особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » fair extension » passive aggressive


passive aggressive

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/tHOEGvz.jpg

0

2

солас в поиске:

https://i.imgur.com/xsB14fA.png

dragon age
[m!lavellan]
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
— один из двух лавеллан; брат-близнец
не инквизитор !! но агент инквизиции
— любое имя; желательно всё таки хотя бы отдалённо долийское
— любая внешность; приветствуются любые злобные бледные субтильные мальчики
— идеи пока очень сумбурные, но держите жабу, как грица, и будьте готовы со мной её выращивать

[indent] не чуждо видеть твой оскал, несносный ребёнок; обнажаешь зубы в ярости, в презрении, в насмешке, исходишься желчью и страшными обещаниями, угрозами, в твои жёлтым пламенем горящие глаза смотреть невыносимо очень многим. морщинки меж бровями, ведь ты даже во сне хмуришься, сжимаешь челюсть и злишься наутро от головной боли. у рук твоих хватка почти такая же цепкая как у зубов, оставляешь на коже следы-полумесяцы от ногтей, плюёшь в лицо вопросом на который слушать ответ не хватит терпения. люди как ты портят другим их неплохие дни, люди как ты не знают авторитета, люди как ты думают только о себе и о тех, за кого они решили что они отвечают. “не вздумай даже смотреть в её сторону.” угрозы, угрозы, ты будешь защищать её ценой собственной жизни, но тебе не хватает ума подумать от чего. ты точно знаешь, что уничтожишь старого волка при встрече, точишь ножи и проклинаешь его каждой ночью мантрой сквозь зубы, но ты не настолько страшен, насколько думаешь. похож на котёнка, маленькие клыки обнажающего и цепляющегося когтями за всё что только можно, а усы ещё в молоке. но в тебе есть огонь, в тебе есть самобытность, в твоих глазах отражение всего что может быть; люди как ты примыкают к революциям. а ты к себе не подпускаешь, закрываешься от всех на сто замков и задвижек, но на деле как книга раскрытая. видно вечно-тлеющую боль за кипящей в тебе ненавистью, где-то глубоко. она тебя изменила до неузнаваемости, но ты не знаешь как от неё избавиться и помощи не просишь. ты скорее умрёшь с ней внутри.

пост

сидит, определяет масштаб безнадежности тем, насколько боится высоты. считает стук-стук сердца и каждый раз когда сжимается желудок от вида болтающихся с края крыши обутых в новые жёлтые ботинки ног. каждый слишком громкий звук, каждый раз когда пустота между ним и землей тянет к себе без оснований и объяснений. если он смотрит вниз и ему страшно, значит пока всё нормально. джек считает маленькие, еле заметные, пробивающиеся сквозь толщу сгустков чёрных столичных облаков, звёздочки. не уверен в том, во что верит. появились ли все на земле мерцающими огоньками, трепещущими и наконец, спустя вечность одиночества и молчания, тёплое произнесение: "что это за пустота?" неопределенными жестами намекая, что скоро она восполнится. но в одним днём, когда маяки столкнулись, не по совпадению, а предсказанию, мучительными обещаниями о том, что должно было быть, огоньки взорвались ультрафиолетовым хаосом; вулканическим, разноцветным, музыкальным чувством принажлежности кому-то, разбивающим время на осколки.

джек так не считал. джек научился считать, что был создан исключительно для того, чтобы любить себя одного и даже это не всегда правда, но правда то, что любовь джек не дарит просто так. ничьи инициалы не высечены ни на чём вечном и уж тем более не на чёрной глади космоса. космосу не нужна целая планета тлеющих огней. джек ждёт, вспоминает всё подряд, зачем-то про первый поцелуй и все последующие. о том как сказал, что с закрытыми глазами комфортнее, когда осознал, что чужой язык не жжётся привычно спиртом и почувствовал впервые непойми откуда взявшееся удовлетворение, как-то очень по-детски, по-шестнадцатилетнему. убедил себя после, что это было уроком. уроком забывать. уроком отстраняться. уроком, что у сладких слов начинка цианидная начинка. уроком, что та ухмылка прекратит ему сниться. уроком, что чувство будет преследовать. уроком, что он себе больше нравится пьяным. уроком о первоклассном времяпрепровождении. уроком, что ну, рано или поздно это должно было случиться. уроком что если любишь, то люби себя. никогда больше. надо было просто уснуть тогда и уйти наутро без оглядки.

джек оглядывается на тяжелый скрип открывающейся двери, гулом пробивающийся сквозь уже комфортный шелест проезжающих там внизу машин и моросящего дождя. читал в каком-то сборнике мерзких сопливых стихов, что чем крепче ты за что-то держишься, тем быстрее оно из рук твоих выскользнет, как тёплый песок на пляже под летним солнцем. вероятно, поэтому он за руку арчи никогда не брал.

иди сюда.

такое не чуждо. когда ничего не остаётся кроме как уйти туда где шум почти белый, но джек никогда не приходило в его больную голову попросить кого-нибудь составить компанию. не нужно, необязательно, лучше ведь одному, как и всегда, как и обычно. но это приятно, если не грустно немножко. колено о колено, джек чувствует рядом сидящего арчи лёгким приятным теплом, в контраст холодному полу и ветру на лице. чувствует в маленьком пространстве между электризацию лёгкую и аккуратную, будто змейки-лучики в плазменной лампе. странно, обычно его чувства к арчи больше напоминают вспышки сварки, грубые и беспорядочные. хочется напиться и всё рассказать, вывернуться наизнанку и признаться во всём, но у джека в карманах куртки лишь две банки дешёвого горького и тёмного, как дёготь, пива.

джек при арчи ничего не говорит, молчит по большей части. боится, что если я начнёт говорить, то не сможет остановиться, и боится, что я скажет всё то, чего говорить не должен, скажет всё то, что обещал себе не говорить никогда. потому что не должен такое чувствовать, а арчи не должен знать. постоянно смотрит на него, сжатыми губами улыбаясь, всем своим существом показывая, что ничего не происходит и что всё нормально. знает, что арчи не глупый, но всё равно молчит, иначе не выдержит и скажет, насколько он красивый. если откроет рот дольше чем на две минуты, то сразу скажет, что думает о нём каждую секунду каждого дня, что любит. поэтому улыбается сжимая губы и дома рвёт портреты шариковой ручкой нацарапанные, потому что имя заполняет разум и вытекает несуразными словами и чернилами.

арт, — ты в моей голове, а так хочется чтоб был в моих руках,что случилось?

"мне так плохо." слова сказанные сквозь шум в старом сломанном телефоне чуть сердце не остановили. джек любит музыку, сочетания цветов и дорогу на поезде до родительского дома. джек может легко и непринужденно полюбить что угодно, но какое же до злости невозможное чувство, какое хрупкое, нежное чувство — любить именно его.

0

3

император в поиске:

https://i.imgur.com/taOHUZw.png https://i.imgur.com/nEkGNZS.png https://i.imgur.com/8xp9BEF.png https://i.imgur.com/V2PKY1V.png

the witcher
[anna-henrietta]
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
›› Человек, под сорок лет;
›› Княгиня Туссента, родственница вар Эмрейсов (называет императора кузеном, но возможно все немного сложнее);
›› Любимица народа, эксцентричная особа, та самая капризная дама, которая собиралась требовать от императора, чтобы он немедленно заканчивал войну — сложить это все, и у нас наклевывается пара забавных эпизодов;
›› Варианты реальной внешности: мне кажется, что Кирстен Данст или Диана Крюгер в роли Марии-Антуанетты пускай не вполне подходят по внешнему антуражу, но очень подходят по духу. (По книге, впрочем, Анариетта вообще, кажется, темноволосая.)

Если исчезнут все самые смелые враги и все самые искренние союзники, то у императора всегда останется княгиня Анариетта — любезная родственница, которая не умеет сидеть тихо, и которой не иначе не хватает ума не спорить с императором. В отличие от всех его вассалов, княгиня Туссента будто бы не понимает, чем ей может грозить неосторожно сказанное слово. Впрочем, почему-то белое пламя императора еще ни разу не опалило ее так, как нередко опаляло других. Может быть, ее бережет общая кровь, но это маловероятно: когда императора волновали такие мелочи?
Княгиня Туссента капризна, инфантильна, ветрена и ненадежна — само олицетворение всего ее винного края. Императора она раздражает, и он называет ее невыносимой. Но, должно быть, именно эти детские черты и берегут ее от характера императора с тех самых пор, как он взошел на престол и сделал Туссент частью своей империи. Император вспоминает, как просто было с ее почившим супругом, и ему остается вздыхать: почему-то покладистый князь Раймунд все же нравился ему меньше, чем непостоянная княгиня Анариетта.

Возможно, Эмгыр помнит Анариетту еще с тех пор, когда она была совсем маленькой, а он еще был эрцгерцогом и наследником. Сентиментальность ему в общем-то не свойственна, но Анариетта явно будет исключением из правил. И уж точно невозможно поверить, чтобы княгиня, требовавшая скорейшего прекращения войны, не пыталась и до этого повлиять на кузена, потопать изящной ножкой и потребовать что-нибудь еще. А если не выйдет потребовать, всегда можно пустить слезу и сказать что-нибудь о том, что он все-таки ей что-то вроде старшего брата, и как ему не стыдно ее обижать.

пост

Кровь настоящих императоров – не водица. И даже крепкой, кипящей крови Львицы из Цинтры не удалось ее разбавить. Он оставил этого ребенка совсем еще крохой, и никто бы не смог сказать, будто он воспитал из нее свою копию, однако вот же она – его собственная копия, смотрит на него глазами его мертвой жены с истинно его собственным упрямством. Он больше не смотрит на нее с самодовольством: все, что он старательно не говорил сам себе и не признавал даже в мыслях, вырвалось на свободу. Он не позволял себе даже мысленно называть ее дочерью, не позволял себе видеть хоть какое-то сходство, не допускал мыслей о каких-то там правах (он – император, первое право – всегда его), и все же он оказался неспособен закрывать глаза на то, что настолько очевидно.
– Они все еще в этом замке и все еще живы, Цирилла.
Тот факт, что спрашивает она о ведьмаке и чародейке, о капризах природы и результатах мутаций, неспособных зачать ребенка, хотя ее настоящий отец стоит перед ней, не удивляет. Даже не задевает. Император Нильфгаарда слишком умен, чтобы позволять подобным сантиментам затмить себе рассудок. Разумеется, она спрашивает о них – о ком еще? Что еще она знала в этом мире?
Он думает о том, как объяснит Ваттье то, что они преследовали Цириллу годами, чтобы сегодня он отпустил ее сам. Да никак не объяснит. Император Нильфгаарда не должен отчитываться ни перед кем, кроме самого себя и Солнца. А Солнцу и без того все известно. У них все еще есть та бедняжка, которую им подсунули вместо настоящей Цириллы. И никто никогда, кроме него самого, не узнает, что та девочка – не королева Цинтры. Кто знает настоящую Цириллу? Ведьмак и чародейка, и обоим им в последнюю очередь нужно, чтобы за ней началась охота. Кагыр аэп Кеаллах видел ее, но мертвецы не имеют привычки кому-то что-то рассказывать. И то же самое относится ко всей ее семье. Цинтра и без того уже принадлежит ему, и ничто этого не изменит.
Стоит ей ответить, как император сжимает губы и старается не обещать себе, что выдавит Филину глаза собственными руками. Только пальцы в перстнях сжимаются в кулаки и сразу же разжимаются, и ненадолго меняется не выражение лица – глаз.
– Вот, значит, как, – роняет он, не глядя на Цириллу.
Ничего удивительно: разбойник и мерзавец до конца жизни оставался разбойником и мерзавцем, и Эмгыр соврал бы, если бы сказал, что кто-то держал Филина, ловкача и бывшего головореза, в разведке за высокие моральные качества. Глаза он предателю, конечно, не выдавит. И не тронет. Но веревка, которая ждет Филина в конце этой дороги, еще покажется ему избавлением.
Девочка не собирается больше ему отвечать, и на губах императора появляется еще одна короткая усмешка. Отмечать сходство, когда решение уже принято, и голос совести больше милостью солнца никогда не станет его донимать, становится чуть легче.
– А что же ты сама, княжна? Неужели совсем не хочешь поехать в Нильфгаард? Вернуть себе то, что должно быть твоим? Из тебя выйдет прекрасная королева. И не худшая императрица.
Не выйдет. Вышла бы, но не выйдет, не с ним на троне, не пока он император. Ему это не под силу. Он, впрочем, этого не говорит: во-первых, он обычно не признает, что что-то ему не под силу, а во-вторых, очень уж ему хочется еще немного полюбоваться на этот горячий нрав, который уже никому не придется перековывать в Нильфгаарде. Стелла Конгрев должна быть счастлива, что ей досталась покладистая фальшивка, чтобы воспитать из нее то, что требуется империи, а не маленькая ведьмачка, которая бы скалилась и кусалась каждую секунду.
Глупо рассуждать о том, что все могло бы быть иначе, и думать о том, что Цирилла могла бы быть просто его дочерью и наследницей, верни он власть и не послушай Вильгефорца с его пророчествами. Тогда она еще могла бы стать императрицей. Наверное. Но все это невозможно, никакими способами и путями. Нильфгаарду придется жить без императрицы. И без пророчества. И, по правде говоря, до сих пор Нильфгаард неплохо с этим справлялся, чтобы думать, что с потерей Цириллы для империи все пойдет прахом. А что касается пророчества… что же, пророчества, говорят, имеют свойство сбываться, даже если не хвататься за них собственными окровавленными руками – потому они и зовутся пророчествами.

0

4

https://forumstatic.ru/files/001a/e0/d3/89337.gif
в акционный период любому один твинк из комиксов в подарок

0

5

трисс в поиске:

https://i.imgur.com/1rKCGGX.jpg https://i.imgur.com/fL4FKvx.gif https://i.imgur.com/cLuDFRs.jpg

the witcher
[king foltest]
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
король темерии, князь соддена, правитель понтарии, сюзерен махакама и сеньор-протектор бругге, ангрена, заречья и элландера. фольтест - тот, без чьего слова в обсуждении политических сил нам не обойтись. ну а мне, как и любой чародейке придворной, нужен король.

на внешность предлагаем майкла фассбендера из фильма макбет, он тут страх как хорош.

грозный голос короля фольтеста расходится по закоулкам тронного зала, да так раскатисто, что звенят витражи - казалось, будто тяжелый бас способен вдребезги разорвать его грудную клетку; монарх - пылкий, решительный, без тени сомнения на дне медовых глаз. но ум его - подобен острию наточенного меча.

имя его произносится с уважением и примесью страха на кончике языка, держа королевство железной рукой, он не дает ему в мутных топях тонуть. стратег, искусный политик, истинный патриот и виртуозный боец. тот, под чьим правлением темерия стала одним из самых могущественных королевств севера; тот, кто приложил свою руку и подпись к завершению второй войны с нильфгаардом.

тот, для кого любовь оказалась таким же полем битвы, как и поле под бренной.

пост

сделай глубокий вдох – медленно выдыхай после, прикуси губу до тошноты от привычного, характерного вкуса каленого железа на языке, дабы от боли не заорать; изодранное предплечье сочится кровью, она стекает медленно, рвано обнимая каплями обнаженную грубым ударом лезвия кожу, от дуновений холодного сквозняка рана покрывается хрупкой корочкой и начинает неприятно хрустеть. фенг заинтересованно жмет на нее пальцами, жидкость проступает сквозь трещины, напоминая алый калейдоскоп – тело всего лишь рабочая оболочка, оно стирается и возрождается вновь и вновь сквозь крики агонии, сквозь то пламя, расходящееся по жилам от самого сердца, раздираемого лапами сущности в мелкие клочья. старая аптечка не может предложить ничего лучше грязных бинтов – так сойдет, много раз проходило, лишь бы на пол алое не ронять; сепсис, столбняк, прочая дрянь не вызывают уже никакого страха – ты все равно когда-то проснешься вновь. чистый. здоровый. живой. возможно, частично.

позволь телу работать на износ, тогда будет какой-никакой результат, - под нос тихо сопит.
пожелтевший бинт обвивает предплечье, как толстый удав.

со временем становишься скептиком; со временем сирена царапающего грудную клетку сердца воспринимается не серьезней белого шума от сломанного телевизора. раздражает, а потом забывается, это просто организм пытается подавать признаки жизни, не более; кратковременная память забита под завязку совершенно иными вещами [завести генератор, не попадаться, забить на команду, открыть ворота и не дать завершить ритуал]. все, что было ранее – этап подготовительный; все, что было ранее – «на старт, внимание, марш» перед последним заездом, что длиться будет бессчётное количество раз.

фенг морщится – память расплывается в бензиновые узоры на лужах.

цветные картинки пляшут перед глазами бесцеремонно, неприятно щипая сетчатку, вылизывая языком шершавым ту часть утомленного мозга, что отвечает за воспоминания – они триггерят, отвлекают, назойливыми мухами возле уха жужжат [это было множество, множество, множество раз, ну же, припомни]. фенг зажимает бинт немного потуже – из ее уст вырывается псиный скулеж; на втором этаже послышался шорох, а за ним следовал громкий девчачий крик. третий пал; третий во времени вновь растворился. что же, встретимся на той стороне.

это напоминает ту самую ночь на задворках нью-йорка, когда время превратилось в пережеванную десятки раз жвачку – или это было где-либо еще? когда надираешься до блевотных позывов каждый день из недели, время и место перестают быть какой-либо отправной точкой, сменяются только свет и тьма [слышишь, закрой, пожалуйста, жалюзи, солнце неприятно слепит глаза] – пусть это будет нью-йорк. фенг там по-своему нравилось почему-то, город не спит никогда [как и она; синяки под глазами разрастаются, как на дрожжах тесто], вокруг много огней, лица людей совершенно пустые, фарфоровые, битой бы их к чертовой матери разнести, а мягкий говор приятно почесывал слух, доносясь из толпы глупыми диалогами случайных прохожих. эй, слушай, как тебе аромат хлороформа?
в ту самую ночь фенг очнулась в очередной раз в неизведанном месте, но сценарий был совершенно иным [блядская импровизация уж скорее] – нет, не случайный секс или бурные отхода, что, черт подери, очень жаль – это была игра, правила которой отчеканились на подкорке буквами каменными. жить хочешь? сломайся и восстановись. слушайся. бейся. жизнь зубами, блядь, выгрызай. маленькая девочка изнутри разрывала отчаянным криком нервные окончания, ломала кости до неприятного треска, испепеляла остатки кожи – фенг впервые ощутила, что же такое животный страх.
глаза бегают из угла в угол – вспомни хоть одно живое лицо.

маленькая кукла задает важный вопрос.
вслушайся.

глаза бегают из угла в угол – сумеешь ли наложить ту картинку на настоящее и узнать очертания?

//

третий пал; значит, охота обращена на тебя.

красный плащ мягко скользит по холодному камню извивающейся змеей – ни звука, ни скрипа, ни шороха; лишь кусающее слух дыхание из-под рожи свиной. что за маскарад блядский – фенг злится, дуется, вглядывается в пустоту и не видит ничего, кроме мельтешащих внутри черепной коробки картинок. перезагрузись уж, пожалуйста. ладно? тебе бы до рассвета дожить – взять первое место в этой ебанной гонке.
но память отчаянно воет, пытается что-то важное на ухо выкрикнуть, всплывая подсказкой навязчивой – это окно не закрыть, на крестик красный справа в углу нажав. фенг пропускает нечто совершенно знакомое, нечто значимое, нечто, что заставляет вновь обратить внимание на сердечный стук – тревога хватает ее за запястья, вгрызается в пульс гнилыми зубами, она продирается сквозь виски.   

маленькая кукла смеется заливисто.
ты вообще ее слушала, мин?

0

6

псайлок в поиске:

https://funkyimg.com/i/376nZ.png
thx tumblr

marvel
[james «logan» howlett, wolverine]
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
Заявка планировалась в пару; если душа совсем не лежит к романтическим отношениям, с вас самый крепкий броманс, который только можно представить. Hugh Jackman в качестве прототипа внешности меня более чем устраивает, но готова обсуждать иные варианты. У Росомахи, как персонажа, за плечами история в почти 50 лет, куча появлений в комиксах и фильмах, поэтому, какую его версию вы возьмёте, решать только вам. Например, моя Псайлок — сборная солянка из понравившихся комиксных арок; вы можете пойти по моему пути или взять образ, полностью построенный на фильмах от FOX. Я одинаково жду как знатока комиксной вселенной, так и любителя киношной, и сейчас поясню, почему. Мы с Наташей решили не изобретать велосипед, потому хотим затусить различными персонажами в рамках Киновселенной. Скажем, после щелчка Таноса что-то пошло не так: испарилась половина населения, а Вселенная решила подкинуть Земле-19999 жителей, понадёргав персонажей из других реальностей. Именно так у нас в опустевшем мире Киновселенной могут встретиться комиксная Псайлок и киношный Росомаха. А там и извечный конфликт мутантов и людей завезём, ксенофобией любимой приправим. В общем, простор для игры приятный, кроме того, никто не просит сразу после событий Финала испаряться в свою реальность.

[indent] Мир вроде бы тот же, но совсем другой; Бетси придирчиво изучает карты в поисках хотя бы какого-то намёка на существование Кракоа в этой реальности, но довольно быстро сдаётся. Здесь не только об острове мутантов не слышали, здесь даже о Homo Sapiens Superior почти не знают, разве что кто-то применяет определение «мутант» к одной из бывших Мстителей, Ванде Максимофф, но с почти полной уверенностью Псайлок может сказать: это не та Ванда, которая некогда перекроила целую реальность в угоду своим желаниям — это не та Ванда, которую она знала. Если бы Брэддок не была уверена в существовании других реальностей, если бы была хоть на чуть-чуть менее устойчива к потрясениям, она бы наверняка растерялась и не знала, что делать в чужом неприветливом мире, где люди лишились родных и близких, и потому могут крайне негативно отнестись к появившимся не по своей воле мутантам. К счастью, в новом мире она остаётся собой. К счастью для всех тех, кому переход даётся не так безболезненно. Псайлок разыскивает их по большим городам, напропалую пользуясь телепатией. Она выходит на Мстителей этого мира, раскрывает себя и становится во главе организованного поискового отряда, приглашая всех желающих попаданцев во временное убежище, которое под своей крышей собирает личностей из принципиально различных реальностей.
[indent] Она выходит на Логана. Сердце замирает в груди, сбивается напрочь дыхание; Бетси узнаёт Росомаху по его виду, по адамантовым когтям и животному взгляду. И очень боится лезть в его мысли, потому что точно знает: она может обнаружить за внешней оболочкой совсем не того, кого знала и кто знал её. Не своего друга и учителя, не мужчину, к которому питает самые нежные чувства, о которых вслух прежде — ни-ни, чтобы ничего не поломать и не испортить. Потому что Псайлок никогда не сможет остаться в стороне, потому что за её плечами даже не одна смерть, и неизвестно, сколько ещё будет впереди и какая станет решающей. Логан сходит с ума, теряя близких, и Брэддок не имеет права подвергать его такому риску. Её чувства — это её проблемы, она знает, она приучила себя к этой мысли. Глубокий вдох, концентрация, и разум Росомахи, податливый, становится для неё раскрытой книгой, в которой она видит…

пост

[indent] Она берёт на себя слишком много, как и всегда; пока мозг поддерживает телепатическую связь между сражающимся отрядами мутантов и людей, тело переходит на голые инстинкты. Часть пси-энергии уходит на создание и поддержание оружия: в ход идёт всё от клинков до огнестрельного оружия, которое в её исполнении стреляет во врагов сгустками сконцентрированной разрушительной энергии, правда, от оружия дальнего действия приходится отказаться, когда враги подбираются слишком близко.
[indent] В пылу битвы Брэддок забывается настолько, что пару раз чуть не задевает союзников, благо, острота реакции не позволяет допустить непоправимого. В какой-то момент они оказываются спина к спине с Росомахой; Логан, разгорячённый битвой, выглядит поистине ужасающе, но в его мыслях Бетси находит и образ себя, перепачканной кровью и грязью, растрёпанной и совершенно дикой. И ей нравится то, что она улавливает в его голове, в которую даже не пытается залезть; всё это лежит на поверхности.
[indent] Биться с Логаном на мечах в качестве тренировки — одно из её любимейших занятий в мирное время. Биться с Логаном насмерть против армии врагов не на жизнь, а на смерть — то ещё испытание. Росомаха рискует, зачастую слишком сильно, и у Псайлок то и дело перехватывает дыхание, хотя она точно знает, что Таносу нужно что-то посерьёзнее армии марионеток, чтобы хотя бы приостановить пыл вошедшего в раж друга. Ведь ни одной силе на свете не под силу убить Логана — это истина, врагу недоступная, а потому обречён на поражение здесь только он.
[indent] Бой оканчивается, как это всегда бывает, внезапно, будто щёлкнули переключателем.
[indent] Бетси падает на колени, оружие моментально развеивается за ненадобностью, а она хватается за голову и массирует виски, мысленно мечась от союзника к союзнику в попытках выяснить, что происходит. Победили? Можно выдохнуть, собраться с силами и идти считать павших? Где-то ещё идёт бой, и нужно спешить на подмогу? Облегчение от завершения сражения в один момент сменяется тревогой, когда в мыслях других людей и мутантов Элизабет улавливает панику, страх, отчаяние и боль. Коктейль чужих эмоций, сопровождающий мысли, выходит настолько сильным, что телепатическая сеть одномоментно рушится, вышибает её из транса, отдаётся резкой болью во всей голове. С громким всхлипом Псайлок теряет равновесие и чуть не встречается лицом с землёй, но её вовремя успевает перехватить стоящий рядом Логан. В голове царит сумбур. Проморгавшись, она осматривается по сторонам, и от картины того, как люди на её лазах рассыпаются в пепел, в горле застревает воздух.
[indent] — Л-логан?.. — она встречается с ним взглядом, растерянная и дезориентированная внезапным и резким обрывом связи.
[indent] Рука Росомахи на её плече вдруг становится какой-то лёгкой. Тело сковывает ужасом. Бетси хватает друга за плечо, но её рука лишь проходит через пустоту… через пепел. Она хватается за его мысли, ловит их, ловит до самого конца. Логану не нужно говорить, и он знает это. Знает, как и то, что она расплачется, если он хотя бы подаст голос, а пока слёзы просто стоят в глазах и не смеют скатываться по щекам. Брэддок трясёт, но она не даёт себе возможности упасть в истерику.
[indent] Росомаха бессмертен. Это истина. Росомаху нельзя убить. Истина, недоступная Таносу. И потому Росомаху просто стирают из этого мира.
[indent] Его и ещё десятки, сотни, тысячи союзников. На затихшем боле боя царит тишина. Псайлок закрывается от чужих мыслей и чувств непроницаемым щитом, прячет лицо в ладони и плачет, переживая свою собственную трагедию. Внутри пусто. На языке кровь — кажется, она в бою разбила губу, но заметила это только теперь. «Я не имею права на слабость. Только не я, я должна собрать мутантов, должна помочь людям, потому что я могу», - говорит она себе, пытаясь найти отсутствующие силы двигаться и жить.
[indent] — Я должна, — глухо повторяет она вслух, прежде чем смахнуть слёзы и резко подняться на ноги.
[indent] Сконцентрироваться получается только после дыхательной гимнастики; в первую очередь Псайлок глушит свои собственные эмоции и восстанавливает связь с мутантами. Она не пытается обращаться к ним - сказать нечего - она лишь ищёт конкретных людей, и двоих находит сразу, притом вместе. Именно к ним Элизабет и спешит в первую очередь, прихрамывая на левую ногу — тоже, видимо, не заметила в пылу боя, как подвернула.
[indent] — Джин! Анна! — она останавливается в полуметре, запыхавшаяся, но на вид спокойная и собранная; лишь на вид, Джин этим не обмануть, но Шельме знать правду не обязательно. — Отлично, вы в порядке. Отлично… Нам нужно собрать мутантов. Пока все ещё в шоке, могут начаться стычки, если вдруг кто-то вспылит или даже просто косо посмотрит не в ту сторону, а нам сейчас не нужны лишние проблемы. Боги… чёрт! Скотт и Реми тоже? Чёрт, чёрт, чёрт!!!
[indent] Псайлок ругается грязно, долго, но снова приводит себя в норму парой дыхательных техник. Если она сейчас не возьмёт себя в руки и не организует мутантов, кто этим займётся?
[indent] — Джин, давай объединим силы и дадим остальным ориентир? Мы, чёрт возьми, Люди Икс. Если мы сейчас не позаботимся о тех из нас, кто уцелел, то кто позаботится? Возможно, получится дотянуться и до Мстителей, тех, кто бился в авангарде. Они должны что-то знать о произошедшем. Неужели мы… проиграли?

0

7

темари и гаара в поиске:

http://forumfiles.ru/uploads/001a/e0/d3/43/t179429.png http://forumfiles.ru/uploads/001a/e0/d3/43/t296668.png http://forumfiles.ru/uploads/001a/e0/d3/43/t774807.png http://forumfiles.ru/uploads/001a/e0/d3/43/t779161.png http://forumfiles.ru/uploads/001a/e0/d3/43/t534390.png
wong yukhei

naruto
[kankuro]
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
Канкуро, шиноби Суны, джоунин, мастер управления марионетками, советник и телохранитель Пятого Казекаге, старший и младший брат.

С семьёй Канкуро откровенно не повезло. Мать – умерла слишком рано, чтобы запомнить, отец - жёсткий, жестокий, и откровенно паршивый, младшего брата приходилось бояться до дрожжи. печальный, но закономерный вывод - счастливым семейство Четвёртого Казекаге сложно назвать.

Канкуро с детства любил возиться с куклами, ведь другие дети играть с братом «демона» не очень рвались. Канкуро может быть груб, он может вести себя вызывающе. Он умён, но увы, самонадеян – и его самоуверенность нередко выходит кукольнику боком.
Какой бы не была его семья, Канкуро любит её и ценит. Настолько, что способен совершать ради родных опасные и необдуманные поступки.

Для Темари Канкуро не только брат, но и очень близкий друг. В детстве, если ей хотелось откровенно поговорить, посмеяться, подурачиться, то Канкуро был одним из немногих людей в деревне, с кем она могла это сделать. Во многом Темари с Канкуро были единственными людьми, способными в полной мере друг друга понять. Конечно, они ссорились, ведь и Темари, и Канкуро могут быть не сдержаны, а Темари, к тому же, считала своим долгом присматривать за братом, что, подозреваю, ему нравилось далеко не всегда. 

///

от темари: братец, ты нам нужен, даже не представляешь, насколько. Родственная Троица Песка без тебя не полная, а в Суне совсем тоскливо, ну а мы с Гаарой жаждем утащить тебя играть. А играть есть что, поверь. Во-первых, все сложные и запутанные взаимоотношения детишек Расы (мне нужен тот единственный в мире человек, который понимает, каково это – расти рядом с полубезумным джинчуурики Однохвостого). У нас небольшое отклонение от канона: перевоспитание Гаары у нас не было мгновенным, нарутотерапия дала только первый толчок, и избавлять младшего брата от безумия придётся нам с тобой, медленно и постепенно.
Во-вторых, разбираться с делами нашей многострадальной деревни. Суна – беднейшая из пяти великих деревень, и это надо срочно исправлять. Кроме того, не спят враги внутренние, ведь правление Гаары по вкусу приходится не всем (а любимые старейшины так и вовсе никогда ничем не довольны). На нас с тобой вся надежда - кто ещё будет помогать Казекаге, если не мы? А мы с тобой во многом не только помощники для Гаары, но полноценные его соправители, знай. Суне без тебя тяжко, нам с Гаарой тоскливо – так что хватай своих марионеток и приходи.

от гаары: я не говорю что дрочу на лукаса но именно это я и говорю. на самом деле реальный прототип брать необязательно, это мы так, для привлечения внимания, наглядно показать, что с канкуро можно сделать и в какую сторону его вывернуть. а сделать можно многое. а уж вывернуть и подавно. по честности сказать передо мной стоял выбор взять вот его или гаару но вот по итогу взял гарыча но в аушках можем меняться!! обкончаешься предложение короче.

если перестать чесать языком (что я люблю; не угроза а просто предупреждение) и перейти к делу, то мы с темари немного канон переиначиваем. вчастности гаара после одного (one) пиздежа с наруто резко самым классным самым добрым мальчишкой на деревне не станет. путь к хорошим отношениям у них с канкуро будет долог и тернист, но именно поэтому мы так сильно будем ценить результат. я люблю психологизм, хочумогу играть в политику, совсем не против дарка, если ты такой же мерзкий человек как и я то в аушке по модерну можем и енцесд заебошить тут как бы флаг в руки. но упор я делаю всё же на основу, вот эти вот ниндзя делают кия и прочую лабуду. в случае гаары я беру за основу первый сезон (вот буквально арку чунина и нападения на коноху), тебе могу посоветовать сделать то же самое. у нас тут кросс, мы очень ждём канкуро и яро выступаем за поддержку самовыражения. приходи и лепи персонажа как хочешб главное приходи!!!!

пост

темари иногда кажется, что ещё чуть-чуть, и она разорвётся. на две неровные части, два неравных по размеру куска. один из них навеки останется в родной суне, гакурезато, скрытой среди жёлтых песчаных дюн, укрытой в ущелье среди безжизненных скал, маленький островок безопасности. изнуряющая, изматывающая жара днём, высасывающая силы и влагу. и кинжально-острая прохлада, спускающая по ночам на раскалённую за день пустыню, укрывающая собой и её, и гордую деревню шиноби. они, пустынные жители, привычны к такому, и жалобы посещающих деревню торговцев из прочих стран не выслушиваются тут не иначе, как с усмешкой. для таких – презрение, снисходительная жалость. они слабые, не знают, какой драгоценностью может быть вода, им непривычна суровость песчаных бурь.

суна – суровое место, где живут суровые люди. но для темари это место было родным. и люди эти строгие, жёсткие, - её люди. в деревне, скрытой в песке, умерли её мать и дядя, там её научили быть шиноби, там прошло детство куноичи – непростое, нелёгкое – но её. там она знала каждого жителя, и все знали её тоже знали прекрасно, она там своя. и там живут её братья, и темари считала/знала, что обязана быть рядом с ними. присматривать. помогать. защищать.

даже если гаара с канкуро не нуждались совсем ни в присмотре её, ни в помощи, ни в защите.

себя положить, чтобы хоть ненамного облегчить жизнь деревни, если надо, то и жизнь возложить на её алтарь. всё это – мечты темари, всё это в ней сидит глубоко – не вытравишь из плоти, из крови, из костей. и потому суна всегда была  частью темари, а темари – частью суны.

это – одна её часть.

вторая…

разорвись темари на две части, вторая из них осталась бы тут, в изумрудно-зелёной конохе. в шелесте её листьев, хранимых каменными взорами каге. меньше внимания, меньше проблем, меньше надо себя держать. можно забыть о необходимости быть в десяти местах одновременно, о горе бумаг, с которыми темари помогала разобраться гааре. о проблемах, которые надо решать здесь и сейчас - несмотря на время суток, усталость и нестерпимое желание послать всё к шинигами. в конохе она – посланник. и пусть он тоже занят с самого утра, но после завершения всех дневных дел можно вздохнуть. выдохнуть. позволить себе расслабиться, побыть не сестрой/джонином суны/одним из доверенных лиц казекаге, но просто темари. не полностью, не до конца  - посланник должен блюсти лицо, ведь в ней тут видят суну. но всё же, всё же…

и ещё в конохе жил шикамару. во время их встреч и прогулок совместных, внутри неё, казалось, ломались, растворялись, уходили в тень все должно_надо_необходимо, которые окружали её каменным коконом. они трескались, подобно тончайшей скорлупке. все обязанности, все ранги отодвигались за горизонт окончательно_безповоротно.

о нет, вторая часть темари не просто осталась бы в конохе – она запуталась бы в тенях шикамару, растворилась в его ухмылке. такие мысли куноичи гнала прочь, не давая себе время не то, чтобы обдумать, проанализировать их. темари они не нравились, темари они раздражали. зависеть от чего-то ещё, кроме суны и братьев, ей непривычно. она сильная. цельная. со всем привыкла справляться сама, и с душевным равновесием своим в том числе.

она просто немного устала. вот и всё. всё дело в этом.

а не в наре – он тут не причём, совершенно.

темари стоит, прислонивших к одному из деревьев, скрестив руки на груди. в суне деревьев таких не растёт – а жаль. минута течёт за минутой, и темари всё больше злится – на него, на себя. говорит себе, что не собирается на месте больше топтаться, ещё секунд двадцать – и точно уйдёт. но секунды эти проходит, за ними следующие …

темари всё не уходит.

шикамару наконец появляется, и облегчение при виде его сменяется раздражением. темари хочет всё высказать, но что-то её останавливает.
выражение лица?
взгляд?
слова, откровенно фальшивые? 

- не надо, - темари качает головой. – ничего не говори, - она не любит неловких оправданий, не любит, откровенной неправды. уж лучше молчание.

она смотрит в его тёмные глаза, пытаясь понять/разгадать, о чём думает сейчас шикамару.
- ты как? – спрашивает осторожно, чувствуя, что неверная интонация, взорвёт воздух вокруг них взрывной печатью.

0

8

коленька в поиске:

https://i.imgur.com/E1TI41Z.gif  https://i.imgur.com/tDOvbqV.png  https://i.imgur.com/nBAYRKM.gif  https://i.imgur.com/0okm2vY.png  https://i.imgur.com/CEfiYKI.gif

the grishaverse
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
× × ×

grisha triumvirate

это максимально ленивая заявка на посюжетно важных персонажей не потому что мне влом лишний раз по клавиатуре пальцами ударить, а потому что я одним глазом уже сплю, но не усну до тех пор, пока не отправлю текст на форум. да, на картинках ничего не видно, ибо таков мой замысел. насчёт планов на игру можно [ и нужно ] осведомиться у меня в гостевой, вкратце если, то всё упирается в начало «короля шрамов», который придётся переписывать с нуля, но ничего, потерпим. в качестве желаемых внешностей хотелось бы видеть давида джейсоном ральфом, женечку - шарлоттой хоуп, а зою - бруной маркезини, потому что во1 я царь, во2 идеальнее фанкаста не получится придумать. ПОЖАЛУЙСТА, приходите, я не всегда такой клоун, и серьёзные штуки тоже думать умею! чмок, жду. https://i.imgur.com/ypedu.gif

0

9

шикамару в поиске:

https://i.imgur.com/1P8lspx.jpg

х
х
х
x
х
x

https://i.imgur.com/fYUoUYk.jpg

х
х
x
х
x
х

https://i.imgur.com/rmAKhuj.jpg

naruto
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
[yamanaka ino, sarutobi asuma, akimichi chouji]

вы можете подумать, будто я ленивый мудак, который не хочет писать отдельные заявки на членов команды номер десять - и будете правы. но это нисколько не говорит о моем желании видеть вас тут, потому что оно - огромно. и поверьте, я готов генерировать идеи для игры с каждым из вас вечность. главное, доберитесь в целости и сохранности (асума-сенсей, вас это касается больше остальных).

0

10

https://forumstatic.ru/files/001a/e0/d3/37531.gif
в акционный период любому два твинка в подарок

0

11

сузи в поиске:

https://funkyimg.com/i/37pAo.png

mass effect
[tali'zorah nar rayya]
https://forumstatic.ru/files/0019/a4/9b/52370.png
— самая лучшая девочка фандома;
— взламывает системы и стреляет мудаков на протяжении всех приключений коммандера;
— скорее всего умрёт, если случайно повредит костюм;
— и если выпьет или съест что-то неподходящее — тоже;
— заявка в пару, нет, вам не показалось;
— отношения скорее платонические, сами понимаете;
— концовка красная, но а) меня обещали воссоздать, б) вы можете в этом деле помочь.

Кварианцы любят всякий непонятный хлам синтетического происхождения и ненавидят ИИ; в СУЗИ достаточно и того, и другого, чтобы простейшая формула «плюс один минус один» на выходе давала ноль, из которого в дальнейшем она надеется прийти к чему-то положительному в их с Тали отношениях.

Тали не верит в игру СУЗИ в простенький ВИ, СУЗИ не нравится обманывать Тали; кварианке сложнее всех на борту примириться с тем фактом, что Нормандия отчасти управляется ИИ. СУЗИ знает печальную историю кварианцев и гетов, но как доказать Тали, что она совсем другая, СУЗИ не знает — все попытки завязать разговор приводят к конфликтам; Тали передёргивает даже когда она слышит голос СУЗИ из бортового компьютера, хотя обращалась не к ней, а к данным со сканеров, которые просто озвучиваются теми же эмуляторами, что и сама СУЗИ. Тали не верит в лояльность СУЗИ, Тали ждёт от неё удара в спину — СУЗИ не винит, СУЗИ старается оградить кварианку от себя, а сама размышляет о том, сможет ли что-то когда-то позволить им общаться нормально.

Оказывается, требуется лишь время. Требуется лишь выполнять свою работу, завоёвывая доверие Тали по кусочкам. Требуется маленькая инициатива — Тали просит её отрисовать голографический макет новой Нормандии, чтобы придумать возможные улучшения для самоубийственного полёта туда, откуда не возвращались. И, когда через полгода после этой миссии Тали возвращается на борт Нормандии, в команду Шепард, к получившей тело СУЗИ она относится уже спокойнее. А инициативу проявляет уже СУЗИ.

Приходит, заводит разговор о технике в Альянсе. О том, что никто из инженеров не раскусил её, что СУЗИ стала искуснее скрываться, но она ещё помнит, как легко её раскрыла Тали. И что Тали ей не хватало. Что корабль перебирали, от СУЗИ открывали кусочки, а она перебиралась на другие жёсткие диски и просто боялась, что кто-то неаккуратным движением руки сотрёт её, уничтожит навсегда. И тогда СУЗИ уже никогда не сможет снова увидеть Тали, поговорить с ней о тысяче и одной мелочи, поиграть в «расшифруй это», поделиться страхами и переживаниями накануне очередного самоубийственного полёта в неизвестность. И как хорошо, что инженеры не смогли её найти, а Тали вернулась на Нормандию, и у них ещё есть время для того, чтобы просто побыть вместе.

пост

[indent] Письма с родовыми гербами на дорогом пергаменте, свернутые в трубочку отчёты разведки, короткие записки тайных агентов на клочках пожеванной бумаги или даже платках — леди Монтилье в какой-то момент перестаёт обращать внимание на количество и качество поступаемой к ней на стол корреспонденции; берёт послания машинально, вчитывается в содержание и думает над ответом когда долго, когда отмахивается парой ни к чему не обязывающих фраз или и вовсе не отвечает, поскольку в том нет нужды. Помощник разбирает в день ещё большее количество писем, что-то отсеивает для себя, потому что сам может дать вежливый уклончивый ответ, и лишь самое важное или запутанное относит Жозефине, поскольку боится случайно упустить что-то из-за своей невнимательности или непонятливости. Леди посол ценит его старания. Но даже так, в день она обрабатывает огромное количество информации, зачастую написанной витиевато, громоздко; тесты, через которые продираться приходиться натурально.
[indent] Ярким пятном в её серых буднях всегда становятся короткие и запутанные стишки Рыжей Дженни.
[indent] Это странно, но Жозефине нравится ломать голову над загадками, которые Сэра и её знакомые вкладывают в свои послания. Это отвлекает, заставляет напрягать мозг значительно сильнее, чем при вежливых ответах знати. Леди Монтилье всегда разгадывает эти шарады с улыбкой, строит предположения, которые подписывает к послания перед тем, как отправить их на стол командования.
[indent] Весть об исчезновении Сэры застаёт Жозефину врасплох, как и всех наиболее вовлечённых в дела Скайхолда и Инквизиции. Впрочем, она ни на секунду не сомневается в том, что Рыжая Дженни жива, просто… что-то заставило её скрыться, возможно, уйти в тень. Леди Монтилье знает, что не все расположены к Сэре, что не все доверяют ей, но сама она, почему-то, никогда не подозревала эльфийку в заговоре против их общего дела. И потому она держит свои сомнения при себе, не паникует и терпеливо ждёт весточки, надеясь, что она придёт.
[indent] И она действительно приходит.
[indent] Конечно, леди посол не даст руку на отсечение, что автор нового незатейливого стишка именно Сэра, но ей кажется — или хочется верить? — что она узнаёт стиль, а уж смысл, натренированная прошлым опытом, Жозефина разгадывает и того быстрее. Если верить посланию, что-то назревает, и громыхнуть это что-то может на светском вечере, который устраивает уважаемая леди Норстон, вдовствующая хозяйка небольших владений Орлея. Вечера этой леди известны в основном западной части Орлея, однако, для Жозефины не составляет труда получить приглашение не столько как представителю Инквизиции, сколько как уважаемой в светских кругах леди Монтилье.
[indent] На совете Жозефина просит небольшой отряд в сопровождение. Честно говорит, что у неё имеются подозрения на счёт этого мероприятия, но идти на приём с армией Инквизиции было бы верхом неуважения. Про причастность Сэры, правда, умалчивает - боится зря обнадёжить Инквизитора. Лучше уж она проверит сама, лучше попытается лично встретиться с Рыжей Дженни, которая отправила наводку.
[indent] К приёму леди Монтилье готовится загодя. Подобающее платье вместо официальных смокингов, налёт косметики и уложенные в роскошную причёску волосы - весь её вид кричит о принадлежности к уважаемому роду, а не военной организации, и этого эффекта посол и добивается. Начищенная до блеска маска лежит на коленях пока экипаж везёт Жозефину к поместью леди Норстон. Церемониальные поклоны с хозяйкой вечера, ненавязчивые пока ещё беседы с гостями... В воздухе висит что-то, но леди Монтилье заглушает тревожность шампанским и искусно играет свою роль, посматривая по сторонам в поисках знака, который бы доказал ей, что она не ошиблась и не зря приехала сюда.

0

12

https://forumstatic.ru/files/001a/e0/d3/95674.gif
в акционный период любому один твинк из аниме и манги в подарок

0


Вы здесь » REDЯUM » fair extension » passive aggressive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC