Администрация: kaidan cain
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Мэри, Майкл, Леон, Стефани, Рэджи
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [18.02.2020] man of war


[18.02.2020] man of war

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

man of war
Search the whole world, but drunken confessions and
hijacked affairs will just make you more alone

отель недалеко от Хэйвена — ночь

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/181/390006.gif
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/181/884050.gif

Bill & Miles „


So unplug the phones, stop all the taps
It all comes flooding back.

...
Билл был пьян и он хотел заставить Майло пить с ним.

Отредактировано Miles Fowler (2020-08-26 22:36:54)

+3

2

[indent]Удушающая ночь, не давшая спокойно вдохнуть. Время, запечатлающая в себе момент самой грязной натуры. Момент, когда потаенные желания становятся не просто мыслью — действием. Когда нет дороги в обратную сторону, где есть только назначенная цель, к которой с каждой движением приближаешься. Но хочется растянуть каждый момент этого акта, запечатлеть на собственной коже моменты некой искренности, что испачкана в обычном вожделении к кому-то или чему-то. Слова тут не нужны вовсе: они размазывают потом, смазанными поцелуями, дрожью в теле отдаются — такие проявления всегда описывают все ярче самых красивых выражений. То, что не может сказать человек, захлебываясь в порывах эмоций, расскажет его собственное тело, что так красочно описывает все состояние в целом. Но все заканчивается рано или поздно.

[indent]Словно просыпаешься от какой-то туманен. Нет больше той эйфории, что продолжалось длительное время. Снова слышишь все звуки, снова чувствуешь этот омерзительный вкус перегара и боль в ноющих губах, где-то на теле от недавних укусов. Что-то ещё ждёт по спине, но все гаснет на фоне какого-то раздражения. Тот самый момент, когда заканчивается некий наркотик, и тело начинает ломать. В крови недостаточно опьянения, и тело начинает злиться.

[indent]— Хочу пить, — Билл поднимается с кровати, накидывая на своё нагое тело футболку. Сам он находится лишь в нижнем белье, все остальное раскинув до этого по съемной квартире. Очередной. Заменяющий собственную. Это стало какой-то традицией: искать место для подобного осквернения всяких святых, косо смотрящих людей. С одной стороны это было даже забавно.

[indent]Когда он вернулся из соседней комнаты, то в руке у него была бутылка вискаря, а во второй маленький стакан. Эта квартира была куда лучше по качеству, потому что в ней имелась хотя бы посуда, но запах все равно был ужасен: такой, словнике вчера тут заживо похоронили целый табор немытых стариков.

[indent]— Будешь? — спрашивает он, облокачиваясь корпусом на дверной косяк. Сам мужчина тем временем начал наливать себе порцию крепкого спиртного, попутно рассматривая Майлса в кровати. И от одного вида только хотелось вернуться, дабы повторить содеянное. Один, два, да хоть тысячу раз. Но вряд ли он скажет об этом мальчишке, потупляя взгляд куда-то в сторону. Не хочет, чтобы желание разглядели, — Будешь.

[indent]И он махом выпивает свою порцию, а после выплёскивает очередную в сам стакан. Горький вкус сразу обжог ему горло, заставляя лицо нахмуриться от ощущений. Эта ядерная смесь камнем падает в желудок, вызывая целый ад внутри Армстронга. Но всего через несколько секунд пытка завершается, разливаясь теплом по грудной клетке. Хотелось закурить, но вместо этого он лишь подходит к кровати и протягивает стакан Фаулеру.

[indent]— Держи, — тон, требующий повиновения. Бутылка же со стуком падает на прикроватную тумбочку, чтобы освободить солдата и дать ему возможность найти свои брюки. Этим он и занялся после, как только виски оказался в чужих руках. Курить хотелось неистово, словно само это действия было неким божественным повелением. Мол, либо ты это сделаешь, либо никак.

[indent]Джинсы оказались выкинуты практически около порога, а после неуклюже задвинуты под ножки кровати. Вытянув их из плена пыли, Билл начал немного расстроенно их отряхивать, размышляя о том, что в следующий раз надо быть более аккуратнее. И, как только это сделал, сразу же натянул их на себя.

[indent]— В чем проблема? — спрашивает он, наконец-то заметив все ещё не выпитый алкоголь. В его словах звучали нотки удивления, а на фоне звенела серебряная пряжка ремня, — Почему ты не пьешь?

+2

3

Движение рядом. Скрип кровати. Майлс лежал подогнув ногу, как повешенный на картах Таро. Пока Билл поднимался и отходил, он находился в недолгом и неглубоком состоянии полного расслабления. Тревога еще не вернулась. Целого мира еще не существовало - кроме того, который они только что завершили.

Ему все еще было жарко - такой нездоровый, лихорадочный жар, граничащий с ознобом, который прокатывался по телу и оседал под кожей. Закрыв глаза и сосредоточившись на этом ощущении, он буквально следовал за током собственной кипящей крови от сердца к кончикам пальцев. И потом, если не натянуть простыню или одеяло вовремя, он сразу же начинал мерзнуть. И в этот момент все потрясающее обычно исчезало. Липкие пятна высыхали, стягивая кожу, или он начинал чувствовать в горле или... И взмокшие волосы ложились на лоб и раздражали - Майлс вскидывал руку, чтобы зачесать их пальцами вверх. 

Снова холодно и сонно, но все равно хорошо. Лучше, чем было до, лучше, чем вчера. Лучше, чем завтра. Майло проводил взглядом ноги Билла - сильные, сухие бедра, напряженные жилы и мышцы, прислушивался к беззвучному шагу. Он почему-то подумал, что тот принесет воды и собрался сказать "Спасибо" - но Билл вернулся со своей бутылкой виски. Майлсу не приходило в голову ничего негативного: это у Билла выходной, а Майло почти что бездельник. Да и вообще, совсем не в природе Майлса не то что запрещать - или возмущаться - образом жизни других людей, но даже думать осуждающе об этом он не умел.

Только о себе.

А еще ему, на самом деле, нравилось смотреть, как цвет виски или бурбона, или хорошего пива - не этой дешевой баночной мочи из маркета - оттеняет Билла. Ему шли невысокие бокалы с толстым дном - кажется, они назывались рокс - и маленькие рубленые рюмки тоже, и высокие, тонкие пивные бокалы, похожие чем-то на женскую фигуру... Майлс бессовестно на него засматривался.

Он сел на краю кровати и послушно забрал стакан. Выгадал себе несколько минут - сказал, что сперва умоется и оденется - горячая вода здесь текла хреново и на второй душ ушла бы куча времени - а вернувшись, натянул джинсы, теплую рубашку, бормоча, что замерз, и это была правда... Потом снова поболтал стакан в руке и отставил.

- Слишком крепко, - буркнул он, застегивая последние пуговицы, под самым горлом. - Я пробовал.

Он как-то в одночасье заметил, что в комнате болезненно-зеленые обои и лампа светит каким-то рыжим, почти красноватым светом. Что из окон дует так, что пыльная занавеска, засиженная мухами, колышется. Что пол в каких-то пятнах и вытерт, и от сигарет - маленькие прожженные дырки, наверное, это годы курения оставили тут в воздухе такой кислый, блевотный запах. Заметил по углам потолка тенета. Не как декорация на Хэллоуин, зато самые настоящие.

И эту интонацию в голосе Билла тоже заметил. Майлсу она не сулила ничего хорошего, прямо скажем, она никому не сулила ничего хорошего. Единственно, за что Майло и эту его черту любил - за возможность увидеть, каким Билл был офицером. Он не сомневался, что под таким начальством, все держали строй как надо.

- Тебе вкуснее. Тебе и пить, - попробовал он съехать, заранее предчувствуя обреченность своего положения. - Будем телек смотреть?

Он пытался сказать это насколько мог беззаботно, но это предчувствие так и тянуло где-то в районе желудка: Билл был как-то охренительно серьезен.

Дома Майлс не включал телевизор, он торчал в интернете. И глупые каналы телемагазинов, старенькие фильмы или передачи про Атлантиду были частью странноватой романтики таких встреч, которую он себе придумывал - или правда замечал. Не суть важно. Насторожившимся зверем, он смотрел на Билла и ожидал - почти что просил его мысленно - расслабиться и забить. И вечер продолжится хорошо.

Отредактировано Miles Fowler (2020-09-03 23:22:55)

+2

4

[indent] Первые нотки какой-то тревоги забили в его голове колоколами. Но тут же все было отброшено за ненужностью, умерившись так же внезапно, как и появился этот сигнал бедствия. Взглядом он блуждает по чужому лицу, все ещё не понимая отказа. Как маленький ребёнок, которому не дали возможности поучаствовать в чём-то, либо не пожелали дать возможности что-то показать. Однако, Билл давно был не ребёнком. Об этом кричало все, начиная с внешнего вида, заканчивая этим взором, что нахально гулял по чужому телу. Любовно, жадно, задумчиво.

[indent] — Хорошо, — подытоживает они меланхолично пожимая плечами. Эта пауза исчезла между ними, превращаясь в какую-то лёгкую заминку между самой беседой. Пальцы застегивают ремень, полностью одевая солдата. А следом он падает на край кровати, становясь невыносимо близко к Майлсу, - Сделай хотя бы глоток — и я успокоюсь.

[indent] Настойчивость его не знает границ. От чего-то так сильно хотелось ему увидеть желаемое, что даже сердце неровно трепеталось в костяной клетке. Хотелось именно увидеть то, как чужое «нет» медленно превращается в согласие. Как его водя становится не только собственной — она медленно перетекает в чужое сознание, останавливается там и вклинивается в стену самой черепной коробки. Биллу хотелось быть там, а ещё больше — чтобы его слова были там.

[indent] И вот он тянется к чужому плечу, так, словно пытаясь скрасить проскальзывающее напряжение в своём голове. Хочет показать, что нет никакого желания злиться на столь глупую оплошность, что яростью после может возникнуть между ними. Не хочет. Мажет губами по его телу, тем самым останавливая выскальзывающие слова. А ярость, голодным зверем, просыпается. Она начинает кружить вокруг определенной точки, что после послужит ей точкой опоры для стремительного прыжка на саму цель. Ее зубы полоснят струи не сдерживаюжейся слюны от голода, коим Армстронг кормил своего монстра довольно долгое время. Он практически не помнил день, когда в последний раз действительно мог чувствовать эту нечеловеческую ярость.

[indent] А бутылка, что все ещё хранилась в его руках, летит к губам. Мужчина больше не имеет дополнительного стакана, поэтому обходиться лишь тонким горлышком, что пахнет пылью и немного клеем от порванной этикетки. А ещё больше спиртом, что остаётся на стекле после выпитого. Зубы скользят по толстым стенкам, создают какой-то звук неприятный. Билл все ещё лежал на чужом плече, играясь в этом момент с самой бутылкой.

[indent] — В чем проблема? — останавливается он на какой-то секунде, замерев полностью. Ему хочется чего-то, но это что-то сейчас утыкается в просмотр телевизора, держит его стакан полным и практически плюет на «слёзные» мольбы. Как грубо, как капризно, хотя учатся они этому друг у друга, — Или ты не хочешь из-за меня?

[indent] Его брови дергаются, показывая самую простую ухмылку из всех имеющихся у него. Сам тихий смешок он выпускает во внутрь этой бутылки. Звуки тонут в высоком градусе, звуки превращаются в тяжесть самого спирта. Умирают. Как и все остальное.

+2

5

Майлс провожал взглядом каждое движение его пальцев, невольно вспоминая, как ладно они лежат на его шее, как крепко могут сжать. Но это уже не было мороком, морок кончился. И в воздухе висела тревожная недосказанность.

От глотка ведь ничего не будет. Майлс забрал стакан и поднес к лицу: видит бог, он не хотел себе проблем. Но не смог, только смочил губы, а глоток делать не стал. Одна только видимость исполненной воли. Пары и так ударили в нос и Майлс морщился, отставляя стакан себе на коленку.

Воздух погустел. Один глоток может быть и не был бы ничем страшным, но если Билл не успокоится? Если для него это станет зеленым светом? Майлс покосился на него: он очень близко и он недоволен. От каждого прикосновения - хочется съежиться. В той игре, которую они вели, Билл сейчас был вправе... быть недовольным. Но знобящий страх Майлс не мог пересилить и смотрел то в телевизор, то в полумрак прихожей, где был брошен рюкзак и еще один комплект ключей. Может быть, они не заперли дверь? Майлс выходил в холл последним. Закрыл дверь или просто защелкнул замок дверной ручки?

Память подводила. Тяжесть руки Билла на плече была не легче гильотинного лезвия.

- Что? - Майлс мельком смотрит на него, не выдерживая взгляда глаза в глаза. Он напряжен, спина прямая и плечи зажаты, и подсознательно он даже знает, что это - плохие сигналы, которые не следует подавать. Надо расслабиться. Надо свести все в шутку. Горло запершило - все-таки в квартире было пыльно - и Майлс, чихнув в кулак, выплеснул часть содержимого стакана прямо на ковер. - О черт. Черт, я... Если хочешь, я замою. Конечно, дело не в тебе.

Он неуверенно протянул ему полупустой стакан.

- Может, допьешь все-таки? Я не хочу.

Рассказать в чем дело - нет, пусть Билл сразу топит его в ванной. Майлс и так прекрасно понимал, что он - такой себе подарок, и выглядит безнадежной бестолочью с этими его непонятными занятиями, невнятными контактами, жизнью в глуши и отсутствием... Он даже не знал, чего. Характера? Нет, какой-то характер ему все же завезли. Норова? Амбиций? Воли? Просто он был не таким, как Билл, и в то же время, иногда они понимали друг друга.

Отсутствием трезвого взгляда на жизнь, подсказал внутренний голос, отсутствием здравого смысла. Чувства чувствами, но если завтра тебя найдут в пустыне со следами удушья и этой бутылкой виски в жопе, тебя и самого это не удивит, ведь так? Вот пиздец.

Пиздец-пиздец-пиздец. Но выпить и заблевать Биллу рубашку, вырубиться и больше не проснуться, потерять сознание в нужнике от ядреной боли, или, что было настолько страшным, что Майло молчал об этом самому себе, получить психоз, как у матери.. Все это яркими картинками вспыхивало перед глазами (кроме психоза - он во всех этих картинках присутствовал низким тревожным гулом), и Майлс невольно отодвинулся от Билла. Он не знал, каковы его шансы - на самом деле, милипиздрические шансы, но привкус алкоголя на губах поддерживал его градус паранойи. Майлс не знал и того, что к квартирному комплексу уже слетались птицы... и уже кружили над крышей.

Он ни за что не скажет, что подбирал препараты долго и мучительно, что его самая большая дерзость сейчас - не лечь спать вовремя, а Билл просит буквально нырнуть в ад в слепой надежде, что пронесет... Да лучше русская рулетка, чем это.

- Лучше русская рулетка, чем это, - повторил он вслух на автомате. - Нет, я не могу. Не буду.

+3

6

[indent] Он принимает стакан обратно, удивленно рассматривая парня перед собой. И дело совсем не в том, что по итогу выпитое оказалось на ковре, а сейчас так неприятно ударяет по носу. Совсем нет. Билл чувствует, что ему не рассказывают всей правды до конца. Понимает, что за всем этим представлением таиться нечто большее, чем обычная неприязнь к крепкому спиртному. Понимает и начинает злиться, как обычно. Все это накипает, поднимает температуру в его крови, но он все еще держится, так как не хочет поджечь все к чертовой матери. Осознание происходящего все еще крепко держится в его сознании, а контроль рядом нарезает круги вокруг его тела. Он шепчет слова успокоительные раз за разом, мягко поглаживая где-то у самого горла. Заставляет молчать, чтобы не задеть очередной грубой фразой.

[indent] — Как скажешь, — цедит он сквозь губы, выплескивая содержимое на ковер. Хуже тому не станет. Конечно, на утро никто не обрадуется такому содержимому номера, ну и доплачивать за данное Арсмтронг вовсе не собирается, — Дело твое.

[indent] Именно так оно и было. Причина скрывалась далеко за пределами этой комнаты, но в слух не озвучиваемой все равно была. Причина существовала, которую забыть бы стоило, но от чего-то сам Билл не мог просто взять и выкинуть из головы. Так, как он обычно делает на ту или иную не_нужную ему информацию. Но сейчас словно специально что-то жевало его изнутри, покалывало и подкармливало интерес. И по итогу ничем хорошим это не закончится.

[indent] Первое проявилось в хмуром выражении лица, в сильно сдвинутых бровях. Дальше постепенно проецировалось во взгляде, что сейчас становился только лишь темнее. От нежности не осталось и следа — ее заменило холодное безразличие. Всего за секунду тот, кто разжигал во всем теле неугасаемую страсть, сейчас обратился в причину ярости и обиды. Не той слепой обиды, что обычно дарят возлюбленные за ту или иную оплошность. Иное чувство, которое возникает при патологическом вранье и сокрытие истины. Ложь во спасение — определение не подходило в данной ситуации, ничего вообще не подходило под данный контекст. И это еще более раздражало. Билл просто не мог зацепиться ни за что. Как глупец, смотрел на мокрое пятно из-за пролитого виски практически у своих ног и сильно сжимал в руке пустой стакан.

[indent] Всего мгновение. И стекло летит прямо к стену, разбиваясь так звонко, что даже соседи могли бы слышать эту неприятную трель. «Проклятье», — обзывает он эту картину, подскакивая со своего места. Желание перекурить недосказанное, зажевать все очередным фильтром от сигареты, даже если в самом номере нельзя было курить. Сейчас было плевать уже на все, лишь бы переварить.

[indent] — Пожалуй на этом все, — выбрасывает он фразу, убивая сигарету об дверной косяк данной комнаты. На месте "поцелуя" на дереве остается томное пятно, а жженый запах заполняет всю комнату, добавляя еще больше цветов к данной картинке. Чувствует себя блядским истериком, но не подает на то ни каких признаков, — Найти меня знаешь как.

+2

7

У него как будто зашевелились волосы на затылке, когда Билл плеснул остатки на ковер. И за что он так? Это что, была подачка или приказ (конечно, приказ - скорее ночь превратится в день, чем Майлс соберется что-то здесь приказывать)? Нет, он попросил допить! И что, Билл не хотел?

Верилось с трудом. Майлс не двигался с места, во все глаза наблюдая, как Билл менялся. Так стремительно темнеет море, когда на берегу сменяется погода. Жаркое летнее солнце скроется и тебя проберет дрожь. Северный ветер явится и будет гнать фиолетово-синие тучи. Будет щекотать холодом твои кости.

Звук разбившегося стекла изрезал тишину, оставил ее сочащейся, пульсирующей... Или это кровь стучала в ушах. Хочется попросить у Билла сигарету... и перестать. "Что бы это ни было, пожалуйста, перестань, потому что я не смогу остановиться, пока мы оба об этом не пожалеем. Думаешь ли ты о том же самом? Думаешь ли о том, что не сможешь остановиться сейчас? Билл. Падающего толкни".

Такая прямая спина, как будто кол проглотил, и подбородок сам собой задирается. Майлсу уже доставалось за то, что в моменты, когда им недовольны, он невольно демонстрирует всем своим видом, что он - прав, несломлен и вообще, принц среди нищих. Почему было не вспомнить о своем достоинстве до того, как он оказался в дрянной съемной квартире с мужчиной, с которым ничего и никогда не изменится? До того, как отвечать на его сообщение - и на другие сообщения тоже - потому что решил, что вообще, в принципе, ничего и никогда не изменится, где было твое достоинство, когда ты остался в Хэйвене, когда не стал требовать ответов у своих друзей, когда позволил увезти мать, когда в очередной раз потратил день своей жизни ни на что - тогда где оно было? И чего такое достоинство стоит, для чего оно? Чтобы злить Билла?

Это глупо. Чтобы злить Билла, нужен повод повесомей.

Мысль-блэкаут, мысль затмение. Майлс резко подорвался с места - комната вспыхнула тусклыми огнями, прежде чем потухнуть и снова прийти в норму -  и качнулась. Развернулся к Биллу лицом. В одно движение подхватил бутылку с оставшимся виски, поймал взгляд нечитаемых голубых глаз Билла - и со всей силы обрушил бутылку на изножье кровати, на деревянную, побитую временем спинку. Настоящий благородный дуб. Возможно, единственное благородное и настоящее, что сейчас находилось в этой комнате, подумал Майлс, отбрасывая в сторону горлышко бутылки. Затмение прошло и он почувствовал подступающую тошноту от усилившегося сладкого, спиртового запаха. Капли продолжали бежать по спинке кровати, одна за другой, сливаясь в ручеек.

- Я не буду, - произнес он, зная, что продолжает делать глупости. Он и правда до сих пор не набирал Билла сам, хотя мог бы. Но это - и он думал, что они оба в курсе - было его жестом уважения. Билл пишет ему сам, когда хочет. Майлс отвечает согласием - всегда. Вот такое уравнение. Жест уважения: я не трону твою жизнь, потому что это неприкосновенно.

И совсем другое дело - сказать вслух "Я не буду". Сказать "Я не трону твою жизнь, потому что не хочу".

+3

8

 [indent] Зачем ты мучаешь меня.
 [indent]  [indent] Зачем они оба мучают друг друга.

 [indent] Вопросы пробегали в бесполезной тишине всего одного момента. Тишине, где расщепился звук битого стекла, а мерзкий запах уже затухающего алкоголя стрелял по ноздрям. В том моменте, где сердце сорвано билось в груди, а после замирает — мертвое практически — пытаясь предугадать последующую схватку. А она будет. Он показывается в Грозном и хмуром виде Билла, проскакивает в его резко поджатых губах. И во взгляде, что сейчас прогуливается по мусору под ногами. Брови его иронично поднимаются, пока сама глотку выпускает тихий смешок. Ему смешно, тошнотворное веселье, и в тот же момент уже одинокого. И это одиночество начинает греть лапы у того самого места, где недавно его целовали так ласково и желанно. Одиночество начинает его поедать, касаясь самых сокровенных мест в памяти. И там, где ещё совсем недавно был какой-то момент, сейчас гарцевала темнота. Тьма нависает, она делает жёстче.

 [indent] — Вот как, — задумчиво произносит Армстронг, все ещё не двигаясь на своём месте. Ему интересно, что будет дальше. Ему хочется увидеть чужое проведение, прочитать чужие мысли в каком жесте. Хоть в чём-то — ему нужно это было, чтобы уже потом произнести наказание, — Не будешь значит.

 [indent] И челюсть сводит от кислоты, что во рту появляется. Эта горечь обиды, какой-то эгоистической ноты. Ему не хочется просто так терять всю ту гордость, что Билл отбрасывает каждый чертовый раз, когда берет в руки телефон и набирает сообщение. Каждый проклятый раз, когда покидает очередной номер после самих встреч. Не хочет, чтобы все эти «подвиги» были напрасными. Ведь никому иному, только ему, солдат мог вот так позволить себе упасть на колено. И что теперь? Теперь ему просто смеются в лицо. И это перещёлкивает какой-то рубильник в его голове.

 [indent] Хорошо.
 [indent] И ярость уже танцует на костях того хладнокровия, коим мужчина только что обладал. Он усмехается как-то недобро, руку свою кладя на саму стену. Ищет точку опоры, чтобы не сорваться. А он так близко к этому провалу, сам не понимает то, откуда вся эта ярость в нем оказалась. Казалось, что ничего толком не произошло: всего лишь колкие фразы в его сторону, всего лишь битое стекло, что красивым узором расползалось по полу данного номера. Вот только было что-то еще, о чем Билл вряд ли сможет рассказать. И дело совсем не в желании - он просто не может описать этот очаг раздирающего пламени, что в нем мягко потрескивает. И жгутся там все хорошие мысли, что были в нем за это время. Разрушается вся идиллия, которому оба построили в рамках данных четырех стен. 

 [indent] - Наигрался? - уточняет он, скользя по столь знакомому лицу, что еще мгновение тому назад украшал своими поцелуями, - Или надоело псом прибегать по первой команде? Хорошо, не будешь.

 [indent] Словами, что вылетают при пике эмоциональным, так легко разукрасить изувеченное тело. Они прикрывают все ранения, иллюзорно слащавя каждую дыру. Но эти фразы - они лишь наносят удар рядом. Идентично пытаются скопировать рану, чтобы еще больше разорвать все_еще живое тело. И не только они.

 [indent]  не только. билл почувствовал еще присутствие сил аморальных, что мягким теплом начали покусывать кончики его пальцев. еще немного и все тут будет гореть. гореть

+3

9

Запах разлитого виски забивал все: к тому моменту, когда Билл обронил первые четыре слова, у Майлса уже начала болеть голова - плотной и злой болью напряжения - а воздуха не хватало настолько, что ему казалось, будто легкие приклеились к спине.

Душная, тесная, стремительно сжимающаяся комната. Отстраненно, он подумал, что ярость Билла - белого цвета. Это самый центр пламени, самый чистый, самый смертоносный цвет. Кто не проводил пальцем в кончике огонька зажигалки? Это совсем не больно и не оставляет ожога. Совсем не то же самое, что раскаленный добела голос.

Билл все еще держался, он являл чудеса выдержки - Майлс уже видел прежде, как тот вспыхивает от гораздо меньшего неудобства Господь видел, Билл делал лучшее, что мог.

- Нет, - неожиданно вырывается искреннее: "Не наигрался". "Нет, не надоело, Билл, господи, мне никогда не надоест". Он думает: "Я ничего этого не хочу, и я пожалею об этом так же быстро, как и раньше, ведь так? Я смогу сейчас улыбнуться и придумать что-нибудь, чтобы остановить это. Смогу найти способ... Смогу не ломать, раз не хочу ломать..." Но все переворачивается с ног на голову. - Это ты псина.

У него дрогнул голос. Если бы не прямая спина и расправленные плечи, можно было бы решить, что кто-то заставил его это сказать - настолько блекло и пусто это прозвучало. Майлс теперь, как средневековая ведьма, оговорил сам себя, чтобы пытка закончилась.

Хоть бы и смертью. Потому что на кой черт ему нужна вся эта тягомотина, которая зовется жизнью, если даже в такой блядской ситуации, как эта, он все портит?

Майлс плохо чувствовал себя, какой-то контакт с самим собой у него сбоил. Он почти не замечал голода и усталости, пока не начинал валиться с ног, не всегда понимал, когда именно проснулся или что именно чувствует. Но сейчас он определенно чувствовал боль от того, как легко Билл согласился с ним и как мало места для маневра оставлял. Может, поэтому Майлс даже не попытался, хотя хотел - сгорел сарай, гори и хата. И эта боль глушила - вместе с тошнотворным запахом, который Майлс вообще-то любил, потому что вспоминал Билла, закрывающего глаза, ведущего пальцем по стеклу стакана. Пригубившего. Улыбнувшегося.

Он намеренно сломал все сам. Обрубил последний канат. Для запутавшегося и бессильного парня не было другого способа тронуть Билла - хоть бы и острием, до крови - и спасти себя, переключившись на одно животное бей-беги. Если выжить не получится, это не будет большой проблемой. Но иначе он не стал бы никуда бежать. Как олень в свете фар, иррационально замирал на месте.

Бежать можно было только на инстинктах, и бессознательно, Майлс это знал. Потому что катастрофа, которой оборачивался перед ним Билл, была красива. Пугающая, оставляющая бессловесным и подчиненным, бесконечно красивая катастрофа.

Чертовы слепящие фары на ночной дороге, и вот уже твой путь из темного леса в темный лес становится чем-то особенным, наполняется светом и мнимым теплом, нельзя не остановиться, потому что ничего прекраснее с тобой еще не случалось... И глухой звук удара.

Глухой звук удара.

+2

10

 [indent] Вот так просто начинают гореть мосты. Так просто рушится то, что они начали строить много дней тому назад. По кусочкам, по минутам, по мгновениям - строили картинку, строили прочную дорогу. Пытались, но все равно продолжали. И вот сейчас все рушится у них на глазах, так бесчеловечно сминаемая каждой фразой. Она очерчивает черным маркером все остальное: плотной массой закрашивает самое ценное, что только есть. Теперь уже не посмотреть на то, что было под этими полосами. И даже если кто-то был не прав, об этом никто не узнает. 

 [indent] Стук повторяется. Он становится чаще, громче, но только Билл не обращает на то никакого внимания. Он должен пугать, но вместо этого лишь напоминал собственную пульсацию в висках. Ему бы сорваться, да только ноги прилипли к одному месту.

 [indent] — Я вижу, что мы переходим уже черту, — играет тот тон, который может уничтожить.  В этот момент он сразу начал чувствовать то, как руки его дрожат. Не от страха или волнения. Его начинает колбасит так бешено, что счетчик стал бы зашкаливать. Адреналин уже подступал в  систему самого мозгового аппарата. Туда, где находились все переключатели. Он отключал на автомате все предохранители, отцеплял все замки цепей. Высвобождал гнев. И гнев будет сейчас править.

 [indent] Этот монстр наконец-то освобождается. Руки поднимает от стены, заставляет Армстронга сорваться. Все пара шагов и вот он уже держит практически за шкирку того, кого боготворил до этого. Держит так крепко, что руки белеют от напряжения: ему хотелось бы остаться на этом моменте, но не может. Уже следующим моментом грубо вписывает чужое тело в стену, даже слишком сильно. Возможно, Майлсу больно, но он правды не хочет. 

 [indent] — Этого ты добивался? — снова он строго шепчет, но при этом дарит слова только для одного человека. Выплевывает фразы только ему самому, шипя куда-то в щеку. От искушения растерзать поцелуем до изничтожить — всего один шаг. Одно движение, но это лишь больше злит его. Снова бьет Фаулера об стену, слышит то, как из легких выбивается воздух: наслаждается этим, чувствуя власть в своих руках, — Отвечай.

 [indent] В этот момент об окно что-то ударяет. Так звонко и сильно, что стекло начинается трястись. Это заставило Билла отвлечься от объекта своего истязания, один лишь только кисловатый вкус во рту от сильно сжатой челюсти напоминал о незавершенном разговоре. И снова какое-то темное тело ударяется о стекло, на этот раз с уже различимым силуэтом. Птица? Это был вызов, ограниченный лишь мощью не виданной ранее. 

 [indent] — Твое творение? — рассматривает кровавый ошметок на стекле от тела того, что некогда пылало агонией. Перья и размазанное пятно лишь предрекали неизбежное, стекали каплями вниз. Трамплин в будущее, — Что будет дальше? —  ему действительно хочется это увидеть.

 [indent] Распознать чужой гнев, разложить его в цветовой палитре, от едва заметного до самого яркого, и распробовать каждый спектр на своей коже. Прокатать по языку, а просто изничтожить в чистейшем пламени собственного ответа. 

+2


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [18.02.2020] man of war


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно