особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [06.06.2020] Children Protection Day | Status: fucked up | chapter two


[06.06.2020] Children Protection Day | Status: fucked up | chapter two

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Children Protection Day | status: fucked up
chapter two

http://forumfiles.ru/uploads/001a/a3/fe/272/963763.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/a3/fe/272/151543.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/a3/fe/272/723011.gif
woods — June the Six, 2020

Nathan Dole & Jack Carter & Johnny Carter „


поучительная история о наследственной проблемности: часть вторая.

Отредактировано Jack Carter (2020-08-28 23:18:14)

+4

2

- Мистер Картер, - сердце пропускает удар, - Джонатан, вы слышите? - Повторяет мягкий, но настойчивый женский голос на линии.

- Да. Я подъеду. - Сухо и отстраненно. Она продолжает что-то говорить, но все ее слова проходят мимо, в ушах стоит гул, за которым сложно разобрать какие-либо звуки окружающей среды и совершенно невозможно сосредоточиться. Ноги будто ватные. Приходится опереться одной рукой о капот автомобиля. Жму на отбой вызова. Склоняюсь ниже, делая несколько глубоких вдохов. С трудом перебарываю рвотный позыв. Стою какое-то время согнувшись пополам, пытаясь контролировать дыхание. Внезапно накрывший приступ паники, такого со мной не было очень и очень давно. Пробирает легкая дрожь, расползающаяся по всему телу, и тут же бросает в жар. Сползаю вниз, усевшись на асфальт и облокачиваюсь спиной о колесо. Прикрываю глаза. Твою мать. Вдох. Выдох. Попытка сосредоточиться на внутреннем счете идет к черту под муда. Я давно разучился бороться с такими вещами как-либо иначе кроме выпивки. И если звонившая мне женщина права, алкоголя понадобится куда больше, чем обычно. Нет, это было бы слишком просто, Джонни. Нажраться, как ты делаешь обычно и забыться. Подобные вещи не забываются, сколько ни выпей. От этих мыслей становится еще паршивее.

Мне требуется несколько минут на то, чтобы прийти в себя (насколько это возможно). Садиться за руль в моем состоянии, когда башка все еще трещит, а конечности отказываются слушаться, было бы полным идиотизмом. Но я сел. Искать такси или ловить попутку здесь, совершенно бессмысленно. Пришлось потратить еще около пяти минут на оценку ситуации, попытаться собраться с мыслями, которых вдруг стало слишком много, они не умещались в голове, одна херовее другой. Живое воображение подкидывало мне реалистичные картины того, что меня может ожидать в городском МОРГе.

Соберись.

Несколько неуверенно тянусь к кнопке, ставлю ногу на педаль и крепче сжимаю руль, но не двигаюсь с места.

- Черт, черт, черт. - Опускаю голову, утыкаясь лбом в руль. Крепко зажмуриваю глаза, кусая губы. Снова это неприятное тяжелое чувство, которое медленно опускается на плечи, расползается по всему телу и сковывает изнутри, не позволяя сделать полноценный вдох. Нет, нет. Только не снова. Нужно ехать. Руки дрожат.

Оттягиваю этот момент как могу. Окидываю взглядом салон, натыкаясь на бутылку воды, тянусь к ней, быстро откупоривая и делаю несколько больших, жадных глотков. На какие-то доли секунды даже становится легче. Трогаюсь с места.

Дорога до МОРГа занимает около пятнадцати минут. Паркую автомобиль и выхожу из него, хлопнув дверью сильнее, чем оно требовалось. Руки машинально ощупывают карманы в поисках пачки сигарет. И, на удивление, находят достаточно быстро. Трясущимися пальцами достаю из пачки сигарету и пытаюсь прикурить, прикрывая ладонью слабое пламя своей zippo, пора бы ее заправить. Цепляюсь за эту, казалось бы, простую мысль как за спасительную соломинку, которая на какие-то доли секунды отвлекает от того с чем мне предстоит столкнуться уже через несколько минут. Делаю затяжку поглубже, задерживая дыхание.

Перекур не избавляет ни от нервов, ни от дрожи в руках. Он дает мне пару лишних минут, которые в любом случае не спасут от неизбежного. Снова тяну время.

В здании стоит полнейшая тишина. Такая, что назойливое жужжание ламп кажется невыносимо громким и давит на слух. Каждый шаг эхом прокатывается по коридору, заставляя обернуться пару раз, кажется, что кто-то идет позади. Пусто. Подхожу к двери, ведущей в отделение, вдох поглубже и шаг вперед. Двери смыкаются за спиной, ко мне спешит офицер полиции.

- Офицер Донеган. Это я вам звонила, - киваю в ответ на ее приветствие, - идемте, я вас провожу.

Но идти туда мне совершенно не хочется. И я как ребенок перебираю в голове отмазки, чтобы отсрочить момент, но ни одна из них не кажется достаточно убедительной. Я все еще надеюсь на чудо, возможно, вот-вот зазвонит мобильный и кто-то скажет мне, что Джека нашли (живого) и мне не придется переступать порог холодильника. Но этого не происходит.

- Да, конечно. Идемте.

В помещении пахнет хлоркой и формалином. Это адово сочетание бьет в нос как только мы переступаем порог. Яркий свет заставляет щуриться, взгляд скользит по стального цвета стене с ящиками, перемещается на столы, на которых лежат покойники, накрытые простыней. Пробегаюсь по биркам на пальцах, замечая на парочке из них знакомые имена с фамилией Доу. Казалось бы маленький город и все должны знать друг друга, но находятся неопознанные тела. Как и в моем случае.

Меня подводят к одному из столов, на нем лежит накрытое простыней небольшое щуплое тело. Пробирает озноб, немеют пальцы рук. Какое-то время я молча пялюсь на проступающие сквозь ткань линии силуэта. Где эта сраная невозмутимость и хладнокровие, когда они так необходимы? Чувство тревоги разрастается как раковая опухоль, пожирая изнутри, отвратительно ощущение безысходности и дикого почти болезненного ужаса. Офицер как и патологоанатом не торопят, терпеливо ожидая рядом. Протягиваю руку к простыне, осторожно берусь за край ткани, она кажется холодной и тяжелой, медленно отодвигаю простыню с головы ребенка. Русые волосы. Сердце ухает и замирает.

- Джонатан. - Отзывается офицер, заставляя замереть с протянутой рукой и перевести взгляд на копа. - Вы ведь понимаете, что... на опознание зовут лишь тогда, когда нельзя... - киваю в ответ и стягиваю простынь с тела.

...

Руки все еще дрожат. Я не с первого раза набираю нужный мне номер. Он не вбит в книгу, но у меня всегда была хорошая память на цифры. Я не могу объяснить, почему обращаюсь за помощью именно к нему, точнее, почему его имя первым всплывает в голове. Хотя, за подобное решение говорит общее военное прошлое. Знаю, что на Доула можно положиться. Он уже вытаскивал меня из передряги чуть более десяти лет назад.

- Нейтан! Это Картер. Джонатан. Помнишь, мы не так давно пересекались в одном из баров Дерри? Слушай, мне крайне нужна твоя помощь. Я не знаю кого еще могу попросить об этом. Мне нужен кто-то надежный. У меня есть, - шарю в бардачке, кажется, именно туда я бросил бумажку с адресом, которую давал мне Доул, - у меня есть твой адрес. Я подъеду через минут десять, ты не возражаешь? Это не телефонный разговор.

Как и обещал, через десять минут я глушу мотор рядом с домом по указанному адресу. Нейт встречает меня у порога. У меня на роже написано, что случился пиздец глобального масштаба и сам я в этом никак не разберусь. Однако же после МОРГа у меня как второе дыхание открылось. На столе лежал не Джек. Не обнаружив на теле мальчишки никаких характерных отметин, я в буквальном смысле едва не задохнулся от свалившегося на меня облегчения и захлестнувшего шквала эмоций, справиться с которым мне помог местный патологоанатом. А после, когда я вышел из МОРГа произошло то, что не поддается логичному объяснению. Я даже не знаю как это описать. Но на момент, когда я ехал в сторону дома Нейтана Доула, я точно знал - мальчик жив. Я также четко знал, что все эти события аукнутся мне в будущем. Нервная система, которая давно пребывала не в лучшем состоянии, за эти пятеро суток хорошо так сдала, как и я сам. Сон по паре часов, отсутствие отдыха, я забывал поесть и сейчас, наверное, выглядел не самым лучшим образом. Ну да и черт с ним. Когда я, в принципе, выглядел здоровым человеком.

- Я понимаю, что мой звонок как снег на голову, и ты, конечно, мне ничем не обязан, но я прошу тебя о помощи. - Сразу перехожу к делу, потому как промедление может стоить жизни ребенку. - Возможно ты слышал о пропаже мальчика. Мэттью Джек Харрис. Это мой сын. И я..., - усмехаюсь, скорее нервно, на выдохе, - я только что был в МОРГе на опознании, это не Джек. Мальчик там не мой Джек. Это может прозвучать странно, но я знаю, что он жив. И что полиция делает все возможное, но этого недостаточно. Поэтому я прошу тебя о помощи, присоединиться к поискам. Ты ведь полевой доктор, возможно, ему нужна помощь. Мне нужен кто-то, кто сможет помочь. - Тараторю, вываливая на него тонну несвязной информации, ничем не обоснованных предположений и прошу все бросить и помочь искать мальчишку, по факту, иголку в стоге сена, которого ищут без двух дней неделю и все безрезультатно. Отлично, Картер. Это заявка на победу.

- Пожалуйста. Я знаю, что это звучит бредово. Но мне больше не к кому обратиться. И я уверен, что... я практически уверен в том, где стоит его искать. В любом случае, я не останусь в долгу, только помоги мне.

Отредактировано Johnny Carter (2020-09-03 19:09:44)

+4

3

[indent] Тяжелый день. Три вызова, и каждый веселее предыдущего. Сначала просто бомж, у которого ноги превратились в одну сплошную гангрену, затем идиот, который решил повеситься в собственном доме, но оборвал люстру и сломал себе ногу. А третий… третий был самой феерией. Это был законченный наркоман, у которого, по его собственным ощущениям случилось внутреннее кровоизлияние, и когда Нейтан приехал со своей бригадой к нему домой, то тот стоял абсолютно голый, сунув палец себе в зад. Энди спросил у него: «зачем?» И лучше бы он не спрашивал.
[indent] «Ну, как это, — сказал ему тогда тот тип, выпучив глаза, — если я палец уберу, то вся ж кровь из меня выльется!»
  [indent]Нейтан тяжело вздохнул, после чего со своим напарником Уолтером Смитом спустили дурочка к машине и посадили внутрь.
[indent] Ну, как «посадили». Всю дорогу до больницы он простоял в салоне машины, отказываясь убрать палец из своего гузна.
[indent] Судя по всему, кололся он уже давно и долго. От него несло дерьмом и легким сладковатым запахом разложения. Кожа — сплошной цементный оттенок, круги под глазами, синие, как ночное небо, заходили на скуловые кости, словно у панды; щеки впали, обтягивая череп наркоши, словно у мертвеца; предплечья — сплошное поле с буграми от уколов и синяками, после неудачных инъекций. Почему-то Нейтан подумал, что еще немного — и он окончательно сторчится.
  [indent]Они привезли его в свое отделение, провели в палату, где вкололи успокоительное, а потом положили на капельницу, чтобы промыть кровь. На утро, конечно же, его выпустят, но лучше ему от этого не станет. Уже к вечеру он пойдет и ширнется вновь.
[indent]Доул бесцельно щелкал пульт телевизора, развалившись в стареньком потертом кресле, с механизмом для поддержания ног. Он почти что дремал, чуть ли не роняя пивную банку на пол каждый раз, когда его сознание меркло под монотонный бубнеж разномастных ведущих. Нейтан затянулся, выпуская струю дыма в потолок, где крутился деревянный пропеллер в попытках навести прохладу.
[indent] Жарко. Чертов Дерри. Кто-то ему сказал, когда он попал сюда два года назад, что Дерри — капкан. Легко попасть, а выйти — отнюдь не так просто, как кажется. Но, откровенно говоря, он и не сильно-то порывался.
[indent] Веки тяжелели, но в следующий момент, встрепенувшись, распахнулись из-за того, что его смартфон вибрировал и верещал на полную катушку отрывок из Pink Foyd’овского «Us And Them».
[indent] Энди провел пальцем по потрескавшемуся экрану, принимая звонок.
[indent] — Доул, — лениво протянул он, от чего сигарета в его зубах дернулась вверх, сбросив пепел на его клетчатые семейные трусы.
[indent] Голос говорившего был ему знаком. Картер. Какой еще, нахер, Картер? В баре? Я много кого встречал в баре, мальчик. Возможно даже твою маму. Он не успел сказать «конечно возражаю, мать твою. У меня был максимально блядский день», как Картер уже договорил и завершил разговор.
[indent] — Картер, — повторил Нейтан. Перед слегка захмелевшими глазами поплыли старые картинки: недавние посиделки в баре, какой-то парень, с которым они когда-то виделись. Где-то через два дома взорвались фейерверки, да так громко, что воспоминания перед глазами Энди пущенной стрелой промчались в сторону, откидывая его назад, в то время, когда он был молод, когда бегал по окопам среди горячих песков Ирака.
[indent] Картер. Джонатан Картер. Да, он помнил его.
[indent] В дверь постучали, да так, что вставленное стекло жалобно задрожало. Нейтан лениво встал и прошаркал своими плоскими тапочками ко входу. Казалось, что Джонатана его вид не смущал. Майка-алкоголичка и семейные трусы. Наверное, правильным будет сказать то, что Картер вообще не обращал внимания на внешний вид Нейтана, сразу огорошивая его доброй порцией информации. Энди кивал. То подтверждая, то отрицая то, что ему говорили.
[indent] Нейтан скептично хмыкнул, когда мужчина напротив сказал, что «почти уверен, где находится пацан». Хотелось послать его в жопу, горе-папашу, да только долг. Треклятый долг спасать людей всегда звал его вперед. А тем более — детей.
[indent] — Я бы сказал, что ты хуй, Картер. Да что тут, — сказал Энди, разворачиваясь и двигая в сторону спальни, где стоял шкаф с одеждой. — Ты — хуй. Жди тут, я оденусь. 
  [indent]Подобравшись, Нейтан ускорился, как только мог. Он зашел к себе в комнату, стянул с себя майку, оголив уже виднеющееся пивное пузико, после чего открыл шкаф и натянул старую и потертую джинсовую рубашку, вскочил в выцветшие оливковые джинсы и скоренько зашел в уборную, где ополоснул лицо прохладной водой. Доул открыл зеркальце, висевшее над умывальником и вытащил флакон. «Гуарана». Понимая, что ночка будет долгая, он закинул таблетку в рот и запил из-под крана. Энергия ему сейчас понадобится, как никогда. Его сердце не скажет ему спасибо за такой препарат, разгонявший его на несколько десятков ударов в минуту, но что поделать. Долг. И этот долг звал.
[indent] Энди вернулся и хлопнул Картера по спине, предлагая ему выйти нахер с порога, ведь надо было закрыть дверь.
  [indent]— К слову, — сказал Нейтан. — Так-то ты мне должен за две тысячи какой-то там. Но это потом. Пошли.

Отредактировано Nathan Dole (2020-09-03 18:48:15)

+4


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [06.06.2020] Children Protection Day | Status: fucked up | chapter two


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC