особенности, локации, гостевая, хочу к вам
таймлайн, чаво, внешности, нужные
администрация
kaidan cain
необходимые персонажи:
персонаж, персонаж, персонаж, персонаж, персонаж

Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.
24.08//
... На ролевой сменился дизайн. Запущены два квеста в Хэйвене. В скором времени анонсируем и движ для Дерри. Если у вас есть идеи/предложения - мои ЛС всегда открыты. А тем временем редраму уже 8 месяцев. Всех поздравляю и спасибо, что вы с нами! <3

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [15.07.2015] let you say goodbye with lips like dynamite


[15.07.2015] let you say goodbye with lips like dynamite

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

let you say goodbye with lips like dynamite
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/116/73323.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/116/29975.gif

milo salinger & jeremy myers
evilbane - july 2014

перемены дышат в спину. сегодня идиллия, завтра раздор.
каждый вправе сделать свой выбор, каждый заплатит свою цену.

Отредактировано Jeremy Myers (2020-02-16 22:01:26)

+11

2

Отношения с Джереми были одними из самых сложных для Майло.

Во-первых, парень всегда – всегда! – требовал к себе слишком много внимания. Во-вторых, познакомился Майло с рыжим пареньком в то время, когда даже произнести слово «гей» было слишком сложной задачей. Даже наедине с собой. В совершенно пустом доме.

И в-третьих, Майло долго думал, что спать с мужчинами – неправильно. Настолько неправильно, что первое время после осознания своих влечений и пристрастий, агрессировал в сторону геев. Да и в целом – мужчин. Часто ввязывался в драки, кричал на сестру, то и дело задевал младшего брата. Знал бы Майло, что годами позже будет очень и очень сожалеть и винить себя за каждое сказанное Маркусу слово….

Теперь же, когда рыжий спал на простенькой и довольно узкой кровати в дешевом номере мотеля, где они остановились перед тем, как вступят в «другую, взрослую жизнь», которая «всенепременно приведет их к достатку и счастью», Майло прокручивал в голове последние дни, недели. Иногда даже годы. Улыбался своим мыслям и изредка оборачивался через плечо, чтобы посмотреть на Джереми. А потом вновь затянуться сигаретой и выдохнуть клубы дыма через нос.

Июль был жарким. Непозволительно жарким. Даже для Портленда. Майло почесал пальцем висок, стараясь отделаться от навязчивой мысли, что поступает неправильно. Неправильно врать. Особенно тому, кого любишь.
Джереми собирался в колледж. У Джереми на это были деньги, а у Майло – нет. Майло не представлял, как раскрыть правду, что скажет на это Джер и чем закончится этот неприятный разговор.

Впрочем, нет…
Сэлинджер отлично представлял, какой будет реакция парня. Он сперва будет пристально смотреть на брюнета, не проронит ни слова. А потом на лице промелькнет тень разочарования – в нем, как всегда считал Майло – и в конце концов Джереми откажется от колледжа. Скажет, что «они как-то выкрутятся», что «главное быть вместе» и «они все преодолеют». Что было ложью. В их реальности, в реалиях современного мира, где почти половина американцев считает, что образование не стоит тех долгов, что числятся потом на их душах, и живут как есть – лишь с корочкой о среднем. Выживают, как могут – потому что работать приходится в три раза тяжелее и больше. И пьют. А еще дерутся. И растят искалеченное поколение таких же.

Майло этого не хотел. Ни для себя, ни тем более для Джереми. А потому знал – Джер должен получить образование. Даже в местном колледже. Просто обязан.

Потушив окурок, Майло глубоко вздохнул и направился назад, в номер. Спящий Джереми казался слишком милым, слишком беззаботным и достойным большего. Возможно, большего, чем сам Майло.
Переключатель тихо щелкнул. В тесной и бедной ванной зажегся свет. Майло уперся ладонями в чистую, но старую раковину и посмотрел в зеркало. Всматривался в каждую морщинку и каждую заметную пору, а после – когда начало тошнить от себя – включил воду, набрал в ладони холодной воды и плеснул в лицо.
Когда брюнет поднял глаза вновь, позади стоял Джереми. Заспано потирал глаза и по тому, как торчали его трусы, было понятно, что младший Джер рад утру.

— Ну, привет, мистер, - засмеялся Майло и повернулся к Джереми лицом.

+9

3

[indent] Странное ощущение преследовало Джереми в последнее дни. А особенно с момента переезда. Будто затишье перед бурей, но непонятно откуда было ждать подножки. Успокаивало присутствие Майло рядом, но их отношения нельзя было назвать идеальными – частые ссоры, не менее частые и горячие примирения, эмоциональные качели, а порой и до драк.
[indent] Поначалу было забавно наблюдать за тем, как Сэлинджера плющило в болтанке от одного только слова «гей». Как нервно курил, зажимая сигареты меж трясущихся пальцев. От какой-то бессильной ярости, которая периодически накрывала неконтролируемой паникой. И как старался себя держать в руках в ответ на открытые провокации рыжего. Майерс прохода ему не давал, маяча перед ним огненной макушкой и не менее взрывным характером. До тех пор, пока не заколебал задиристым флиртом, а ведь мальчишки-подростки по-другому не умеют проявлять внимание, и не огреб от потерявшего всякое терпение Майло.
Он не сильно уворачивался и нападал в ответку, сколько выставлял всемозможные блоки руками и почему-то даже смеялся. Хотя оппонент выглядел вполне серьезным и понимал, что делает. А после оба обессилевшие сидели на заднем дворе школы, подперев стены альма-матер и курили на двоих последнюю сигарету из пачки Сэлинджера. Пара ударов пришлась и по смазливому лицу -  разбитые губы саднило и жгло, когда парень вкладывал сигарету меж них и делал неглубокие затяжки, как будто это могла немного облегчить неприятные ощущения.
[indent] Тогда же Джер и поцеловал его. Вкус металла собственной крови и чужих губ слились в странный коктейль, который хотелось выпить до дна. Майло, кажется, тоже понравилось, но нежелание принять для себя тот факт, что это не отвращает, а наоборот, манит и привлекает, было сильнее. Но теперь на его лице не было ненависти, только обескураженный и разгоряченный взгляд, влажные от поцелуя губы и сбитое дыхание. И полное непонимание, как отреагировать и упасть лицом в грязь.
[indent] Джереми не стал следовать за ним, откинувшись затылком в стенку, и только улыбался.

[indent] Шум воды его разбудил и на часах было совсем раннее утро. Майло всегда спал плохо, часто вставал, бродил по комнате, теперь уже по номеру первого попавшегося дешевого отеля. Сегодняшнее утро ничем не отличалось от всех предыдущих, но какая-то тревога не отпускала парня, засев тупым ощущением в межреберье.
Скоро поступление, какой-то новый этап жизни и, казалось, вот она свобода – на расстоянии вытянутой руки, только вот протяни свою и скорее хватайся. И можно никуда не возвращаться, а даже потом уехать отсюда еще подальше, где никто не будет лезть в его жизнь. Их жизнь с чистого листа.
[indent] Брюнет едва ли не нырнул в раковину, будто пытаясь смыть с себя какие-то мысли, что волнуют его больше, чем грубая бытовуха. Он тоже был несколько напряжен и оба избегали разговоров, которые могли бы хоть как-то прояснить ситуацию. И, знай где упадешь, соломки бы подстелил – наверное, идеальная поговорка в их ситуации.
[indent] - Привет, - рыжий улыбнулся в ответ, поймав бесстыжий взгляд Сэлинджера на себе. – Что смотришь, как будто у самого такого не бывает, - всего пара шагов их разделяла и Джереми сократил крошечное расстояние между ними и подал полотенце.
[indent] - Плещешься, как утка, кто потом счета оплачивать будет? – узкими ладонями скользнул вдоль чужих бедер, с чувством сжав пальцы.
Денег удалось немного подсобирать, да и родители бросать сына не собирались. Более того, те надеялись, что «перерастет» - все время будет занимать учеба, а там, гляди, сокурсница симпатичная на горизонте замаячит. Любовь-морковь, пышная свадьба на зависть соседям и куда уж без кучи детишек. От этой мысли было тошно, потому перед отъездом он не удержался от ложки дегтя в сладких речах предков – оповестил, что его парень тоже едет вместе с ним учиться. Костяшки отца побелели, а губы матери обиженно поджались. И с тем же, надежда настолько была сильной, что и это они проглотили, хотя и отвесили напоследок оплеух в виде миллиона упреков. И тонну напутствий, чтобы сын, наконец, одумался и вернулся на путь истинный.
[indent] - А с этим нужно что-то сделать, - хмыкнул с играющей улыбкой на губах в недвусмысленном намеке, прижавшись к парню и уткнувшись носом в ключицу. – У тебя тоже доброе утро, - тихо рассмеялся, ничего не предпринимая. Он мог бы простоять так целую вечность.

+8

4

Должно быть, если бы не страх потерять Джереми, Майло давным-давно собрал вещи и свалил подальше, куда глаза глядят. Но вместо этого он каждое утро смотрел на рыжего так, словно тот – смысл его жизни. И боялся.
Боялся признаться в том, что их «долго и счастливо» обречено на провал изначально.

Когда Джер появился за спиной, Сэлинджер вздрогнул. Набранная в широкие ладони вода выплеснулась, а сам он процедил сквозь сжатые зубы пару матерных.

— Какие к черту счета? — улыбаясь, Майло обнял парня, чуть запрокидывая голову назад, когда нос рыжего уперся ему в ключицу. — Мы в отели, Джер, тут нет счетов. Вернее, счет есть, но за комнату, а не за слитую в канализацию воду.

Пальцы Джереми прошлись по бедрам, а потом – и по заднице. И брюнет, забыл на мгновение обо всех тревогах и сомнениях, а также задвинув подальше даже мысли, которые его мучили еще пару секунд назад, довольно закусил губу.
Каждое движение Майерса отзывалось благодарной негой по телу. Член предательски встал и Джер это, разумеется, заметил.

— Да иди ты… — Майло даже смущенно покраснел, прекрасно зная, что в ответ на его реплику услышит скорое «снимай штаны». Сэлинджер поймал губами губы Джереми и поцеловал. Так крепко, как только мог. На сколько хватило сил. По крайней мере. У них это пока есть. А значит, нужно этим пользоваться. Ведь Майло не знал, в какой момент его прорвет и он сообщит парню, что никакого колледжа не будет. Во всяком случае, для него.

Отредактировано Milo Salinger (2020-06-10 17:43:15)

+5

5

[indent] Растерянность Майло можно было списать на недосып. Он всегда спал беспокойно, то и дело подрываясь в ночи вдруг, а потом и утром, когда надоедало маяться в попытках убаюкаться в крепкий сладкий сон.
[indent] - Кэвин из фильма «Один дома» тоже думал, что батончики и снэки в маленьком холодильничке были халявными, - Джер смешливо перекривлял друга, не отнимая рук от соблазнительных изгибов поджарого тела и продолжая бесстыже шарить ладонями где только придется так, будто касался его в первый раз.
Парня забавляла ответная реакция Сэлинджера и от этого хотелось дразнить его больше, дольше, раскрывая его полностью. Подтолкнуть к принятию самого себя, когда тело говорит больше за захламленный тупорылым обществом разум. Но каждый раз он ловил кайф от того, как Майло легко теряет голову, когда они вместе. И так было снова и снова – это не могло надоесть, а наоборот, с каждым разом заводило все сильнее.
[indent] - Я обязательно туда схожу, - осипшим голосом прохрипел в горячие и влажные от поцелуя губы, с чувством сжав пальцами упругие ягодицы парня.
Перспективы этого переезда воодушевляли его и придавали сил. Конечно, было сложно. Новый город, новые возможности, а вместе с этим и сопутствующие сложности, но блять и море было по колено, когда любимый человек был рядом и разделял видение на ближайшее будущее. Совместное. Надеяться на то, что раз и навсегда было глупо, но здесь и сейчас Джереми был счастлив – он привык жить сегодняшним днем, хотя и старался сделать все, чтобы следующее утро наступило таким же крутым и наполненным смыслом.
[indent] Вырваться из плена уничижительных взглядов родных, из осточертевшего Ивелбейна, чтобы вдохнуть побольше воздуха соблазнительной свободы. Чего еще можно пожелать, когда есть шанс продвинуться вперед, придать отношениям с Майло новых красок. Хотя им скучно рядом друг с другом не было никогда. То запеклые мордобои, то страстный секс, то неловкие паузы, после которых все вроде повторялось в разной последовательности и никогда нельзя было предугадать, чего стоит ждать от партнера в следующий раз. Такой пинг-понг не давал обоим соскучиться друг с другом.
Сэлинджер был больше зрителем, нежели участником сего действия. Взгляд ленивого кота из-под полуприкрытых век был снисходительным – он принимал всю эту мишуру вокруг себя и не был против энергично прыгающего вокруг него Джереми. А уж рыжий был просто концентрированным сгустком энтузиазма, заряжающим Майло на хороший настрой. И сейчас больше всего ему хотелось, чтобы брюнет ощущал то же, что и он сам.
[indent] А между делом, руки скользнули под резинку растянутых треников, а там и трусов, нетерпеливо оглаживая теплую кожу бедер прохладными ладонями, чуть сжимая и тут же отпуская. Вновь стиснул сочные ягодицы и чуть дернул на себя, вжимаясь в чужой пах и довольно прошипев в горячий рот брюнета.

+6

6

У них не получалось быть счастливыми. Сперва отец, который катился вниз по социальной лестнице, пропивая все, что попадало к нему в бумажник; затем сестра, которая, как на зло, считала, что имеет право ебать мозги Майло своими истериками и путаться с дебилами. А потом еще и рыжий, вытянувший в одночасье из брюнета все, что тот не смел даже подумать – ориентацию и тягу к чужим членам. И любовь к крепкому члену в собственной заднице.
Правда, тут поправочка – члену Джереми в его собственной жопе. Другие пока казались ему недопустимыми и невозможными. Или не пока.

Джереми не терял времени. Забрался нагло в трусы, гладил и ласкал, заставляя член Сэлинджера наливаться кровью. А еще и так похабно улыбался в губы, пока тискал его за зад.

У этого рыжего не все дома. Не все дома настолько, что тот способен ринуться в драку, не обдумав последствия, даже, если соперник в два раза сильнее его. Ведь за идею же! Способен отчаянно трахаться в подворотне не боясь, что кто-то их застукает, а потом под покровом ночи размозжит камнем голову из гомофобии.

Гомофобия. Забавное слово.
Майло рассуждал на эту тему, правда, пока мысленно, уже неоднократно. Ведь «фобия» - это когда чего-то боишься. Неужели натуралы боятся геев? Нет. Это банальная нетерпимость. И еще какая-то чушь из библии. Про Содом там, про Гоморру. Майло не читал библию. Но много о ней слышал. Особенно от жителей более престижных районов города. Хотя, что в Ивелбейне «более престижный район»? дома, стоимостью в несколько миллионов долларов? Тут было с десяток таких. Не больше. Ведь сам город по себе словно элитная картинка. Проспект или биллборд у дороги. Проезжаешь, видишь и аж зубы сводит от сладости (и лжи) обещанного. Непонятно только, как Макс умудрился допустить едва ли не полное разорение семейства Сэлинджеров. И почему власти города (а у Ивелбейна есть свои десять человек, правящие балом – в этом парень был уверен на сто процентов) еще не выставили всех Сэлинджеров за черту города, не понятно. Возможно, потому что это было бы слишком палевно. А может потому, что всем давно на них плевать.

Кроме этого рыжего. Так отчаянно и нагло засовывающего ему язык в глотку.

Майло промычал ему что-то невнятное в ответ и толкнулся (почти на автомате) членом в руку рыжего. Словно говоря тем самым «не томи».

— Ну нам уже не по восемь лет, чтобы так заблуждаться. Да и, хей, это дешевый мотель в Мэне. Тут вода явно в комплекте.

Они оба засмеялись и Майло, все еще с пунцовыми от смущения и нахлынувшего желания щеками, запустил пальцы в волосы Майерса, растрепывая их еще больше.

+4


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [15.07.2015] let you say goodbye with lips like dynamite


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC