особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [26.02.2020] together we're fine


[26.02.2020] together we're fine

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

together we're fine
If you think I am that pillar which you needed
Believe me, dearest, it ain’t me

Дерри — после полудня

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/07/2f234cdb6ef8ca8f8100abe2247d40cc.gif

Annabelle Queen & Morgan Hall „


... и всё будет хорошо ...
лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец лжец

+3

2

Солнце скоро зайдет.
Аннабель хмуро смотрит в окошко своего задрипанного номера в одной из самых дешевых отелей в проклятом городишке Дерри. Скрещивает руки на груди, уставившись куда-то вдаль, поверх чужих окон и крыш.
Город сильно изменился.
За эти 25 лет.
До сих пор страшно поверить, что это все правда. Нереально осознать, что вся твоя жизнь осталась в далеком прошлом, а в настоящем тебя уже никто не ждет.
Леон умер, так сказал ей Рик. Муж, приехавший с ней «попрощаться» и сказать о том. Что все кончено, был довольно скуп на слова да подробности. Он сильно изменился, постарел, и Аннабель не могла не заметить, что ему было непросто смотреть на свою, все еще молодую и не тронутую увяданием, когда-то любимую (?) жену. Он сказал, что Леон покончил с собой через пару дней после официальных «похорон», ведь все решили, что самолет разбился, надежды ни у кого не было. И все перестали верить и ждать. Леон вскрыл себе вены, оставив короткую печальную предсмертную записку, а Рик… решил двигаться дальше. Завел семью, детей, что особенно зацепило Энни, учитывая, что, когда она заводила разговор о детях, Рик ее всегда жестко осаживал.
Он ее бросил, именно тогда, когда был ей очень нужен, и это было больно и обидно. И хотя головой Аннабель понимала, почему он это делает и чем руководствуется – попробуй объясни старой-новой жене появление женщины из прошлого. Но сердце злобно клекотало в груди – она не заслужила такого обращения, этих небрежно вложенных в ладонь нескольких смятых купюр, мол «Вот тебе на первое время… Прощай, Аннабель.».
Да чтоб ты подавился этими деньгами, сукин сын.
Первой мыслью было швырнуть эти деньги в его покрывшуюся обильными морщинами рожу. Но благоразумие в этот раз как ни странно победило. Ей нужны эти деньги. Особенно сейчас, когда она без работы, без документов, без жилья, без семьи.
Совсем одна.
В городе, в который она надеялась больше никогда не вернуться.

Она грустно вздыхает, прикрыв глаза. Она уже практически вторые сутки не спит, с момента, как самолет приземлился в сраном Дерри. Усталость наливает веки томной тяжестью, но Энни не может заставить себя уснуть. Слишком много нервов, слишком много всего вокруг происходит, накопилось, о стольком надо подумать, что голова просто разрывается.
Но сидеть в этих четырех унылых стенах она уже не может. Хватит, пора выйти в мир, посмотреть на него, может и испуганными глазами. До этого она почти сутки просидела в больнице, куда их притащили на допросы и обследования. Потом – крохотный номер в гостинице, со страхом то и дело поглядывая на дверь. Им запретили покидать Дерри в течение недели, нужно было ждать… неизвестности, видимо. Или новых документов, на что Энни надеялась даже больше.
Ну что ж… прогулка?
Теперь она в принципе может себе это позволить. Улетая из Бостона летом, она никак не ожидала, что окажется в штате Мэн зимой, и погода тут в феврале особым курортным настроением не отличается. Однако сегодня утром она сумела-таки сбегать в ближайший магазин с одеждой и купить себе парочку теплых вещей. Все благодаря мистеру Смиту, ресепшионисту на первом этаже, который любезно одолжил ей свою теплую куртку для этой вылазки – видимо Аннабель ему чем-то сумела приглянуться. И Энни с большим воодушевлением этим предложением воспользовалась, обогатив свой гардероб крепкими зимними ботинками, паркой с глубоким капюшоном и безразмерным вязанным свитером с высоким воротником, в который, наверное, можно было бы засунуть еще половину Аннабель.
Облачившись в этот довольно таки нехитрый наряд, она закидывает ключи в карман, поправляет на себе воротник куртке, заглядывая напоследок в зеркало, и покидает гостиницу, тепло улыбнувшись этому самому мистеру Смиту перед выходом.
Гостиница стоит недалеко от парка, в который она и направляется, вдыхая глубоко свежий зимний воздух. Она уже и забыла, какой он на вкус. Этот запах Дерри. И этот вид. Хотя тут все конечно ужасно поменялось, но суть осталась неизменной – маленький городок со своими темными тайнами прошлого, которых с каждым годом явно становится все больше.
Энни смахивает с ближайшей скамейки в парке горсть мелкого снега и присаживается на края, опуская голову на руки.
Все это странно.
И самое печальное, что как выкручиваться из такой глубокой задницы, она пока не имеет ни малейшего представления.

+4

3

С самого начала у него было дурное предчувствие. Еще до того, как он переступил порог Бостонского аэропорта, что-то заскребло изнутри длинными когтями, но то было не предчувствие возможной смерти. Оно на вкус совсем иное. Необычное состояние "души" было больше похоже на страх перед неизбежностью потери и болью грядущего расставания. Прислушайся он тогда к собственным инстинктам, которые имели привычку никогда не ошибаться, то ничего бы не произошло и жизнь продолжала идти своим чередом. Но он не послушал и солнечное лето сменилось снежной зимой за одно мгновение.

Для него был нарушен естественный ход вещей. Впрочем, как и для каждого, кому посчастливилось успеть на самолет в тот день, двадцать пять лет назад. Когда он понял, что все случившееся - не дурацкая шутка, а твердолобая реальность, он испытал прилив воодушевления и... очарования. Ничего подобного с ним еще не случалось. Ему хотелось узнать как можно больше о тех событиях, что прошли мимо него. Как далеко шагнул прогресс, изобретено ли лекарство от всех бед и болезней, и самое важное - где купить аэро-борд? В любом случае, Морган мог сказать с полной уверенностью только то, что автомобили так и не научились летать, а люди... все еще люди. Но последний факт он осознал еще много десятков лет назад. Меняется все вокруг, но только не сущность человека.

А следом за эйфорией пришло разочарование. И осознание в полной мере того, как много он на самом деле потерял. Правду говорят - свет нужен тогда, когда он гаснет. Может ничего еще и не погасло, но точно потускнело. Глубоко внутри.

День выдался снежным. Белые комочки замерзшей воды медленно падали вниз и оседали на темных ресницах. Некоторые путались в волосах и скапливались в капюшоне, в ожидании устроить хозяину куртки подляну. Серое небо нависло над городом. Оно идеально вписывалось в лица незнакомцев, которые шли куда-то по своим делам и не менее идеально оно подходило ему самому. Хмурые тучи в глазах. Хмурые тучи в голове. Хмурые тучи внутри. Все сходится. А так хотелось света. Совсем немного. Просто для того, чтобы разогнать тьму. Ведь у него это почти получилось. Тогда. Много лет назад.

Он почти не ощущал холода, но в меру привычки кутался в темной куртке, хотя и не застегивал ее. Внимания на него никто не обращал. Скрыв теплой одеждой все свои отличительные приметы, мужчина казался самым обычным прохожим, которого просто занесло в заснеженный парк. Холодный воздух успокаивал. Мимо проносились редкие бегуны - даже в такую погоду - и любители детей и собак, - и тех и тех нужно регулярно выгуливать - все наслаждались уходящей зимой и ждали весну. А чего ждал Морган - не совсем ясно. Ему нужно было восстановить старые связи, найти тех, кто еще мог быть ему полезен и... вспомнить где его дом. Место, куда он всегда может вернуться после долгих блужданий в поисках ответов. Или - самое сложное - найти другое пристанище.

Так он задумчиво и обошел практически весь парк, пока не дошел до нерабочего фонтана и задумчиво присел на его край. Наблюдая за людьми, что проводили свой день обыденно, - счастливо - он заметил одну понурую фигуру чуть вдали. Медленно достав из кармана пачку сигарет, он прикурил и нахмурил лоб, пытаясь вспомнить, почему незнакомка кажется ему знакомой. И ответ приходит быстро. Оно и не удивительно.

В грустной девушке, что осунувшись сидела на скамейке холодного парка, он признал улыбчивую стюардессу с проклятого рейса. Только тогда, в небе, она казалась счастливой, хотя счастье не бывает полным... но такой он ее запомнил. Красивые глаза, губы приоткрытые в мягкой улыбке. Не так много общего с той картиной, которую он наблюдает сейчас, но это точно была она. И тут он поймал ее потерянный взгляд. Тоже увидела его. Наверняка испытала похожее чувство и теперь пытается вспомнить. Хотя Морган оставил после себя не самые приятные впечатления, - думается ему - а все же решается улыбнуться и махнуть ей рукой в приветственном жесте. И тогда она направилась к нему...

"Сейчас получишь за все свои грязные намеки..."

Но шла она не одна. Рядом был кто-то еще. Неуловимый для простого взгляда. Молчаливый и холодный.

+4

4

Скамейка холодная и немного мокрая от снега, от чего пятой точке с первой секунды, как только она оказывается на ней, становится не комфортно, даже через толщину ткани куртки. Но она так вымоталась за эти несколько дней, что стоять или идти уже сил нет. Единственное желание – просто упасть и не вставать. Вообще. Никогда.  Аннабель всегда думала, что она сильная личность, что она может справиться с любой напастью, что в мире нет ничего, способного ее сломать, заставить сдаться, начать думать, как… Леон.

«О Леон… »

От одних только мыслей о нем становится нестерпимо дурно, а на глаза наворачиваются слезы. Сердце разбито вдребезги, и эти осколки собирать – только ранить себя еще сильнее. Брат был ее второй половинкой, которой муж так и не смог стать, оно и не удивительно – близнецы всегда будут друг для друга чем-то большим, чем все остальные. А теперь этой второй половинки не стало, и Энни чувствовала себя опустошенной, неполной, как будто часть ее вырвали с корнем и оставили вторую половину догнивать. Она чувствует вину за все, что с ним случилось. Они даже не успели нормально поговорить, перед тем как все это произошло, а теперь уже и не встретятся, Леон не будет ее добродушно подкалывать, а она ворчать, что он ведет себя как дитё малое, он больше не пришлет ей открытку из дальней страны, в которую его отправили в командировку, не похвастается удачными фотографиями, не расскажет о том, как надеется получить крутую журналистскую премию. Он больше ничего ей не скажет. А она даже уехать из этого сраного Дерри не может, потому что у нее нет документов, нет денег, нихрена вообще нет!

А ей нужно попрощаться с ним, хотя бы так. Заставить себя поверить, что это конец. Что его больше нет.

Надо бы искать работу, тех немногочисленных денег, что у нее есть сейчас, не хватит надолго, как не экономь. А есть хочется, как и жить где-то, где тепло, а не в коробке под мостом. Конечно, можно было бы попробовать вернуться в их старый дом… Но мистер Смит говорит, что старый особняк Квинов уж как лет пять заброшен точно, и туда опасаются соваться даже обдолбанная молодежь и бомжи. Вроде как там тогда нашли чей-то труп, а бывшая хозяйка, тетя Энни, умерла уж как почти лет десять. Как итог – податься ей теперь точно некуда, да и возвращаться в место, полное воспоминаний теперь, когда Леона нет… уж лучше, наверное, все-таки в коробку и под мост.

Она тяжело вздыхает. Жизнь стала полным дерьмом. И никаким какао с зефирками, о которых на допросе говорил агент Картер, тут и не пахнет вовсе. Когда теряешь все, с этим бесконечно трудно смириться, а вылезти из этой выгребной ямы – еще труднее.

Энни выпрямляется на скамейке, окидывая взглядом парк. Достаточно не многолюдно, неудивительно, ведь большинство сейчас досиживает последние часы в офисах, магазинчиках, кафешках…

«Одна я как дура тупо не знаю куда податься, как неприкаянная.»

Взгляд довольно равнодушно скользит по белому снежному тонкому ковру, по камню фонтана, которого она здесь не помнит – видимо что-то новенькое, город довольно сильно изменился за эти…

«…Лучше не считать, побереги нервы, Энни.»

Она чувствует на себе чей-то пристальный взгляд и старается незаметно разглядеть его источник. Мужская фигура у фонтана. Темная борода, волосы… знакомые черты лица. Сидит курит, так расслабленно и спокойно, что Аннабель аж становится завидно. В голове возникает мысль попросить у него сигаретку, может хоть это немного выветрит из ее головы мрачные мысли… Навряд ли конечно, но надежда ведь умирает последней?

Он приветственно машет ей рукой, и Энни, после короткого раздумья, поднимается с места и направляется к нему, с каждым шагом все больше убеждаясь, что человек ей знаком. Обладая довольно хорошей памятью, она признает в нем одного из пассажиров проклятого последнего рейса.

«Вроде как место 15С… Еще и пристать ко мне успел. Было бы это моей самой большой проблемой…»

Она поджимает губы и останавливается прямо перед ним, несколько неуверенно здороваясь.
- Привет… товарищ по несчастью. Ты был в самолете, я помню тебя. Удивлена, что без формы меня кто-то еще узнает. - Слабая улыбка на бледном лице. - Тоже застрял здесь? 
Аннабель не уверена, что стоило заводить разговор, с другой стороны… пообщаться хоть с кем-то уже неплохо. Может получится узнать что-то о расследовании этого их дела ФБР.
- Не найдется сигаретка и огонек?
Энни ужасно неловко так просить. И особенно неловко от того, что она ощущает себя где-то на нижних ступеньках социальной лестницы, хочется аж съежится немного, словно спрятаться в панцирь.

+3


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [26.02.2020] together we're fine


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC