особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [15.03.2020] terrible things


[15.03.2020] terrible things

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

terrible things
ost: brick + mortar - terrible things
пустоши Дерри, позже - один из баров города — вечер

https://i.imgur.com/ZKuhzIT.gif

Viola Bains & Isabel Stevens „


когда след пропавших драгоценностей семьи Сент-Клер приводит Виолу в Дерри, она точно знает, кому нужно звонить

+4

2

Прошел месяц после стихийного порыва Виолы расследовать дело Микки, а ощущение, будто пара-тройка дней. Все это время Бейнс продолжала поиски следов украденных украшений, ведь многое найти так и не удалось. Часы, дни и недели пролетали незаметно, настолько сильно Ривер увлеклась процессом. И когда горе-сыщик нащупала потенциальное местонахождение одной из закладок, сердце начало биться сильнее. Ви не сразу сообразила, в чем причина: адреналин от предстоящих приключений или возможность еще раз поработать (п о б ы т ь) вместе с шерифом? Конечно, никто не знает, найдут ли девушки ценности, а если и найдут, будут ли это украшения из коллекции Сент-Клэр, но… Даже просто возможность участвовать в поисках со Стивенс отливала радужными красками.

Исходя из добытых данных, сундук с сокровищами – так Ривер представляла себе сокрытые богатства – находился в округе Дерри. Дело оставалось за малым – найти реку Кендускиг и обшарить пустошь рядом с ней… Именно там очевидец заметил незнакомку с большой сумкой наперевес. Уточнять, что мужчина делал в 4 часа утра в таком странном месте, Виола не захотела, словно чувствовала - ответ ей не понравится. Дал подсказку? И на том спасибо.

Пустоши Барренса, как рассказали Ри местные, имели дурную славу, считаясь опасным и жутким местом, куда люди по своей воле ходили редко. Не то чтобы блондинка собиралась устраивать там весенний пикник с Изабел и специально рыскала в поисках подходящей лужайки. Просто жители охотно делились информацией, а журналистка внимательно ее впитывала. Она не из пугливых, да и чего бояться, когда с тобой мадам шериф? С другой стороны, последняя поездка в Дерри была эпична и повторять её в том же русле не хотелось.

Виола мысленно благодарила Стивенс за согласие на аферу с поиском сокровищ. На парковке возле небольшого магазинчика, где они договорились встретиться, девушка то и дело проверяла телефон, скучая в ожидании. Эта женщина как по волшебству вселяла в Бейнс уверенность, что все пройдёт как по маслу, а счастливое окончание расследования не за горами. А может это была магия униформы… Или ей просто нравилась шериф.

Блондинка отложила телефон в сторону и закурила. На улице было тепло, отчего курилось особенно приятно. А в хулиганских джинсах с тысячей дырок и кожанке создавалось прямо идеальное мироощущение. В конце концов, ждать звонка – так себе идея, учитывая, что Изабел за рулем и вряд ли нарушает. Ну и потом, если за углом появится полицейская машина, то режим «хатико» выключится автоматически.

И действительно, спустя минут десять шериф выпорхнула из служебного автомобиля и направилась к Виоле, которая сияла как новогодняя елка. Просто была рада ее видеть. Только хвостиком не виляла.

- Шериииф! – чуть ли не пропела Ривер, раскинув руки в разные стороны. Она не ждала объятий, просто паясничала в свое удовольствие. – Как ваши дела? Рада вас видеть, - улыбка не сползала с лица, лишь изредка скрываясь за прядями волос, которые не щадил ветер. Она уже не тянула к Исе клешни, но подошла максимально близко и просто разглядывала свою сегодняшнюю напарницу. – Можем взять горячий кофе и сразу же отправиться в сторону пустоши. Или еще раз все обсудим?

+3

3

Было обидно, что дело семьи Сент-Клер и их драгоценностей так ничем и не закончилось. Все нарощенное напряжение выливается в никуда. Стивенс была разочарована, но не так уж сильно удивлена, ведь дела семейные никогда не разрешались слишком просто, тем более когда речь шла не просто о наследстве, а о весьма впечатлительной собственности. Интуиция подсказывала, что в этом деле еще долго не будет добротных зацепок, пусть шериф пока и оставляла его официально открытым. Плюс, Стивенс несколько опрометчиво дала Виоле свой номер телефона. На всякий случай, если снова возникнут какие-то ранее неизвестные факты, хотя Изабел совсем и не ждет, что Бейнс действительно ей позвонит.

Каково же было удивление Стивенс, когда, ответив на звонок с незнакомого номера, на другом конце разговора она услышала звонкий голос Виолы, да еще и с новостями о том, что у той была какая-то новая информация. Изабел надеется, что ее улыбка не передается через трубку, ведь такой поворот событий пусть и был неожиданным, но не был нежеланным. Шериф убеждает себя, что просто рада тому, что в этом деле появился новый поворот, пусть маленький голос внутри нашептывает тихие возражения.

Новая зацепка Виолы была в Дерри - городе в часе езды от Хэйвена. Технически, это был другой округ, так что такой же власти, как дома, Стивенс там не имела. По-хорошему, эта информация должна была уйти полиции Дерри, но когда Иса слышит, что драгоценности закопаны на окраине города аки пиратский клад, она подавляет смех и решает, что это точно неправда. Бейнс она об этом не говорит, однако решает, что раз эти поиски почти сто процентов ни к чему не приведут, то и беспокоить коллег соседнего города пока было незачем. Если же, по какому-то чуду, они все же наткнутся на что-то стоящее, то с последствиями она может разобраться и потом.

Все же, Изабел оставляет свою форму дома. Тяжелая куртка темно-песочного цвета с шерифским значком остается на своей вешалке в ее прихожей, а все остальное обычное “обмундирование” так и висит в шкафу. От рядового прохожего ее сейчас отличает лишь ее служебная машина. И наличие оружия.

Дорога до Дерри проходит в каком-то непривычном для Стивенс нервном ожидании. Пейзаж незначительно меняется, когда она приближается к своему месту назначения, хотя Изабел почти ничего не знает об этом городе. Пару раз она слышала, что местные верят мол на узких улочках этого городка живет страх. Иса не уверена, верить ли в это или нет - атмосфера небольших городов всегда предрасполагает к разного рода городским легендам, которые старательно собирают старики, а подростки потом выкладывают в интернет, где некоторые из них набирают невероятную популярность. Встретить таинственное приведение казалось намного проще на улицах такого места как Дерри или Хэйвен, чем в таком густонаселённом и занятом городе, как Нью-Йорк.

Однако и просто отметать эти слухи как выдумки буйного воображения каких-то скучающих стариков Изабел не казалось правильным. Зачастую местные намного больше знают о своем месте жительства. Подготовиться к такому невозможно. Единственное, что можно сделать - держать ухо востро и надеется на лучшее.

Виола встречает Стивенс широкой улыбкой и заманчиво светящимися глазами, словно ее предвкушение перед вторым актом истории их поисков драгоценностей просвечивало наружу. Изабел улыбается в ответ, немного сдержанно, но все равно достаточно тепло. Было бы ложью сказать, что мисс Бейнс ей не нравилась как личность, ведь ее новая знакомая наполняла мир вокруг правильным количеством приятного хаоса, чего Стивенс очень даже не хватало в ее жизни, где рутина часто брала верх.

- Сегодня не шериф. - отвечает она Виоле, указывая на свой внешний вид. - Технически другой округ, так что я здесь как… заинтересованный гражданин, скажем так. Честно признаться, я была удивлена, что ты позвонила мне с этой зацепкой. Не проще было забрать всю славу за раскрытие этого дела себе? - Изабел достает из кармана курки пачку сигарет. В служебном автомобиле она курить не любила, а дорога была достаточно долгой, чтобы Стивенс почувствовала мягкую, но уверенную тягу затянуться сигаретой. - Как ты вообще вышла на эту информацию? Правда, такое чувство, что мы в каком-то приключенческом фильме. Кому придет в голову закапывать драгоценности посреди какой-то пустоши? - такой поступок и правда казался Изабел крайне дурацким, ведь остался ценности без присмотре всегда чревато неприятными последствиями. - Не стоит тратить время, темнеет все еще пока достаточно рано, а бродить в темноте по незнакомым местам не моя идея хорошего вечера. Здесь где-то недалеко, правильно?

+3

4

Виола даже не думает скрывать свою радость. Сегодня ей разрешено обращаться к шерифу по имени! А это многого стоит, даже если и объясняется другим округом и отсутствием полномочий.

Надо признать, что в обычной одежде Стивенс выглядит чудесно. Хотя форма и добавляла ей особенного шарма…

- Шер… Изабел, мне гораздо приятнее расследовать дело вместе с вами, - улыбается Бейнс и одновременно дружелюбно подмигивает шерифу. И это чистая правда. За ма-а-аленьким исключением. Из-за местных сплетен и слухов Ривер не хотела идти на дело в одиночку, а рядом со Стивенс чувствовала себя как за каменной стеной. После случая с парком аттракционов одной идти в, кхм, необычное место было стремно. – Зажигалку? – Виола моментально чиркает колесиком, когда видит в руках Исы пачку. Она и сама собиралась скурить еще одну сигарету, а теперь у нее даже компания подходящая имеется.

Бейнс нравится атмосфера приключения и она мысленно прокручивает в голове образы, как они с Изабел находят нычку, буквально роют носом землю, пытаясь обнаружить клад! А потом обессиленные, но довольные собой, смеются над ситуацией как подростки. Желательно за баночкой пива.

- Если честно, я решила не бросать дело так просто, - Ви затягивается, создавая небольшую паузу, которая только подчеркивает достижения в поисках, - и нашла пару зацепок в Хэйвене, еще раз наведалась к Агате, - а точнее - в её квартиру, что в общем и целом было не самым законным занятием, о чем Стивенс знать не стоит, - плюс поспрашивала местных в Дерри. Было сложно, но пазл начал складываться, когда один довольно странный товарищ рассказал, что видел в пустоши неопознанную мадам, которая тащила с собой что-то увесистое. Я не решилась узнавать подробности, ну, знаешь, - Ривер будто переходит на сленг, доступный только друзьям, - странно, когда громила в 4 утра следит за женщинами в пустоши… Он сказал, что мадам копалась возле огромных валунов, но до них еще нужно дойти… - Виола многозначительно тычет рукой в сторону пустоши, - пара километров через поле.

Уж что-то, а хождение по темноте точно не входило в планы журналистки. Бейнс спешно открывает машину и достает из нее заранее приготовленный рюкзак. В нем фонарик, термос с чаем и пара бутербродов. А еще на всякий случай – повербанк и складной ножик.

- В общем, я готова идти навстречу опасностям, - Ри почти беззаботно веселится и топчется на одном месте в нетерпении.

+2

5

Смотрю, ты подготовилась. - говорит Стивенс, кивая на рюкзак, который Виола достает из своей машины. Сама она не подумала взять с собой что-то особенное, но на заднем сидении ее автомобиля был фонарик, который она решает взять с собой. Помимо этого, под ее курткой пряталось оружие, ведь эта история про мужика, следящего за женщинами в пустоши по ночам, не вселяла уверенности в безопасности этого места. - Готова? - кивает она Виоле, выбрасывая окурок своей сигареты.

И с этим, не желая терять больше времени, они начинают движение в сторону валунов, на которые указала Виола. Поле перед ними ровное, земля под ногами все еще местами покрыта остатками снега. Еще достаточно светло, чтобы не включать фонарики, но Иса мысленно ругает себя за неудачный выбор времени. Она бросает последний взгляд через плечо на их два автомобиля, припаркованных у края поля, и надеется, что дорога в темноте обратно до этого места станет для них худшей частью вечера.

Городские звуки исчезают достаточно быстро, уже через пару минут быстрой ходьбы в сторону нужного им места, словно они пересекли какую-то невидимую границу, которая отделяла дикие места этого города от уже обжитых. Иса готова поклясться, что тут даже холоднее, да и ветер, который до этого казался просто легким напоминанием о зимнем холоде, здесь же был сильнее и словно проникал под одежду. Открытая местность, скорее всего, какие еще могут быть причины для этого?

Повисает тишина, которую нельзя назвать особо неуютной, но все же хочется заполнить. Обе девушки идут в достаточно быстром темпе, так что слишком много времени дорога не займет, но и идти до самых валунов в тишине не казалось хорошей идеей. Плюс, и в этом Иса сама не хотела себе признаваться, ей просто хотелось о чем-то поговорить с Бейнс. Ей было интересно, кем была эта девушка вне рамок их расследования. Странно, ведь это была лишь их вторая встреча.

- И как же такая девушка, как ты, оказалась в наших краях? - еще в прошлую встречу она узнала, что Бейнс была из Нью-Йорка. Что заставило ее поменять пейзаж большого города на сонные виды глубинки штата Мэн? - У нас здесь не так много приезжих, даже наоборот - все пытаются уехать куда-то, где жизнь быстрее и здания повыше. - очередной порыт холодного ветра бьет в лицо с неожиданной силой, из-за чего Стивенс щурится и посильнее укутываются в свою куртку. - Просто расследование или что-то еще?

Изабел не была из тех людей, который верили в “энергетику мест”. Что определенные места могут быть плохими или хорошими. Про Дерри, в особенности, ходило много слухов, было много историй, которые местные пьяницы могут рассказать в одном их баров города, если купишь им выпить. Эти слухи бывали разной степени абсурдности и невозможности, начиная от того, что над Дерри часто видят нло и заканчивая рассказами о том, что в местных краях самые глубокие страхи человека оживают. Стивенс привыкла списывать это на бурную фантазию.

Однако сейчас она не могла отделаться от странного чувства, будто ей кто-то смотрел в спину.

Первые пару минут их пути это чувство было практически незаметным, как едва ощутимая тяжесть вокруг плеч, которую можно было списать на свое собственное активное воображение, но с каждым шагом в сторону валунов Изабел казалось, что эта тяжесть становилась все больше и больше. Ей безумно хочется обернуться назад и проверить, не идет ли кто-то за ними, но она заставляет себя смотреть только вперед и раз за разом повторяет самой себе, что это лишь из-за окружающей их обстановки.

Большое и открытое пространство - есть. Безлюдное место - есть. Темнеет - есть. Истории о том, что в Дерри страхи оживают - есть, есть и есть. Отличная почва для усиления внутренней тревоги. Плюс, Изабел и так последние пару недель была вся на нервах, так что ее собственное эмоциональное состояние не было таким стабильным, как когда-то раньше.

Все было бы хорошо, если бы в этот момент она не начала слышать отчетливые тяжелые шаги у себя за спиной.

Дыхание перехватывает, и она реагирует быстрее, чем успевает это понять. Иса резко останавливается и оборачивается в поисках причины для этих шагов, однако позади них лишь точно такое же поле, пустое и безлюдное. Она отчаянно мотает головой из стороны в сторону, всматриваясь в монотонный пейзаж вокруг в надежде увидеть хоть что-то, но все тщетно. Они здесь совершенно одни.

- Ты это слышала? Словно шаги... - начинает она, оборачиваясь к Виоле, но резко обрывает себя. Только ее внезапных фантазий им не хватало. Нечего пугать Бейнс. - Извини, должно быть, мне просто показалось. Или может ветер. Это место… странное что-ли, не знаю. Поскорее бы убраться отсюда.

+1

6

Одобрение шерифа приятно греет душу, а Ви тепло улыбается. Ну конечно, Бейнс не просто так запаковала еду и чай, ей хотелось впечатлить Изабел чем-то кроме отчаянного везения на неприятные ситуации.

- Наверное, стоило выбраться немного раньше, - Виола запоздало подтверждает опасения Стивенс, слегка поежившись от внезапного мороза по коже, но все равно уверенно шагает в сторону цели. Даже десяти минут разговора на парковке хватило для того, чтобы небо стало темнее, пригоняя угрюмые облака в загадочную пустошь. Кажется, можно было одеться и потеплее, но поезд уехал, а рельсы уже разобрали. Старательно отгоняя мысль, Бейнс застегивает молнию на куртке под самое горло.

А может в толпе мурашек на её теле виновато место. Словно совсем скоро на поле опустится туман, а чуть позже из земли поднимутся зомби. Пожалуй, не стоило ей вчера устраивать марафон фильмов-ужасов.

— И как же такая девушка, как ты, оказалась в наших краях? – вопрос, который в последнее время преследует Ривер все чаще. Дана, Фелиция и вот пару дней назад Морган. Еще одно напоминание, что блондинка чужая. Будто на лице написано, что ей здесь не место.

Виола хмурится, утыкаясь взглядом то ли в землю, то ли в собственные ботинки. Понятно, что Изабел не пыталась задеть или обидеть, и все переживания на этот счет – личные заскоки Ривер. И все равно как-то не по себе.

- Решила переехать в Ивелбейн по зову сердца, - девушка добавляет голосу чуть больше настроения, чтобы лишний раз не грузить себя и Стивенс, - махнула навстречу самостоятельной жизни, новым людям и, конечно, расследованиям, - лукавить и тут же чувствовать, как собственное вранье кусает за пятки. Врать Изабел не хочется, но так уж получилось, что её легенда успела обрасти подробностями, жизненный цикл которых лучше поддержать до поры до времени. Ну не признается же она, что на самом деле уехала за геем-мудаком на край света, чтобы в итоге украсть дело Сент-Клэр и беспрепятственно копаться в жизни чужих людей ради фана. Ради того, чтобы подлатать пустоту внутри. – В Нью-Йорке больше возможностей, но в то же время я ощущала себя там чужой.

Ви чувствует, как едва не срывается в токсичное нытьё и ненадолго замолкает, пытаясь собраться с мыслями. Лучше говорить о ком-то другом, чем о себе.

– А ты почему не уезжаешь? Мне кажется, ты могла бы заниматься чем-то помасштабнее, ну, знаешь, как в лучших фильмах о полицейских и всё такое, - Бейнс старается звучать шутливо и легко, - или лучше без особого стресса?

Остатки снега неприятно хрустят под ногами, да так, что хочется в такт скрипеть зубами. Ривер оборачивается, чтобы посмотреть на парковку, и тяжело вздыхает. Становится как-то не по себе, будто ледяные пальцы пробегаются по каждому позвонку, заставляя передергивать плечами.

- Так себе тут атмосферка, - почему-то вслух проговаривает девушка, поглядывая на спину Изабел, которая идет чуть впереди. Ри быстро догоняет шерифа и снова вглядывается в пустошь.

— Ты это слышала? Словно шаги...

- Что!? – Виола останавливается как вкопанная и вторит движениям Стивенс, буквально оборачиваясь вокруг своей оси, прислушивается, но не слышит ничего необычного, - Я буквально пару секунд назад оборачивалась и ничего не слышала, и не видела, - тут же выдает блондинка, хотя ясно чувствует, как комок страха подступает к горлу.

Иса одергивает себя, но спокойнее не становится. Бейнс морщится от собственной трусости и нервно поглядывает по сторонам.

- Давай ускоримся, - робко предлагает она и берет инициативу в свои руки, делая несколько уверенных шагов по направлению к цели. Им и идти-то осталось метров пятьсот, - быстрее справимся с этим делом и отправимся в бар праздновать победу, - Виола оборачивается к Изабел и шутливо подмигивает.

Взгляд журналистки резко меняется, натыкаясь на чью-то фигуру за спиной шерифа и она резко вскрикивает:

- Иса, сзади!

В этот момент Ривер отчетливо чувствует чью-то руку на своей спине, а потом – толчок, устоять от которого просто невозможно. Девушка падает вперед, едва успевая упереться ладошками в холодную землю. Рюкзак слетает с плеча и мертвым грузом оседает рядом.

- Твою мать, - в голосе чувствуется злость и страх, Бейнс перекатывается на спину и пытается понять, что только что произошло. Сердце бешено стучит, заставляя все тело мелко дрожать. В глазах мутнеет, но и такого зрения хватает, чтобы понять: перед ней никого нет.

Еще пару секунд Ри отчаянно всматривается в пустоту, но вспоминает, что она здесь не одна, и оборачивается. Коленки и ладони саднят, грязь вперемешку со снегом забивается в неглубокие раны, добавляя свою толику неприятных ощущений. Черт бы побрал эти дырявые джинсы.

+1

7

Их разговор практически помогает забыть о том странном сжимающем чувстве, что поселилось сейчас внутри Изабел. Она старается сосредоточиться на этом, переключить внимание на голос Виолы, слышать и слушать, а не отвлекаться на какие-то там непонятные мысли. Она даже может выдавить из себя улыбку, которая почти похожа на настоящую.

- А ты почему не уезжаешь?

Короткий вопрос и слишком сложный, чтобы так просто на него ответить. Причин был целый вагон и маленькая тележка, а сверху все они были дополнены началом тревожных лет, что отодвинуло все вопросы собственного “хочу-не хочу” даже не на второй, а скорее на третий план.

- Семья. - коротко отвечает она, будто одно слово может объяснить все сразу, красиво и лаконично. - Они все в Хэйвене, а меня слишком долго не было рядом. Теперь наверстываю, так сказать. И там спокойно, конечно, за исключением… подобных случаев.

Верить или не верить в “сверхъестественное” было выбором лично каждого. Кому-то были интересны истории о приведениях и старых домах, пропитанных трагедиями. Кто-то любил связывать историю места с неудачами, происходящими там. Некоторые люди могли часами говорить о своих теориях, наперебой с другими споря о том, во что верили полностью и без каких-либо сомнений. Другие же отдавали предпочтение холодным фактами и простым объяснениям. Всегда находили логику даже в самом эмоциональном рассказе. Доверяли лишь тому, что видели сами.

В любом случае, это был выбор.

Сейчас же для этих двух девушек этого выбора не существовало, потому что отрицать действительность не возьмутся даже они.

Сердце все бьется быстрее обычного из-за того, что Изабел отчетливо слышала шаги у себя за спиной. Следующее событие она никак не могла предугадать, ведь глаза Виолы внезапно сосредотачиваются на чем-то за ее спиной, а на лице явно, как ясный день, читается отпечаток замешательства и волнения.

Изабел не нужно оборачиваться - она чувствует этот тяжелый, жгучий взгляд на своем затылке. Он пульсирует и отправляет волны холодного страха по ее телу одну за другой. Застыв на месте, Иса внезапно понимает, что не может пошевелиться. Мир вокруг продолжает жить своей жизнью, но она сама не способна сдвинуться с места. Она пытается поднять руку, но все тело оцепенело настолько сильно, что она даже не может пошевелить пальцем.

Однако она была в этом не одна - Виола, стоящая совсем рядом, внезапно падает. Словно ее кто-то резко толкнул сзади, вот только позади нее нет никого.

Именно тогда поднимается ветер. Не такой, как был раньше, а хуже. Сильнее, холоднее, настойчивее, проникающий все глубже и глубже, обвивая Стивенс своим ледяным объятием. Она может поклясться, что слышит чей-то голос в этом ветре.

“Ис-с-с-са” шипит ветер в ее ухо. В этом голосе есть что-то знакомое, только она пока не может понять, кому именно он принадлежит.

“Ты забыла, не так ли?”

Слова сложно разобрать, все звуки сливаются вместе и перемешиваются с гулом ветра. Стивенс впивается глазами в вечернюю темноту перед собой в попытке увидеть хоть что-нибудь, что поможет справиться с этим оцепенением, но оно проходит так же внезапно, как и наступило. Невидимые узы отпускают немного, но достаточно для того, чтобы Изабел наконец могла пошевелиться.

“Мы помним все, Иса”

“Мы никогда не забываем”

“Мы наконец-то нашли тебя”

Фраза за фразой, ветер шепчет ей что-то странное давно забытым голосом. Она старается не слушать, но не получается - этот звук словно сразу же проникает вглубь нее. Даже если она закроет уши, даже если она попытается это перекрыть, то голос все равно найдет ее.

Несмотря на это, она собирает достаточно сил, чтобы сделать пару шагов вперед и протянуть руку Виоле чтобы помочь подняться. Стивенс нервно оглядывается по сторонам, словно в ожидании нового удара, но вокруг них опять лишь пустота и тишина.

- Ты в порядке? Идти можешь? - быстрый взгляд по девушке, руки Исы все еще поддерживают ее. - Нужно убираться отсюда. Можем вернуться утром, но точно не сейчас.

Очередной порыв ветра. Стивенс кажется, что она уже не способна чувствовать холод, но это не так. Пальцы рук оледенели, но все равно тянутся к оружию, спрятанному от чужих глаз. Промерзший метал практически обжигает, заставляет одернуть свои пальцы. Ее оружие уже давно стало своеобразным продолжением руки для Изабел, но сейчас оно давит, как чужеродный элемент.

Она не понимает, что происходит, закрывает уши руками, зажмуривает глаза, дышит быстро.

Даже через все это она опять слышит тот самый знакомый голос и, наконец, узнает его. Потому что это ее голос, ее собственный шепот. Открыв глаза, Изабел видит расплывчатую фигуру немного вдалеке. Она не человеческих пропорций - слишком высокая, слишком худая, слишком длинные руки и нечеловеческие пальцы, похожие на лезвия. Темный туман вьется вокруг фигуры, жадно расползаясь во все стороны, поглощая сухую траву и большие валуны вокруг них. Он ползет ближе к ним, метр за метром, быстро сокращает расстояние, пока Изабел не вдыхает полные легкие этого чёрного дыма.

Она не знает, рядом ли Виола. Точнее, она практически уверена, что сейчас осталась здесь одна.

Совсем одна.

Туман вокруг обвивает ее своей тишиной и спокойствием. В нем нет агрессии, в нем нет страха, в нем нет кровожадности. Лишь… Спокойствие. Тихое, могильное, бесконечное. Она здесь одна и никого никогда не будет рядом. Иса уверена в этом.

Ей хочется протянуть руку вперед и попытаться нащупать мир вокруг, но она опять оказывается в том же оцепенении, что была раньше. А темная дымка лишь нагнетает свое присутствие, вытесняя все звуки, все чувства, все эмоции. Раз за разом Изабел вдыхает ее внутрь себя, и она распространяется там, как инфекция, как зараза. Одиночество пускает в нее свои корни, не давая ничему другому приблизиться к Стивенс.

“Мы же все помним, Иса” - продолжает этот голос. - “Когда-то мы были вместе… Где твои друзья, Иса? Те, кто всегда тебя прикрывал. Те, кто всегда был рядом.”

- Рене и Даг мертвы, - голос заставляет ее вспомнить ее самый близких друзей после академии, каждый из которых нашел свою смерть в жаркой пустыни, где они когда-то служили вместе - Мелани и Джейк оставили меня, - которые пережили их войну, но которых забрала другая - зависимость.

“А твоя семья, дорогая Иса?”

- Отец умер, - продолжает шептать она - мама не различает, что реально, а что лишь ее сон. Эзра уехал, а остальные… - она сглатывает тяжелый ком в горле - такие же, как я. Проклятые навсегда, никогда не смогут жить по-прежнему.

“Ты не смогла защитит никого из них. Чего же ты хочешь?”

- Я… все еще могу защитить их. Других, всех остальных… Я должна!

“Кого? Тихого парня по соседству? Друга детства? Или того, кто когда-то защищал и тебя, а теперь ему нет до тебя дела? Людей вокруг? Никто из них не может быть спасен, дорогая Иса. Каждый из них найдет свою багровую судьбу, когда ты будешь рядом.”

- Я… - Стивенс понимает, что к горлу подступают слезы, которые она проглатывает обратно, глубже, подальше от себя, будто это еще может чему-то помочь. - Я… Нет, нет, это не так.

“Ты осталась одна… Совсем одна. Кого ты ищешь? Образ, который придумала для самой себя? Тебе стоит остаться здесь, с нами. Даже боль мягкая здесь, ты же чувствуешь?”

Ветер мягко прикасается к ее щеке, невидимыми пальцами проводя по ее коже. От этого становится еще холоднее.

- Я не могу быть одна. - Стивенс чувствует, как ее колени поддаются этому невидимому напору. Она падает на землю, жестко чувствуя свое падение о промерзшую землю. Она знает, что Виола должна быть где-то рядом, где-то близко… - Виола? - она протягивает руку куда-то вперед, действуя вслепую. - Возьми меня за руку. Пожалуйста!

Отредактировано Isabel Stevens (2020-09-12 20:01:57)

+2

8

Dead Man's Bones - Lose Your Soul

Обернувшись к Изабел, Бейнс видит оцепеневшее тело, и сама замирает, не в силах подняться с колен. Девушка окликает шерифа – ноль эмоций, зовет еще раз – снова ничего. Слова теряются в внезапно накинувшемся порыве ветра, а может Иса просто не слышит, не может услышать.

Виола смотрит на нее беспокойно, а ледяной воздух продувает до самых костей, путает волосы и режет лодыжки.

Полный отстой.

- Стивенс! – еще сильнее кричит журналистка, пытаясь встать с земли. Она вжимается в почву ногами, чувствуя власть природы над собой.

Вряд ли шериф слышала, может быть почувствовала?

А порыв стихает так же быстро, как и появился.

Рука Исы словно спасательный круг, игнорировать который невозможно. Холодная как лед. Ривер поднимается с земли и нелепо отряхивается, бьет себя по ногам и ладошкам, поднимает с земли рюкзак. В горле у нее пересохло, но девушка почти не замечает этого, оглядывается по сторонам нервно, разглядывает шерифа.

- Всё нормально, - Ви не замечает призыва покинуть пустошь, не хочет, - Я звала тебя, а ты словно зависла на пару минут… Ты не слышала?

Отчетливые щелчки пальцев над ухом. Отвлекают, зазывают. Виола резко поворачивается в сторону звука. В этот момент с другой стороны слышится истеричный смех и вопрос, от которого замирает сердце:

- Почему ты не умерла?

Щелк. Щелк. Щелк.

Бейнс уже слышала такой смех от бездомной женщины, прятавшейся в тени Бруклинского моста. В ту ночь старая ведьма напугала её до чертиков. Безумный взгляд с залитыми до краев радужки зрачками, несвязная речь и цепкая рука на ее предплечье. Бездомная кричала, смеялась как умалишенная и чуть не оторвала от Виолы смачный ломоть, ловко впиваясь ногтями в нежную кожу. Блондинку отбили неравнодушные прохожие, а женщина просто упала на спину и продолжала смеяться.

Воспоминание было неприятным, противным, криповым. Но сейчас оно вызвало в журналистке больше злости чем страха. Заданный вопрос добавил ярости и негодования.

Или это звук раскладного ножа?

- Кто здесь!?

Ривер не верила в сверхъестественное, хотя бывала в занятных ситуациях неоднократно. Ей больше нравился вариант, в котором Ви окружали соперники из плоти и крови. Их можно ранить, испугать, шантажировать, договориться, в конце концов.

Кто бы ты ни был, ты за это поплатишься.

Ветер быстро возвращается, не желая отпускать случайных путниц из своих ледяных лап. Костяшки на сжатых в кулаки пальцах начинают краснеть. Бейнс вглядывается в пустошь и часто дышит, пытаясь в каждом новом шорохе найти скрытую угрозу. Когда девушка вновь поворачивается к Стивенс, поток злобы сливается со страхом за шерифа. Виола и представить не могла, что один вид Изабел вызовет настолько сильные эмоции.

- Да что ты можешь?

Блондинка резко мотает головой, отгоняя ненужные мысли.
Тебе чудится. Это всего лишь очередные глюки.

- Иса? – Виола шепчет, не в силах сказать что-то еще. Ей хочется дотронуться до плеча шерифа и хорошенько тряхнуть ее, высвободить из ловушки сознания, стянуть оковы. Но она не может сдвинуться с места, растворяясь в собственных ощущениях.

Щелк. Щелк. Щелк.

Сейчас предложение покинуть пустошь кажется единственно верным решением, от  которого у журналистки буквально сжимается сердце. Они так близко к финишной прямой, совсем рядом, а теперь… Отказаться, уйти, сбежать, поджав хвост?

- Уходи и не возвращайся.

Боковое зрение подсекает непонятную тень и Бейнс снова резко поворачивается, пытаясь зацепиться взглядом за что-то осязаемое. Становится еще темнее, будто пространство вокруг девушек сжимается, туман дополняет и без того неприятную обстановку.

Еще немного и взорвется, разметет их внутренности по округе.

Тень не исчезает, мозолит глаза как грязное пятно на белой футболке. Виола жмурится изо всех сил и снова открывает глаза, тень не пропадает.

- Что с тобой? – блондинке нужно отвлечься, найти выход из ситуации, найти выход отсюда. Вопрос, который арестовывался Стивенс, будто задан им обеим сразу, мозг лихорадочно генерирует ответы.

Больна.
Пьяна.
Сходишь с ума.

- Ты потерялась. Ты знаешь, что делают с теми, кто потерялся?

Бейнс вскрикивает и смотрит на свои ладони. Симметричная рана украшает сразу обе. Тонкие порезы по линии ума. Еще один вскрик. Перепуганная девушка касается кончиками пальцев щеки, и сердце начинает биться быстрее. Капельки крови остаются на коже, она еще не видит их, но уже знает, чувствует, как тоненькая струйка стекает к шее.

Загнанных лошадей пристреливают.

- Может быть, кто-то хочет, чтобы ты страдала так же как они?
- Почему ты не умерла?

Ривер пересиливает себя, цепляется пальцами за плечо шерифа. Ей все равно на кровавые пятна, что теперь украшают ткань. Ей все равно, что подумает Изабел. Блондинка пробегается взглядом по спутнице и понимает, что на ней ни царапины. И если Виолу пустошь пытается ранить физически, кажется, для Стивенс битва разворачивается в её подсознании.

Иса падает так неожиданно, что рука Ривер соскальзывает с её плеча, Бейнс не успевает подхватить женщину.

- Виола?

- Шериф!

Журналистка опускается перед Изабел, и прячет ее ладонь в своих. Руки дрожат, Ви нервничает и сжимает пальцы шерифа еще крепче.

- Я здесь, я рядом. Ты права, нам надо выбираться. Можешь идти?

Щелк. Щелк. Щелк.

Ривер готова поклясться, что слышит за своей спиной шаги. Будто кто-то отбивает ритм и стремительно приближается. Дыхание сбивается, возвращает страх, от которого только сложнее собраться с мыслями.

- Оставь её здесь и беги, беги!

Ей страшно, она злится, хочет разъебать все вокруг. Виола уже привыкла к ноющей боли в руках. Рану на щеке и вовсе не замечает. Смотрит хищно по сторонам, не решаясь обернуться на шаги. Сжимается вся, будто готовится к удару.

Но ничего не происходит.

Щелк. Щелк. Щелк.
Над самым ухом.
Прямиком в мозг.

- К черту, к черту! – крик срывается с губ внезапно, остро, и все звуки разом пропадают.

Ривер кажется, будто она оглохла. Словно Стивенс говорит ей что-то, а Ви не слышит. Совсем. Страх отступает. Блондинка понимает, что сейчас ей нужно быть сильной. Ей нужно встать, забрать Ису и валить отсюда нахрен. Девушка отпускает ладони Изабел и перехватывает её за предплечья, помогая подняться.

- Идём, я помогу, - Бейнс надеется, что шериф слышит ее, что тишина только в голове Ри.

+1

9

Изабел боялось многого.

Да, с первого взгляда, она казалась тем бесстрашным человеком, который и в горящий дом вбежит, и с врагом не побоится встретиться лицом к лицу. Однако это было не совсем правдой - у Стивенс были странные отношения со страхом.

Это была единственная эмоция, которую она научилась прятать. Научилась не показывать, как у нее иногда дрожат руки, как в глазах проявляется паника, как все тело цепенеет в ожидании удара. Так было проще - она слишком долго жила в системе, где любое проявление страха было приравнено к слабости, так что пришлось адаптироваться. А потом это стало настолько привычно, что она почти и забыла, чего на самом деле боится.

Многие ее страхи были… простыми. Изабел никогда не смотрела с высоты вниз, потому что из-за этого ладони начинали потеть. Она никогда не плавала в глубоких водоемах, потому что из-за этого ноги становились ватными. Она не любила грязь и болезни, мелких насекомых со слишком большим количеством ног и все, что могло показывать признаки гниения. Темнота до сих пор заставляла ее чувствовать будто за ней кто-то стоит.

Но все это было тривиально - ну кто не боится высоты. Какой нормальный человек любит пауков? Кому нравится стоять в одиночестве в темноте? Все это было настолько нормальным, что Стивенс была даже немного стыдно за такие страхи.

Тем не менее, это было не все. Были вещи, которых она боялась намного больше.

С недавних пор она часто задумывалась над тем, все ли происходящее было реально. Все то, что случилось с ней самой, все то, что происходило с людьми вокруг и, в особенности, с ее городом - действительно ли это было так? Что если ее сознание врало ей? Что если она просто была больна и ничего необычного в мире попросту не существовало? Стивенс не знает, откуда впервые пришел этот страх. Просто в какой-то момент она подумала, что все происходящее было слишком сюрреалистично, чтобы быть правдой и бум - эта мысль навсегда поселилась в ее голове.

Еще больше она боялась того, что ей управляют. Что ее поступки были продиктованы чем-то больше, чем она сама. Что она была лишь марионеткой, которую что-то невидимое дергает за ниточки и отправляет туда, где она должна быть. Вдруг она на самом деле муха, угодившая в огромную паутину, хозяин которой медленно приближается к ней в ожидании своего пира. Стивенс всегда задумывалась над тем, почему люди поступают именно так, как поступают, но это никогда не распространялось на нее саму. До недавнего времени.

Однако самый большой страх Изабел был с ней всегда. Она боялась остаться одна. Что все, кто ей дорог, внезапно исчезнут. Что она сделает что-то, что отпугнет их. Что они забудут про нее, словно никогда ее и не знали. Что она больше не будет частью своей семьи, что рядом с ней не будет никого, кто бы мог услышать ее. Сколько Стивенс себя помнит, этот иррациональный страх одиночества всегда был рядом. Может быть дело было в том, что ее родители больше внимания отдавали младшим, а они с Марси часто оставались предоставлены сами себе. Может быть это было последствием того, скольких дорогих ей друзей она успела потерять. Может быть она просто боялась смерти и того, что старуха с косой заберет всех раньше, чем ее саму.

Она вдыхает холодный туман, который пропитан этим одиночеством. С каждый вдохом его пустота поселяется все глубже и глубже. Стивенс кажется, что она посреди моря на крошечной лодке, что ее относит все дальше и дальше и дальше. Туда, где она останется одна навсегда. Туда, где ее никто никогда не найдет.

“У нас тихо” - продолжает шептать голос
“Здесь тебе будет спокойно”
“Здесь безопасно. Мы защитим тебя от этого мира”

Изабел практически слышит скрежет своих зубов. Всеми силами она старается не дать этому туману забрать ее туда, где о ней все забудут. Где ее самый большой страх станет реальностью. Откуда она уже не сможет найти выход.

Поэтому рука Виолы - это не просто спасательный круг, а ее единственная связь с реальностью. Вот же, рядом есть кто-то. Живой. Настоящий. Ее прикосновения отгоняют туман немного назад, словно он боится этого. Изабел хочется вцепиться в нее крепкой хваткой, прижать ближе, почувствовать чужое живое тепло, биение настоящего сердца где-то внутри, и не отпускать, пока туман не отступит навсегда. Стивенс понимает, что вновь начинает чувствовать свое тело. Тепло от рук Бейнс медленно растекается по ее коже, возвращая способность двигаться, дышать и думать. Ее начинает бить мелкая дрожь. Холод и страх сплелись вместе в тугую веревку, охватывающую ее полностью.

С удивительной силой, Бейнс тянет ее наверх и помогает подняться. Изабел едва держится на ногах, ей нужно несколько секунд, чтобы выпрямиться и отогнать внезапное головокружение. Она переводит взгляд на девушку рядом и на ее лице читает такой же отпечаток страха, который, как она была точно уверена, оставил след и на ней. Впервые за все это время до нее доходит мысль, что Виола тоже испытала что-то необъяснимое и пугающее до самый костей.

Что видела она? Или слышала? Пытался ли ее забрать такой же туман одиночества или у этого места для каждого уготовлена своя участь? Спросить она, конечно же, не осмеливается. Не просто потому что сейчас было не время и не место, а потому что даже представить не может, как вообще описать все происходящее словами, а не кучей несвязных междометий и нецензурной лексики.

- Да, нужно уходить отсюда. К черту это все. - коротко кивает она в ответ Виоле. Она оборачивается по сторонам в попытке понять, откуда они пришли. Вдалеке виднеются огни заправки, у которой они припарковались. - В ту сторону, пошли.

Ее рука сама собой находит ладонь Виолы, Изабел тянет ее за собой в сторону огней, обещающих покой и безопасность. Идти тяжело - ее ноги все еще повязаны холодными оковами страха. Она сжимает пальцы свободной руки в крепкий кулак, чувствуя, как ногти впиваются в мягкую кожу внутренней части ладони.

- Держись за меня, не отпускай. Пока мы держимся вместе, оно не сможет нас достать.

Она все еще видит туман, ползущий за ними, но он не смеет приблизиться настолько же близко, как был раньше. Изабел сосредотачивает все чувства на руке Виолы, словно показывая этому порождению холодного одиночества, что сейчас она была не одна, так что забрать ее снова не получится. Туман торопится вперед, бежит туда, куда они направляются, но в этот раз Иса может просто пройти сквозь него. Он обвивает ее ноги, ползет выше, как виноградная лоза, но он теперь медленнее. Словно чем дальше они отходили от тех валунов, к которым их привели слухи о драгоценностях, тем слабее становилось его влияние.

“Почему ты не хочешь остаться, дорогая? Ты же знаешь, что мы правы.”
- Нет. Я не одна. Никогда не была и никогда не буду.
“Как долго ты будешь бежать от неизбежного? Однажды ты сделаешь свой выбор, и это будут не они.”
- Значит, это будет для них. А пока - пошел к черту.
“Думаешь, что когда ты уйдешь отсюда, то будешь свободна? Мы найдем тебя везде”

Стивенс спотыкается, но успевает поймать себя прежде чем утянуть Виолу с собой. Огни заправки уже совсем недалеко, но с каждым шагом двигаться дальше становится все сложнее и сложнее. Усталость тяжелым грузом давит сверху, заставляя замедлиться.

- Еще немного. - она пытается добавить в голос столько уверенности, столько может. - Только не отпускай мою руку, слышишь? Мы почти выбрались.

+2


Вы здесь » REDЯUM » full dark, no stars » [15.03.2020] terrible things


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC