особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [09.09.2016 — 01.08.2017] дурак дурака видит издалека


[09.09.2016 — 01.08.2017] дурак дурака видит издалека

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

* дурак дурака видит издалека
злые куклы - странное завтра
Хэйвен *

https://forumfiles.ru/uploads/001a/a3/fe/281/448668.png

Артур Дорсет
& Ариэль Стивенс


Что происходит, когда сталкиваются два горемычных ума?
Разумеется, котятки, бабушки, жуки, немного муравьёв и...!
Ой, что-то мысль уходит не туда. Совсем не туда.

Отредактировано Ariel Stevens (2020-09-06 17:44:54)

+3

2

В не самом радужном настроении, Артур шатался по улицам и думал... да ни о чем он толком не думал, чего уж там. Разве что идти ли домой и что пожрать вечером, но эти мысли проносились и уносились, не особо задерживаясь. Взгляд блуждал по окружающему пространству, временам за что-то цепляясь и подмечая какие-то детали окружающего бытия. О, люди идут... О, машина... марку не видно, не цвет интересный... О, птичка... Красивая. Что за птичка? А хрен ее знает. Был бы нормальный телефон, а не тот тапок, что лежал у него в кармане, можно было бы сфоткать и... как его там? Погуглить? Вот. Но даже такое развлечение не доступно. И ведь не спросишь никого. Окажется, что первоклашка знает, а он - пятнадцатилетний лоб, - нет. Велика вероятность, что сочтут совсем дебилом. Даже те, кто в этом возможно еще сомневался.
Скучно. Очень скучно.
Но в остальном пока все было хорошо. Солнышко грело, парень шел и пинал перед собой носком потрепанного кеда смятую банку из-под пива. Казалось бы - пинал просто так из хулиганских побуждений или от той же скуки. Ан-нет, все-таки с какой-то целью. Допинал до мусорки, наклонился, выкинул в бак. Не то что бы Артур был аккуратистом, да и к представителям шизойдов-борцов за чистую планету не относился, более того - он вообще не думал о подобных вещах. Просто вид этой фигни на чистом тротуаре тоже цеплял взгляд своей инородностью. Цепляет - сделай что-нибудь. Возможно, полезное. Хотя кому какое дело что полезного мог сделать никому по сути не нужный подросток.
Парень дальше не пошел и сел на тротуар возле мусорного бака. Вообще, с этими агрегатами у него были особые взаимоотношения. И связаны не самые интересные воспоминания. но не на столько, чтобы обзавестись фобией.
- Ну привет, дружище, - усмехнулся он тихо, покосившись на расцарапанный пластиковый бок. - Как тебе моё подношение?.. Ну да, можешь не отвечать.
Говорить с предметами - это нормально. Главное чтобы они тебе отвечать не начали... Хотя, если раскинуть мозгами по черепной коробке, то бомжа-карлика внутри не отменял никто. Ну или хотя бы какого-нибудь кота - он тоже может "ответить". Взгляд Артура вернулся в сторону улицы, а сам он так и остался сидеть где сидел. Все равно пока не придумывалось занятие. А так... да кому какое дело до него, сидящего на асфальте. Век толерастии и уважения чужих границ, а на больного он, вроде как, не похож. Да и время детское для того, чтобы кто-то из взрослых придолбался на тему "а что ты, деточка, тут на улице делаешь один?".

Отредактировано Artur Dorset (2020-08-29 20:16:47)

+4

3


  Потянуть вперед носочек, на землю ножкой наступить. На ножке этой одинокой постоять, как стройная берёзка, затем на ней же пошататься и прыжочком вдаль перенестись. Ощупать чрез тонкую подошву кед гладенький асфальт, паре камешков поджопник легкий запилив. Медленно, проникновенно, страстно прошаркать прямо к парковым вратам и остановиться, воздух захватить, глаза закрыть и душу отвести.
  Так Ариэль посоветовала бы сделать каждому, кто: а) хочет пожить полно и осознанно, б) не хочет больше жить в принципе из-за настигших его проблем или в) хочет, но не может, хотя бы потому, что ему вечно что-то мешает. Сегодня мелкая Стивенс — уже, впрочем, по меркам местной ребятни совсем не мелкая, а взрослая! самая настоящая старшеклассница! — следует своим же рекомендациям с невиданным энтузиазмом. Все три пункта — и все её.
  Эта пятница ознаменовала конец первой учебной недели последнего года старшей школы, а значит и начало поры срочного самоопределения, тщетных попыток нарастить никому не нужную учёность и, в случае с Ариэль, долгих, изнурительных тренировок. Завтра бегуны школьной команды отправятся в дальние края — то есть, на дальние дистанции, — в процессе вспомнят, что такое проблемы с дыхалкой, особенно после ленивых летний каникул, и, наверное, ещё очутятся в зазеркалье творящем чудеса спортзале. Всё ради зимних соревнований, все ради них родимых. Только ради них, к слову, Стивенс, кажется, в школу и ходит. Была б ее воля, она б это здание за километр обходила. И все потому, что Haven High School кишмя кишит этими… как их там? Американскими подростками, что ли? В общем, существами, которые, помимо того, что зачастую светятся просто убийственно ярко — нет, они прямо-таки горят, полыхают! — так еще и постоянно надоедают… Ариэль так и не определилась, чем именно, но определенно надоедают, да.
  Только здесь, в этом парке, от них и ото всего остального можно отдохнуть. Правда, его лечебного эффекта хватает не надолго. Девушка этот парк уже обошла по всем возможным диагоналям, посидела на всех двух скамейках, понаблюдала за ожиревшими голубями и, не найдя ничего более интересного, пошуршала джинсами в сторону дома. Медленно, вдумчиво вышла во дворы, остановилась, обвела взглядом округу для пущей определённости и было шагнула по привычной дороге, как почувствовала у своей ноги что-то чужеродное.
  Ободранный хвост обвился вокруг неё — той самой ноги. Не менее потрёпанный представитель кошачьего племени, хозяин хвоста, хвост свой тут же забрал обратно, будто бы одумался, и, гордо завиляв худощавой задницей, пустился вперёд, игривый и лёгкий, должно быть, с голодухи. Не обернулся ни разу, даже не мяукнул. Что ж, Ариэль возражать не стала, лишь почапала следом, краем глаза за плешивым наблюдая.
  Кажется, этот малый совсем еще юн и зелен. Судя по всему, ещё вдоволь не нахлебавшийся местного мусора и не потерявший половины когтей — и зубов — в подмашинных битвах, он щеголяет по району уверенно и спокойно, так, как будто уродился у какой-нибудь влиятельной породистой мамули, держащей в страхе не только сам этот район, но и город в целом. Видно, конечно, что за такое поведение он уже успел схлопотать, но всё же почему-то продолжает нарываться.
  Вот снова, видно, не удержался. Как только в стороне послышался незначительный шум, он тут же, раскинув уши и антенной пустив кверху хвост, пулей кинулся навстречу приключениям.
  Скептически взглянув ему вслед, Ариэль вновь остановилась, взвесила все «за» и «против» и даже «может быть» и… пошла дальше. Только через пару шагов нерешительно на пятках развернулась, чтобы, все-таки, за котом проследить.
  За подобным дурачьем нужен глаз да глаз. Об этом она знает не понаслышке.

Отредактировано Ariel Stevens (2020-09-01 22:23:41)

+2

4

Артур пригрелся, сидя на асфальте, и временно немного отъехал от реальности, глядя куда-то в небо. Можно было просидеть так еще долго - до позднего вечера, когда пятая точка начнет примерзать к остывшему асфальту, но у Вселенной были другие планы. В мусорном баке, возле которого он восседал, косплея памятник самому себе, раздалось какое-то шевеление и скрежет. Парень снова покосился на пластиковый расцарапанный бок. Что? Какого хрена происходит? Реально что ли бомж-карлик? Скрежет продолжался, сменяясь шорохами и возобновляясь. Кажется это длилось уже долго... "Памагите..." - мелькнула шальная, но смешная мысль. Еще несколько шорохов, скрежет и из мусорки... действительно вылез местный бомж. Большой такой. Грязно-полосатый. С половиной одного уха и косой мордой. Матёрый экземпляр... "Точно памагити... он жеж меня сожрет...". Мусорный житель лениво сполз на асфальт. Воображение Артура на его приземление дорисовало отчетливый майонезный шлепок. Полосатый монстр окинул пацана оценивающим взглядом и, видимо, счёл бесперспективным в плане еды. Сел, зевнул и начал смачно вылизывать пыльную лапу.
- Простите, дядя, что помешал вам спать, - проговорил парень, глядя на монстра.
Был удостоен еще одного взгляда, выражавшего полное и всеобъемлющее безразличие. Тля какая-то разговаривает, подумаешь. Фи. Полосатый поднялся на лапы, потянулся, покогтив лапами асфальт - Артур готов был поклясться, что слышал этот мерзкий скрежет когтей, хотя, скорее всего, во всем было виновато всё-то же бурное воображение, не имеющее адекватного выхода, - повернулся внушительной полосатой жопой к парню и перебирая полосатыми лапами лениво попер куда-то в свою полосатую даль. Хотя как-то уж больно целенаправленно.
Артур проследил за ним взглядом, поднялся и, потупив пару секунд, последовал следом... У кого белые кролики, а у кого полосатые мусорные коты. И приведет он его явно не к кроличьей норе, а, в лучшем случае, к какому-нибудь открытому люку. И прощайте целые конечности, а то и жизнь - здравствуй бесславная смерть в душном, вонючем, подземелье. С магией в реальности всё как-то не очень радужно, в сказку хрен попадешь. Разве что крайне не добрую. Так что под ноги смотреть стоило, да. Чем парень и занимался, но объект наблюдения из поля зрения тоже не выпускал. Так и шли они унылом паровозиком на встречу светлому будущему... или, "в злое и странное завтра".
Полосатый монстр тем временем сначала двигался, судя по всему, к некому источнику звуков. Вскоре он замер, глядя куда-то за поворот, повернув свои полтора уха. Артур остановился вместе с ним, но он не видел то, что видел преследуемый монстр. Тот тем временем пригнулся, потоптался, поднимая мохнатую жопу и рванул с места. Через мгновение раздался пронзительный кошачий вопль. Монстрятина явно с кем-то сцепилась. Возможно с тем, кто не должен был заходить на его - Монстра, - территорию. Всё как у людей... Мой район - мои правила. И через пару мгновений, подбежав к углу, Артур увидел с кем - таким же оборванцем, только меньше, тоньше... и, черт подери, он явно мог стать обедом для этого монстра.
...
Вы знаете, что такое разнимать драку уличных, матерых котов? Пусть матерым из них был только один? Артур узнал на своей далеко не кошачьей шкуре. Кажется, царапины были даже на лице. Но в итоге он остался сидеть на асфальте, прижимая к себе тощего оборванца, а Монстр куда-то ретировался. Возможно для перегруппировки своих сил, а может и понял, что силы не равны... кто этих Монстров знает. Оборванец, кажется, этой своей участи был не слишком рад, и приглушенно матерился, но тоже пребывал в афиге и сбежать пока не пытался. А еще... кажется в этом бою Артур был тоже не один. И, кажется, финальный пинок Монстр получил не от него, а от чего-то более изящного... но парень в этом не был уверен. В целом же, о причинах же этого своего поступка он, наверно, подумает попозже. Царапины саднило, и к горлу медленно подкатывался смех. Пока, правда, держался - это было не на столько больно. Но сама ситуация способствовала более чем.

Отредактировано Artur Dorset (2020-09-06 09:58:01)

+2

5

Суть кошачьего естества — в борьбе. Даже не важно, какой именно: за существование, территорию (район/улицу/двор/мельчайшую административную единицу кошачих владений — мусорный бак) или банальную сосиску. Но она ведётся везде и всюду, беспрестанно, совершенно произвольно — и невероятно страстно. Настолько, что порой невозможно её, эту борьбу, остановить.

Опытная гулёна, а значит и непременная свидетельница подобных припомойных войн, Ариэль не раз пыталась котов разнять. Не сказать, что это всегда удавалось, конечно. Да даже если и удавалось, то сопровождалось серьезными травмами как физического, так и психологического характера, причём для обеих сторон. Впрочем, девушке это не мешало продолжать пытаться. Со временем она даже наловчилась и экспериментальным путём вывела-таки волшебную формулу.

Прямо сейчас, наблюдая за тем, как практически в замедленной съёмке на её худощавого блохастого спутника налетает другой не менее блохастый, но с виду куда более упитанный пушистый кадр, она прокручивает эту волшебную формулу у себя в голове и пытается понять, каким образом её в следующую пару секунд стоит применить.

Первый образ: намочить мелких водой. Под рукой, однако же, нет ни водоёма, ни лужи, ни даже бутылки, так что сей вариант в пролёте. Следующий образ: прикрикнуть или чем-нибудь пошуметь. Теоретически можно было бы добежать до мусорного бака и по нему хорошенько постучать, побить или вообще, при необходимости, его перевернуть — если бы, конечно, Ариэль на него в этой суматохе обратила внимание. А внимание она сейчас обращает лишь на сросшихся в один плешивый комок бродячих котов и на то, как тот, что потолще и пополосатее, лупит заморыша лапой по голове. Чертовски больно, судя по всему, ведь заморыш начинает тихо поскуливать.

Чуть ли не согнувшись в низкий старт, видно, по беговой привычке, Стивенс приготовилась к третьему образу — к рукоприкладству. Голос поднимать у нее сегодня нет ни настроения, ни сил, зато вот для физического воздействия, как ей показалось, сейчас самое время. Только вот кое-что её смутило.

А именно: на ринг вышел — нет, прямо-таки залетел — человек. Молодой человек, вестимо, мужского пола, внезапнейше оказался в самом центре хвостатой кучи малы, бочком заслонив одного из бойцов, того, что покостлявее, от другого. Вид парня ни в коем случае полосатого не испугал, а, наоборот, будто бы раззадорил. И за этим могли бы последовать не очень приятные события, — например, вызов скорой и, возможно, даже хирургическое вмешательство — если бы девушка в тот же момент не бросилась из своего низкого старта вперёд, прямо на упитанного кота, умело хватая его за шкирку и придавливая к земле.

Несколько секунд кот под её коленом провёл в тщетных попытках вырваться и куда-нибудь убежать. Ещё через несколько секунд, кажется, начал потихоньку мириться со своей неудовлетворительной позицией. Позиция эта неудовлетворительна, к слову, не только для него, но и для Ариэль, ибо она не любит насилие по отношению к животным, особенно, если это насилие исходит от неё, но в данном случае ничего не может поделать. Ситуация требует кардинальных мер.

Затем девушка поднимает голову и смотрит на паренька по соседству, с любопытством и даже некоторым беспокойством.

Эй, — красноречиво обращается она к нему. Всё ещё крепко удерживая жирдяя под собой, не может совершить хоть сколь-нибудь выразительных телодвижений, зато может слегка нагнуться, так, чтобы хотя бы разглядеть лицо своего «напарника». Тем не менее, вместо лица замечает лёгкую дрожь и тут же паникует. Неужто рыдать собрался? Прямо сейчас? Прямо в такой позиции?Ты... как? — после весьма продолжительной паузы осведомилась Стивенс и попыталась поменять позу и, соответственно, колено, да так, чтобы ещё не повредить кота внизу. К сожалению, попытка оказалась до боли неудачной, так как кот, каким-то образом освободившись, смачно всадил зубы ей в руку и, пошипев-поматерившись, тут же толстой тучкой ускользнул под ближайшую машину, в ближайший домик. Лезть за ним девушка посчитала тратой времени и нервов, потому просто экономно пошипела на рану, подстать коту, и попой приземлилась на асфальт.

Что ж, всё вышло совсем не так, как планировалось. Совершенно.

И тут, анализируя свою неудачу, Ариэль обратила внимание на то, что парень перед ней кажется отчего-то смутно знакомым. Настолько смутно и настолько знакомым, что в голову прокрадывается шальная мысль.

Так, а не со школы ли он?

Отредактировано Ariel Stevens (2020-09-11 23:02:17)

+2

6

Рыдать? О, это вряд ли. Слишком банально и не интересно. Зарыдать совсем каждый дурак может. Артур, конечно, тоже сомнительный не дурак, но всё-таки до такого опускаться не собирался. А вот укатиться с хохотом - это пожалуйста, это мы умеем. Да так, чтоб мимопроходящии решили, что пора бы и дурку вызвать. Это весело, задорно и безумно. Но всё еще было не на столько больно.
"Эй" смерил взглядом свою внезапную помощницу на кошачьем поле сражений. "А ведь я её знаю". Периодически пересекались в районе школы. И первая встреча как раз была со звуком крышки мусорного бака. Весело было, да. И, вроде как, Артур ей тогда спасибо не сказал - всё как-то повода не было. Ну не станешь же ты на ровном месте подкатывать к девушке с воплями: "Эй, красавица, спасибо что открыла крышку мусорки! А то там было грустно, одиноко и неприятно. Ты же внесла луч света в это темное царство!".
Зато имя её Артур помнил. Вернее, он помнил, что зовут её как русалку. Ту самую, из дурацкого диснеевского мультика, которая не такая, как все, и от мира сего, всё хотела чего-то странного и не понятного для своих родственников, и, в целом, вообще была какая-то отшибленная. Да, он всё еще про персонажа диснеевской сказки, а не про реальную девушку-воительницу-победительницу-уличных-котов-монстров, которая сейчас прижимала к асфальту возмущающуюся полосатую матёрую жопу. Надо отметить, что весьма профессионально. Заставляло задуматься, что она в уличнокачьих боях участвовала чаще.
Артуру же достался более тощий и менее внушительный трофей. Утешительный приз. Парень попытался подняться, но плешивый брелок, вцепившийся когтями в бок, несколько мешал этому действию. Он подавился смешком и ответил на прозвучавший вопрос:
- Нормально.
Это "нормально" конечно было странным. Морда в царапинах, руки в царапинах, когти в боку и всё еще подкатывающися к горлу смех. Подняться не удалось - не удобно, да и зверюга сильнее впивается. Надо бы сначала отодрать это чудище.
- Эй, Оборванец, - обратился Артур к своему симбиоту, интегрированному в тело, пытаясь, придерживая одной рукой тощую тушку, второй нащупать и отцепить хотя бы одну лапу, - от моей шкуры уже можно отцепиться. Правда-правда, - под недовольное говнение попытался отодрать когти от мяса в боку. - Ауч... Бггг - с трудом сдержался.
Внезапный спасёныш пока разжимать лапы не торопился. Пришлось смешно менять тактику и начинать его гладить. Недовольство моментально сменились нервным "пррр" перемежающимся с "ууфффхххррр". Уже маленькая победа. Пока он воевал со своим брелком, у девушки, проматерившись напоследок, убежал её трофей. Ну туда ему - вредной агрессивной жопе, - и дорога. И, похоже, что теперь были ранены все оставшиеся участники комедийной сценки. Но посочувствовать ей парень пока был не в состоянии.
- Да отцепись ты, чудище... - пробормотал он.
Хоть какие-то зачатки здравомыслия подсказывали Артуру, что если он начнет орать и пытаться отшвырнуть Оборванца, то хуже от этого будет только ему самому. Приходилось договариваться. И блохастый наконец-то поддался, разжал лапы и ткнулся мордой куда-то в сгиб локтя Артура. Фух, жеванные ёжики, победа! Но шевелиться парень пока не торопился. Пусть успокоится жывотное, а то вдруг опять психанёт и наделает ещё дырок в многострадальной тушке своего спасателя.

Отредактировано Artur Dorset (2020-09-12 18:24:55)

+4

7

Эти двое в самом деле знакомы. По сю пору девушка помнит, как однажды, ещё, считай, в Джуниор Хай, засвидетельствовала акт школярской дедовщины, совсем, по-справедливости будет сказано, не оригинальной и какой-то даже разочаровывающей, что ли… Право, зашпандорить мелкого чудилу, и без того, должно быть, нахлебавшегося глумежа и подколов, в мусорный бак, да ещё и его там закрыть — предел человеческой ограниченности. По всему вероятию, именно из-за стыда за своих сверстников, а не из жалости, она тогда крышку юнцу и открыла. Сразу же опосля удалившись, молча и ничего от него в ответ не ожидая.

Сейчас же, слушая, как этот самый чудила, чуть подросший, но с виду всё такой же прибабахнутый, общается с котом под боком, Ариэль поняла, что молчать и ничего не ожидать у неё более не получится. Ведь ситуация, в которой они оказались, требует прямой кооперации. Во имя счастливого будущего, во имя котов. Тем более, что парню, судя по тому, как естественно и непринужденно он ублажает вцепившегося в него заморыша, самому не чужда забота, не чужда любовь к помойной природе.

Что ж, кооперация тут действительно нужна. Кот, только что вышедший из битвы хоть и не победителем, но относительно целым и даже живым, серьёзно помят. Ему нужна скорая помощь, желательно, еда, плюс, покой. Ни первого, ни второго, ни третьего на улицах, естественно, не раздают.

По своему опыту Ариэль знает, что их может обеспечить только одна инстанция — человек.

Ему бы раны обработать хотя бы… — зачала она неуверенно и осторожно, так, как будто опасается, что парень вдруг сменится в настроении и бросит их двоих, горемычных, на произвол судьбы. А ведь одной оставаться совсем не хочется. Ответственность, всё такое, да и... в одиночку она мало чего сможет сделать. Не так давно ей в доме поставили табу на грязных животных и, собственно, саму грязь. Так что занести внутрь плешивого получится, разве что, только через окно. И это, впрочем, для девушки теперь слишком... девиантно. — Если они есть, конечно. С ними эти, помойные, долго не живут.

Ариэль задумалась о еде, о покое, которые совсем недавно включила в желательные условия, и поняла, что вот их она не сможет коту предоставить. Последние карманные деньги она потратила ещё на прошлой неделе — вся команда по бегу скинулась на новые гантельки в спортзал — и последнее доверие матери тоже потратила, только в прошлом или даже позапрошлом году, когда та увидела, как девушка кормила крысу единственным в доме бананом. Просить содействия у чудилы, прекрасно понимая, что он легко может отказать, как-то сразу не хочется. Так что Стивенс начинает (или продолжает?) издалека.

Можно попросить в аптеке спирт. Говорят, у них не брезгуют бартером, — без подробностей ввела очередное предложение она, вспоминая, как об этом ей рассказывал один из местных запивох. Как-то раз познакомились на лавочке в парке. Великий человек! — Или… — протянула Ариэль, выискивая ещё одну более или менее адекватную идею, — можно наложить подорожник. Всегда работало. — Теперь вспоминает многочисленные попытки обложить этим чудесным растением сбитого машиной голубя. О, детство! Пора неопытности и веры в магию. — Или можно оставить всё, как есть, — вставила дипломатично она на случай, если всё-таки парень предложенное не оценит. —  В конце концов, с кем не бывает, верно?

И тут только Ариэль заметила, что не знает имени своего собеседника. Точнее, наверное, знает, но забыла. Всё-таки, с ним она не общалась, да и компания, в которой он зависает, хоть и частично учится с ней в одной параллели, от девушки далека.

Хочется спросить, уточнить, но всё никак не получается собрать смелость в кучу. Может, он вообще сейчас встанет и уйдёт, посмеётся? Так обычно люди и поступают с ней. Так, возможно, поступила бы и она. Если бы не кот и тот факт, что каким-то чудесным образом эти двое оказались в этот самый момент рядом с ним.

Отредактировано Ariel Stevens (2020-09-14 18:53:19)

+4

8

Нервно кривиться Артур начал еще на предложении спирта, а когда прозвучал магически "подорожник" - парня все-таки догнало. И порвало. Остановить смех уже было не реально. И от смеха продырявленный бок дергало еще сильнее - что автоматически делало еще смешнее. Так и ржал, держась за бок и Оборванца, пока дыхания хватило. На глаза даже слёзы навернулись. Смех не звучал издевательски. Скорее уж вымученно. Что поделать - такая реакция. И с ней парень не мог поделать ровным счетом ничего. Хорошо что свидетелей у этого действа практически не было. Главное чтоб Ариэлька на свой счёт ничего не подумала... Ведь он не со зла и не в попытке обидеть...
Оборванец в руках Артура от подобного действа явно прифигел с концами и притих окончательно, смирившись со своей участью. Видимо он всё-таки когда-то был домашним? но что-то не срослось. То ли сам сбежал, то ли люди помогли. Человеки - они такие, да. Много плохого могут сделать. Парень не то чтобы хорошо разбирался в живности и её поведении, но что-то ему подсказывало - возможно, его собственная не до конца отбитая голова и уложенные в неё обрывочные знания, - что выросший на улице кошак в руках человека так просто не успокоится. Наверно...
Ну да ладно. Оборванец - это одна проблема. Но назревала другая. Проржаться он проржался и даже затих, но теперь надо справлять положение. А то девчонка, которая ничего ему плохого не сделала, еще обидится на не самую вменяемую реакцию и убежит. А то и двинет - вон как Монстра на место поставила! И как теперь всё это исправлять?!...
Подорожник... Подорожник! Подорожник - это охерительно гениальная идея. Милая, да я подарю тебе все подорожники мира, какие смогу найти или украсть в парке! Только вот и вправду - сначала найду. И парк, и подорожник. Артур осмотрелся и взгляд зацепился за что-то возле бордюра тротуара. Так вон он. Подорожник. Пробивается через асфальт. Такой же пыльный и непрезентабельный, как и Оборванец, которого предполагалось им лечить. И, пожалуй, это была единственная трава, которую  парень мог безошибочно опознать. Так получилось, да.
Артур поднялся, прижимая Оборванца к поцарапанному боку и двинулся в сторону... подорожника. Куда ж еще. Подошел, критично осмотрел растение, которому явно тоже не сладко жилось.
- Прости, парниша, но мне надо, - пробормотал он, отрывая самый крупный из не пожухших листов.
Снова осмотрел, повертев в пальцах. Да сойдёт. Грязноват только. Парень потер свою добычу об штанину, чтобы та стала немного почище. Не то чтобы стало сильно лучше, но он попытался. После этого направился к девчонке, попутно разминая лист в ладони, чтобы выделился сок - кто-то где-то объяснял, что именно так он работает. Где и кто - уже вспомнить гораздо сложнее. Да и не нужно - главное. что знание было. Подойдя к Ариэль на расстояние вытянутой руки, он протянул помятый листик ей.
- Держи, - кивнул на ее прокушенную руку.
К девушкам надо проявлять внимание и заботу. Кажется это говорил кто-то из старших братьев в редкий воспитательный момент. Вроде это был даже Стен... Или нет... Не важно, короче. Кто бы не говорил - Артур это зачем-то запомнил и сейчас вспомнил. Вроде как даже к месту. Пока ничего более гениального в голову не приходило. Но хотя бы так. Позаботился типа.
Парень поудобнее перехватил Оборванца. Тот и тут не думал сопротивлялся. Видимо, действительно смирился, ибо помирать на руках вроде тоже не собирался.

+3

9

«…»

Что тут скажешь? Парень-таки заржал. Меньшего от него и не ожидалось. Ещё меньше ожидалось, впрочем, то, что он заржёт именно так: нервно, надрывно, будто бы до боли. Так, как некоторые люди смеются в моменты самые что ни на есть несчастные, самые тяжёлые. Таким образом как бы защищаясь, прикрывая душевную рану.

Настоящую же рану лучше прикрывать подорожником — гласит народная мудрость. Вестимо, ей и решил последовать чудила: вдоволь нагоготавшись, он — ни разу не объяснившись! — молча пошёл собирать это чудесное растение с ближайшего бордюра. Столь же молча Ариэль проводила каждое его движение взглядом и поняла, что она его совсем не поняла. Вот он подошёл к ней, протянул лист подорожника, предварительно его потерев о штанину да размяв, и, кажется, чего-то стал ждать. Должно быть, того, что как ни в чём не бывало девушка примет этот жест… сомнительной, конечно, но всё же заботы и, возможно, ещё и поблагодарит.

Как ни в чём не бывало, Стивенс принимает этот жест заботы и, неловко кивнув, так-таки благодарит:

Что ж… спасибо?

Плюхает листочек на место укуса — даст Бог, кот был бешеным по природе, а не в силу… неблагоприятных обстоятельств — и принимается на него смотреть. Смотрит долго, возможно, с минуту, а то и больше, в надежде ускорить процесс активизации магии подорожника и, заодно, скоротать таким нехитрым образом воцарившуюся неловкую тишину. Её «напарник» по помойным делам и котоведению оказался не особо разговорчивым. Не то, чтобы сама Ариэль чем-то отличилась, но всё же. 

В конце концов, она подняла глаза на чудилу и даже немного успокоилась. Ведь если уж она заразится бешенством, то он и подавно: царапины оказались везде, даже там, где, казалось бы, кот их оставить не должен был успеть; к тому же, из-под бока у него до сих пор торчит заморыш, здоровье которого, в сравнении с тем жирным полосатым спартанцем, ещё более сомнительно. Лишай, то же банальное бешенство и непонятно какие ещё заболевания — всё это и не только побитый жизнью малец потенциально может передать человеку. Особенно человеку, которому он вцепился когтями вбок и который, судя по всему, ничего не может с этим сделать.

Великий кошатник и помойный сторожила, Стивенс решила парню помочь. Очевидно, что он не знает даже основ обращения с дворовыми существами. Она знает. Потому уверенно встаёт с попы, на которой всё это время восседала, мимолетно отряхивается и, подойдя вплотную, медленно, осторожно протягивает руки к кошаку.

Дай помогу, — неловко обходит парня так, чтобы получить лучший доступ к его боку, и одновременно пытается не смотреть ему в лицо. Она не любит смотреть людям в лицо. Потому что зачастую первым делом видит все равно ауру, цвет человека, и только потом уже все остальное. У чудилы, кстати, достаточно приятное свечение, в том плане, что оно удивительно мирное, блёклое. Серенькое такое. Впрочем, это не меняет того факта, что девушка взгляда избегает. Концентрируется всецело на плешивом существе перед собой. Не слышит никаких особых возражений. Затем, слегка прихватывая заморыша за шкирку, обхватывает ручками его худощавое тельце и нежно, прямо-таки по-матерински, отцепляет, тут же прикладывает к груди. Мурчит, засранец, довольный ещё.

Ариэль стоит вот так, в обнимку с котом, и смотрит куда-то вдаль. Размышляет. Что стоит сказать и что лучше следующим сделать? Вспомнила, что они собирались приложить к коту подорожник и многозначительно посмотрела на лист в руке у чудилы.

Ну что? Может... того, начнём?

+2


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [09.09.2016 — 01.08.2017] дурак дурака видит издалека


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC