особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [04.02.2020] the more things change


[04.02.2020] the more things change

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

the more things change
the more they stay the same
imagine dragons - yesterday

управление полиции хэйвена -> заброшенная ферма на окраине города — ближе к вечеру

https://i.imgur.com/OXGrY8y.gif https://i.imgur.com/UJG07g9.gif
https://i.imgur.com/TYo7c8s.gif https://i.imgur.com/Z72hlVG.gif

Johnny & Isa „


ирония - странная штука
особенно когда дело доходит до внезапных приветов из прошлого

Отредактировано Isabel Stevens (2020-07-13 20:54:50)

+3

2

Хэйвен — небольшой городишко, ничем не отличавшийся от тех, что расположились в паре сотен миль вокруг. До невозможности провинциальный, — тут, наверное, каждая собака знает кто ты, что ты и зачем здесь, стоит только пересечь границу с указателем, дружелюбно приветствующим путника на территории города. А потом, если эта собака перегрызет тебе глотку в темном переулке, горожане сделают вид, что так оно и было и никто не приезжал. За второй месяц пребывания в этой округе, ничего другого от местных я не ожидал. Чего только стоила публичная казнь какого-то несчастного в Ивелбейне. Впрочем, к тому месту и его жителям, в частности, было и без того много вопросов. Порой мне казалось, что я окончательно рехнулся. Все попытки хоть как-то упорядочить последние события, приводили лишь к большей путанице и уверенности в нереальности происходящего. Спрятать целый город. Да как это, мать вашу, в принципе возможно? Людей запугали? Подкупили? Оба варианта имели место быть, но жители близлежащих городов как один утверждали, что абсолютно ничего не знали о таком соседстве. Блядство. Это, вообще, возможно? Не знать, что рядом находится город. Однако в Дерри все твердили именно так "не слышали", "не знаем", "это не к нам". Фостер даже заказал оборудование, привезли полиграф и проверили чуть ли не добрую половину жителей Дерри, безрезультатно. После привезли второй, потому что все тот же Фостер настаивал на возможной неисправности прибора и мы получили идентичные результаты. Весело.

И вот настал черед Хэйвена. Я надеялся найти здесь хоть какие-то ответы. У меня были некоторые данные о возможных беглецах, представлявших интерес для следствия, их следы вели в город. В планах было пообщаться с местным шерифом, переговорить с парой-тройкой жителей. Настроен я был весьма оптимистично. Мне попросту хотелось сменить обстановку и за идею поездки я ухватился с энтузиазмом. Все-таки провинции, это не мое. Следом за мной Бюро должно было прислать кого-то еще, но, как и во всех бюрократических конторах, возникла какая-то путаница с направлениями, на момент моей поездки с кандидатом они так и не определились. Оно и к лучшему, отдохну от этих умников и их приевшихся физиономий.

Заехав в город, притормаживаю на обочине, сверяясь с навигатором. Сбоит засранец. Надо бы его заменить, да руки не доходят. Да и где здесь? Местному сервису я как-то не очень доверяю. Поэтому, лучшим решением для меня становится не умный гаджет, а какой-то мужик смахивающий на Гендльфа бородой и прической, только балахона и посоха не хватает.

— Сэр! Простите, — опускаю стекло, склоняясь ниже, чтобы видеть его лицо в окне. — Вы не могли бы мне помочь? Я ищу местное управление полиции. — Дедок смотрит на меня как на пришельца. Терпеливо повторяю и даже выжимаю из себя максимально вежливую улыбку, — мне нужен шериф. Вы не подскажите? — Он продолжает молча пялиться на меня, судя по выражению его лица, в черепной коробке идет бурный мыслительный процесс. Не перебивая его, достаю из бардачка удостоверение и протягиваю, может так дело пойдет быстрее. И оказываюсь прав. "Гендальф" указывает мне направление.

— Благодарю вас, сэр. — Закрываю окно, возвращаясь в собственное кресло. — Обмудок старый.

После этой короткой, но показательной встречи, делаю выводы, что общение с местными едва ли принесет какие-либо плоды. Двигаюсь согласно указанному маршруту, попутно рассматривая улочки и редко встречающихся прохожих. Неспешно добираюсь до управления, паркую автомобиль. Сижу какое-то время в машине, собираю документы с соседнего кресла, там есть наводка и даже примерный (очень примерный) фоторобот того, кто мне нужен.

Выхожу из машины, щурюсь, бросив взгляд в сторону солнца, которое сегодня необыкновенно радует. Машинально хлопаю себя по карманам пальто, выуживаю пачку сигарет, обнаруживая, что осталась последняя.

— Черт. Вот же... а. — Зажимаю ее губами, пока ищу зажигалку и после непродолжительных поисков, наконец прикуриваю. Затягиваюсь поглубже, прикрывая глаза. Голова раскалывается. Это происходит практически всегда в дни "сухого закона". Да, я снова. В очередной раз. Опять в завязке. Не знаю насколько меня хватит. Мой личный рекорд — две недели. Заебись, даже похвастаться нечем на собрании анонимных алкоголиков, поэтому я туда и не хожу. Кому хочется быть в вечных аутсайдерах.

Докуриваю, затушив окурок о край урны на входе и прохожу внутрь. Небольшое здание, ничем не примечательное. К таким я уже привык за время жизни в Ивелбейне. Тут все непримечательное, кроме происходящего необъяснимого дерьма. Прохожу мимо офицеров, не утруждая представлением себя, хватает удостоверения, которое держу в правой руке.

— Мне нужен шериф. — Молодой офицер без лишних вопросов провожает меня к отдельному кабинету. Взгляд скользит по табличке на двери, в башке что-то щелкает, но первые несколько секунд я уверяю себя в том, что мне либо показалось, либо это идиотское совпадение. Бывает же такое. Парень стучит в кабинет, сообщает о визите агента, не дожидаясь дальнейшего расшаркивания, захожу в кабинет и....

— Да, ладно. — Блядь. Нет, ну правда что ли? Мне не показалось? Я не сплю? Я точно доехал до этого сраного Хэйвена. — Ущипните меня...

— Сэр? — Офицер оглядывается на меня с явным недопониманием во взгляде, читай, наитупейшим выражением лица. Отрицательно качаю головой.

— Изабел. Какая встреча. Вот уж кого я не ожидал здесь увидеть. Но, это место, оно... — уже тише, — видимо, решило меня доконать. — Усмехаюсь, окидывая женщину взглядом. Признаться, я так опешил, увидев бывшую жену на должности шерифа богом забытого городишка в штате Мэн, что не сразу нашелся. Мысли здорово путались. Не каждый день происходят такие встречи, я, честно говоря, даже не надеялся когда-либо пересечься с ней вновь, а тут прямо подарок судьбы. 

— У меня к тебе дело федерального масштаба, но сначала... как дела, милая? Что ты забыла в этой заднице дьявола?

+6

3

Стивенс все еще неуютно чувствует себя в своем офисе.

Все не так и все не то. Кресло, которое словно по наследству перешло ей от шерифа Уокера. Стол, который намного больше того, что был у нее до этого и Стивенс никак не знала, чего его заполнить. Да и вообще само наличие офиса напрягало, ведь все остальное управление располагалось в одном общем открытом офисе. Раньше до кофемашины она могла дойти и с закрытыми глазами, а теперь придётся подумать. В прежние дни можно было откинуться на своем кресле и завести разговор с Россом или кем-то другим из детективов, немного отлынивая от работы, а теперь нужно держать себя в рамках и подавать правильный пример. Изабел было сложно - она плохо чувствовала себя в жестких рамках, что было достаточно забавно для человека, который сначала связался с вооружёнными силами, а потом с правопорядком.

Но что в жизни не отдает ноткой нездоровой иронии?

Изабел скрипит зубами и старательно пытается освоиться на своем новом месте. Во времена Уокера этот офис был переполнен разнообразными памятными вещами, трофеями, фотографиями, реликвиями прошлого и ужасным застаревшим запахом сигаретного дыма, ведь прошлый шериф плевал на все правила и курил прямо в своем кабинете. Первые дни Стивенс отчаянно старается бороться с этим запахом, даже покупает какой-то спрей, этикетка которого обещает избавить любое помещение от застарелого сигаретного дыма в один приход. Не помогает. Лишь когда она  наконец сдаётся, то незваный гость сам по себе начинает исчезать. То ли он просто впитывается глубже в стены, то ли понял, что его создатель ушел на пенсию и укатил вслед за ним во Флориду или куда там Уокер отчалил в поисках лучшего места для рыбалки, чем родной Хэйвен.

Здесь пора мало что напрямую указывает на владельца офиса. На полках какие-то папки и документы, которые можно встретить в любом кабинете. Какие-то книги и копия тонкого справочника городских постановлений последних лет. Изабел не любитель развешивать вокруг фотографии, но на ее столе все же стоит рамка, с которой улыбается ее семья. Фото тех времен, когда отец был жив, Ариэль решила поэкспериментировать и перекраситься в блондинку, а рядом с Марселлой все еще стоит ее муж. Стивенс ставит эту фотографию на стол не для того, чтобы на нее смотрели окружающие, а как напоминание, зачем она вообще ввязалась во все… Это.

Рядом с рамкой стоит небольшая модель F-16 - самолета, на котором Стивенс летала во время службы, на боку которого была аккуратно выведена эмблема ее родной пятьдесят пятой боевой эскадрильи - две игральные кости с пятеркой на каждой. Модель была подарком от сослуживцев, когда Изабел приняла решение запросить перевод и уйти в преподавание, и, по совместительству, одной из самых ценный вещей для шерифа.

Сегодня стол Изабел завален горой бумаг - скучная организационная работа, о которой никто не рассказывает в рекрутационных роликах и полицейский академии. В глазах местных жителей шериф живет очень активной жизнью - утром ловит преступников, в обед разгадывает самые запутанные преступления, а иногда вечером (если очень повезёт) даже ведет перестрелку с грабителями местного банка вестерн-стайл.

В варианте Изабел это был промах по всем фронтам, ведь сегодня она изучала бюджет на февраль, составляла расписание ночных дежурств на ближайшую неделю и заполняла нужные административные формы для парочки новых патрульных, которых совсем наняли. Именно об этом не рассказывают в фильмах и приключенческих романах - обычная административная работа. При этом, их округ был весьма и весьма мал - сам Хэйвен да несколько близлежащих немуниципальных территории. Тридцать пять тысяч жителей, не больше, двадцать из которых были в самом портовом городе. Так что Стивенс была очень далека от больших городов и их бюджетов из-за чего их отдел кадров состоял всего из одной женщины по имени Линда неопределенного возраста, которая частенько шутила, что брала на работу еще дедушку Изабел (сама Стивенс точно не знала, было ли это правдой), а бухгалтер по совместительству был еще и штатным юристом (странное сочетание, что и говорить, черт знает, как так получилось). В общем, административную работу можно было грести лопатой, именно чем Иса сегодня и занималась.

Рядом дымится чашка с кофе. Третья, а может даже и четвертая за сегодня. Изабел пришла первой и уйдет отсюда последней. Что делать, ведь внутренний перфекционизм заставляет работать на износ. Сначала бумаги, а потом придется взяться за висяки. Глядишь, за старыми висяками найдется что-то интересное, но шансов было мало. Управление нужно поставить на нужные рельсы. Шериф ничего не имела против своего предшественника, но если бы он только меньше курил в рабочее время и больше вниманий посвящал нужным вещам, то точно бы передавал бы это место своей преемнице в более приличном виде.

Стивенс знала, что так будет. Уокер начал готовить ее практически как только она пришла работать в управление Хэйвена. Вечно трындел о том, что городу нужна новая кровь, новый взгляд на жизнь и новый шериф. Стивенс сначала думала, что он будет выдвигать своего сына, но выбор пал почему-то именно на нее. Ничего, Изабел не жаловалась. Командовать она всегда любила больше, чем следовать приказам, ведь намного проще нарушать правила когда знаешь, что по голове не прилетит. В рамках разумного, конечно же. Ей же уже не шестнадцать.

Стук в дверь отрывает от мыслей, но Изабел не отводит взгляд от бумаг, над которыми склонилась - статистика раскрываемости, которую мэрия прислала этим утром.

- Шериф Стивенс, к вам посетитель. - быстро говорит знакомый голос офицера Лемке. - Из ФБР. - поспешно добавляет он. 

- Да, конечно, пусть проходят. - стараясь не потерять нить мысли документа, она все еще не поднимает глаза на своего посетителя, но боковым зрением замечает, что в ее кабинет входит еще кто-то.

- Ущипните меня…

Пару секунд она продолжает смотреть на цифры на документе перед ней, пока внутри что-то не щелкает. Она думала, что забыла этот голос, что если внезапно услышит его где-то, то точно не узнает. Видимо, она была не правда.

Первая реакция - абсолютное непонимание, из-за которого Стивенс не может ничего другого, кроме как сидеть на месте и внимательно рассматривать человека перед ней. В целом, он практически такой же, каким она его и помнит, разве что возраст внес свою лепту. Ничего удивительного, ведь время никого не щадит. Тень усталости на его лице она тоже знала слишком хорошо, да и удивление в глазах словно отражение ее собственного - он тоже не ожидал такого расклада событий.

Иса почему-то считала, что если им и выпадет неудача снова встретиться, то это точно будет не в ее кабинете.

- Сэр?

- Все хорошо, Лемке, спасибо. - кивает она патрульному. - Пожалуйста, передай Веронике, что у меня посетитель и чтобы она пока принимала мои звонки. И что если в расписании есть какие-то другие встречи, то пусть перенесет на завтра.

С этим, Лемке медленно пятится из кабинета начальника и, немного неловко поглядывая на двух людей внутри, закрывает дверь.

Понимая, что пауза неловко затянулась, Изабел резко встаёт с места, принимая более профессиональный вид и убирая в сторону те бумаги, над которыми работала. Несмотря ни на что, она не планировала превращать эту встречу во что-то негативное. В конце концов, если ее бывший муж действительно был здесь по делу, то можно было хотя бы постараться спрятаться под маской профессионализма.

- Джонатан. - на ее лице даже есть улыбка, вот только прежнего тепла в ней больше нет. - Какими судьбами? - глупый вопрос, конечно же, учитывая происходящее. Она указывает на пару кресел по другую сторону своего стола, приглашая присесть и сама возвращается на свое место. - Думаю, с учетом ситуации, мы вполне можем пропустить любезности и перейти прямо к делу. Чем я могу помочь? 

С одной стороны, Изабел ломает голову, какого черта федералам можно быть нужно от нее. С другой стороны, в паре часов отсюда около месяца назад словно из воздуха появился город, о котором, как оказалось, никто и ничего до этого не знал. Шериф уже успела услышать от коллег, что этот загадочный Ивелбейн нынче кишит правительственными агентами разного калибра и предназначения, достаточно отчаянно и весьма безуспешно пытающимися понять, кто же виноват в том, что в сердце штата Мэн было место, не отмеченное ни на одной карте. Стивенс не была дурой и знала, что рано или поздно заглянут на огонек и к ней.

Однако ничто не могло подготовить ее к тому, кто именно заходит в ее офис.

Все же, странная эта штука прошлое. Ты живешь день за днем и принимаешь решения, идешь вперед по реке времени и остаешься с последствиями своих поступков. Анализируешь прошлые события и пытаешься извлечь из этого какие-то уроки, а иногда просто раз за разом наступаешь на одни и те же грабли. Прошлое есть у каждого, как бы сильно ты не старался это забыть.

И не то что бы Стивенс правда желала забыть все то, что происходило с ней до всего того, что имело значение сейчас. Иса, как никто другой, знала, что от прошлых поступков не убежишь. Их не отодвинешь в сторону, не сможешь претвориться, что это все случилось с кем-то другим. Однако встретиться лицом к лицу с одним из главных сожалений своей жизни… Такое выбивает землю из-под ног.

Нет, она никогда не жалела, что вышла замуж. И не жалела, за кого. Но за прошедшие с развода годы она поняла, что могла бы сделать больше. Могла бы стараться сильнее, могла бы сделать все лучше. Она еще не была готова для такого и как бы сильно не пыталась быть тем самым лучиком света в чьей-то жизни, все ее попытки оставили ее с копией документов о разводе и возвратом к прошлой жизни.

Однако с тех пор прошло много времени. Изабел соврала бы, если бы сказала, что стала другим человеком, но с того момента с ней уже много что успело случится. То, что изменило ее взгляд на жизнь, что научило иначе реагировать на определенные ситуации. Поменяло ее мировоззрение, научило по-другому справляться с ответственностью.

Да, изменилось многое. Но никто не может убежать от своего прошлого.

Стивенс лишь надеется, что человек со знакомой ухмылкой на лице тоже изменился достаточно для того, чтобы они просто могли сделать нужное, а потом разойтись каждый в свою жизнь.

Но ведь мир не идеален, правда?

Да и сама Иса тоже.

- Предполагаю, что это по поводу Ивелбейна? - продолжает Стивенс, пожимая плечами. - Если это так, то могу сэкономить тебе время. Была бы рада сказать, что бы у нас что-то есть, но люди в нашем округе шокированы происходящим точно так же, как и во всем штате. Несколько фанатиков из религиозной общины около Уэст Рокпорт старательно пытаются убедить всех, что это знак надвигающегося конца дней, но я не думаю, что бюро это будет интересно.

Отредактировано Isabel Stevens (2020-07-24 20:32:46)

+4

4

Так странно. Абсолютно все, что со мной происходило в последние месяцы на какие-то доли секунд меркнет, по сравнению с теми ощущениями, которые подтягивает за собой эта неожиданная встреча. Удивление, что не скрывает и сама Изабел, сменяется неопределенным чувством.... Я бы сказал, волнением? Знаете, это состояние, когда изнутри расползается неконтролируемое чувство тревоги, отчасти необъяснимое, потому что, ну, что тут такого-то? Но, стоит ли врать самому себе? Совершенно однозначно, нет. Зачем, если столько людей вокруг жаждут быть обманутыми, уж себя-то дурить — никакого резона. И эта философская фраза, придуманная каким-то идиотом, что любил давать нравоучения другим, типа, прошлое нужно оставлять в прошлом. Да, хер там. Оно всегда у тебя за спиной как походный рюкзак (тяжелый, сука), готовый потянуть за собой в любую минуту. Вот только я никак не рассчитывал, что эта "минута" настигнет меня здесь в Хэйвене.

Странно — это действительно единственно верное слово, которое могло бы описать наше прошлое. Мне кажется, я так до конца и не определился с тем, что чувствовал или как видел ситуацию. "Мы" просто были, а потом также просто "нас" не стало. И причины вроде бы ясны. Я не обижался, не винил ее, как и себя. Некоторые люди просто не сходятся, не могут ужиться и принять друг друга такими какие они есть. Она не смогла, я не стал меняться, вот и все. Здесь нет однозначно правых и виноватых. Мы стали жить дальше. Не знаю, почерпнула ли Изабел для себя что-то из этого жизненного урока, я, кажется, нет. Я предпочитаю не копаться в себе, на это у меня есть достаточно веские причины.

И все же, я надеялся, что такого рода сюрпризы обойдут меня стороной. Да, как-то что-то с самого начала в Штате Мэн у меня не задалось. Ладно, вру. Я попросту о таком не думал. Нужно быть тем еще счастливчиком, чтобы наткнуться на бывшую жену в Богом забытом городке где-то в лесах посреди сплошной чертовщины. Хотя, может в этом-то и дело?

Задираю подбородок чуть выше, поджимая губы, пробегаюсь взглядом по лицу, отмечаю некоторые изменения. Признаться, за те годы, что мы не виделись, я думал, что успел забыть какой она была. Однако с фотографической памятью это непозволительная роскошь. Да и не сказать, что я жаждал вычеркнуть Изи из воспоминаний, все же присутствие ее в моей жизни можно назвать вполне счастливым временем.

Улыбается она иначе. Развожу руками на вопрос про судьбу. Да уж, самому любопытно.

— Звезды, видимо, сошлись. — Усмехаюсь. Постепенно отпускает, эта встреча уже не кажется мне таким уж кошмаром наяву. Приподнимаю брови, бросая на нее немного озадаченный и, чего уж там, разочарованный взгляд. — А я то дурак понадеялся на теплую дружественную встречу. Мне было бы интересно узнать, как ты докатилась до такой жизни. — Поднимаю ладони вверх, присаживаясь на указанный стул.

— Это ни в коем случае не попытка тебя задеть. Мне правда интересно. Да и к тому же, учитывая сколько дерьма тут происходит, я бы особо не спешил, вдруг через час нам на головы метеорит свалится или еще чего похлеще. Кофе не угостишь? Я с самого утра в машине и чертовски устал.

Что в ней не изменилось, так это этот ее тяжелый взгляд, которым она так часто удостаивала меня, когда мы о чем-то спорили или ругались или же она просто была недовольна. Не могу удержаться и едва заметно усмехаюсь. Вздох.

— Ладно, шериф. К делу, так к делу. — Опускаю взгляд на папку, что держу в руке, хмурюсь, выслушивая Стивенс относительно жителей и фанатиков. Забавно, а вот эти ребята как раз могли бы пригодиться, насколько мне известно, они обычно довольно разговорчивы и, возможно, даже наблюдательны. И все же, вся эта история в голове не укладывается. Город, это же не пульт от телевизора и не связка долбанных ключей, что лежат у тебя под носом, но ты упорно их не замечаешь.

— Ты не находишь это как минимум странным? Целый город всего в девяноста милях от Хэйвена и никто никогда не слышал о его существовании? Не верю, что ни один житель этого города никогда за всю свою жизнь не ездил по трассе на юго-восток. Ни один и никогда. — Свожу брови, откинувшись на спинку кресла, и не свожу взгляда с шерифа. — Изабел, что здесь происходит? Ты ведь понимаешь насколько абсурдно это звучит?

Вздыхаю и покачиваю головой, — бюро сейчас интересно все, даже твои фанатики. Не скажу, что я испытываю огромное желание пообщаться с ними, но, пожалуй, придется. Ты составишь мне компанию, я надеюсь, как шериф этого города. Вы ведь ничего не скрываете? — Задаю вопрос, усмехаясь. У меня ощущение, что все мы в каком-то ситкоме или бреду. Возможно, даже моем. Быть может, я давно в коме или откинул копыта, а это какой-то аналог чистилища или того хуже, личный филиал Ада. А что? Очень даже похоже.

— Это еще не все. У меня есть ориентировка на двух пропавших, точнее, сбежавших из Ивелбейна. — Раскрываю папку и протягиваю ее Изабел, чуть подавшись вперед. — Фоторобот не лучшего качества, но уж, что есть. Эти двое могут представлять собой ценность для расследования. Я шел по их следам до Дерри, дальше они отправились сюда. Не знаю ради чего был этот крюк, но свидетели как один утверждают, что парочка направлялась в Хэйвен. Я буду благодарен любой помощи. Возможно, кто-то из жителей мог видеть их, я бы хотел переговорить с продавцами супермаркетов, заправок, жителями домов на окраине. И начать с западной части города.

Перевожу взгляд на табличку на ее столе, где на золоченой поверхности аккуратными буквами выведено "шериф Стивенс". Поверхность таблички идеально гладкая — ни единой царапинки. Мне всегда казалось, что Изи слишком педантична, по крайней мере, если сравнивать со мной. Это даже забавно. Нет, не ее пристрастие к порядку, а то как сложились наши судьбы. Кто бы мог подумать, шериф и федерал. Возможно, правы те, кто говорит, что притягиваются лишь противоположности. Быть может в нас было слишком много похожего? В прочем, нет.

— Давно ты стала шерифом? Как долго живешь здесь? — Пожимаю плечами, — это для дела.

Ммм, не совсем. Хотя, не без этого. Это ведь здоровое любопытство. Его можно простить. Да и только сейчас, сидя напротив Изабел, я понимаю, что совершенно не интересовался тем, как она или где она на протяжении всего этого времени. Я как-будто знал, что в целом у нее все хорошо, а большего мне и не нужно. Ну, а если бы знал о каких-то подробностях или проблемах, едва ли она ждала меня в качестве поддержки и\ или утешения. Так что совесть моя была чиста (передо собой так точно). Интересно, она все также бесится, когда ее зовут "Изи"? Ведь она всегда предпочитала иное сокращение от имени, а я упорно звал ее только так. И не потому, что мне доставляло удовольствие видеть, как она метает молнии взглядом или сжимает пальцы в кулачки. Как страшно.

Улыбаюсь собственным мыслям. Все-таки забавная штука — жизнь, как ловко она разводит и снова сводит людей, когда ждёшь этого меньше всего.

+5

5

Что и говорить, атмосфера была не слишком комфортная.

Изабел хотелось бы не быть здесь и сейчас. Не сидеть под этим изучающим взглядом и не возвращаться мыслями к прошлому. Воспоминания настырно пытаются заполнить ее сознание, давят и подталкивают вспомнить все, что было до. Хорошее, плохое, что-то посередине - все разом стучится в дверь, которую Стивенс считала закрытой навсегда. Наглухозакрытой, может быть даже заколоченной, забитой крепкими досками. Прошлое должно оставаться в прошлом, а не возникать на пороге ее кабинета без приглашения.

И почему это должен был быть именно Джонатан? У ФБР есть больше сотни других агентов, да и в самом Ивелбейне их уже был целый небольшой отряд.

Стивенс всегда шутит, что у нее самая ужасная удача во всем мире. Но шутка на то и есть шутка, что в ней обычно есть доля правды.

- Странно? Да, конечно, это странно. - согласно кивает она. - Города не появляются просто так из неоткуда. С другой стороны, весь штат, по сути, состоит из таких небольших городков и они даже не всегда отмечены на дорожных знаках. Территория большая, население маленькое. На самом деле, отличное место, чтобы спрятать город. - Иса усмехается краем рта. - А это точно не какой-то большой правительственный проект, который вышел из-под контроля?

Изабел хотелось бы, чтобы у нее было больше времени думать над тем, что там происходит в остальном штате и как. Однако сейчас свободное время было весьма редкой роскошью, ведь все внимание отнимал сам Хэйвен. И не только потому что Стивенс унаследовала полицейское управление в состоянии острой необходимости перестройки и перемен, а потому в что самом городе что-то менялось.

Как затишье перед большой бурей. Местные постепенно отдалялись друг от друга, становились обособленнее, меньше собирались вместе, были тише и задумчивее. Город готовился к внезапному удару того, что не происходило здесь уже четверть века. Те, кто знали, конечно же. Те, кто уже видел обратную сторону этого тихого портового городка. Те, кто помнил, что, несмотря на атмосферу очередного сонного местечка на берегу Пенобскот Бей и отличного туристического направления, над Хэйвеном всегда висело облако ожидания. Город замер в ожидании того, что неизбежно настает раз в двадцать пять лет. Стивенс старается не думать, что это значит для нее самой - еще не время. 


Изабел берет две ориентировки и внимательно рассматривает фотороботы, однако ни один из них не зажигает искру узнавания. Нет, лично она точно не видела ни одного из этих людей. Если учесть тот факт, что она практически не вылазит с работы из-за этого у нее не было времени обзаводиться новыми знакомыми, Стивенс была не лучшим индикатором того, были ли эти двое в Хэйвене или нет.

Мелочность шепчет на ухо дать Джонатану пару дней побегать по городу, поговорить с местными, которые явно не дадут ему много информации, дать возможность побиться об стенку. Просто потому что. Может быть ей хотелось сделать из этого своеобразную небольшую месть из-за того, кто именно сидел перед ней, а может быть она всегда была такой. Сложно было говорить точно, но Стивенс на сто процентов уверена, что ужасно наслаждалась бы безуспешными попытками Джонатана выудить из местных какую-нибудь информацию.

Хэйвен был отличным и приветливым городом. Для своих. Чужаки же здесь редко находили то, зачем приехали, особенно если они отличались необходимостью задавать много вопросов.

Это требует монументальных усилий, но Иса обрывает эту линию мысли. Часть ее кричит, что так будет справедливо, но этот голос все же удается заткнуть одним аргументом - чем быстрее Картер получит то, что ему нужно, тем быстрее уберется в свои края. Желательно, надолго. В идеале - навсегда. 


- Западная часть? С чего такой выбор? - Иса прикидывает в голове все возможные варианты для парочки беглых преступников. - Там есть несколько заброшенных старых ферм. В неплохом состоянии, ну там давно никто уже не живет. Если бы я пряталась где-то в Хэйвене, то это был бы самый простой вариант. - Стивенс достает из шкафа в столе сложенную вчетверо бумажную карту города и раскладывает ее на столе перед ними. Фактическая граница города проходила намного дальше, чем считали многие, чтобы охватить фермы, которые были на некотором отдалении от более густонаселенных мест. - Здесь и здесь, например, - она указывает на пару мест на карте - обе фермы принадлежат семье Лэнгфорд, однако там уже много лет никто не живет, но все здания в достаточно хорошем состоянии. - взгляд возвращается к двум фотороботам. - Могу отдать ориентировки моим патрульным, пусть будут начеку.


Более личные вопросы вызывают какое-то внезапное отторжение, как инстинкт самосохранения, который напоминает не терять голову и не делать что-то совсем дурацкое. Да, где-то глубоко внутри ей самой было интересно, что случилось с ее бывшим мужем с тех пор, как они видели друг друга в последний раз. Чем он жил, что делал, что изменилось, да и как он докатился до расследования таинственных городков штата Мэн? Да, что-то внутри хочет знать, что же с ним произошло. Проблема в том, что причина для этого была весьма поверхностная - убедиться, что ее собственная жизнь была лучше. Что ей было лучше сейчас. Без его присутствия в ее жизни. Безумно хотелось показать, что все эти годы ее жизнь шла лишь вверх и вверх, становилась лишь ярче, насыщеннее, разнообразнее. Это, конечно же, было не так, ведь Стивенс жила в реальности, а не в фантазиях шестнадцатилетней девчонки. Да и само это желание обычно не было ей присуще.

Что поделать - Стивенс давно поняла, что само присутствия Джонни в ее окружении вытаскивало на поверхность ее самые негативные качества. 


Еще одна причина поскорее разобраться с его вопросами и отослать туда, откуда и приехал. Разойтись каждый в свою сторону, каждый по своей дороге. Без лишних потерь.

А ведь когда-то было и другое время. Были те времена, когда она рассказала бы ему все, что произошло в последние несколько лет. Ничего не утаивая, ничего не меняя, лишь правду. Иса рассказала бы про болезнь отца, которая оставила от него лишь тень того человека, что вырастил ее. Она рассказала бы о том безумно холодном дне, когда стало понятно, что его состояние уже не изменится к лучшему и что он уже никогда не покинет стен городской больницы. Она бы рассказала о том, как мама была разбита и первые недели практически не выходила из своей комнаты и перестала разговаривать со своими детьми. Как семнадцатилетний Эзра год балансировал на грани нервного срыва и как ей потом пришлось разбираться с последствиями в виде его внезапно погибшей знакомой. Как Ариэль, которая и так всегда была немного другой, все дальше и дальше отдалялась от людей в сторону своего собственного вымышленного мира. Как ее семья медленно расходилась по швам, словно плохо сшитая рубашка. Изабел не мыслила себя их спасительницей, но именно из-за всего этого ее жизнь сделала такой резкий поворот. Именно из-за этого она сейчас сидела здесь, в самом буквальном смысле.

А еще она бы рассказала, как сильно эти события ударили по ней самой. Как ужасно было оказаться вне системы, которая была домом для нее с тех пор, как ей исполнилось восемнадцать. Как она не знала, сможет ли вообще жить на гражданке и насколько сильно переезд в родной город отдавал послевкусием неудачи. Как все вокруг испытывало ее на прочность, как эта работа и этот город кусочек за кусочком отламывал небольшие части от нее.

Но то было совсем другое время.

Сейчас же у Изабел нет ни желания, ни возможности говорить об всем этом. Так что шериф быстро думает и аккуратно подбирает слова в попытке не выдать ни кусочка личной, важной информации. В попытке оставить свою жизнь все так же покрытой туманом неизвестности.

- В Хэйвене? С конца семнадцатого. - она ухмыляется краешком рта. - Ты, конечно же, забыл это, но я сама из Хэйвена. Вернулась домой, когда вышла в отставку. - одергивает себя, не давая эмоциям показаться на поверхности. Нет, нельзя. Не давай этой ситуации ни одного крючка зацепиться за себя.  - В полиции с начала восемнадцатого, шериф с начала января. - минимальное количество информации, минимальная возможность спросить что-то еще. - Что-то еще?

+4

6

Слова Изабел кажутся достаточно разумными. Нет указателя — нет города, а если он к тому же стоит в отдаленном от трассы месте, то все возможно. Не всегда удается найти то, что ищешь, что уж здесь говорить. На какие-то доли секунды я даже соглашаюсь, это объяснение выглядит как вполне себе достойное рапорта о закрытии дела, вроде, сами вы идиоты, где ваши хваленые картографы из Google Maps? Но, возвращаясь к реальному положению дел, понимаешь, что все не так просто. Почта, интернет, защищенные адреса и прочая информация, которая так тщательно скрывалась — вот он основной интерес со стороны бюро. Кто и главное зачем? На эти вопросы жители близ лежащих городов точно не ответят. А начальство не устроит отписка из разряда "ну вот как-то так". Кажется, туда уже и ЦРУ заявилось, место как медом помазано. Еще бы, такой скандал, пресса на ушах, кто первый найдет зацепки на хоть сколько нибудь удобоваримое объяснение происходящего (не считая правительственного заговора, эксперимента или чего-то из той же оперы), тот и молодец. Тому и лавры пожинать. Голова просто пухнет от всего, происходившего в штате Мэн, дерьма. Здесь теряются в догадках и предположениях даже самые опытные агенты и специалисты, остальные путаются под ногами, что не облегчает работу. Закончу с Ивелбейном и возьму отпуск. К чертям всех их с их городами-призраками, линчеванием (или что там с этим беднягой произошло) и прочими приколами. Уеду куда-нибудь в горы или к океану. Мечты.

— Вышел из под контроля, — усмехаюсь, пожимая плечом, — я не знаю. Нас о подобном не информируют. Все может быть, я бы не удивился такому раскладу. Нужны внушительные ресурсы и обширные связи, для того чтоб провернуть нечто такое. Создать шумиху вокруг, а после закрыть дело за неимением каких-либо подвижек. Идеальный вариант развития событий для прикрытия собственных задниц. Но все это слишком смахивает на теорию всемирного заговора — не моя тема.

Изабел рассматривает ориентировки, но судя по выражению лица, едва ли она скажет мне что-то обнадеживающее — слишком безразличный взгляд. Прошло достаточно времени, но все же, осталось в ней что-то, что не поменялось и что я еще мог прочесть и\ или предугадать. Искры нет, той самой, когда хватаешься за что-то интересное: мысль, событие, что угодно и пошло, поехало. В принципе, на какой-то иной расклад событий здесь я и не рассчитывал. Все эти провинциальные города одинаковые, а их я видел достаточно и в Штате и за его пределами. Да и когда мне что-то давалось легко или само приходило в руки? Не считая женитьбы. Ладно, это шутка.

В подтверждение собственным размышлениям, прокручиваю в голове несколько последних дел. Я столько раз думал о них и несмотря ни на что (разговоры с начальством, коллегами и т.д) возвращаюсь снова. Уверен, моя командировка в Ивелбейн не была случайностью. И дело скорее всего не в идеально сложившихся обстоятельствах или кандидатуре счастливчиков (если ты смелый, ловкий умелый, вали на хер), а в том, что периодически я вставал как кость в горле начальству из-за своего упрямства и принципиальности, вот и оформили длительную командировку к черту на рога. Мол, развейся, Картер, отдохни от ритма большого города. Отдохнул. Большое спасибо за оказанное доверие, сэр. Вижу как вы, сучьи дети, меня цените.

С другой стороны, возмущало бы меня это назначение, не сложись все так с этой встречей и "приветливым" городком Хэйвеном? Едва ли. Никто не спешит облизывать федералов и бросаться сломя голову в сотрудничество по первому требованию, тем более, если ты приехал без приглашения и что-то упорно вынюхиваешь. Об этом я уже вспоминал — типичные провинции, похожи на общины или секты, не удивлюсь, если тут именно так и есть. Так, собственно, проблем, как выясняется, и нет никаких, все в штатном режиме. Остальное, так это нервы шалят. А чистый воздух любому пойдет на пользу.

Вот и подошла к концу минутка анализа и самокопания. Ловлю себя на том, что все это время молча и абсолютно беззастенчиво изучаю Изабел взглядом. Стоило бы извиниться, но я лишь усмехаюсь, прокручивая в голове весь сегодняшний день. Меня не покидает необъяснимое чувство предвкушения чего-то куда более "увлекательного", в таких случаях чуйка обычно редко подводит, метод испробован сотни раз. От этого становится только гаже. На удачу или что-то хорошее эта штука не срабатывает.

Снова поднимаю взгляд, встречаясь с ней глазами. Шесть лет, это много или? Да, черт его знает. По моим ощущениям, передо мной практически незнакомая женщина. Новые жесты, другой взгляд, улыбка. Она слабо напоминает ту, которую я когда-то знал, какими-то мимолетными движениями, которые ощущаются как вспышки дежа вю. Наверное, оно и к лучшему. Так проще работать, не зацикливаясь на воспоминаниях, обидах и прочем личном.

— Потому как есть вероятность, что они подошли к городу именно с этой стороны, следуя вдоль трассы. Зачем лишний раз светиться на улицах и привлекать к себе внимание? Если им нужны какие-либо ресурсы, включая продовольствие, вряд ли они пошли в "Воллмарт", скорее воспользовались какой-нибудь забегаловкой на заправке. — Изабел разворачивает на столе карту, поднимаюсь со стула, подходя ближе и опускаю взгляд на точки, на которые она указывает, зрительно проводя линии от одной до другой и далее до населенных районов города. — Удачное расположение, — киваю, вновь пробегаясь по карте. — Буду благодарен, возможно, они что-то найдут. Хоть какие-нибудь следы.

Проследив дорогу до ферм, выпрямляюсь, обращаясь к Стивенс, — но, я все же хотел бы посмотреть сам. И поговорить с местными. Тут мне здорово пригодится твоя помощь, как шерифа этого прекрасного и дружелюбного городка. Жители здесь без особого энтузиазма идут на контакт, это я успел заметить, пока искал участок. Я могу рассчитывать на вас, шериф Стивенс? — Вопросительно изгибаю бровь, всматриваясь ей в лицо со всей серьезностью, на которую только способен. Усмехаюсь. Достаточно спектакля.

— Без шуток. Мне нужна твоя помощь. И как только я получу то, за чем приехал, уеду отсюда как можно скорее и дальше. Обещаю.  — Остается лишь добавить: и надеюсь, никогда не вернусь, вот только зарекаться я бы не стал. От меня здесь, увы, мало что зависит. Тем не менее не нужно быть экстрасенсом, чтобы понимать, эта встреча не приносит удовольствия никому из присутствующих и задерживаться в Хэйвене (как и возвращаться вновь) мне совершенно не хочется, предполагаю, Изабел придерживается того же мнения.

Она замолкает, похоже, обдумывает заданный вопрос. Понимаю, что попытка узнать хоть что-то о ее жизни в Хэйвене, заранее проигрышная. Спросил зря, поэтому, на выданные мне факты, будто выдержку из послужного списка, коротко киваю.

— Извини, да, я забыл. Да и не думал, что ты сюда когда-либо вернешься. Мне казалось, ты говорила, что не испытываешь симпатию к этим местам. Видишь, это я запомнил.  — Поджимаю губы, отрицательно качаю головой.  — Нет. Я понял, не дурак.  — Улыбаюсь ей, не напрашиваясь на дальнейшие задушевные беседы, их не будет, даже если бы мне вдруг безумно захотелось излить душу (что крайне маловероятно), она явно дала это понять и не один раз за наш разговор.

— Значит с начала января. Где сейчас твой предшественник?  —  Шансы малы, но вдруг хотя бы с этим повезет и экс-шериф будет чуть более расположен на поболтать. Оборачиваюсь в сторону двери, делаю короткий шаг в сторону. — Я предпочел бы продолжить разговор уже по дороге к фермам. Ты едешь? Или я сам? Не ломайся, Изабел, это не свидание. Для второго я бы выбрал что-то поинтереснее поездки на заброшенные поля кукурузы.

+3

7

Возможность выбраться из своего душного кабинета поднимает настроение, даже несмотря на то, от кого именно поступает это заманчивое предложение. Перспективы было две - провести весь день над тоннами документов и снова уползти домой самой последней, когда на улице уже будет темно, или же поучаствовать в чем-то потенциально интересном, пусть и с бывшим мужем. Даже Стивенс и даже в этой ситуации не настолько глупа, чтобы отказаться, ведь бессмысленные цифры на документах уже начинали сводить ее с ума. Просто нужно будет не забывать, кого именно судьба решила послать ей сегодня.

- Хорошо. - после затянувшейся паузы коротко кивает она в ответ. - Говорят, что отказывать в помощи федеральным агентам - плохая примета. Поехали, я знаю дорогу.

Терять времени было плохой идеей - на дворе все еще февраль, а лазить по местным заброшкам в кромешной темноте совершенно не хотелось. Стивенс быстро берет свою куртку и по дороге к выходу, как и обещала, отдает диспетчеру патрулей ориентировки подозреваемых. Кто знает, может из этого и правда что-то выйдет. Уже на улице Изабел кивает на свою машину и садится за руль, ведь среди них двух дорогу знала только она. И пусть возможность отправить Картера на его собственном автомобиле весьма приятно улыбалась Изабел, но постоянно оглядываться и проверять, не отстал ли он от нее, не было самой удачной идеей.

- Уокер вышел на пенсию и сейчас зимует где-то неподалеку от Ки-Ларго во Флориде. - продолжает она их разговор, когда они наконец оказываются в машине. - Потом дам тебе его контактные данные, но слишком много не ожидай.

Стивенс не любила плохо говорить о прошлом начальнике, ведь без него она бы не была сейчас здесь. Именно Уокер стал продвигать ее на место своего приемника, что потом сильно помогло, когда дело дошло до непосредственных выборов. За это Изабел была благодарна - хотя бы одну хорошую вещь для этого города он сделал. Однако ни для кого не было секретом, что прошлый шериф был не самым строгим или трудолюбивым начальником. Видимо мужик сумел зарекомендовать себя когда-то в прошлом, а потом не делал ничего слишком неправильного, за счет чего и смог продержаться так долго и без каких-либо проблем.

- Уокер - эксперт в рыбалке и без проблем расскажет тебе о самых лучших местах в бухте Хэйвена, а в отношении всего остального…В общем, не завышай ожидания. - ехать до нужного места было не долго. Еще один плюс жизни в маленьком городе. - Слышала, их шериф покончил жизнь самоубийством. - то ли вопрос, то ли утверждение, какое-то задумчивое. После произошедшего в Ивелбейне - не удивительно. - И что город переполнен правительственными агентами. - продолжает Изабел, пока пейзаж за окном ее машины меняется с просто скучного на сильно скучный. Она едет в объезд главных улиц города, в сторону окраины. Чем дальше от бухты, тем дальше друг от друга стояли дома. - Потерял своего напарника по дороге или вытянул короткую соломинку ехать сюда одному?

Стивенс старается не отрывать взгляд от дороги, что было сложно. Ей не нравилось не видеть лицо человека, с которым она разговаривает. Не нравилось не видеть реакции и выражения. Словно часть восприятия отрезали, из-за чего у нее теперь была не полная информация. Сколько не отнекивайся, но ей было интересно. Благо, терпеть пришлось недолго - вот уже виднеется нужный сворот с основной дороге, а вместе с этим заканчивается и асфальт. Совсем скоро, посреди заброшенных полей становится видно такую же заброшенную ферму.

Два дома на расстоянии друг от друга - один побольше, другой поменьше. Пара амбаров приличного размера, хранилище для зерна и еще несколько хозяйственных построек. Видимо, когда-то это место было одной из самых больших ферм города, но сама Стивенс этих времен уже не застала. Никто точно не знал, как давно ферма Лэнгфордов пустовала, но главный деревянный дом все еще был в приличном состоянии. Несмотря на это, с первого взгляда было понятно, что это место давно не знало ухода и заботы тех людей, которые когда-то жили здесь. Дерево сильно потемнело, краска давно облупилась, практически все окна были выбиты, а те рамы, что еще держались за свое законное место, покрылись толстым слоем пыли и грязи. Высокая сухая трава, пробивающаяся из-под небольшого слоя снега, окружила дом плотным кольцом.

Изабел еще в школьные времена слышала об этом месте разные истории. Что кто-то из Лэнгфордов сошел с ума, что ферму пытались сжечь, что здесь болели животные и люди. Ходили слухи, что в этом месте было что-то странное, однако это не останавливало местных подростков и бомжей периодически навещать это место. Хэйвен, как и любой небольшой город, прошлое которого было тесно связано с сельским хозяйством, мог похвастаться целой коллекцией подобных заброшенных мест. Несмотря на слухи и истории, в глазах Стивенс все эти места были одинаковы.

Она сбрасывает скорость, подъезжая ближе к нужному им месту. Ферма выглядела точно так же, как и обычно, без каких-либо следов и признаков, что беглые преступники Ивелбейна сделали из нее себе новый дом. На всякий случай, Стивенс паркуется на небольшом расстоянии от главного дома.

- Вот и на месте. Еще немного, и ты увидишь все самые интересные места Хэйвена. - Изабел заглушает двигатель и внимательно осматривает деревянное здание перед ними, пока не решаясь выйти. - Выглядит так, будто здесь давно никто не был. Если ничего не найдем, то у меня на примете есть еще пара мест, где можно проверить.

Стивенс не верит в то, что у некоторых месть есть энергия. Хорошая или плохая - не важно. В подобных местах слишком легко поверить в странные истории и рассказы о непонятных событиях, а единственный способ бороться с этим - оставаться максимально объективной. Не думать о том, что слышала раньше, а смотреть вперед. На события, на факты, на очевидное. Не тонуть в мыслях, а пустить свои корни в реальности и крепко держаться за нее. Так Изабел обычно подходит к подобным вещам.

И иногда это даже работает.

Поэтому, когда она выходит из машины и мгновенно чувствует, что на плечи словно опустили тяжелый груз, то списывает это на ситуацию. Она максимально напряжена из-за присутствия Джонатана, ведь балансировать на тонкой грани между событиями настоящего и воспоминаниями о прошлом было сложно. Эмоции и воспоминания старательно пытались захватить ее сознание и перевернуть ситуацию с ног на голову, с чем шериф старательно боролась. Нет. Нельзя. Неправильно. Бессмысленно. Слишком много времени прошло, все уже слишком давно в категории “прошлое”, так что какой смысл было это ворошить. Даже если и очень сильно, безумно хотелось.

Решив, что этим можно оправдать внезапную тяжесть и напряжение, Стивенс оглядывается по сторонам. Местечко именно такое, какой и стоило ожидать - пустое, уединенное, тихое.

Безумно тихое.

Ни птиц, ни гула машин, словно они в комнате, которая поглощает все звуки.

Она трясет головой, отгоняя эти мысли, снова пытаясь заземлиться в настоящем.

- Видимо, здесь все же кто-то был. - привлекает она внимание Картера, который точно так же осматривается по сторонам, и указывает на едва виднеющиеся отпечатки шин, ведущие от самого дома обратно в сторону основной дороги. - Сюда любят лазить местные подростки, так что не обязательно твои ребята. Пойдем внутрь?

+2

8

Изабел соглашается составить мне компанию. Ну, надо же. Впрочем, иного развития событий я не ожидал, как верно она замечает, отказывать федералам в помощи – дурная примета. Может сложиться так, что тебе аукнется в будущем, когда меньше всего этого ждёшь. И это не угроза, скорее констатация фактов. Я не особо верю в карму, но, ох, уж, эти бумеранги.

Мы выходим из кабинета шерифа, все ещё странно видеть её на этом месте в этой дыре. Ну, да, я был не самым лучшим мужем и не самым внимательным парнем, признаюсь честно, у меня совершенно вылетело из головы, откуда она родом. Я видел её родню всего раз и было это за много десятков миль от Хэйвена и слава Богу, если бы я знал, куда изначально меня отправляют, хрена с два бы поехал. По крайне мере, в одиночку.

Интересно, как там в Бостоне дела?  Ловлю себя на мысли, что мне не хватает трескотни напарника, не замолкающей чуть ли не 24 на 7. Надо заканчивать здесь и набрать её, поболтать вечерком, узнать как дела в городе, наверняка соскучилась. Сарказм и самонадеянность вкупе всегда были моей сильной стороной. Кого ей могли дать на замену? Ховера? Тонби? Работал с обоими, не завидую. Впрочем, я сам далеко не подарок.

Окидываю взглядом управление, задерживаясь на офицере, что провожал меня в кабинет. Он все ещё с интересом разглядывает нас обоих. Даже интересно, какое представление здесь сложилось о Стивенс, как о холодной, неприступной, строгой и повернутой на работе? Изи всегда отличалась трудоголизмом. И не мне её этим попрекать. Работа - отличный способ спрятаться от проблем, от мира в целом.

Она передаёт ориентировки патрульным, задерживаю взгляд на фотороботах, я наверное изучил их в мельчайших подробностях, и смог бы нарисовать по памяти не хуже компьютера. Остаётся надеяться, что ребята и правда где то здесь или хотя бы были в окрестностях города и оставили хоть какие-нибудь следы. Если и эта поездка была напрасной, я сильно расстроюсь. Образно выражаясь. Каждое дело, за которое я брался, с каждым последующим шагом, создавало лишь больше вопросов и почти не давало ответов. Периодически мне казалось, что это место как болото, чем больше барахтаешься, тем сильнее увязаешь. Не хотелось бы оставаться здесь надолго.

Шурюсь от неожиданно яркого солнца, бьющего по глазам. Погода здесь меняется как по щелчку, по дороге из Хэйвена меня сопровождал мелкий дождь, а тут… сочту это за знаки на удачу. Оборачиваюсь на собственный автомобиль, когда Изабел кивает на свою машину, типа, я думал… мы поедем на двух. Вот как значит, ну, что же, сегодня я в роли пассажира. Сажусь внутрь, захлопнув дверь, не пристегиваюсь. Дурацкая привычка, знаю, но не могу перебороть. Вот когда аукнется, тогда и начну исправляться. Наверное. Если будет шанс на это дело

Изабел не очень то лестно отзывается о предыдущем шерифе. Поджимаю губы, коротко кивнув. Флорида – прекрасное место. Впрочем, сейчас мне любое место, где теплее и чуть более доброжелательно, чем в штате Мэн, кажется прекрасным. Не могу осуждать старика, за то что он свалил отсюда куда подальше при первой же возможности. Изи продолжает рассказ и вот оно что, не радел за общее дело, значит. Не всем же быть борцами за добро и справедливость, кому то достаточно прикрыть собственный зад и жить в счастье и гармонии с собой и местными. Видимо, мужик был как раз из таких, но это не значит, что ему нечего рассказать за выслугой лет.
- Я бы все же с ним пообщался. Вдруг повезёт. Да и рыбалка, знаешь, тоже неплохое такое увлечение, если расследование затянется, мне будет чем занять себя в весенние выходные. – Усмехаюсь, качнув головой, - а это характерная особенность всех жителей Хэйвена? Здесь в основном живут местные? Приезжих мало, так?

Я бы задал ещё несколько вопросов, например, почему она решила вернуться в город, несмотря на перспективы, открывающиеся перед ней в том же Бостоне, да в любом крупном городе, на той же военной стезе, но едва ли Изабел настроена на душевные разговоры, это она уже дала мне понять не единожды. Кто я такой, чтобы лезть к ней в душу? Я уже там достаточно нагадил в свое время.

- Да, покончил с собой. Неудивительно? – Хмурю брови, бросая на нее беглый взгляд. – По твоему, все настолько плохо? – Впрочем, я лично в этом убеждаюсь каждый новый сраный день, проведённый в Ивелбейне, в Дерри, в Хэйвене. Неважно. Это похоже на долбанный бермудский треугольник.

Вскидываю брови, обернувшись на Стивенс, - хах…, - усмехаюсь, - смешная шутка, да. Второе. Заслужил командировку за предыдущие заслуги и особое рвение в работе. Теперь проявляю себя здесь. Образцово-показательная служба. – Вынужденные каникулы, будь они не ладны.

Отворачиваюсь к окну, провожая взглядом улицы небольшого городка - однотипные дома, улицы которые выглядят как одна, довольно угнетающий вид. Видимо, пэтому жители Хэйвена такие хмурые, соответствуют имиджу города.

- Много здесь обычно работы у полиции? – Снова оборачиваюсь на Изабел, она пристально следит за дорогой. Вопрос вполне себе логичный, глядя на все эти городки, кажется, что здесь событием считаются роды кошки у соседей, впрочем едва ли местные ждали подобного ажиотажа, что развернулся в окрестностях, может, нечто подобное происходит и в случае с городом, как там? Тихие воды обычно самые глубокие.

Мысленно сверяюсь с картой, которую рассматривал на столе у Стивенс прежде чем мы выехали. Если на фермах нет ни моих ребят, ни следов, придётся все же задержаться и пообщаться с местными, как я и предполагал: магазинчики, забегаловки, заправки. Если первое ещё можно вычеркнуть, то с бензином дела обстоят иначе. Без него из города только на попутках, которых здесь практически нет. Погружаюсь в собственные мысли и остаток пути мы едем молча. У меня голова трещит от всего этого дерьма и чем ближе к назначенной цели, тем острее ощущается ноющая боль в районе висков, будто кто-то методически вкручивает винторезы мне в голову.

Изи сворачивает с дороги на проселочную и через несколько минут перед нами рисуются совершенно иные пейзажи, которые вгоняют в еще большую тоску. Двигатель затихает, но выходить никто не торопится, сначала осматриваем территорию в зоне видимости.

- Самые говоришь… как-то так я себе это и представлял. Чудесный город. – Киваю в ответ на ее слова и все же очень надеюсь на то, что моё знакомство с Хэйвеном закончится на этой ферме, максимум на рыбных местах.

Толкаю дверь, выходя из машины и прикрываю её, опираясь ладонью о крышу. Как же кстати эта мигрень. Прикрываю глаза на доли секунды, потирая виски. Сейчас пройдёт. Но следом за головной болью приходит странное гнетущее чувство, аж сердце ухает и будто проваливается как при полете, когда попадаешь в воздушную яму. Хмурюсь и по привычке лезу в карман за сигаретой. Возможно, перепад давления, у меня на мгновение картинка перед глазами дёргается и слегка плывёт, заставляя сделать осторожный глубокий вдох. Кручу в руках сигарету, раздумывая над тем, стоит ли закурить или все же… будет лишним.

Щёлкаю зажигалкой, отмечая тишину вокруг. Она абсолютная, такая, что аж в ушах звенит. Слышно лишь как ветер легонько гоняет какой то мусор по пустыню неподалёку. Делаю затяжку поглубже. Вроде как отпускает. Перевожу взгляд на Изабел, она выглядит несколько… обеспокоенно. Списываю это на дискомфорт от встречи. Видимо, ей эта встреча далась несколько тяжелее, чем мне. Я никогда не имел склонности к эмпатии, так мне казалось, по крайней мере.

Вытягиваю шею, глядя в сторону следов от шин на которые указывает Стивенс.

- Выглядят свежими, только снегом успело припорошить. А ещё довольно глубокими. Торопились, когда уезжали, давали по газам. Вероятно, их кто то спугнул. – Подходу ближе и присаживаюсь у следа на корточки.

– Чёткий рисунок протектора. И как я уже сказал, глубокий, - наступаю на землю рядом. Довольно твёрдая почва. Поджимаю губы, оглядываясь на Изабел, она предлагает исследовать дом изнутри.

- Да, конечно. Идем. Подростки на тачке? Что они здесь забыли? - Направляюсь в сторону дома, роняя окурок под ноги и вдавливая его в месиво из снега и грязи. Сам дом не отличается от сотен других оставленных ферм. Выглядит все это достаточно угнетающе, но не более того, сказывается эффект запустения и дрянная погода. За время пока мы ехали, солнце уступило тучам, а сейчас шёл небольшой снег. Головная боль постепенно угасает, видимо, никотин возымел свой чудодейственный эффект.

- С какого начнём? – Спрашиваю, при этом уверенным шагом направляюсь в сторону большого дома, меня туда будто что-то тянет. Поднимаюсь по ступеням парадного входа и останавливаюсь у окна. Стекло в нем на удивление сохранилось, но пожелтело от времени и покрылось толстым слоем пыли и грязи. Внутри темно и этого стоило ожидать. Дергаю за ручку двери, заперто. Оборачиваюсь на Изи, собираясь сообщить ей об этом, но дверь вдруг поддается и открывается.

- Открыто… - Чуть более удивлённо, чем сам от себя ожидал. И тут, наверное, стоило бы достать ствол и зайти в дом в лучших традициях жанра, но кого им пугать? Детишек, о которых упоминала Изабел? Вхожу внутрь, осматриваясь, достаю мобильный и включаю на нем фонарь. Ни хера не видно.

- Осмотрим сначала первый этаж. Если что… кричи. – Пожимаю плечами и улыбаюсь, уходя от Изабел в противоположную сторону. Видимо, мне достанется гостиная, а ей кухня.

Она пропадает из зоны видимости, скрываясь за одной из стен и рука невольно тянется к кобуре. Так все же спокойнее. Никогда не любил подобные места. Прохожу глубже, попадая в следующую комнату и натыкаюсь на разбросанные по полу вещи. Подхожу ближе, присаживаясь рядом с оставленной курткой, проверяю карманы, натыкаясь на пару десятков баксов и купон с заправки. Любопытно. Слышу шаги за спиной, будучи уверенным, что это Стивенс, обращаюсь к ней, - Изи, посмотри… - оборачиваюсь, но позади меня пусто. Поднимаюсь на ноги, выпрямляясь.

- Изабел? – Окликаю ее, выглядывая в коридор. – Изи? Где ты? – Оглядываюсь на оставленные вещи, тихо выругавшись. Может, уехали не все и кто-то все же остался в доме. Или... все же дети?

+4

9

Внутри дома тишина еще более очевидна, чем снаружи, словно в уши набили ваты. Стивенс слышит легкий скрип двери и собственные шаги по сухому полу, но помимо этого дом встречает лишь глубокой тишиной.

Мертвой тишиной - думает Изабел, но такое сравнение ей не нравилось.

- Ага. - немного рассеяно отвечает она Картеру, медленно обводя взглядом первый этаж дома. Тот быстро отдаляется куда-то в сторону и только тогда до Стивенс доходит смысл его слов и она сама начинает шагать в сторону комнаты, которая обещала быть кухней.

Чувство груза на плечах никуда не исчезает, а вот игнорировать его становится все легче и легче, буквально с каждым шагом. Внутри что-то успокаивается, но не так, когда ты знаешь, что все будет хорошо и нет причин волноваться, а когда ты теряешь способность чувствовать в целом. Иса хотела бы уйти. Будь ее воля, она бы уже запрыгнула в свою машину и покатила бы обратно в сторону работы, но сейчас эта самая “работа” была здесь.

Дом пустует уже давно - это видно сразу. Лэнгфорды, по видимому, не стали заморачиваться по поводу вывоза большой мебели, так что на кухне Изабел находит старую газовую плиту и часть кухонного гарнитура. Дверцы шкафчиков отсутствовали полностью, один из них криво свисал, явно не выдержавший напора времени. Тем не менее, этот дом не был похож на обычные заброшенные места. Несмотря на пыль и грязь, ферма смогла сохранить какой никакой порядок. Целостность.

Интересно, почему владельцы уехали отсюда и не попытались продать это место? Стивенс делает в голове ментальную заметку попытаться найти что-нибудь о них позже.

Кухня не дает ничего интересного - пара оберток на полу, да пустая пластиковая бутылка из-под воды. Явно не те самые улики, которые заинтересуют Джонни. Ноги сами несут ее из этой комнаты, в длинный коридор с серыми стенами, которые кое-где были помечены посетителями этого места, вот только смысла в них практически не было.

“Тони был здесь”
“13.06.2017 В.М.”
“Ана, Линдси 7-7”
“FLT-35”

По центру стены слева от Изабел, красной краской из баллончика были выведены большие цифры.

1 8 0 2

Она не осознает, что делает, когда подсознание говорит ей протянуть вперед руку и мягко прикоснуться к стене поверх этих цифр. Значили ли они что-то для нее? Изабел не может понять - в голове какой-то туман, словно не только уши, но и мысли набили ватой. Что-то внутри подсказывает, что эти четыре цифры не являются ей чужими, а под пальцами она чувствует шершавую поверхность стены от которой тянет холодом.

Гостиная за той стеной, но Стивенс понятия не имеет, что там происходит.

Если честно, она понятия не имеет, что происходит с ней самой. Она никак не может сосредоточиться, ведь каждую секунду туман в голове заставляет ее мысли скрутиться в замкнутый круг, в спираль, которая медленно тянет ее за собой.

Поворот за поворотом, круг за кругом, все дальше и дальше внутрь, словно танец, словно вальс.

Резкий звук откуда-то сверху заставляет прийти в себя.

Шериф немного подпрыгивает на месте от неожиданности - аккурат над тем местом, где она стояла, упало что-то тяжелое и, кажется, покатилось куда-то дальше. Изабел поднимает глаза на потолок, а затем на лестницу неподалеку, ведущей на второй этаж. Только сейчас она понимает, что стоит практически вплотную к стене коридора, правая ладонь прислонена к ее поверхности. Вот только теперь под ее пальцами нет никаких цифр.

Стивенс трясет головой из стороны в сторону. Показалось. Другого объяснения быть не может. Остальные надписи на стене все еще там, где она видела их раньше. Задумалась, видимо, слишком сильно сосредоточилась на одном.

Да, должно быть, так и было.

На втором этаже снова что-то падает и снова что-то катится. Рука невольно тянется к оружию, пусть Изабел скорее было интересно, чем страшно. Одно его наличие рядом успокаивает, как гарант безопасности. Что бы ни таилось в темноте этого места, оно не может не считаться с этим фактом.

Изабел делает несколько уверенных шагов в сторону лестницы, чувствуя немного слабые ступеньки под ногами и крепко держась за перила. Несмотря на прошлые звуки, и верхний коридор не приносит ничего интересного, лишь пустоту.

В этот момент, она слышит голос Картера, доносящийся с первого этажа. В нем есть какая-то срочность, за которой Стивенс даже не замечает, что он завет ее так, как ей никогда не нравилось.

- Наверху, - коротко отзывается она пока понять, есть ли кто-то на втором этаже - тут кто-то… - на полу коридора нет ничего, что бы могло издать нужный звук. Длинный коридор расходился несколькими комнатами в обе стороны. Две двери справа, две двери слева, окно в конце коридора - симметрично. Тут половицы скрипят больше, видимо перекрытия оставляют желать лучшего. Все двери открыты и позволяют дневному свету проникать в коридор. - Нет, кажется, здесь тоже никого.

Но что же за звук тогда она слышала? Стивенс внимательно проверяет под ногами в попытке найти источник, но пол чист.

Опять показалось?

Слишком развиться этой мысли она не дает, потому что замечает что-то в одной из комнат справа. По полу разбросаны какие-то бумаги, что можно было списать на общее состояние это места - они, в конце концов, в заброшенном доме - но они явно были новые. Бумага все еще белая, без грязи, без желтизны. Словно кто-то впопыхах пытался что-то найти среди них, а после так и бросил. Изабел присаживается рядом с ними и поднимает пару ближайших и практически сразу понимает, что перед ней было что-то нужное.

- Джон! - зовет она достаточно громко, чтобы было слышно на первом этаже. - Тут что-то по твоей части!

Бумаги в ее руках были копиями выписок из банка. Ничего особенного, с первого взгляда, а практически вся важная информация и вовсе была скрыта, но в верхнем правом углу было написано название банка.

Чейс-банк, Ивелбейн.

Удовольствие от собственной правоты заставляет улыбку медленно расползтись по лицу. Чутье не подвело. Она была права. Стивенс усмехается самой себе под нос - конечно же она была права, как иначе? Кто, если не она, мог бы знать об этом месте и выдвинуть такое предположение. Несвойственная ей гордость собой наполняет центр груди, растекаясь по телу теплыми волнами.

Позади слышатся шаги вверх по лестнице, которые явно принадлежали Картеру. Изабел не оборачивается - она пытается собрать разбросанные бумаги вместе.

- Тут что-то из Ивелбейна. - шаги останавливаются неподалеку от дверного проема. - Не знаю, твои ли это ребята, но уже что-то интересное, правда? - Стивенс наконец поворачивается, и следующие слова застревают в горле. Потому что позади нее никого нет.

Она жадно обводит комнату взглядом, но она все еще была здесь одна. Ее тихая паника не меняла этого. Изабел крепко сжимает бумаги в руках и пятится немного назад, быстро вдыхая и выдыхая пыльный воздух этого дома. Ее было сложно напугать, но в уже в третий раз отговорка “просто показалось” больше не работала.

Здесь совершенно точно что-то было не так.

Оставаться одной в этой комнате Изабел больше не хотелось, так что схватив оставшиеся несколько бумажек с пола, она быстрым шагом направилась обратно в коридор, с глухим хлопком захлопывая дверь за собой. Все еще крепко сжимая свою находку, она прижимается спиной в двери и поднимает глаза на потолок в попытке успокоить свое дыхание и бешено бьющиеся в голове мысли.

+1


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [04.02.2020] the more things change


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC