особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » P [18/12/2019 - 03/01/2020] facing past years fears


P [18/12/2019 - 03/01/2020] facing past years fears

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

facing past years fears
ost или цитата
Ивелбейн → Дерри — конец декабря, январь

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a1/8c/81/49427.png http://forumuploads.ru/uploads/001a/a1/8c/81/78280.png

Дани & Илай „


история о том, как мы казнь пропустили

+3

2

Различие между Прошлым, Настоящим и Будущем всего лишь иллюзия. Хотя и стойкая.
Прошлое всегда остается прошлым.
И хочется, чтобы оно было именно так.
Но иногда прошлое врывается в твое настоящее. И в твое будущее.
● ● ●

С недавних пор, Дани стал преследовать один и тот же сон. По началу, она не придавала ему значения - обычный кошмар, с кем не случается? Но кошмар становился все более навязчивым. Причина была определенна довольно быстро. Стресс, связанный с собственными воспоминаниями. Пропажи детей отзывались эхом внутри Дани. И хотя она лично не застала событий в восемьдесят пятом году, родившись немногим позже - и все же, именно она расхлебывала последствия той трагедии.
Старший брат Дани, - Дэниель, Дэни, - был одним из тех детей, чьи родители так и не дождались своих отпрысков домой. Каждая семья переживала трагедию по-своему, и пожалуй, нельзя их осуждать за выбранный путь. Чета Декоди пошла по довольно извращенной тропке, решив возродить своего малыша через другого ребенка. Это была Н А Д Е Ж Д А, которая давала им смысл жить. И которая таяла слишком стремительно, чтобы суметь ее удержать хоть на мгновение.
Будучи ребенком, Даниелла считала брата чем-то недостижимым, ангелом с небес. Дэни был почти воплощением идеала, к которому так стремилась девочка, чтобы видеть одобрение родителей. Но она всегда была другой, и как бы не старалась, она не становилась ближе к тому светлому образу старшего брата. Когда Дани подросла, то она стала его ненавидеть. Весь этот культ Дэни, организованный родителями, причинял боль. Она хотела, чтобы они смогли раскрыть свои глаза пошире, увидели бы её. Даниелла больше не хотела быть чьей-то копией. И вот ей двадцать семь, и она не испытывает к нему ненависти - погибший ребенок не виноват в сумасшествии родителей. Виновен лишь тот, чье преступление разрушило чужую семью. Что произошло со старшим братом для Декоди так и осталось тайной. Но она всегда думала о том, что не хотела бы чтобы он мучался.
Прошло много времени с того момента, как Дани завязала с Дерри, изредка общаясь с оставшимися немногочисленными родственниками. Двоюродная сестра мамы, её муж, их дети - последнее звено, связующее Дани с прошлым. Странное дело: она никогда не была вивновата в случившемся, но всегда стыдилась его. И прятала от любопытных глаз, предпочитая хранить историю своей семьи где-то в дальних пыльных углах памяти. И с этим она успешно справлялась неполных десять лет.
Пока не произошла первая пропажа в Ивелбейне.
И вот тогда кошмары медленно проникли в ее жизнь.
Дани знала, что у Илая уже есть вопросы к ней. И в отмазки про обычный кошмар он не верит. Да и она сама уже устала обманывать его. Строго говоря, это не было ложью, просто подробностей она никогда не рассказывала, опасаясь, что всплывет еще более глубокая тайна, нежели поехавшие от горя родители. И тем не менее, Дани начала остро осознавать, что всем секретам по умолчанию приходит конец. В прочем, кому, если не ему доверить все свои скрытые стороны? Ближе, чем Илай у Дани никого не было. И они столько времени были вместе, что девушка забыла тот период времени, когда жила без него.
И все же, ей не хватало духу начать. Декоди все искала удобный момент и старательно пыталась скрыть все следы нервозности. Только Илая не обманешь. Может поэтому и он стал так сдержан к ней последнее время? Кто-то должен был начать череду откровений. Дани честно хотела, но каждый раз, в последнюю минуту, увиливала, ощущая, как начинают дрожать руки.
● ● ●
Мальчик шел под проливным дождем. Дани видела его лишь со спины, но точно знала, что это Дэниель. Она бежала за ним, но никак не могла догнать его. Декоди звала его по имени, просила остановиться, просила подождать, но без толку. Ребенок продолжал свой путь. Останавливался он резко, и когда Дани касалась его плеча, он поворачивался к ней... А дальше девушка просыпалась в холодном поту, судорожно хватая ртом воздух.
Она не была участником тех событий, но находила у себя признаки ПТСР, присущее людям, которым доводилось переживать ужасные события. И эта ночь не была исключением. Она подскочила в кровати, в полутьме блуждая взглядом и выцепливая знакомые очертания мебели. Тело било мелкой дрожью, словно она и правда провела много времени под холодным ливнем. Дани спустила босые ноги на пол и выдохнула.
"Это всего лишь кошмар!"
Кровать тихонько скрипнула - Дани аккуратно прошла на кухню, где налила себе холодной воды. Она сделала несколько глотков и поглядела в окно. Так больше не могло продолжаться и ей не ужиться с этими пугающими сновидениями.

+4

3

[indent] С тех самых пор, как Илай приехал в Мэн, жизнь стала походить на череду черно-белых снимков, которые особо-то и не менялись. Он вроде бы как работал, вроде бы как вел достойную жизнь и вроде бы как был доволен. Да вот только ощущения удовлетворенности не было. Его давно не было, чего душой кривить, и Илай отдавал себе в том отчет, а потому покинул службу и решил примерять на себя шкуру обычного законопослушного гражданина, но, как видно, ему это не идет. Если на поясе не висит кобура, и если у него нет значка, который словно талисман или живая вода – придает ему сил и наполняет жизнь смыслом, то все остальное кажется мрачным, серым, лишенным красок.

[indent] Даже когда мужчина познакомился с Даниеллой, жизнь обрела краски, но не до конца. Не в полную их яркость. Илай даже начал задумываться о том, чтобы открыть свое детективное агентство. Да вот только Ивелбейн не был тем городом (хоть был и достаточно оживленным и населенным), в котором постоянно что-то происходило. Вернее, что-то в нем точно происходило, но что – Кобб понятия не имел.
[indent] Чуйка порою говорила ему: «Илай, тут не все чисто» или «Илай, тебе нужно смотреть в оба», но дальше как-то обычно не заходило. А порою и вовсе ловил себя на мысли, что тут нужно не только «смотреть в оба», но и мыслить шире. Потому что что-то тут точно не так.

[indent] Например – похищения детей. И, как бывалый коп, руки у Кобба чесались. Хотелось начать расследование, опрашивать людей, собирать информацию. Но Илай держался. Держался как после первого, так и после второго похищения (а после и убийства – ведь были найдены тела пропавших детей).
[indent] В голове постоянно роились мысли из разряда: «Кому вообще пришло в голову так жестоко расправляться с детьми?», но он, умудренный опытом и видавший многое, точно знал – преступники темные лошадки. И зачастую то, что в их головах, не подлежит какому-либо пониманию. Во всяком случае, нормальный человек никогда не поймет и не разделит идеологию преступника.

[indent] В данных же случаях, Кобб был убежден – системы не было. Все дети были разного возраста, отличались внешне, да и семьи были совершенно разные. А значит и мотив у преступника куда глубже, чем просто желание похитить или убить. И вряд ли тут вопрос о сексуальных надругательствах….

[indent] Как бы там ни было, но время шло, а Илай ничего не делал. Продолжал жить, каждый день вставать с кровати, попеременно с Дани готовил завтра и старался дышать полной грудь. И чем глубже – тем лучше. Вдруг и жизнь ярче засияет?

[indent] Но третье похищение изменило все.
[indent] Илай помнил Стэнли. Он пару раз видел паренька, катающимся на дворе. У него был прикольный (до чертей раздражающий) велосипед и очень громкий (а еще и характерный) звонок. В который малыш Стэнли любил звонить. Порою слишком часто. После того, как парень пропал, Илай даже ощутил укол вины за то, что мысленно неоднократно ругался на мальчишку матом, когда в очередной раз тот проезжал мимо их с Дани дома и не убирал палец со звонка.

[indent] И все бы ничего, но местные правоохранительные органы, казалось, вовсе не стремились что-либо с этим сделать. Или даже как-то попытаться приблизиться к решению загадки кто же похищает и убивает бедных детей. Конечно, мэрия с начала осени пару раз заикалась о том, чтобы ввести комендантский час. Но это сделано так и не было.

[indent] Зато Даниеллу начали мучить кошмары. Она часто просыпалась в поту или даже кричала. И если сперва Кобб пытался вывести ее на разговор. Пытался даже проанализировать ее поведение (Дани каждый раз психовала и была этим недовольна), то со временем перестал. Во всяком случае, больше не показывал своих попыток ее понять и разгадать тайну. Понимал, что тревоги идут из детства. Осознавал, что, возможно, с Дани в детстве что-то случилось. Но что – девушка категорически отказывалась говорить. Илай давить не хотел.

[indent] В ночь с 17 на 18 декабря Дани вновь проснулась от кошмара. Она ворочалась долго, что-то бормотала во сне, а потом вскрикнула и резко села. Илай, который уже минут десять не спал, притворился глубоко спящим. И девушка, купившись на его трюк, поднялась с постели и вышла из комнаты. Где-то минут через пять, дав той остыть и привести мысли в порядок, Кобб поднялся с постели и в одних спальных штанах спустился вниз. Даниелла стояла на кухне. Взгляд ее не мигающий был направлен куда-то в окно, а в руке она держала стакан с водой, допитый почти до конца.

[indent] — Вот так и спускайся втихую чего-то похомячить – всегда кто-то, да застукает, — попытался разрядить обстановку Илай. Он ухмыльнулся и протопал босыми ногами к холодильнику. Всем своим видом пытался показать, что действительно спал и не знает, что Дани разбудил очередной кошмар, о котором она, конечно же, не хочет говорить. — Составишь компанию?

[indent] Илай обернулся на девушку. В руках он держал пару яиц и бекон. В животе и впрямь заурчало. Вовремя.

+3

4

Дани вздрогнула, когда раздался голос Илая за спиной. Погрузившись в собственные мысли, она совершенно не расслышала звук его шагов. На первые несколько секунд, девушка испугалась, словно вор, пойманный с поличным на месте преступления. Она перевела взгляд на мужчину и ощутила пустоту в руках. Стакан с недопитой водой выскользнул из пальцев и разлетелся вдребезги, столкнувшись с полом. Это вернуло Декоди из минутного оцепенения, и она почувствовала себя глупо.
- Боже, нельзя же так подкрадываться к людям! Напугал меня до смерти! На твоих руках смерть ни в чем неповинного стакана! - Пригрозила блондинка и поспешно опустилась вниз, чтобы собрать осколки. Нужно было себя чем-то занять, чтобы побыстрее вернуть себя в реальность. Влияние ночных кошмаров усилилось, и Дани не могла это просто игнорировать. Вот очередной и подходящий момент для открытого разговора, но она снова убегает от него. Она снова хотела бы все замять, а поэтому поспешила реабилитироваться, чтобы не выглядеть как сомнамбула, бродящая по квартире. Дани пыталась скрыть внезапно нахлынувшее волнение, но голос не был таким твердым и уверенным, как если бы действительно все было в порядке.
- Я приберу здесь, ничего страшного!
"Это просто нелепо, перестань так себя вести, это же Илай!"
За свои 27 лет жизни, Даниелла никогда не связывала себя серьезными отношениями. И никогда не задавалась вопросом почему. Но сейчас он всплыл сам собой. Она настолько привыкла сама разбираться с любой возникшей передрягой в своей жизни, что уверилась в одном утверждении - ей совсем не обязательно иметь кого-то рядом, чтобы быть счастливой. Так было до встречи с Коббом. Ему она позволила зайти дальше, чем кому бы то не было. Его она подпустила настолько близко, что собирается рассказать свою историю. Когда-нибудь.
Возможно сегодня.
Или завтра.
От размышлений её отвлекает импульс боли - рассеченная кожа горит огнем, а первые капли крови сползают вниз по пальцам. Дани резко поднялась, сбрасывая осколки в раковину и быстро включая холодную воду.
- Все в порядке, всего лишь царапина, жить буду. Не отвлекайся от яичницы, пожалуйста! - Она предупреждающе выставила перед собой здоровую руку, чтобы Илай к ней не приближался. И все опять пошло кувырком - так действительно не может больше продолжаться. Она взглянула на Кобба из-за плеча, ощущая свою вину перед ним. Ведь собственными руками же отталкивает его. Позволяет своему прошлому повлиять на свое будущее. Может быть, поэтому она никогда не подпускал других людей к себе настолько близко, в душу? На подкорках сознания догадывалась, что так будет. Что Э Т О однажды ворвется в её жизнь, и она окажется непринятой и непонятой. Ненормальной. Ненужной. Кому захочется встречаться с сумасшедшей, которая и рождена-то была, как чья-то реинкарнация?
Дани не была психологом, но знала точно, что если нужно победить свои страхи, то стоит повернуться к ним лицом. И тут уже кто кого. Рано или поздно - это произойдет. И если Илай не захочет связываться с подобным, то неважно, когда он узнает - он просто развяжет себе руки. Но что если упаднические мысли - исключительно накрутка? Решать за другого человека, Даниелла не имела никакого права.
Кровь перестала так сильно сочится - порез оказался не слишком глубокий. Как и говорила Дани - просто царапина. Она обернула ладонь чистым полотенцем. Попозже перевяжет или заклеит пластырем, это не так важно. Она осторожно передвинулась к мужчине, аккуратно скользнув пальчиками по руке, остановившись у локтя и прислонилась щекой к плечу. На пару секунд девушка прикрыла глаза, наслаждаясь его теплом и набираясь духу для нелегкого разговора.
- Прости меня, знаю, что кажусь очень странной и истеричной последнее время, но все это... - Даниелла закусила губу, подбирая правильное слово, - так нервирует меня. Эти дети... Я не могу толком объяснить почему это так влияет на меня. Просто у меня странное чувство...
"... как будто я это уже все видела и переживала, хотя и родилась много лет спустя!"
Она отодвинулась слегка, но только для того, чтобы взглянуть в его глаза. Декоди необходимо было увидеть, что отражается в них. Готов ли он принять её со всеми её странностями? Она сделала глубокий вдох. Кухня наполнилась запахом жареного бекона и яиц. Это немного расслабило Дани, которая чувствовала себя туго натянутой струной.
- Я мало рассказывала о своем детстве, но ты должен знать, что я тебя не обманывала. Мой отец алкоголик, мать покончила с собой - это все правда. Но есть еще кое-что. Скажем так, семейная тайна о которой мне не очень приятно вспоминать и которую не хочется рассказывать. Но, видимо, я больше не способна справляться с этим сама. И оно снова проникает в мою жизнь, разрушает меня, разрушает нас, а этого я не хочу еще больше, чем вспоминать свою семью. Из двух зол выбирают меньше, верно?
И все.
Вот так просто.
Как будто груз свалился с души и отпустило. Она смогла это сделать и отрезала путь к отступлению. Не сможет отвертеться, не сможет сдать заднюю, не сможет перевести тему. В первую очередь, Дани загнала себя в тупик и поставила перед фактом. И чтобы продолжить путь - нужно вернутся на дорогу, к которой ведет одна-единственная тропка.

+4

5

[indent] Служба в ФБР, а тем более в отделе поведенческого анализа, обязывала быть внимательным, анализировать и просчитывать шаги. В подкорку въелась привычка выстраивать причинно-следственные и замечать подозрительное поведение. А поведение Даниеллы однозначно было если не подозрительным, то, как минимум, странным. Можно было бы, конечно, надавить на девушку. Заставить хитростью рассказать, в чем дело или даже выяснить это самостоятельно, применив весь свой опыт и знания (и, возможно даже, связи), но Илай предпочитал просто ждать. Ведь так строятся отношения, правильно? Когда с человеком садитесь и обсуждаете то, что волнует; то, что подлежит обсуждению. Когда взаимно уважаются личные границы и когда другой не пытается присвоить себе человека, словно вещь.

[indent] А потому, когда Дани вскрикнула и из ее пальчиков выпал стакан, Илай сдержался, чтобы не бросить бекон с яйцами в раковину и кинуться к ней на помощь. Да и блондинка предостерегая выставила ладонь в сторону, мол, не спеши, дружок, я сама. И Илай замер. Лишь едва качнувшись корпусом в ее сторону. Слабо кивнул и положил бекон с яйцами на столик.

[indent] — Точно не нужна помощь? — конечно, нет. Даниелла была взволнована. И судя по состоянию, а также согласно собственным наблюдениям мужчины, уже давно. Примерно с последнего убийства ее странности обострились. Плохой сон и вечно потерянный взгляд – лишь цветочки.

[indent] Илай достал пару яиц, а подумав, вынул еще одну, и вбил все в небольшую емкость. Взбил венчиком и шагнул к холодильнику, чтобы взять пару веточек зелени. Оглянулся на Дани через плечо, чтобы убедиться, что у той и впрямь все под контролем. Достал нужное, а также прихватил апельсиновый сок.
[indent] Мелко нашинковал зелень, разделил ножом полоски бекона на более узкие ленточки, а после поставил сковороду на плиту. Нажал пару кнопок, включая варочную поверхность, а затем настроил нужную температуру.

[indent] Мягкое касание пальчиков к предплечью, а затем тепло у самого плеча. Даниелла подошла и теперь стояла рядом. Просто молчала и не мешала мужчине готовить. К пораненной ладони девушка прижала полотенце, а Илай мысленно прокрутил в голове, где находится аптечка.

[indent] — Может, присядешь? — когда сковорода разогрелась, Кобб выложил бекон, высыпал зелень в уже подсоленные и приперченные и повернулся к девушке лицом. Пальцами обхватил ее запястье, поднося к себе, чтобы получше рассмотреть, ее руку. Отнял аккуратно полотенце и, молча кивнув, снова аккуратно прижал его к ране. — Я возьму аптечку. Садись.

[indent] Его рука легла девушке на плечо и та, вопреки ожиданиям Илая, спорить не стала. Кобб, прежде чем отправиться за аптечкой, перевернул бекон и накрыл его крышкой, чтобы не так громко шкварчал, убавил температуру и метнулся к шкафчику над раковиной. Достал небольшую красную сумку на замке, которую Даниелла выделила под аптечку, хотя раньше она служила ей косметичкой. Девушка сказала, что «теперь у нее есть другая, получше» и чтобы той не было обидно, она нашла ей новое применение. Кобб не спорил. Да и зачем?

[indent] Комната наполнилась запахом жаренного бекона, который шкварчал на плите под крышкой, а в желудке стянулся узел, в предвкушении вкусной еды. Илай поставил сумку на стол, бросил короткое «момент» и метнулся к плите. Снял крышку, еще раз взболтал яйца с зеленью, а затем вылил содержимое на сковороду. Сверху притрусил остатками зелени, а затем, сполоснув руки, вернулся к сидящей за столом Даниелле.

[indent] И пока мужчина заботливо обрабатывал рану, а затем нанес антисептическую заживляющую мазь и с сосредоточенностью сапера заматывал ладонь повязкой, Дани рассказывала свою историю. Изливала мысли, которые не давали покоя и, по всей видимости, были тяжелым грузом на плечах. Илай слушал, изредка кивал, но не перебивал.

[indent] — Если ты готова рассказать, то я выслушаю. И поддержу. Я вижу, как тебе тяжело. Что ты совсем перестала нормально спать, да и… что сказать, этот твой перформанс со стаканом лишь потому, что я вошел на кухню – не совсем нормально. Дани, — Илай сжал здоровую ладонь девушки, когда с повязкой было покончено. — ты можешь мне довериться. И совсем не обязана бороться со своими демонами в одиночку.

[indent] Запах омлета с беконом заполнил всю кухню. Илай, выдержав небольшую паузу, погладил девушку по запястью пальцем, а затем встал, чтобы снять с плиты омлет и разложить блюдо по тарелкам. Он частенько грешил тем, что ел прямо из сковородки, а Дани, которая заботилась о тефлоне и о том, что по дну сковороды нельзя скрести вилкой, напоминала мужчине, что следует есть из тарелок. Даже, если потом их придется мыть в два раза больше. А потому он послушно достал две большие круглые тарелки, разрезал аккуратно омлет и поставил на стол перед Дани. Налил в два стакана сок и сел за стол.

[indent] — Где-то слышал, что посуда бьется на счастье.
Банальная чушь, но девушка улыбнулась. Кобб улыбнулся ей в ответ и кивнул на омлет, беря в руки вилку.

+5

6

Иногда Илай смотрел на нее так, словно точно знал обо всех её тайнах. Просто ждал, когда она сама решиться на исповедь, и сделать условно скрытое действительно явным. Наверное, и правда мог бы это сделать, если бы захотел, но Дани знала, что не стал бы так поступать по отношению к ней. И была бесконечно благодарна за то, что мужчина оставлял исключительно ей, - и только ей! - право принимать решение о том, что стоит говорить, а о чем молчать.
Поэтому она совсем не сопротивлялась, когда Кобб мягко усадил её на стул и позволила ему взять бразды управления всей этой ситуацией. Аккуратное и заботливое касание к пораненной руке обладало куда большим заживляющим эффектом, чем та самая мазь, которую она однажды прикупила, увидев какую-то рекламу по телевизору. Склонность покупать всякую ерунду по совету коммивояжера из телевидения всегда забавляло Илая. И пока оно обходилось без фанатизма, видимо, устраивало.
Он был готов ее слушать.
Он в с е г д а был готов это делать.
Но она молчала.
Точнее, она говорила о многом. От различных ситуаций на работе до очередной ахинее, найденной на просторах всемогущего интернета. Любая глупость. И любая важная новость. Все от заглавной буквы до последней точки - в красках описывалось вечером за ужином.
"Ты можешь себе представить, Илай?"
Она как будто услышала эхо собственного голоса, беспечно щебечущего пару месяцов назад.
Дани не испытывала чувство голода, однако когда тарелка с аппетитным омлетом оказалась прямо перед ней, то даже в животе заурчало. Теперь, когда первая волна тревожного волнения схлынула, и на смену нервозности пришло зыбкое спокойствие - она ощутила, что в самом деле голодна. Организм окончательно проснулся и нуждался в заправке. Да и обстановка выглядела более располагающей - словно они просто обсуждают что-то, как обычно, сидя за столом.
" Ты представляешь, Илай?"
Блондинка благодарно улыбнулась Коббу и взялась за вилку, тут же цепляя кусочек.
- Я уже говорила, что душу дьяволу можно продать за твою стряпню? - С довольным и чуточку уставшим видом проговорила Декоди, после того как прожевала первую порцию, отправленную в рот. Илай разрядил атмосферу, которая стремительно густела, хоть ножом режь. Но до окончательного чувства расслабления еще было идти и идти. Она отложила вилку в сторону, чуть промокнула губы салфеткой, затем подняла взгляд синих глаз на Кобба.[float=right]http://forumfiles.ru/uploads/0015/e0/8d/3/706007.gif[/float]
- Когда-то у меня был брат, но я его видела лишь по фотографиям, которые стояли дома. Он пропал задолго до моего рождения. Родители очень сильно его любили, почти боготворили. Да что там! У нас целый культ был, посвященный ему двумя паломниками. - Дани пожала плечами, затем сделала несколько крупных глотков из своего стакана, чтобы смочить горло. Оно как-то резко стало сухим и каждое слово царапало гортань - неприятное чувство. Как будто вся эта правда стремилась быть похороненной и дальше, и отчаянно сопротивлялась тому, чтобы ее вынесли на свет.
- Они не могли смириться с потерей. Для них это было... Слишком тяжело. Они потеряли своего ребенка, свой смысл жизни. Они свихнулись на этой почве, без шуток. Ходили по всяким бабкам-гадалкам, и одна из них им сказала, что их любимый сын реинкорнируют в их следующего ребенка. И так появилась я. Они настолько в это верили, что даже имя мне дали такое же. Моего брата звали Даниелль. А меня зовут Даниелла. Смешно, правда? Хотя, ничего смешного тут нет. - Девушка мрачно усмехнулась и принялась ковыряться вилкой в тарелке, давая Илаю возможность переварить полученную информацию.
Ей не должно быть стыдно, рассказывая все это - ведь она совсем не виновата в поступках своих родителей. И Дани много лет себя в этом убеждала, но так и не смогла утвердить эту данность. Она могла понять боль родителей, но не могла принять то, что они сделали с ней. Она была лишена очень много - и девушка замечала это из года в год, особенно при поездках к родственникам летом. Этот контраст становился особенно разительным. И сейчас Декоди испытывает чувство вины за то, что Коббу досталась такая девушка, как она. С ненормальным прошлым. Ненормальной семьей. С тенью мертвого брата, которого она даже не знала. Даниелла не могла ничего изменить, как бы ей этого не хотелось. Все, что было прожито - не вернуть и не пережить по-другому. В конце концов вся эта жизнь, каждый шаг и каждое событие привело её на эту кухню, к Илаю. И об этом она ни капельки не жалеет.
- Они хотели видеть во мне Даниелля. Они хотели, чтобы я была им - любимым ребенком, которого они потеряли и который вернулся к ним, так или иначе. Но тешить себя иллюзиями долго не удалось. Моя жизнь постепенно превратилась в самый настоящий ад.
Дани не хотелось смотреть на Илая - она боялась увидеть сочувствующий взгляд, который преследовал ее несколько лет после того, как её забрали от пьющего отца. И она сбежала от этого сочувствия и жалости, как и от своего прошлого, туда, где можно начать все заново.
Вилка застыла в воздухе.
- Илай, тебе никогда не казалось, что ты живешь не своей жизнью? А воруешь чужую? - Неожиданно поинтересовалась Дани, наконец, взглянув ему в глаза. Наверное, он не ожидала подобного поворота в этом разговоре. Блондинка и сама не понимала для чего увела тему в это русло. Это был какой-то внезапный и неконтролируемый импульс. Он шел впереди её мыслей и опережал её действия.
"Ты представляешь, Илай..."

+3

7

[indent] Илай ожидал услышать, что угодно, но вовсе не то, что сорвалось с губ Даниеллы. На долю секунды даже пожалел, что не решился раскапывать подробности ее биографии самостоятельно. Что не выудил эти болезненные и, безусловно, травмировавшие девушку детали и не оказал ей помощь раньше. И когда голос Дани стих, а под потолком повисла тишина – слышался только приглушенный стук вилки о тарелку, а в воздухе витал аромат яичницы, Кобб шумно выдохнул, ерзнул на стуле и прикрыл рот ладонью.

[indent] Осуждения в нем не было. Как и не было всепоглощающего сочувствия. Илай анализировал. Рассматривал поведение родителей Дани с разных углов, делал выводы и строил теории – ровно как и пару лет, во времена его служебных будней. Из этого задумчивого состояния его вывел голос девушки. Дани продолжила.

[indent] В воображении всплывали картинки: вот отец и мать Дани заботливо стряхивают пыль с фотографий улыбающегося малыша, расставленного в непомерно большом количестве по дому; а теперь они учат ее играть в бейсбол (отец наверняка огорчается, если у девочки не получается бегать так быстро и ловко как в его фантазиях смог бы бегать их скончавшийся сын); а заботливая мать продолжает заботиться о несуществующем ребенке, покупает неподходящее постельное белье или мальчишеские вещи.

[indent] И пусть голос Даниеллы не звучал так, словно она обделена или ее нужно жалеть, Кобб понимал ее чувства. Его так учили: понимать, думать и даже чувствовать, пусть и относительно, как преступники. Декоди не была преступницей, но профессионализм не пропьешь.
[indent] Когда вдруг вновь повисла тишина, а Даниелла не поднимала глаз, Илай кивнул, отпил из стакана сок, отправил в рот яичницу с беконом и, прожевав, медленно и спокойно, словно и впрямь говорят о погоде, проговорил:

[indent] — А ты упорная. Несмотря на весь труд родителей, выросла девочкой, — это была шутка. Шутка, которую блондинка была способна понять. И которую была, наверняка, готова принять. Удивительно, но Дани всегда смеялась над шутками Кобба. И ему порою хотелось узнать, а правда ли ей было смешно или, играя в привычную, но весьма лицемерную игру «законы общества», она смеялась просто потому, что не хотела ранить его чувства.

[indent] — Они были кретины, — продолжил после паузы и легкого смешка девушки. — Или они еще есть кретины?

[indent] Говорить что-то вроде «ты же понимаешь, милая, что это не твоя вина» он не собирался. Илай Кобб жил бок-о-бок с Даниеллой не первый месяц, даже не первый год, чтобы видеть, как она поступает; как хмурит лоб, когда читает очередную статью о несправедливости или историю о громком скандала «отцов и детей». А потому чудесно знал – все это Даниелла думала и знала сама. Насколько верила – другой вопрос. Но вряд ли мужчина был вправе давать Даниелле хоть какие-либо советы. По крайней мере, пока та не попросила его об этом.

[indent] — Прости?

[indent] Илай удивленно изогнул брови, едва не подавившись соком, когда Декоди вдруг спросила, не ворует ли он, вернее, нет ли у него чувства, что тот ворует чужую жизнь. Облизнул губы, обтер ладонью подбородок, по которому скатилась капля апельсинового сока («ну что ты делаешь, Илай! Салфетки тебе на что?» - тут же услышал в голове голос бывшей жены) и пожал плечами.

[indent] — Синдром самозванца? Или ты имеешь ввиду что-то более существенное? Мне пора звонить своим друзьям? — на губах скользнула улыбка, Кобб протянул руку и коснулся здоровой ладони Декоди. — Ты отвоевала свою жизнь. И ты в ней чудесна.

+2

8

Если спрашивать, что именно привлекло Дани в Коббе, то она могла бы ответить не задумываясь на этот вопрос. Стабильность. То, чего не хватало всегда в ее жизни. То, чем она не могла обеспечить себя самостоятельно. Илай бы стабилен во всех смыслах этого слова, и сложно было найти хоть какую-то вещь, которая выбьет его из колеи. В свою очередь, Дани это дарило ощущение безопасности. Илай мог не только настучать по кочану обидчику - своей реакцией он не позволял Даниелле поддаваться панике. Если он может это вынести, значит ничего в произошедшем нет из ряда вон выходящего.
Дани, в свою очередь, была для него эмоциями. Она постоянно боялась, удивлялась, восхищалась, возмущалась и вообще активно использовала весь тот спектр ощущений, что ей был доступен. И вместе, они, пожалуй, составляли достаточно гармоничный тандем.
Сейчас же, Илай был удивлен. И не особо пытался это скрыть. Декоди была этому даже рада. А еще он не смотрел с сочувствием и не пытался ее жалеть. Дани окончательно смогла успокоиться и перевести дух.
- Я... Я просто раньше часто думала, что никогда бы не родилась, если бы с моим старшим братом не случилось несчастье, которое помутило разум родителей. Справедливо ли считать, что эта жизнь - только моя. Я как будто ощущала тяжесть ответственности - прожить ее за двоих. Но это было раньше. Сейчас я сталкиваюсь с такими мыслями гораздо реже. - Даниелла тепло улыбнулась и перевернула руку ладонью вверх, чтобы поймать своими пальцами пальцы Кобба. И не обманывала его. Это действительно было так.
- Я на минутку, - Дани отодвинула стул, поднялась и направилась в спальню, где лежал её телефон. Ей вдруг захотелось идти до конца и рассказать не только свою историю, но и историю родного города.
Вернувшись на кухню, она устроилась на коленях Илая и вбила в поисковике гугла "дерри, 1985". На экране сразу же замелькало множество ссылок на электронные статьи, в которых смаковались подробности трагедии.
- Вот, смотри, - Дани выбрала самую же первую предложенную гуглом ссылку и передала свой гаджет Коббу, чтобы тот мог ознакомиться с содержимым. А сама внимательно наблюдала за выражением его лица и любыми изменениями на нем. Когда Кобб читал какие-то серьезные вещи, то всегда немного хмурился, отчего пролегала легкая морщинка на переносице. Это выдавало его прошлое - Дани когда его увидела впервые, то он читал газету. Она сразу же подумала, что Илай коп, военный или что-то вроде того. В прочем, оказалась не так уж и далека от истины.
Девушка не просто так решила с ним поделиться этой заметкой. Конечно, глупо было сравнивать события 85 года с теми, что происходили сейчас. Это был всего лишь какой-то странный отголосок, его можно было бы назвать интуицией. Но логика разносила в пух и прах все ощущения. И все же этого слабого сигнала хватало для того, что бы погрузиться в прошлое и нервничать.
- Понимаешь, когда в городе стали пропадать дети... - Дани замялась, не зная как правильнее объяснить Илаю то, что чувствует, - да, я знаю, что бред, не смотри на меня так! - Девушка сконфузилась, ощущая, как слегка краснеют щеки. - Но у меня такое чувство, что... Это похоже. Не могу тебе объяснить. Пропажа ребенка - это всегда ужас и кошмар. И каждый раз я искренне сочувствую родителям, надеюсь, что они найдут своих детей. Но еще ни разу не было такого, как тут, в Ивелбейне. Поэтому я не знаю, что и думать.
Декоди закусила губу и прислонилась к мужчине, позволив себе на пару секунд закрыть глаза и убедить себя, что это отрывок какого-то дурацкого саспенса, который каждый раз ее пугает. И вот-вот все закончится. Она и сама не понимала, чего добивается этим разговором и чего ждет от Илая. Казалось, что этот поток из собственных мыслей, переживаний  и фантазий невозможно было остановить. И Коббу предстоит отделить зерна от плевел, чтобы угомонить беспокойный разум собственной девушки.
- Я так и не знаю точно, что тогда произошло, в Дерри. Если честно, то я даже не пыталась узнать, думала, что мне это не нужно. Но с недавних пор, я поняла, что хотела бы знать об этом. Мне кажется, что я смогу успокоиться, если узнаю правду. Ты думаешь, это глупо? - Она чуть отстранилась и взглянула ему в глаза.

+4

9

[indent] Мир знает множество историй, когда родители, не сумев справиться с потерей одного ребенка, заводили другого. Но еще больше историй о том, как родители расходились. Не сумев более смотреть друг другу в глаза. Невысказанные обиды и обвинения разъедали их изнутри и брак в конце концов распадался. Теперь же, когда Илай смотрел на Даниеллу, где-то очень и очень глубоко внутри себя он сожалел, что брак родителей Декоди не развалился до рождения девушки. Как любой другой коп, Кобб считал, что лучшим действием является профилактика преступления, чем борьба с причинам, приведшими к трагическим событиям. И если отвлечься от морали и от мысли, что разойдись ее родители после смерти сына, Дани бы сейчас не было, Илай не безосновательно считал, что так было бы лучше. Возможно так считала и сама Дани.

[indent] Но спрашивать Кобб не собирался.
[indent] Девушка выглядела немного смущенной и растерянной, но все же старалась держать лицо. От этого ему хотелось встать, обнять ее за плечи и дать понять, пусть и без лишних слов, что он ее любит. И всегда рядом, чтобы поддержать. Даниелла вдруг встала и вышла из кухни. Илай же воспользовался заминкой, чтобы потереть ладонями лицо и выдохнуть несколько устало. Все таки подобные разговоры ранним утром не лучшая идея. В животе вдруг заурчало, и облизнув губы, Илай вновь сделал пару глотков сока.

[indent] Дани вернулась в комнату, села Коббу на руки и тот, приобняв ее за бедра, коснулся лбом ее предплечья. Девушка принялась искать в поисковике что-то очень важное, а сам Илай, вдыхая аромат кожи Декоди, старался расслабиться, а затем – напротив, взбодриться. Хотелось спать, но разговор был важнее. Дани была важнее.

[indent] Она передала ему телефон, на котором была уже открыта статья. Кобб быстро пробежался глазами по экрану. Пару раз пролистал статью, после вернулся назад и открыл еще несколько ссылок. Фотографиями статьи не пестрели. Однако то, что мужчина прочел заставило его забыть о сне. Ужасные, варварские события происходили в Дерри в 85 году. Не удивительно, что Даниеллу мучают кошмары.

[indent] — … Ты решила, что это может быть связано, — закончил начатую мысль за нее Илай. Конечно же блондинка тут же начала объясняться. То смеясь, то потирая пальцами переносицу и поправляя волосы пальцами пыталась объяснить, откуда в ее голове столь тревожные мысли. И чем больше она совершала жестов, направленных на отвлечение ее же от того, что ее беспокоило. Тем серьезнее Илай воспринимал ситуацию.
[indent] У девушки не просто кошмары относительно похищений и смертей детей. У нее настоящая травма. И что самое ужасное, эту травму культивировали сами родители Дани. Просто чудовищно….

[indent] — Давай поедем и узнаем, — спокойно сказал Илай, отдавая девушке телефон и поднимая на нее глаза. Дани все еще сидела у него на руках. А на столе стояли тарелки с недоеденным ранним (очень ранним) завтраком. На минуту на лице девушки отразилось непонимание, а затем и страх. По коже побежали мурашки и не долго думая, Дани вдруг рассмеялась.

[indent] — Я серьезно, — заговор Кобб. — Я хоть и ФБР-овец в отставке, но кое-что могу. Можем поехать, осмотреться. Попытаться собрать информацию. Конечно понимаю, что по столь остывшим следам сложно что-либо понять, но ведь мы можем. Да? Или тебя что-то останавливает от поездки в Дерри. У тебя остались там родственники?

Отредактировано Eli Cobb (2020-06-21 19:52:58)

+3

10

Начиная весь этот разговор, Дани не думала о том, к какому итогу он приведет. Ей просто хотелось рассказать о себе все и не мучиться из-за скелетов в своем шкафу, которые рано или поздно, но будут найдены. И вот сейчас предложение Илая показалось совершенно неожиданным и почему-то смешным. Она рассмеялась, но нервно, даже немного вымученно. Однако, девушка сразу поняла, что ее собеседник не шутит и предлагает вполне себе реальную поездку в Дерри.
- Родственники? Да, тетка. Двоюродная сестра моего отца. - Эхом отозвалась Дани, затем подавила еще один рвущийся наружу смешок и запила его крупным глотком сока из стакана Илая - до своего было далеко тянуться, а вставать не хотелось. Сумев, наконец, собраться с мыслями, Декоди взглянула в глаза мужчины.
- Ты думаешь, что это будет хорошей идеей? - На ее лице отчетливо проявилось сомнение в успехе данного мероприятия. И, если честно, Дани не хотела возвращаться туда, хотя с теткой Фрэн контакт поддерживала, регулярно поздравляя то с праздниками, то осведомляясь как дела. И пока Даниелла жила в Портленде, родственница пару раз навещала ее там, но сама девушка ни под каким предлогом не делала того же самого. В прочем, Фрэн и не давила, видимо, понимая, что племяннице не хочется возвращаться туда, где она была несчастна, и не тянула ее обратно ради семейных посиделок. Да и что там было делать, даже если бы Дани решилась? Вспоминать детство? Это неминуемо привело к болезненным воспоминаниям. И никому из них это не было нужно. Легче замолчать и не думать о том, что было когда-то.
- Просто я... Я... Я не знаю! - Нервно начала Дани. Она опустила взгляд на свои руки - пальцы левой крутили туда сюда тонкое серебренное колечко на указательном пальце правой. - Ведь прошло очень много времени, Илай. Едва ли там остался еще хоть кто-то, кто был причастен к тем событиям так или иначе. А если и так, то в памяти людей могло что-то затеряться. Что-то важное.
"А что если мне будет еще хуже?"
Этого Декоди говорить вслух не стала.
Погружаться в семейную трагедию - это как идти на дно, захлебываясь темной густой водой без шансов всплыть. И ощущать, как легкие горят огнем. Конечно, это всего лишь ее страхи, которые могут не подтвердиться, а что если нет?
У Кобба все было просто. Он видел проблему - он хотел ее решить. Дани была из другого теста. Для нее решением стало не возвращаться, не думать, не вспоминать. Здравый смысл твердил, что Илай прав. Но та часть, которая отвечала за механизм самосохранения твердила, что не стоит этого делать. Две чаши весов - и ни одна из них не перевешивала другую. Это путало еще больше.
А еще она боялась того, что ее странности усилятся. Сейчас они не посещали ее так часто, как раньше, в Дерри. И не были такими сильными. Но ведь это легко может измениться, будет ли готов Илай к новым демонам?
- Это не все... - Голос девушки звучал хрипло и неуверенно. - Есть еще кое-что, но это будет не так просто объяснить. И в это будет не так просто поверить.
А еще проще - легко можно счесть за сумасшедшую и отправить к хорошему психиатру для диагностики. Наверное, Декоди не удивилась бы, если после сказанного, мужчина ей именно это и предложит. Но и врать самой себе не стоило - её бы это задело.
- Я не знаю, как тебе объяснить, но иногда я вижу... всякое. И чувствую. И слышу. В Дерри это было особенно сильно. Иногда я могла услышать о чем думают люди. Иногда видела разные картины. И я никому не могла об этом рассказать, потому что мне было страшно. И так было легче притворяться, что со мной все нормально. Я не могу объяснить точно что это. Может, какой-то дар. Но это правда. - Дани замолчала, глядя в его глаза, силясь понять верит ли Илай ей или нет.
Декоди доверила ему самое важное. И этот шаг дался с большим трудом. Она шла к нему долгие месяцы, прежде чем оказаться на этом самом месте. И теперь невозможно отмотать время назад и остановить себя. Все пути отступления были отрезаны - оставалось только двигаться вперед, а там будь, что будет.

+2

11

[indent] То, что сказала Даниелла в следующий момент, мужчина услышать не ожидал. Мог подумать о чем угодно: сомнения, страхи, нерешительность, призраки минувших дней, но чтобы с губ девушки слетели слова о неком даре – нет, это вовсе не то, что мог ожидать Кобб. В голове у него промелькнуло сразу множество вероятных вопросов. Среди которых было больше уточняющих. И ни один, наверное, к радости девушки, не был с насмешкой или недоверием. Илаю было знакомо ощущение, скорее даже твердая уверенность, что «что-то здесь не чисто». Ведь как объяснить и его «особые таланты»? Коллеги называли инстинкт Кобба «чутьем». Говорили, что мужчине очень повезло, ведь это чутье спасает жизни. И что он сделал верный выбор, оказавшись в ФБР. Но что-то подсказывало Илаю, что дело было вовсе не в чутье. Тут было что-то иное. И возможно об этом «ином» и говорила Дани.

[indent] — Видела… во сне или… наяву? — вовсе не для того, чтобы определить для себя сумасшедшая Декоди или нет, спросил Илай. Хотелось знать, похожа ли ее особенность на его собственное так называемое чутье. И пока в нем тлел огонек надежды, что заставлял шевелиться на затылке даже самые незаметные волоски, Даниелла грела своим теплом так, что Илаю не хотелось шевелиться. Вставать или куда-то ехать. Хотелось просидеть так до рассвета, а потом вместе с девушкой принять душ и возможно даже вернуться в постель. Подумаешь, что случится, если сегодня цветы не будут продавать, а мастерская постоит закрытой? Точно обойдется без катастроф.

[indent] — Я не считаю, что ты сумасшедшая. И тем более не думаю, что с тобой что-то не так. Ты пережила… серьезный стресс и давление в детстве, — начал мягко Кобб. Большим пальцем руки он вырисовывал узоры на плече Декоди, пока мысленно старался сообразить, как же донести до девушки то, что хочет сказать. И как сделать это как можно мягче. Чтобы ненароком не задеть и не оскорбить ее. — Но это вовсе не означает, что у тебя поехала крыша.

[indent] Мужчина мягко засмеялся, а затем приподнял лицо девушки за подбородок так, чтобы удобно было смотреть той в глаза.

[indent] — Дани, в моей профессии много… ужасов. Было много ужасов. Но я чудесно знаю, что такое быть чертовски уверенным, что что-то должно быть так и не иначе. Что стоит свернуть в переулок или проверить того, на кого, казалось бы, нет никаких улик. Возможно… Скорее всего мы говорим с тобой о разных вещах. Но если я не могу это объяснить или понять, это не значит, что этого нет. И что нужно объявлять охоту на ведьм.

[indent] Он потянулся к ее губам, чуть вытянув шею навстречу. Пальцы другой руки сжались за пояснице девушки. Сгребая Даниеллу в охапку, мужчина углубил поцелуй, усаживая девушку так, чтобы та перекинула ноги через него и теперь сидела к нему лицом.

[indent] — И я серьезно, Дани. Нам стоит съездить в Дерри. Хотя бы потому что это может тебе помочь. А если так.. Оно того стоит, — и снова поцелуй. Кобб мягко выдохнул блондинке в губы, обнимая обеими руками за поясницу и прижал крепко, но бережно к себе. — Давай сегодня прогуляем работу.
[indent] Улыбка коснулась губ Кобба и в такой идиллии он закрыл глаза. Под ухом билось сердце Декоди, а размеренное, но немного учащенное дыхание убаюкивало.  Словно говорило «ты дома».

+1


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » P [18/12/2019 - 03/01/2020] facing past years fears


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC