особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [29.02.2020] presumption of guilt


[29.02.2020] presumption of guilt

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

presumption of guilt
Behind the corpse in the reservoir, behind the ghost on the links,
Behind the lady who dances and the man who madly drinks,
Under the look of fatigue, the attack of migraine and the sigh
There is always another story, there is more than meets the eye.

Дерри — 29 февраля 2020

https://funkyimg.com/i/37c3b.gif

Caleb Wright & Adam Price„


Пропавший ребенок - это всегда страх и боль для его родных и близких. Мечущиеся между надеждой и отчаяньем, в полной неопределенности, они ждут от полиции новостей и действий, а та готова потянуть за любые нити, лишь бы только распутать клубок трагической тайны.

Отредактировано Adam Price (2020-09-03 21:59:59)

+7

2

-... еще только десять утра, а над побережьем штата стоит отличная теплая погода для начала весны. Ха-ха! Я поторопился, весна еще не наступила! Не удивительно ошибиться, ведь сегодня двадцать девятое февраля. Да-да, дорогие слушатели, это високосный год! Такая удача улыбается нам раз в четыре…

Райт нахмурился и коснулся большим пальцем сенсора на руле. Иди ты на хер со своей удачей, Бобби с “WKDM”.  Волна переключилась, и из динамиков в салон служебного форда ворвались Bad Wolves со своим брутальным кавером на “Zombie”. Голова сама стала покачиваться в ответ на бит, пальцы барабанить по рулю, а рот подпевать. Дорога на Дерри выдалась отличной. Ночью тут явно прошли грейдеры, сметая снег в обочины, к тому же сегодня была суббота. Чертова суббота, в которую Райту пришлось работать. Даром, что на одну восьмую еврей.

Однако ж, два дня на больничной коечке – и достаточно. К сожалению, за это время Рани Гупта сама себя не нашла, и вероятность того, что ее найдут полицейские, таяла с каждым днем. Спасшая Калебу жизнь Изабел зашивалась, и он, благодарный ей, просто не мог расслабляться дольше. Поэтому, как только отек чуть спал, и он смог дышать, не морщась на каждом вдохе, он сам себя выписал.

Рука в который раз потянулась к левой стороне груди. Таблетки, выданные в госпитале, в общем-то, работали, но сегодня утром Калеб их не принял – за рулем нельзя. Ноющая боль вернулась, а с ней и неизбывное желание почесать шрам, оставшийся после откачивания гематомы. Жетон спас от пули, но сам явился причиной обширного и глубокого ушиба мышц, не говоря уже о пробитой коже.

Впереди снова появился прямой и свободный участок дороги, и Калеб Райт бросил взгляд на папку с делом «Мясника из Хэйвена». Та лежала на кресле напарника, раскрытая, полная факсимильных копий, листков с убористым почерком протоколов, записок детективов и показаний свидетелей. В отдельном конверте - фотографии, просмотрев которые утром, Райт выпил три стакана кофе, пытаясь найти силы на эту поездку.

Решиться помогла мысль о боссе. Во-первых, Калеб был ей должен по меньшей мере жизнь, а во-вторых, в офисе шерифа Дерри сегодня дежурил Паркер, которого она недолюбливала. Нет, коп он был неплохой, дело свое знал, но при этом был ужасным хамом и повесой, мнил себя альфа-самцом и при каждом удобном (а чаще неудобном) случае подкатывал к Изабел.

Итак, что нам известно? Адам Прайс. Сорок два года, из которых двадцать пять провел за решеткой по приговору суда. Преступление, доказанное и преданное широкой огласке – массовое убийство семьи Мортонов, четырех человек, в том числе двоих детей и беременной девушки. Чудом выжила малолетняя дочь, показания которой суд приобщил к делу, несмотря на возраст ребенка. Сколько ей там было? Шесть или семь? Основанием принять во внимание показания малолетки послужил факт, что Адам Прайс встречался с ее старшей сестрой, той, что была беременна, и часто бывал в доме Мортонов. Как по мнению Райта, сегодня бы это не прокатило, но то было двадцать пять лет назад.

Чертовы двадцать пять лет. Эта цифра прожгла Калебу мозг. Как и всем проклятым в городе.

Как бы там ни было, Прайс вырезает семью, из которой двое – визуально явные дети, и садится в тюрьму. Ну ладно, кто-то очень похожий на Прайса, ведь теперь, после признания следственных ошибок и освобождения заключенного, именно так это значится в деле. Его выпускают, он селится, почему-то, в Дерри. Почему? Ясно, что в Хэйвен ему возвращаться не комильфо, но Дерри-то? Все еще слишком близко.

Что происходит в Дерри в это время? Нападения на квиров? Можно ли это связать с чуваком, который повзрослел в тюрьме, попав туда семнадцатилетним? Напрашивается. Но тут либо геи, либо девочка из Хэйвена. Такое обычно не сочетается. А зачем ему девочка из Хэйвена? Да еще и из сикхской семьи? У пропавшей не было ничего общего, кроме… стоп. Кроме пола и возраста с той, кто отправила Прайса в камеру. Сама по себе связь кажется притянутой за уши, но в купе с таймингом и географией, прокатит за зацепку вполне.

- Эх, мистер Прайс, едрить тебя в зад, какого ты не поселился, например, в Солт-Лэйк Сити?

Эту фразу Калеб бубнит себе под нос, паркуя форд у здания шерифа Дерри. Паркер уже тут как тут.

- Здоров, Райт. Ты рановато – Мясник еще не появился.  И че не по форме?

- Привет, Тодд. – Калеб пожимает руку коллеге и запирает машину. – Ну так я все еще капрал. Кто со мной говорить-то станет? Не внушаю.

Для подобных встреч Райт одевался в штатское, выбирая вещи чуть потемнее и подороже. О его связи с департаментом шерифа говорил только жетон в виде звезды, нацепленный на ремень брюк. Вполне прокатит за детектива. За довольно молодого и потому, наверное, очень талантливого детектива.

- Ну жирафу виднее! – Хохотнул Паркер, открывая дверь офиса и пропуская коллегу вперед. – Тебе его куда, когда придет? В конференц-зал или, может, в моем кабинете? Я бы и сам на него поглазел!

Райт думает пару секунд, кусая в нерешительности губу.

- Слушай, а в допросной можно? – Видит поползшие вверх брови Паркера и поспешно добавляет. – Знаю, знаю, не подозреваемый. Пока. Но больно матерый хер. Мне бы, чтоб он понервничал, а?

Настала очередь помощника шерифа Тодда Паркера кусать губу. Но думает он не долго, снова с хохотком отвечает:

- Да и насрать! Кто осудит за предосторожность, когда речь о Хэйвенском Мяснике! – Они идут по длинному тусклому коридору в сторону чуланов-допросных и смежных с ними комнат наблюдения. – Там и камеры есть, и я за экраном буду, если что вдруг.

Паркер открывает одну из комнаток, в которой ничего нет, кроме стола, двух стульев, зеркальной стены и камеры в углу.

- Располагайся. Как придет, я его приведу к тебе. Что-то еще нужно?

Райт задумчиво раскладывает материалы дела на столе. Рядом, в отдельной папке, его собственные записи по пропавшей Рани Гупте.

- А знаешь, Тодд… Хмм… Давай ты зайдешь минут через пятнадцать, дашь мне какой-нибудь листок с мелким текстом, чтоб через стол не прочитать? Не знаю пока. Может, и пригодится.

- Херасе Стивенс вас натаскала! Прям, не шерифчата, а федеральные агенты! Ладно, по рукам!

И все с тем же похохатыванием, Паркер закрывает дверь, а Калеб остается ждать.

Отредактировано Caleb Wright (2020-09-04 19:02:36)

+7

3

Здание полицейского участка таращилось на улицу прямоугольниками глаз-окон и в этом направленном в никуда взгляде Адаму чудилась настороженная враждебность цепной псины. Он нервничал и, что еще хуже, понимал, что нервничает. Сердце билось гулко и громко, отдаваясь пульсом где-то в горле, пальцы цеплялись за руль, как за спасательный круг. Нужно было взять себя в руки. Успокоиться. Вспомнить и поверить в то, что он свободный и безвинный человек, которому совсем ненужно гипнотизировать полицейский участок пристальным взглядом завороженного удавом кролика, вот только сделать это не получилось. Адам прикрыл глаза. В голове опять закрутилась надоедливой мантрой "надо звонить адвокату!" Эта мысль не давала ему покоя с той самой минуты, когда по ту сторону мембраны поднятой им телефонной трубки раздался незнакомый женский голос, назвавший фамилию и звание. Ему звонили из полиции. Эта новость ударила холодным лезвием куда-то в спину, прошла по позвоночнику, застряв между позвонков морозными иглами, от которых до сих пор было холодно изнутри. А потом пришел страх, да такой, что стало сложно дышать. Он накатил, накрыл с головой, лишая возможности сделать вдох и на какую-то дикую секунду Адам почти поверил в то, что сейчас задохнется и в осознании этого не было ничего, кроме облегчения. Но страх схлынул, а голос в телефонной трубке остался, сказав явиться в полицейский участок. Для чего, почему — Прайс толком не знал. Возможно, если бы он настоял, то ему бы ответили, но что-то подсказывало Адаму, что женщина-полицейский была в курсе его истории. Значит на ее особую разговорчивость рассчитывать не приходилось. Даже оправданный он так и не избавился от тени взваленного на него груза чужого преступления, особенно для тех, кто взвалил на него этот груз. Оно и понятно: признать ошибки той системы, в которую впаян намертво, почти невозможно. И это было еще одной важной причиной почему следовало позвонить адвокату. Вот только Прайс этого так и не сделал. И даже сейчас, снова и снова ругая себя за собственную неосмотрительность, он все равно понимал, что не поступил бы иначе. В звонке адвокату Адаму чудилась явка с повинной и собственноручно подписанный приговор. Словно он и правда был преступником, который нуждается в защите. И хотя все это попахивало детской наивностью на грани глупости, Прайс решил, что пойдет один. Да и, если уж на то пошло, он слишком хорошо помнил, насколько бесполезны были для него все адвокаты пока правосудие рядило его в костюм Хэйвенского Мясника.
Адам открыл глаза. Взгляд тут же уперся в камеру наружного наблюдения, прикрепленную к фасаду участка и от запоздалой мысли, что за ним уже наблюдают, стало еще больше не по себе. Сколько я здесь сижу? И насколько это подозрительно? Приехать и торчать на парковке? Прайс глянул на часы и удивленно отметил, что прошло не больше двух минут. Ладно. Надо идти. Он открыл дверь и выбрался наружу. Прищурился от яркого солнца, зашагал вперед. Добрался до входной двери, мельком глянул на свое отражение в стеклянной поверхности, почти уверенный в том, что в ней отразится перепуганный семнадцатилетний мальчишка, но встретившись с холодным взглядом взрослого мужчины, почувствовал себе уверенней и шагнул внутрь. Солнечный свет тут же убавил свою яркость. Адам огляделся. Скользнул взглядом по скамьям с мягкими сидениями, по витрине, в которой, словно в каком-нибудь школьном фойе, были выставлены кубки и награды, по развешенным на стене фотографиям, с открыто лыбившимися в своих парадных формах полицейскими — наверняка местными отличниками службы. Потом подошел к высокой, от пола до потолка, перегородке, отгораживающий этот кусочек почти нормального мира от настоящих внутренностей полицейского участка. Навстречу ему, по ту сторону, приподнялась со стула женщина в форме. Адам успел подумать о том, а не та ли эта самая, которая звонила ему вчера, как она уже обратилась к нему с вопросом. Потом был еще вопрос, и еще, его ответы, вспыхнувшая искра интереса в ее глазах, да заметно поблекшая дежурная улыбка, полицейский, который вынырнул откуда-то из недр коридоров и комнат, не то предложение, не то приказ, следовать вперед. И Прайс пошел, чувствуя, как с каждым ярдом, с каждым порогом, через который ему приходилось переступать, воздух становился все гуще и гуще. Вдвоем они прошли мимо отгороженных друг от друга, так похожих на обычные офисные ячейки, рабочих мест полицейских, свернули возле туалетов в узкий коридор и оказались у двери с электронным замком. За дверью прятался еще один коридор: на это раз ни ковролина на полу, не выкрашенных в нежно-бежевый стен — только серые, под гранит, панели и снова дверь: тяжелая, металлическая. Прайс невольно сжал кулаки. Внутренности рвануло желанием сбежать, но он заставил себя идти дальше вдоль камер, к допросным. У одной из дверей его проводник наконец остановился, покосился на Адама, нажал на дверную ручку.
- Сюда, мистер Прайс.
Адам задержал дыхание, словно собирался нырнуть в глубокое горное озеро, способное своим пронзительным холодом остановить сердце, и сделал шаг вперед.

Отредактировано Adam Price (2020-09-14 20:32:27)

+7

4

Ему чертовски не хватало опыта. Даже не профессионального, а жизненного, такого, чтобы нанёс отпечаток на мышцы лица, утяжелил взгляд, сделал движения чуть более усталыми. Калеб это понимал, но тут ничего не поделаешь. Он молод и инициативен. Это его карты, с ними ему и играть эту партию. Значит, надо брать на понт, показать, что ради лычек этот молодой коп через любого переступит, не посчитается. Ещё можно добавить презрение, дело ведь о ребёнке, но это потом. Все потом. Сначала - улыбка. Она тоже может выводить из равновесия.

Дверь открылась, и в крохотную комнатку вошёл Адам Прайс. Хэйвенский Мясник. Признаться, Райт был готов испугаться, но этот тип боялся сам. Его выдавала звериная сосредоточенность, словно он экономил каждое движение - окаменевшая спина, такое же лицо, такой же взгляд - прямой, колючий, глубокий, как две маленькие чёрное дыры. Автоматом подумалось - если бы не эти глаза, его можно было бы счесть ничего так. А какой был бы взгляд у тебя после четверти века за решеткой? Понятно, что Прайс не доверял системе. А та с мертвецкой стабильностью платила ему тем же, с лихвой, как, впрочем, и всем живым. Таковы правила игры в этой вселенной.

Райт поднялся навстречу, натягивая ту ослепительную улыбку, которой обычно пользуются красивые, но не очень добрые люди. Вежливая, чуть виноватая, она возводила стену из ледяного сочувствия "да, мне жаль, что тебе хреново, но посмотри, как у меня все хорошо".

- Спасибо, лейтенант Паркер. - Деловито, но чуть холодно попрощался с провожатым Райт и закрыл дверь. Пусть Прайс решит, что у этого парня лейтенанты в порученцах бегают.

Они остались вдвоём, и звуки сразу стали гулкими, выпуклыми, даже шелест штанин друг о друга мог выдать малейшее движение. Райт ровно две секунды окидывал Прайса взглядом, затем улыбнулся чуть шире и протянул открытую ладонь.

- Добрый день, мистер Прайс, меня зовут Калеб Райт, я работаю на управление Шерифа города Хэйвен, так что мы, в каком-то смысле, земляки. - Левой рукой коп повёл в сторону стула напротив. - Присаживайтесь, прошу вас. Простите уж, что здесь, а не в конференц-зале, что-то напутали с резервированием. Пфф. Ну знаете, как это бывает в маленьких городках. Воды, содовой - не желаете?

Отредактировано Caleb Wright (2020-09-16 05:48:48)

+5

5

Комната оказалась маленькой и Адаму тут же перестало хватать воздуха. Быстрым, звериным взглядом оказавшегося в клетке хищника, он обвел стены, на миг задержался у большого зеркала, назначение которого было понятно каждому, кто смотрел хотя бы один фильм про полицейских и только тогда глянул на оказавшегося перед ним мужчину. Не форме. Молодой. Высокий и широкоплечий. На губах дежурная, людоедская улыбка. Таких улыбок Адам поведал на своем веку много. Умей гремучая змея улыбаться — она улыбалась бы именно так: осознавая собственное превосходство и забавляясь слабостью другого. Незнакомец выпроводил первого полицейского, закрыл дверь, протянул руку. Прайс предпочел сделать вид, что не заметил приветственного жеста. Руки пожимают равным, а о равенстве в этой комнате речи идти не могло и никакие жесты вежливости этого бы не изменили. Адам сел на указанный ему стул, выпрямил спину, хотя от прозвучавшего названия города захотелось сжаться в комок. Хэйвен. Вот значит как. И хотя он понимал, что иначе и быть не могло, по внутренностям протянуло мерзким холодком. Прошлое снова не желало его отпускать, на этот раз выбрав своим оружием улыбчивого полицейского, который едва ли мог даже как следует обращаться с горшком, когда случилась резня на ферме Мортнов. Калеб Райт? Почему не приехал Уолкер? Прайс едва не спросил этого вслух, но вовремя осекся: говорить первым, а теме более рассказывать о своем знакомстве с одним из служителей закона не стоило. Давняя, прочно вбитая в голову десятками допросов и годами заключения истина о том, что молчание не только золото, но и спасение, требовала заткнуться и выжидать.
Адам положил руки на стол, лишь дернув уголком губ в ответ на объяснения выбора места встречи. Путница. Ну-да, как же. Он не поверил в это ни на секунду. Как не поверил и в доброжелательность Райта. Собираешься выставить себя отличным парнем? Мистер добряк, которому очень не хочется причинять неудобства другим? Вода. Содовая. Хороший полицейский. А плохой будет? К страху и неуверенности подмешалось раздражение. Думаешь, я на это поведусь? Я мог бы сделать вид, но что толку? Нет, играй в свои игры без меня.
Прайс отрицательно мотнул головой, отметая и предложение воды, и бесполезные сейчас правила светскости, и вежливое фиглярство, а потом посмотрел на Райта.
- Что вам от меня надо, мистер Райт?

Отредактировано Adam Price (2020-09-16 18:19:03)

+5

6

Он не пожал ему руку, и Калеб отчетливо, возможно впервые после знакомства с делом Мясника, понял, какой ужас внушает этот человек. Доселе казавшиеся незыблемыми демократические взгляды парня, включая те, что диктуют людям, официальным лицам, судьям, целым государствам признавать свои ошибки, сейчас дрогнули, прогнулись под безотчётным желанием немедленно вернуть Прайса на нары. Не из-за непожатой руки, а просто из-за того, что над бывшим заключённым больше не властвовали элементарные устои свободного мира, вежливость для него обесценилась, в законе и его служителях он, наверняка, видел лишь врага. Возможно, это вина системы, что Адам Прайс переродился, но что есть, то есть - он теперь такой, а таким не место на одних улицах с теми, для кого закон не пустой звук, а защита и прибежище справедливости. Как для сестры Калеба Дженни, например.

Все это проскочило в голове капрала одной холодной искрой, пока он обходил стол и занимал своё место. Чуть потерявшись от того, что не удалось расположить к себе этого типа, расположить и тем подломить, Райт опустил взгляд на бумаги, но почти тут же вернул его к лицу собеседника. Так, собрались!

- Хорошо, сразу к делу. - Калеб всмотрелся в человека напротив, заменив прохладную улыбку на озабоченное сочувствие. - Попробуем дольше необходимого вас не задерживать. Пожалуйста, примите во внимание, что наш разговор записывается. - Райт показал на камеру в потолочном углу, и та неслышно чуть шевельнулась - значит, любопытный Паркер уже сидит в комнате за зеркальным экраном. Вот и отлично.

- Помощь, мистер Прайс, мне нужна от вас ваша помощь. Мы пригласили вас сюда, а не пришли к вам домой или на работу, исключительно, чтобы не компроментировать вас в среде ваших комьюнити. Сами понимаете, - кажется, плотину страха перед Мясником, прорвало и голос копа потек мягче, даже вкрадчиво, - учитывая вашу ээ.. драматичную историю. Кстати, все ли вас сейчас устраивает в Дерри? В фирме миссис..., - Райт стрельнул по своим записям взглядом, - ...ээ.. миссис Трентон?

Отредактировано Caleb Wright (2020-09-18 07:22:03)

+5

7

Коп перестал ломать комедию, перешел на другой, уже более деловой тон и Адам почувствовал себя спокойнее и даже крохотная комнатушка показалась ему чуть просторнее. Такие разговоры были ему и понятны и знакомы. Даже напоминание про видеокамеру - наверняка сказанное не столько для того, чтобы обозначить очевидную вещь, сколько для того, чтобы напомнить, кто и кем здесь является, Прайса не покоробило. Все лучше напускной добросердечности, которая смотрелась в этих декорациях до отвращения чуждой. Адам глянул на папку с бумагами, которая лежала на другой стороне стола и тут же отвел взгляд, не желая выдать своего интереса. Что там могло быть? Его дело? Ворох кровавых историй, судебных ошибок, лжи и ненависти. Его жизнь, уместившая на стопке страниц. Явно не тот итог, которым принято хвастаться на смертном одре.
Райт заговорил о помощи и Адам, тут же насторожившись еще больше, недоверчиво посмотрел на полицейского. В стенах допросной подобные предложения редко когда заканчивались хоть чем-то хорошим. По крайней мере, с Прайсом было именно так. А Райт, словно отгадав его мысли, продолжил, вспомнив про Джейн. Ну, конечно. Снова ставишь меня на место. Мистер Прайс, мы хотим сотрудничать. Мы сделаем все, чтобы не потревожить вас сверх необходимого. И, кстати, не забывайте, что мы знаем и помним, кто вы. Не забывайте, что вы хоть и выбрались из тюрьмы, но от нас не избавились. Вы все еще в тюрьме, мистер Прайс, пусть она и стала попросторней, а в тюрьме зэки не отказывают своим надзирателем. Да? Вот же сука!
От мысли, что этот улыбчивый мудак решил втянуть в дело Джейн, превратив ее в средство для манипуляций, внутри поднялась волна злости. И хотя Трентон уже успела узнать и про историю Хэйвенского Мясника и еще многое из того, о чем не было и строчки в папке полицейского, представлять то, как этот вот тип вдруг заявится к ней на беседу отчаянно не хотелось. Не хотелось настолько, что от желания вскочить и уйти заломило в коленях. Но нужно было остаться. И не только из-за закрытых дверей. Адам понимал: нельзя показывать насколько его задело упоминание о Джейн.
- Меня все устраивает. - Прайс с трудом сдержавшись от того, чтобы не сжать кулаки, спокойно посмотрел на Райта. - Ну, и какая помощь вам требуется? Хотите пристроить щенка? Или завести домашнего питомца? На своей должности я вряд-ли помогу вам чем-то большим. Хотя это ты тоже уже знаешь.

+5

8

- Хотите пристроить щенка? Или завести домашнего питомца?

Райт скорее заведет себе крокодила из флоридских болот за домом бабки и деда, чем примет что-то из рук Прайса. Из жизни Прайса. Зато лед тронулся, а то коп уже стал переживать, что его гость совсем зачерствел и научился идеально сдерживать эмоции за свою тюремную жизнь. Но нет, ерничает. Значит, задело. Сейчас, главное, не упустить момент, не дать эмоциональной раковине захлопнуться, сунуть в приоткрывшуюся створку носок ботинка, а дальше и целиком влезть можно. Калеб больше чует это полицейским нюхом, нежели осмысливает.

Коп выдерживает короткую паузу, дает понять, что сарказм услышан и принят во внимание. Уголок рта дернулся вверх.

- Смешно, мистер Прайс. Но, как мы уже обсудили, времени тратить попусту не будем. – Он откинул обложку папки в сторону, с первой же страницы на него смотрели два фото самого Прайса – нынешнего, в момент выхода из тюрьмы, и молодого, арестованного двадцать пять лет назад. Сейчас он, пожалуй, выглядел интереснее, однако Райт видел эти снимки и раньше, он открыл папку только как часть давления. – Кстати, а почему вы выбрали Дерри?

Вопрос логичный, не так ли? Правду он вряд ли скажет, но за реакцией будет интересно посмотреть. Даже туповатое «у нас свободная страна, и я все еще ее гражданин, могу селиться, где хочу, что нельзя?» что-то, да скажет. Страхом, проскочившим в глазах, злостью, вызовом.

Пусть ответит – посмотрим. Райт взял ручку и занес ее над чистой страницей толстого блокнота, словно была какая-то необходимость делать письменные записи при включенной камере. Однако ж, практика показывала – когда кто-то записывает то, что ты говоришь, ты визуально видишь, как сказанное тобой обращается в высеченную каменную скрижаль, что этого воробья назад уж точно не вернуть, не отбрехаться, что такого не говорил. И ты нервничаешь, подбираешь слова, смотришь в сторону, придумывая, скрывая правду, твои паузы становятся дольше, ты чувствуешь, что это заметно, нервничаешь еще больше. Хорошая уловка, в общем.

И тогда следующий, существенный вопрос уже летит в живое оголенное мясцо, сокрытое доселе твердой раковиной.

- Когда вы были последний раз в Хэйвене, сэр? – Вежливо по формуле, но с серым тяжелым приговором в голосе спрашивает Калеб. Будто бы, он уже все про него знает.

Нет, Калеб не знал. Поэтому он и разговаривал сейчас с Прайсом, а не застегивал наручники на его привыкших к этому руках.

Отредактировано Caleb Wright (2020-09-20 02:19:47)

+5

9

Почему он выбрал Дерри? К этому вопросу Адам готовился давно. Задолго до того, как встретился с этим лживым типом, который, как и все полицейские, был твердо уверен в своем праве лезть в чужую жизнь. И на вопрос этот в разное время и для разных людей находились свои ответы. Немногословные, бессодержательные и, обычно, не имеющие ничего общего с настоящей причиной, в основе которой лежали страх и ненависть. Страх к прошлому и ненависть к настоящему, которое очень долго сводилось для Адама только к одному человеку - к Эддисон Мортон.
Вернуться в Хэйвен было страшно: населенный призраками давно умерших дней город пугал и мучил, но и покинуть его окончательно не получалось. Сначала приходилось улаживать дела с адвокатом и банком, потом объявилась Эдди, став и магнитом и якорем. Дерри показался тогда удобным выходом: близко от Хэйвена, но не настолько близко, чтобы ежечасно напоминать собой о родном городе. Достаточно большой, чтобы затеряться в нем и достаточно маленький, чтобы не чувствовать себя попавшим на другую планету землянином. А после появления Эдди Дерри и вовсе оказался едва ли не лучим вариантом из возможных: ферма Мортонов всегда была неподалеку и все это без постоянного страха того, что тебя, не смотря на все двадцать пять минувших лет, кто-то вот-вот узнает на улице.
- Потому что меня все в нем устраивало. - Адам чуть пожал плечами, почти слово в слово повторив свой первый ответ. Вряд ли Райт позвал его сюда только для того, чтобы узнать плюсы и минусы жизни в Дерри. А даже если и так, то пусть старается лучше. Прайс не выдержал, снова посмотрел на открытую папку и зацепился взглядом за фото, с которых на него смотрело его собственное лицо. Две фотографии. "До" и "после". Словно реклама какого-нибудь чудодейственного средства. Правда, в его случае, средство оказалась с серьезным браком. Эту дрянь я бы вам не советовал употреблять. О нет, дамы и господа, никогда и ни за что. Адам перевел взгляд на собственные руки. Хочешь показать, что вы со мной сделали? На что вы способны. Не волнуйся, мистер Райт. Для того, чтобы помнить, мне не нужны фотографии. Достаточно и зеркала.
Полицейский задал следующий вопрос и от этого вопроса желудок Прайса сжался. Хэйвен?! Он знает! Знает про Эдди! Уолкер рассказал? Но почему именно сейчас? Ради чего? Зачем? Так. Спокойней! Отвечай!
- Я был в Хэйвене... - Адам задумался, пытаясь понять, как выстроить наименее худший ответ. Правильных ответов в этой игре все равно не могло было быть. Только не в допросной и только не с полицейским. - Чуть меньше недели назад. До всей этой истерии с самолетом из прошлого. Я ездил на кладбище. К матери.
Прайс посмотрел на Райта, дожидаясь следующего вопроса.

+4

10

Райт делает пометки в блокноте, прикидывая в голове нехитрую календарную математику. Самолет сел двадцать третьего. Шумиха началась... Да хер её знает, ну пусть двадцать пятого. Сегодня двадцать "невероятная удача" девятое. Выходит, Прайс был в Хэйвене двадцать третьего или двадцать четвёртого. Рани Гупта пропала двадцатого. Близко. Простое совпадение? Очень возможно. Он только заехал на кладбище к матери и назад? Или погулял по городу, где на каждом втором столбе висела листовка с фото девчушки? Лицезрение результата своих трудов должно же приносить им удовлетворение, так?

Погоди, одернул себя Райт, не беги впереди паровоза. Был ли этот тип в городе двадцатого - как бы это установить?

- Какого точно числа вы заезжали в Хэйвен, не припомните? Была этому какая-то причина? Может быть, годовщина? Кто-то может подтвердить ваш визит? Вы с кем-то виделись?

Калеб говорит спокойно, тихо, словно врач, опрашивающий пациента, задавливая глубоко любую возможную агрессию в голосе. Отрывается от блокнота и поднимает на Адама Прайса ровный взгляд.

- А до этого? Когда вы были в Хэйвене в предыдущий раз, не припомните? Наверняка ведь заезжали после освобождения? Навестить старых друзей, например?

С такими вопросами лучше быть как можно нейтральнее - никогда не знаешь, какой из них надавит на больное, на то самое. Дай только ему понять в чем именно ты заинтересован - ускользнет, не даст нужного ответа, хоть убейся. Хуже - будет уводить в сторону и запутает пуще прежнего.

И где этот чертов Паркер с листком?

0


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [29.02.2020] presumption of guilt


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC