмущенными старушками. Даже вытащил конфетки в попытке их усмирить, но и с этим просчитался, ведь на сладкое дамы совершенно не падки. Зато падкой оказалась Ариэль, но не на сладкое, а на личное обращение.

Вы сбежали из кошачьего приюта, ограбив мясной магазин по дороге?

От такого, конечно, девушка опешила. Она сама только-только отошла от визуально ярких впечатлений, ещё до конца в реальность не вернулась, а тут ей обвинения предъявляют… об ограблении мясного магазина. Но всё же сумела выделить остатки своего здравого смысла и своей энергии на ответ. На медленный, неуверенный ответ:

Скорее из дома престарелых, сэр. Там есть и кошки, и мясо — всё вполне возможно.

Ариэль виновато опускает взгляд, осознавая, что более ничего весомого сказать не сможет. Никогда она не была в этой компании авторитетом, и уж тем более здравым элементом. Впрочем, зная своих подруг и их не всегда стройный образ мысли, порой будто бы коллективный, она так же чувствует, что может помочь. А помочь сама ведь очень-очень хочет! Как минимум потому, что ей стыдно — за себя и за своих пожилых дам.

Что ж, — неловко хлопнула в ладоши она, чем привлекла внимание пожилой стороны конфликта. — Предлагаю забыть все обиды и негатив и… пожать друг другу руки! — Удивилась своей же дипломатичности Стивенс и подтолкнула вперёд стоящую рядом миссис Уиссл. Лидер группировки и неоспоримый мозг, она-то должна была сделать первый шаг навстречу миру и дружбе, верно? — Ну же! Это ведь так просто, смотрите. — Юный волонтёр первой подошла ближе к мужчине и протянула руку, старательно улыбаясь. В этот момент ей удалось поближе взглянуть на незнакомца, и ей даже показалось, что в нём есть что-то... знакомое, как бы парадоксально это ни звучало. — Извините нас. Голову, должно быть, всем напекло. Через шляпки. — Выверяя каждое слово, произносит она и слегка склоняет голову в раздумьях. Пытается мужчину до конца узнать. Не получается. Переходит к более лобовой тактике: — Вы, кажется, сказали, что местный? Может быть, мы... знакомы? — Покосилась на подруг в поисках поддержки. Они-то должны знать всё! Иначе зачем им вообще такой возраст?

Если бы мы были знакомы, я бы его сразу узнала! Точно узнала бы! — уверила всех Полли и попыталась Ариэль за локоток отвести подальше. — Идёмте, девочки, нам не о чем разговаривать с этим... джентльменом!

Отредактировано Ariel Stevens (2020-09-12 23:41:58)

+2

5

Шутку про кошачий приют и  ограбление мясного магазина  девушка не оценивает, что Нэйтана расстраивает не особо. К тому, что его своеобразное местами чувство юмора могли оценить лишь пара, тройка знакомых, он привык уже давно. Гораздо больше задевало  обращение на Вы, словно он был старше своей собеседницы лет на десять, и выглядел как ровесник разгневанных  старушек, которые неожиданно резко замолчали. По опыту общения с женщинами пожилого возраста, Нэйт знал, что такая вот резкая тишина редко сулит что-то хорошее и старухи замолчали не оттого, что решили с ним согласиться, а скорее просто растерялись от неожиданного поведения молодой спутницы, не разделяющей их негодования, а пытающей примирить их.
  Выходило у незнакомки это по мнению Имри не особо хорошо, слишком старательно, но не оценить ее попытку и не поддержать он не мог, чувствуя за собой пусть и небольшую, но вину.

Извинения приняты. И вы нас извините. Нам с Хоресом головы напекло еще больше. Видимо это потому, что мы вышли на пробежку без наших шляпок. — Затряс Нэйтан руку волонтера, расплываясь в широкой, искренней улыбке. Богатое воображение, моментально нарисовало Хореса, чинно выхаживающего по дорожке в белой панаме, с большим шелковым бантом, прячущимся в густой, коричневой шерсти.  Вторая рука потянулась к сухонькой ладошке старушки, намереваясь ее сжать, а заодно пощупать пульс. Четырех сердечных приступов от волнения и возбуждения Имри не хотелось.

— Идёмте, девочки, нам не о чем разговаривать с этим... джентльменом!

Этим кто? Договаривайте уж! Этим темнокожим? Этим оборванцем в шортах? — Убирая руки за спину, щурится Нэйтан. Нежелание старых маразматичек идти на примирение, стремление защитить от него, не делающего ничего плохого, девушку, и пусть невысказанное вслух, но все равно прозвучавшее оскорбление, переполняет чашу терпения.
Вы себя то в зеркале еще узнаете? Или каждое утро в ванной знакомитесь заново? — С языка рвется еще десяток язвительных слов, когда громкое щелканье зубов и визг одной из пожилых дам прерывают перепалку.

Устав сидеть в стороне от событий, разобравшись с одним неприятелем в виде синей кепки, разодрав ее на кусочки, Хорес решил, что пора разобраться с еще одним. Большой пчелой, усевшейся на цветастую юбку одной из дам. Прыжок оказался не слишком успешным, враг улетел, но зато одна из незнакомок, вкусно пахнущая кошками и старыми, давно закопанными в земле косточками, наконец-то оказалась в пределах досягаемости для его языка.

—Миссис! Миссис! Он просто хотел спасти вас от пчелы! — не в силах сдержать хохота при виде, старушки, плюхнувшейся от неожиданности, обратно на скамейку, Хореса, поставившего лапы ей на колени, тыкающегося мордой в живот, вылизывающего лицо и столпившихся рядом ее подруг, несмело улыбающихся, вытирает Нэйт пальцем выступившие на глазах слезы.
  — Местный, я местный. Уезжал отсюда попытать счастье в Бостон, но вернулся назад. Вы наверняка знали мою мать. Аманда. Продавщица в супермаркете на центральной площади— улыбается Нэйтан, думая о том, что если уж его самого обитательницы дома престарелых могли и не сохранить в памяти, его мать темнокожую, постоянно смеющуюся кассиршу, закрывающую глаза если кому-то из пожилых покупательниц не хватало пары центов, советующую, что из дешевых продуктов можно взять без риска слечь с отравлением, они помнить были должны.
Я  Нэйтан Имри. А ты? — снова переключая свое внимание на незнакомку, морщит лоб парень. Лицо девушки еще больше казалось знакомым, словно напоминающим кого-то.
Проходишь практику в доме престарелых? Учишься на медика? Тогда мы в некотором роде коллеги.

+2

6

Нэйтан Имри, значит? Нэйтан… Имри…

Целиком и полностью сосредоточившись на этом имени, юный волонтёр, кажется, совсем позабыла и о миссис Уиссл, ставшей (уже во второй раз за утро) объектом особого собачьего интереса, и о самом псе, столь страстно вылизывающем старушку. Она, должно быть, позабыла вообще обо всём, даже самом очевидном. Сейчас вся её жизненная энергия, весь её разум, весь её, что называется, дух находятся в бесконечно далёком отсюда месте — в воспоминаниях. В воспоминаниях, которых, может, сохранилось не так уж и много, но, всё же, достаточно для того, чтобы провести некоторую параллель: Нэйтан — Калеб — Дженнифер — Рейчел.

Компания эта всегда была у девушки на виду. Немудрено, ведь одним из полноправных её членов оказалась старшая сестра Ариэль, и не просто оказалась, а стала-таки чуть ли не самым активным её элементом: водила товарищей к себе домой, в семейное стивенсово гнёздышко, часто была инициатором или хотя бы поборником идей ночных вылазок и гуляний и, в принципе, как и везде по жизни, была для остальных чуть ли не путеводной звездой. Визуально, надо признать, она действительно сияла — и продолжает сиять — ярко и красиво. Неудивительно, что за ней и за её друзьями младшая Стивенс издалека любила наблюдать. Никогда, впрочем, ни с кем из них не общалась, так, возможно, перекидывалась парой фраз, по традиции непременно странных и логически неуместных, но на большее не решалась. Да и они, кажется, того особо не жаждали. Жившие в своём собственном мире и по своим собственым правилам, не принимали чужаков. Так, во всяком случае, казалось Ариэль.

И вот теперь, спустя сколько? пять-десять лет? юный волонтёр, видя перед собой одного из них, всё такого же, по её памяти, улыбчивого и буйного Нэйтана, впадает в небольшой ступор. Да, он определённо изменился и — о боги! — даже повзрослел, но почему-то у девушки складывается ощущение, что она вернулась в туманное детство и сейчас как будто бы вторгается туда, куда за всю подростковость вторгнуться так и не решилась.

Я-то?... — уточнила девушка на случай, если спрашивали, всё-таки, не у неё. — Стивенс. Ариэль Стивенс. — Она неловко улыбнулась, не уверенная, стоит ли парню намекать на наличие кровного родства с его подругой детства. Даже если не стоит, решила все равно попробовать: — Рейчел… мы... сёстры. — Для заполнения возможной неловкой паузы Ариэль поспешила накинуть подробностей: — И да, я всего лишь волонтёр. Нечто вроде хобби. Ничего серьёзного.

Как это ничего серьёзного?! — возмущенная одновременно и своим неприличным положением, и высказыванием подруги, миссис Уиссл выкрикнула со своей скамьи. — Ситуация чрезвычайно серьёзная, разве не видите?! Кто-нибудь, может, уже подойдёт сюда и стащет этого слюнявого бобика с меня?!

Тут юный волонтёр наконец вспомнила и о старушках, столпившихся у злополучной скамьи, и о миссис Уиссл, к этой скамье возбуждённым псом прикованной, и поспешила исправляться. Ещё раз неловко улыбнувшись Нэйтану, она поскакала выручать лидера престарелой тусовки.

Извините, — вежливо обратилась она к собаке. Та при виде нового лица особенно усиленно завиляла хвостом, при этом приподнимаясь на лапках и заглядывая девушке в глаза как будто бы в попытке подружиться. С такими кадрами Ариэль приходилось общаться не раз в рамках своих помойных похождений, так что она примерно знает, с какой эмоцией нужно к ним подходить. Широко разулыбавшись, она наклонилась к псиной морде поближе и начала чесать за ушком, приговаривая: — давайте, пойдёмте же поиграем. Полли! — тут же обратилась она к своей подруге, — кинь что-нибудь, похожее на палочку, куда-нибудь туда, пожалуйста, — и, кивнув в сторону газона, вернула внимание к четвероногому собеседнику. — Ну что, вы готовы?

Получив сигнал от Полли (ну кинула я, и что?!), Стивенс похлопала пса по спине и, с заговорщической улыбкой потянув его в сторону, побежала (как подобает бывшему члену школьной команды по бегу, несколько лет им профессионально практически не занимавшемуся) в неопределённом направлении. В это же неопределённое направление стрелой помчалась и собака, причём вперёд паровоза, радостно вытащив язык.

На полпути остановившись, Ариэль попыталась разглядеть тот самый предмет, что Полли выкинула.

Что ж... не этого она ожидала, не этого.

+2


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [01.05.2020] Переполох на прогулке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC