Администрация: kaidan cain
17.01// Гайзитос! Мы продолжаем наш пусть. За эту неделю вы успели накатать 63 поста и это нереально круто. Также подготовили следующую главу сюжета, совсем скоро подъедут новые квесты. Текущий по-прежнему в движении, что не может не радовать. Планируется реорганизация игрового процесса. В общем - не переключаемся.
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Энн, Джон, Макс, Рэджи, Уэнди
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [15.07.2015] let you say goodbye with lips like dynamite


[15.07.2015] let you say goodbye with lips like dynamite

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

let you say goodbye with lips like dynamite
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/116/73323.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/a3/fe/116/29975.gif

milo salinger & jeremy myers
evilbane - july 2014

перемены дышат в спину. сегодня идиллия, завтра раздор.
каждый вправе сделать свой выбор, каждый заплатит свою цену.

Отредактировано Jeremy Myers (2020-02-16 22:01:26)

+12

2

Отношения с Джереми были одними из самых сложных для Майло.

Во-первых, парень всегда – всегда! – требовал к себе слишком много внимания. Во-вторых, познакомился Майло с рыжим пареньком в то время, когда даже произнести слово «гей» было слишком сложной задачей. Даже наедине с собой. В совершенно пустом доме.

И в-третьих, Майло долго думал, что спать с мужчинами – неправильно. Настолько неправильно, что первое время после осознания своих влечений и пристрастий, агрессировал в сторону геев. Да и в целом – мужчин. Часто ввязывался в драки, кричал на сестру, то и дело задевал младшего брата. Знал бы Майло, что годами позже будет очень и очень сожалеть и винить себя за каждое сказанное Маркусу слово….

Теперь же, когда рыжий спал на простенькой и довольно узкой кровати в дешевом номере мотеля, где они остановились перед тем, как вступят в «другую, взрослую жизнь», которая «всенепременно приведет их к достатку и счастью», Майло прокручивал в голове последние дни, недели. Иногда даже годы. Улыбался своим мыслям и изредка оборачивался через плечо, чтобы посмотреть на Джереми. А потом вновь затянуться сигаретой и выдохнуть клубы дыма через нос.

Июль был жарким. Непозволительно жарким. Даже для Портленда. Майло почесал пальцем висок, стараясь отделаться от навязчивой мысли, что поступает неправильно. Неправильно врать. Особенно тому, кого любишь.
Джереми собирался в колледж. У Джереми на это были деньги, а у Майло – нет. Майло не представлял, как раскрыть правду, что скажет на это Джер и чем закончится этот неприятный разговор.

Впрочем, нет…
Сэлинджер отлично представлял, какой будет реакция парня. Он сперва будет пристально смотреть на брюнета, не проронит ни слова. А потом на лице промелькнет тень разочарования – в нем, как всегда считал Майло – и в конце концов Джереми откажется от колледжа. Скажет, что «они как-то выкрутятся», что «главное быть вместе» и «они все преодолеют». Что было ложью. В их реальности, в реалиях современного мира, где почти половина американцев считает, что образование не стоит тех долгов, что числятся потом на их душах, и живут как есть – лишь с корочкой о среднем. Выживают, как могут – потому что работать приходится в три раза тяжелее и больше. И пьют. А еще дерутся. И растят искалеченное поколение таких же.

Майло этого не хотел. Ни для себя, ни тем более для Джереми. А потому знал – Джер должен получить образование. Даже в местном колледже. Просто обязан.

Потушив окурок, Майло глубоко вздохнул и направился назад, в номер. Спящий Джереми казался слишком милым, слишком беззаботным и достойным большего. Возможно, большего, чем сам Майло.
Переключатель тихо щелкнул. В тесной и бедной ванной зажегся свет. Майло уперся ладонями в чистую, но старую раковину и посмотрел в зеркало. Всматривался в каждую морщинку и каждую заметную пору, а после – когда начало тошнить от себя – включил воду, набрал в ладони холодной воды и плеснул в лицо.
Когда брюнет поднял глаза вновь, позади стоял Джереми. Заспано потирал глаза и по тому, как торчали его трусы, было понятно, что младший Джер рад утру.

— Ну, привет, мистер, - засмеялся Майло и повернулся к Джереми лицом.

+10

3

[indent] Странное ощущение преследовало Джереми в последнее дни. А особенно с момента переезда. Будто затишье перед бурей, но непонятно откуда было ждать подножки. Успокаивало присутствие Майло рядом, но их отношения нельзя было назвать идеальными – частые ссоры, не менее частые и горячие примирения, эмоциональные качели, а порой и до драк.
[indent] Поначалу было забавно наблюдать за тем, как Сэлинджера плющило в болтанке от одного только слова «гей». Как нервно курил, зажимая сигареты меж трясущихся пальцев. От какой-то бессильной ярости, которая периодически накрывала неконтролируемой паникой. И как старался себя держать в руках в ответ на открытые провокации рыжего. Майерс прохода ему не давал, маяча перед ним огненной макушкой и не менее взрывным характером. До тех пор, пока не заколебал задиристым флиртом, а ведь мальчишки-подростки по-другому не умеют проявлять внимание, и не огреб от потерявшего всякое терпение Майло.
Он не сильно уворачивался и нападал в ответку, сколько выставлял всемозможные блоки руками и почему-то даже смеялся. Хотя оппонент выглядел вполне серьезным и понимал, что делает. А после оба обессилевшие сидели на заднем дворе школы, подперев стены альма-матер и курили на двоих последнюю сигарету из пачки Сэлинджера. Пара ударов пришлась и по смазливому лицу -  разбитые губы саднило и жгло, когда парень вкладывал сигарету меж них и делал неглубокие затяжки, как будто это могла немного облегчить неприятные ощущения.
[indent] Тогда же Джер и поцеловал его. Вкус металла собственной крови и чужих губ слились в странный коктейль, который хотелось выпить до дна. Майло, кажется, тоже понравилось, но нежелание принять для себя тот факт, что это не отвращает, а наоборот, манит и привлекает, было сильнее. Но теперь на его лице не было ненависти, только обескураженный и разгоряченный взгляд, влажные от поцелуя губы и сбитое дыхание. И полное непонимание, как отреагировать и упасть лицом в грязь.
[indent] Джереми не стал следовать за ним, откинувшись затылком в стенку, и только улыбался.

[indent] Шум воды его разбудил и на часах было совсем раннее утро. Майло всегда спал плохо, часто вставал, бродил по комнате, теперь уже по номеру первого попавшегося дешевого отеля. Сегодняшнее утро ничем не отличалось от всех предыдущих, но какая-то тревога не отпускала парня, засев тупым ощущением в межреберье.
Скоро поступление, какой-то новый этап жизни и, казалось, вот она свобода – на расстоянии вытянутой руки, только вот протяни свою и скорее хватайся. И можно никуда не возвращаться, а даже потом уехать отсюда еще подальше, где никто не будет лезть в его жизнь. Их жизнь с чистого листа.
[indent] Брюнет едва ли не нырнул в раковину, будто пытаясь смыть с себя какие-то мысли, что волнуют его больше, чем грубая бытовуха. Он тоже был несколько напряжен и оба избегали разговоров, которые могли бы хоть как-то прояснить ситуацию. И, знай где упадешь, соломки бы подстелил – наверное, идеальная поговорка в их ситуации.
[indent] - Привет, - рыжий улыбнулся в ответ, поймав бесстыжий взгляд Сэлинджера на себе. – Что смотришь, как будто у самого такого не бывает, - всего пара шагов их разделяла и Джереми сократил крошечное расстояние между ними и подал полотенце.
[indent] - Плещешься, как утка, кто потом счета оплачивать будет? – узкими ладонями скользнул вдоль чужих бедер, с чувством сжав пальцы.
Денег удалось немного подсобирать, да и родители бросать сына не собирались. Более того, те надеялись, что «перерастет» - все время будет занимать учеба, а там, гляди, сокурсница симпатичная на горизонте замаячит. Любовь-морковь, пышная свадьба на зависть соседям и куда уж без кучи детишек. От этой мысли было тошно, потому перед отъездом он не удержался от ложки дегтя в сладких речах предков – оповестил, что его парень тоже едет вместе с ним учиться. Костяшки отца побелели, а губы матери обиженно поджались. И с тем же, надежда настолько была сильной, что и это они проглотили, хотя и отвесили напоследок оплеух в виде миллиона упреков. И тонну напутствий, чтобы сын, наконец, одумался и вернулся на путь истинный.
[indent] - А с этим нужно что-то сделать, - хмыкнул с играющей улыбкой на губах в недвусмысленном намеке, прижавшись к парню и уткнувшись носом в ключицу. – У тебя тоже доброе утро, - тихо рассмеялся, ничего не предпринимая. Он мог бы простоять так целую вечность.

+9

4

Должно быть, если бы не страх потерять Джереми, Майло давным-давно собрал вещи и свалил подальше, куда глаза глядят. Но вместо этого он каждое утро смотрел на рыжего так, словно тот – смысл его жизни. И боялся.
Боялся признаться в том, что их «долго и счастливо» обречено на провал изначально.

Когда Джер появился за спиной, Сэлинджер вздрогнул. Набранная в широкие ладони вода выплеснулась, а сам он процедил сквозь сжатые зубы пару матерных.

— Какие к черту счета? — улыбаясь, Майло обнял парня, чуть запрокидывая голову назад, когда нос рыжего уперся ему в ключицу. — Мы в отели, Джер, тут нет счетов. Вернее, счет есть, но за комнату, а не за слитую в канализацию воду.

Пальцы Джереми прошлись по бедрам, а потом – и по заднице. И брюнет, забыл на мгновение обо всех тревогах и сомнениях, а также задвинув подальше даже мысли, которые его мучили еще пару секунд назад, довольно закусил губу.
Каждое движение Майерса отзывалось благодарной негой по телу. Член предательски встал и Джер это, разумеется, заметил.

— Да иди ты… — Майло даже смущенно покраснел, прекрасно зная, что в ответ на его реплику услышит скорое «снимай штаны». Сэлинджер поймал губами губы Джереми и поцеловал. Так крепко, как только мог. На сколько хватило сил. По крайней мере. У них это пока есть. А значит, нужно этим пользоваться. Ведь Майло не знал, в какой момент его прорвет и он сообщит парню, что никакого колледжа не будет. Во всяком случае, для него.

Отредактировано Milo Salinger (2020-06-10 17:43:15)

+6

5

[indent] Растерянность Майло можно было списать на недосып. Он всегда спал беспокойно, то и дело подрываясь в ночи вдруг, а потом и утром, когда надоедало маяться в попытках убаюкаться в крепкий сладкий сон.
[indent] - Кэвин из фильма «Один дома» тоже думал, что батончики и снэки в маленьком холодильничке были халявными, - Джер смешливо перекривлял друга, не отнимая рук от соблазнительных изгибов поджарого тела и продолжая бесстыже шарить ладонями где только придется так, будто касался его в первый раз.
Парня забавляла ответная реакция Сэлинджера и от этого хотелось дразнить его больше, дольше, раскрывая его полностью. Подтолкнуть к принятию самого себя, когда тело говорит больше за захламленный тупорылым обществом разум. Но каждый раз он ловил кайф от того, как Майло легко теряет голову, когда они вместе. И так было снова и снова – это не могло надоесть, а наоборот, с каждым разом заводило все сильнее.
[indent] - Я обязательно туда схожу, - осипшим голосом прохрипел в горячие и влажные от поцелуя губы, с чувством сжав пальцами упругие ягодицы парня.
Перспективы этого переезда воодушевляли его и придавали сил. Конечно, было сложно. Новый город, новые возможности, а вместе с этим и сопутствующие сложности, но блять и море было по колено, когда любимый человек был рядом и разделял видение на ближайшее будущее. Совместное. Надеяться на то, что раз и навсегда было глупо, но здесь и сейчас Джереми был счастлив – он привык жить сегодняшним днем, хотя и старался сделать все, чтобы следующее утро наступило таким же крутым и наполненным смыслом.
[indent] Вырваться из плена уничижительных взглядов родных, из осточертевшего Ивелбейна, чтобы вдохнуть побольше воздуха соблазнительной свободы. Чего еще можно пожелать, когда есть шанс продвинуться вперед, придать отношениям с Майло новых красок. Хотя им скучно рядом друг с другом не было никогда. То запеклые мордобои, то страстный секс, то неловкие паузы, после которых все вроде повторялось в разной последовательности и никогда нельзя было предугадать, чего стоит ждать от партнера в следующий раз. Такой пинг-понг не давал обоим соскучиться друг с другом.
Сэлинджер был больше зрителем, нежели участником сего действия. Взгляд ленивого кота из-под полуприкрытых век был снисходительным – он принимал всю эту мишуру вокруг себя и не был против энергично прыгающего вокруг него Джереми. А уж рыжий был просто концентрированным сгустком энтузиазма, заряжающим Майло на хороший настрой. И сейчас больше всего ему хотелось, чтобы брюнет ощущал то же, что и он сам.
[indent] А между делом, руки скользнули под резинку растянутых треников, а там и трусов, нетерпеливо оглаживая теплую кожу бедер прохладными ладонями, чуть сжимая и тут же отпуская. Вновь стиснул сочные ягодицы и чуть дернул на себя, вжимаясь в чужой пах и довольно прошипев в горячий рот брюнета.

+7

6

У них не получалось быть счастливыми. Сперва отец, который катился вниз по социальной лестнице, пропивая все, что попадало к нему в бумажник; затем сестра, которая, как на зло, считала, что имеет право ебать мозги Майло своими истериками и путаться с дебилами. А потом еще и рыжий, вытянувший в одночасье из брюнета все, что тот не смел даже подумать – ориентацию и тягу к чужим членам. И любовь к крепкому члену в собственной заднице.
Правда, тут поправочка – члену Джереми в его собственной жопе. Другие пока казались ему недопустимыми и невозможными. Или не пока.

Джереми не терял времени. Забрался нагло в трусы, гладил и ласкал, заставляя член Сэлинджера наливаться кровью. А еще и так похабно улыбался в губы, пока тискал его за зад.

У этого рыжего не все дома. Не все дома настолько, что тот способен ринуться в драку, не обдумав последствия, даже, если соперник в два раза сильнее его. Ведь за идею же! Способен отчаянно трахаться в подворотне не боясь, что кто-то их застукает, а потом под покровом ночи размозжит камнем голову из гомофобии.

Гомофобия. Забавное слово.
Майло рассуждал на эту тему, правда, пока мысленно, уже неоднократно. Ведь «фобия» - это когда чего-то боишься. Неужели натуралы боятся геев? Нет. Это банальная нетерпимость. И еще какая-то чушь из библии. Про Содом там, про Гоморру. Майло не читал библию. Но много о ней слышал. Особенно от жителей более престижных районов города. Хотя, что в Ивелбейне «более престижный район»? дома, стоимостью в несколько миллионов долларов? Тут было с десяток таких. Не больше. Ведь сам город по себе словно элитная картинка. Проспект или биллборд у дороги. Проезжаешь, видишь и аж зубы сводит от сладости (и лжи) обещанного. Непонятно только, как Макс умудрился допустить едва ли не полное разорение семейства Сэлинджеров. И почему власти города (а у Ивелбейна есть свои десять человек, правящие балом – в этом парень был уверен на сто процентов) еще не выставили всех Сэлинджеров за черту города, не понятно. Возможно, потому что это было бы слишком палевно. А может потому, что всем давно на них плевать.

Кроме этого рыжего. Так отчаянно и нагло засовывающего ему язык в глотку.

Майло промычал ему что-то невнятное в ответ и толкнулся (почти на автомате) членом в руку рыжего. Словно говоря тем самым «не томи».

— Ну нам уже не по восемь лет, чтобы так заблуждаться. Да и, хей, это дешевый мотель в Мэне. Тут вода явно в комплекте.

Они оба засмеялись и Майло, все еще с пунцовыми от смущения и нахлынувшего желания щеками, запустил пальцы в волосы Майерса, растрепывая их еще больше.

+5

7

[indent] Дешевый мотель и плещущаяся на фоне вода из старенького крана, требующего замены, наверное, уже не первый год. И они вдвоем. Будь воля Джереми, он бы так все и оставил. Плевать на университеты, родительские упреки и прочую лабуду. Не сказать, что он был законченным романтиком, но эта химия вносила в его жизнь безумство в чистом виде. Практически одержимость этим парнем.
[indent] Восприняв его движения как сигнал к действию, отстранился с довольной ухмылкой на губах. Всего одним рывком он развернул Майло к себе спиной и, надавив ладонью где-то меж чужих лопаток, посмотрел на их отражение в грязном зеркале. Разводы от брызг воды, может, даже мыльных, залапанное руками предыдущих постояльцев и с мелкими сколами по периметру не мешали любоваться их отображением. Ему нравилось то, что видит перед собой. А Сэлинджер не сопротивлялся, успев выставить перед собой руки под напором движений партнера. Их взгляды пересеклись в невербальной схватке.
[indent] Уже совсем скоро поступать в этот дурацкий универ. Хотелось раздолья, свободы, а не протирать штаны на твердых скамьях под   строгими взглядами ученых преподавателей и усердно грызть гранит науки. Вдвоем это, конечно, не так грустно. Наоборот, можно посещать студенческие тусовки, прогуливать учебу и вообще отрываться так, чтобы было чего вспомнить. Хотя Джер в целом не представлял себе взрослую жизнь скучной, когда можно делать все, что душе угодно и не париться о том, что ему влетит от родаков за каждый косяк с его стороны.
[indent] Нетерпеливо рыкнув, дернул вниз чужие штаны, не особо переживая о том, что они неудобно повисли где-то на уровне колен. В ладонях с чувством сжал упругие ягодицы, впиваясь в гладкую кожу короткими ногтями, балдея от каждого прикосновения к хорошо изученному телу, которым он никак не мог насладиться вдоволь.
[indent] - Вот черт, - тихо выругался, вжимаясь в него вздыбленным пахом. Стащив с себя спортивки, из кармана которых он предварительно выудил нераспечатанный презерватив (непонятно как оказавшийся в этом самом кармане, но как же вовремя) практически лег на Майло сверху, чтобы достать хорошо поюзанный тюбик, одиноко брошенный чуть в стороне от принадлежностей для зубной гигиены. Ему нравилось оттягивать момент и наблюдать за тем, как брюнет недовольно фыркает, готовый сорваться с места. Нравилось контролировать ситуацию.

+3

8

Между ними разница в росте около пяти дюймов. И Майло нравится, как Джереми наклоняется, чтобы его поцеловать. В какой-то момент своей рефлексии Сэлинджер словил себя на мысли, что ему нравится привставать на носочки, словно вытягиваться всем телом, тянуться к губам парня, чтобы того поцеловать. В ту минуту он счел подобное глупым, женственным и всячески недостойным мужского поведения. Но чем дольше продолжались их отношения с рыжим, тем больше Майло понимал, что все, что могло показаться не нормальным вчера, выглядело приемлемым сегодня. А значит – завтра станет нормой.

У самого Джереми таких проблем, казалось, не было. Рыжий не думал о сексуальной идентификации. Не скрывал того, что является геем. И не боялся показать свои чувства. Бесстыже пожирал Майло глазами в общественных местах. Не чурался положить ладонь ему на пах, прижавшись в метро (помнится, в школе была поездка в Чикаго), а когда оказывались вдвоем, парень неоднократно демонстрировал свое истинное отношение к брюнету.

Вот и сейчас, заведясь с полуоборота, Майерс времени не терял. Штаны вместе с трусами Майло оказались спущенными где-то до уровня колен, а сам парень уже навалился сверху. Майло был бы рад возразить. Напомнить, что у них в Портленде дела. Что нельзя все время проводить в номере. Что у Джереми впереди обучение. Что на день запланировано слишком много дел. И вообще от этого зависит его будущее (с поправочкой на «их» будущее; Джереми пока незачем знать, что сам любовник никуда не поступает).

Но Майерс пер как локомотив. И останавливаться не собирался. Тюбик со смазкой, что перекочевал в мотель, а после и в ванную комнату, где они в последний раз вчера, перед тем как уснуть, занимались сексом, был на добрую половину использован. Не очень аккуратно закрыт и оставлен рядом со стаканом с зубными щетками.

— Что ты там возишься, как восьмидесятилетний пердун? — огрызнулся Майло, подавшись задницей назад. Налитый стояк Джереми тут же уперся ему в ягодицу. Майло закусил нижнюю губу, чуть прогибаясь в спине и наклонил голову ниже, к раковине. Руками парень упирался в края керамической раковины. Не очень чистой, довольно старой, но все еще по-прежнему рабочей. Костяшки пальцев слегка побелели, собственный член стоял колом. Подумать только, Майло Сэлинджер ждет, когда ему присунут. С замиранием сердца и с двояким ощущением – желанием и чувством стыда. Джереми словно нарочно затягивал процесс. Касался так, что у Майло перехватывало дыхание и хотелось тереться о него задом, как течная сука.

— Садист, — прыснул смехом Майло и вывернулся, схватил рыжего за шею и попытался нагнуть. Парень быстро вовлекался в подобного рода провокации. И, обычно, через пару минут таких толчков, заканчивалось все сексом. Майло улыбался во весь рот, зажимал в захвате голову Джереми, который ругался на него благим матом. У обоих по-прежнему крепко стоял.

+3

9

[indent] Он поддался спонтанному движению партнера, буквально всем телом наваливаясь на того и сопровождая все это действо грязными словечками. Взгляд Джереми устремился в замызганное зеркало, которое крайне редко мыли, если вообще кто-то задавался этой целью. Впрочем, застывшие мыльные брызги нисколько не портили открывшийся вид. Майерс сейчас ему покажет восьмидесятилетного пердуна. Несмотря на их близость, Майло все еще продолжал смущаться и это было замечательно видно в зеркало. Зрачки практически во всю радужку, кожу бледных щек полоснул румянец возбуждения, а чувственные губы зазывающе приоткрыты.
[indent] - Не знал, что тебя возбуждают старики, - куснул парня за мочку уха, на мгновение отстранившись и стянув с себя трусы. Даже не глядя, привычными жестами раскатал резинку на стоящем колом члене и щедро намаслил смазкой. Остатки на руках не стал стирать, решив истратить это с пользой. Джереми мечтал оказаться внутри и ощутить весь жар тела своего партнера. И вместо этого пальцами скользнул меж крепких и аппетитных ягодиц. – Расслабься, - горячо шепнул тому на ухо и прижался губами к пульсирующей жилке на шее Сэлинджера, стараясь неотрывно смотреть на его отображение в зеркале. Это возбуждало еще больше, если такое было вообще возможно. В особенности, когда их взгляды пересекались.
[indent] Майерса хватило совсем ненадолго. В пару несильных толчков парень погрузился вовнутрь, замирая на несколько секунд. Выровнялся, ладонями обвел контуры изогнувшегося тела, и фиксируя их на чужих бедрах, принялся наращивать темп.
Каждый раз это походило на игру в кошки-мышки и Джер наслаждался всем тем, что происходило между ними. Скоро начнется учеба и было неплохо каждый раз так просыпаться перед парами, делать домашку и готовиться к экзаменам. Рыжий был практически одержим Майло, который сейчас старательно выгибался в пояснице и старался сдерживать свои стоны, ведь они здесь не одни, а стены в этой гостинице картонные. Потом, если они снова столкнутся с соседями, будет прятать взгляд с желанием провалиться сквозь землю от стыда.
[indent] Джереми это нисколько не обижало. Такой весь брутальный и резкий на словцо Сэлинджер превращался в глину, из которой можно было слепить все, что угодно, стоило им остаться наедине друг с другом. Такие метаморфозы, напротив, забавляли и вызывали каждый раз интерес и восторг. Послужной список сексуальных партнеров Майерса был не так велик, чтобы похвастаться огромным разнообразием и опытом, но никто не мог сравниться с Майло. Да и рыжий больше не пытался его ни с кем сравнивать – он само совершенство.

+2

10

Их небольшая игра закончилась, как и предсказывал Майло, сексом. Не долго думая рыжий вошел, чем вызвал у Майло тихий вздох. Пожалуй, если быть до конца откровенным, Джереми был единственным парнем, которому Сэлинджер позволял (и позволил бы в дальнейшем) стучать в заднюю дверь. Принять себя, как гея, так, как это сделал Джер, Майло, казалось, никогда не сможет. Для этого нужно не бояться осуждения. А у брюнета в жизни было слишком много ошибок. Например, эта татуировка на пальцах обеих рук — пошел ты (fuck off).

Отец, помнится, был очень недоволен, когда увидел наколку у сына. Даже сплюнул презрительно на пол. Мол, уголовничек растет. Впрочем, парировать Майло было нечем. Их семья не была образцом подражания. Во всяком случае, с тех пор, как погиб младший брат. Простить себя Макс так и не смог. Винил во всех окружающих, громко ругался, много пил и быстро заработал прозвище язвы Ивелбейна. Той, что нарывает, а затем гноится. Жить так Майло не хотел, а потому и уехал из города. Лелеял вместе с Джереми мечту стать человеком, а не отребьем в целом состоятельного и образцового городка. Только, кажется, этому не суждено осуществиться.

– Грязный педик, – сквозь зубы прошипел Сэлинджер, задорно ухмыляясь Джереми. Тот наблюдал за ним в отражение зеркала. И когда их взгляды встретились, Майло едва не прыснул. Наклонил голову и лишь протяжно застонал.

Когда он был рядом с Майерсом, становился другим. Не боялся своих желаний. Не стеснялся его трогать, целовать. Улыбаться довольно при каждом касании. Но так было не всегда. Да что там, он все еще тушуется и психует, если кто-то посмеет сказать, что он педик. Наглые ублюдки, как только смеют?

Но не сейчас.
Не в момент, когда Джереми выбивает — не так, вытрахивает — из него всю дурь. Скользит руками по спине, хватает до белеющих следов на коже пальцами и направляет каждое движение. Под потолком этой не очень-то уютной и не супер чистой ванной в дешевом номере дешевого отеля собираются их стоны и тихие, пошлые шлепки кожи о кожу. Майло с силой впивается руками в раковину, немного переживает, что та может не выдержать и обвалиться под их весом, но не в состоянии что-либо изменить — ведь так приятно. Еще через несколько минут его ладонь скользнула на собственный член, сжимая тот у основания Майло, в несколько ловких и быстрых движений, доводит себя до оргазма. Протяжно стонет и жмурится до краснеющих пятен под веками.

– Твою же… мааать, – смеется, когда ощущает язык Джереми на своей ягодице. Мелкий ублюдок его укусил. А затем включает воду, чтобы смыть с ладони сперму. – Засранец, Джер. Ты засранец. Идем в душ? Только на сей раз только душ, ничего больше. Мы опоздаем!

+2

11

[indent] Майло только своим присутствием мог делать чертовски хорошо. А когда он так жарко стонал и, как самая прожженная потаскушка, лихо подмахивал бедрами в такт жестким толчками партнера, Джер просто готов был взорваться в экстазе. Их мутное отражение в грязном зеркале возбуждало еще больше, что невозможно было отвести восхищенного взгляда, прикованного лишь к ним. Майерс не знал, любовь ли это или что-то еще, но был уверен на все сто, что этот парень попал в его цепкие лапы и продыху ему не видать.
[indent] Ни одно движение Майло не ускользало от жадного взгляда Джереми, что буквально сжирал его глазами. И чужая рука, устремившаяся вниз к паху, тоже. Этого было достаточно для того, чтобы рыжий сделал еще несколько контрольных толчков, крепко вжимаясь в упругие ягодицы и срывая финальный стон с губ брюнета, и торопливо вышел. Дрожащими руками стащил поюзанный презерватив и закончил на оголенную кожу бедер парня, тесно прижимаясь к нему с блаженной улыбкой. Он обожал бесить Сэлинджера подобными выходками и сейчас даже если не получит оплеуху, то уж точно тот будет бухтеть. Ну, подумаешь, немного испачкался.
[indent] - Обещаю, только душ, - рыжий отстранился, пытаясь отдышаться от короткого, но весьма активного утреннего марафона. У них и правда было не так много времени, хотя можно было еще разочек пристроиться к своему неприступному и непоколебимому любовнику. Джер не мог насытиться их близостью, охваченный необъяснимой животной страстью. – Спинку потереть, дорогой? – он схватил полотенце для рук и вытер испачканную ягодицу друга, чтобы тот не так сильно бухтел, и небрежно бросил рядом с умывальником.
[indent] - Пойдем, - не преминул смачно приложиться ладонью к чужой аппетитной заднице и, переступив через упавшие на икры трусы, пошлепал в сторону душевой кабине. Вдвоем там было тесно, но не отнять того факта, что здесь тоже были неплохие условия для занятий сексом. Но Майерс не стал и дальше провоцировать брюнета, а потому они по-быстрому обмылись и принялись собираться в колледж.
[indent] Сегодня у них обоих было собеседование. Радовал тот факт, что не нужно было сдавать вступительные экзамены, ведь оба имели шанс получить вакантные места благодаря высоким проходным баллам школьных аттестатов. Джереми немного волновался, да и Майло тоже не выглядел образцом спокойствия, но рыжий списывал это на мандраж перед предстоящим небольшим испытанием. Можно иметь образцово-показательный аттестат, но при это быть полным олухом, а можно вытянуть недостающие пару баллов своей сообразительностью и умением сориентироваться в ситуации. Кажется, в жизни это намного важнее, чем быть бумажным отличником.

+2

12

Джереми был неисправим. Любитель грязных словечек и не только, он тоже имел свойство тушеваться, правда его триггеры были не в постельной среде. Цокнув громко, ощущая вязкую сперму на бедре, Майло зыркнул на рыжего в зеркало. А тот, скорчив рожу, тут же обтер пятно полотенцем, бросив его где-то у раковины. Плевать, горничные этой дыры наверняка видели вещи и похуже.

После душа, который вновь едва не закончился сексом, мокрые и разгоряченные, они медленно собирались, натягивали на еще влажное тело одежду и то и дело обменивались «любезностями» - шутками, колкостями, сальностями и в целом пороли чепуху.

— Волнуешься? — спросил Майло, проверяя заряд телефона, прежде чем отключить его от устройства и бросить в карман джинсов. Сам он волновался. Но было и понятно – Джереми светит место в муниципальном колледже. Невесть что, но учитывая ситуацию это уже что-то. Он сможет получить работу, после выпуска, получше, чем поломойка или посудомойка в какой-то дешевой забегаловке. Сможет работать менеджером младшего звена. Получать на пару копеек больше, чем предстоит мириться Майло. Да и, как для жителя штата, оплата обучения копеечная. Не придется влезать в многотысячные долги. Неплохая перспектива.

Джереми уже оделся и выглядел как с иголочки: новая рубашка на выпуск, зачесанные назад волосы и новые джинсы. Конечно, им уже не по 17 лет. Многие выпускники школы были заранее зачислены в университеты еще до конца семестра. Но Майло не мог рассчитывать на ВУЗ. Отец был не в состоянии оплатить даже свое дешевое пойло, не говоря уж о будущем сына. А старшая сестра… Где бы они ни была, Майло надеялся, что с ней все хорошо. И жизнь складывается получше, чем его собственная.

Легкое касание губ к шее и Майло щурится. С лица мгновенно пропадает тревога и тень неминуемой полной разочарования и проигрыша жизни. Широко растягивает губы в улыбке, а затем поворачивается к Майеру с целует того в ответ.

— Ну, хватит, Джер. Пойдем. У тебя совсем скоро собеседование, — а потом, словно опомнившись, добавляет спешно. — Да и у меня, тоже.

+2

13

[indent] - А ты разве нет? – это был определенно глупый вопрос, но наглухо застегнутый воротник выглаженной рубашки так жал, что пришлось верхнюю пуговицу расстегнуть и нервно теребить ее пальцами. Присутствие Майло успокаивало, хотя он не очень старался приодеться на такой важный случай. Это тоже нисколько не настораживало и не наводило на левые мысли, ведь брюнет был еще тем бунтарем, который обожал ломать систему и поступать так, как ему вздумается. – На дорожку, - вжал того в стенку, наваливаясь всем своим весом и очень уж настойчиво целуя в сочные губы. Сейчас бы подкрепить поцелуй очередной порцией секса и никуда не пойти, но Джереми не мог. Куснув раздосадовано Сэлинджера, он отстранился и отпустил парня. После собеседование он точно возьмет свое. А потом еще и еще.
[indent] Майло был напряжен, когда они покинули гостиничный номер. Но к его счастью в это время трафик постояльцев был рекордно низок, а потому их не провожал каждый встречный возмущенным, говорящим громче слов, взглядом. Минута позора, как называл брюнет, прошла быстро и безболезненно, когда они прошли мимо стойки регистрации, где весьма немолодая леди неотрывно глазела на чумную парочку, пока та окончательно не покинула территорию захолустного отеля.
[indent] - Как думаешь, все получится? – Джер сощурился под лучами ударившего в лицо солнечного света. Было душновато, но в целом вполне терпимо. Конечно, не самая лучшая идея ходить в такую погоду, но выбора у него не было. Точнее, он-то был, но в данной ситуации поступление было важной миссией. Подумаешь, снова с десятки мелких девчачьих веснушек рассыплется на щеках. Это был очередной повод для Сэлинджера подстебнуть любовника. Не зло, конечно, но в самых лучших традициях сложившихся отношений, где не подъебал, значит будешь подъебнутым. Оба упражнялись в остроумии в каждом подвернувшемся удобном случае, стараясь не оставаться в долгу.
[indent] Не только секс держал рыжего с этим брюнетом. Майло умел брать своей харизмой, волевым и несколько взрывным характером. Вместе с тем он умел остужать пыл Джереми, когда тот перегибал палку и при этом умудрялся не разбить тому рожу. Хотя моментами это стоило сделать – Майерса частенько заносило не в ту степь.
[indent] Кампус колледжа выделялся на фоне городской архитектуры и от него веяло каким-то… величием? Альма-матер, все дела. Не самая лучшая перспектива быть погребенным в кипе учебников, экзаменов от семестра до семестра. С другой стороны, студентам позволено намного больше, чем школьникам, а значит, это будет очень веселая пора, о которой многие вспоминают с душевной теплотой. А еще вдали от дома можно выдохнуть свободней. Предки не будут мозолить ему глаза, разве что ограничатся парой звонков в неделю, аккуратно обходя тему того самого друга. Это и радовало, и огорчало одновременно. Они от души желали своему сыну благ, но делали это по-своему, как с детства привили им нормы и правила морали, в рамки которых не вписывался их единственный сын.
[indent] - Что ж, нужный корпус находится вооон там, - Джер выудил из кармана джинс смятую бумажку и, взглянув на схему кампуса, сориентировался на местности мгновенно. – А тебе в какую сторону? – он проницательно посмотрел на Сэлинджера.

+2

14

Вопрос о собственном собеседовании заставляет Майло вскинуть брови и на миг замешкаться. Едва не выпалил опрометчиво «ты о чем?», но вовремя нашелся и, стушевавшись, кивнул пару раз головой. Потом что-то соврал о том, что у них оно одновременно. Что это даже к лучшему – не придется терять время. А затем подогнал Джереми, чтобы тот меньше возился и перестал, наконец, прижимать его к стене.

Врать рыжему было невыносимо. Но Майло с усердием продолжал. Все просто: он не знал, как сказать, что даже те жалкие четыре тысячи долларов ему не откуда взять. А значит, даже с муниципальным колледжем Сэлинджер в большом пролете. Возможно, Джереми бы понял. И, возможно, они сумели бы договориться. Майло нашел бы работу где-то в Портленде, а Джер посещал бы занятия. Но в тот момент мысль о нечто подобном даже не приходила парню в голову.

Что же, если бы знал, где упадешь, подстелил бы соломку.

— Класс, — снова кивает, как болванчик на лобовом. — А мне… в противоположную сторону. Встретимся, — и тут Майло отодвигает манжет клетчатой рубашки и смотрит на время. — Тут же через полтора часа?

Если бы Джереми был более внимателен и будь его голова чуть меньше забита волнением о предстоящем собеседовании, он бы наверняка заметил пространственные ответы любовника. Смог бы свести два и два. Но все вышло так, как должно было быть. Джереми потянулся к Майло, чмокнул в губы (при этом брюнет неоднократно посмотрел по сторонам, ощущая себя крайне неуютно), а после кивнул и постарался как можно скорее ретироваться.

Все время, что Майерс был на собеседовании, Майло провел на улице. Нервно мерил шагами дорожку и то и дело поглядывал на часы. Что ему сказать, когда вернется? А поймет ли? А прошло ли собеседование удачно?

Солнце было уже в самом зените, нещадно припекало и Майло проклинал свою рубашку, в которой уже успел вспотеть. Руки старался поднимать поменьше, чтобы не было видно темные круги подмышками. Когда же вдруг его окликнул Джер, сердце ушло в пятки.

— Ну, как прошло?

+2

15

[indent] Джер слушал Майло вполуха, стараясь собрать себя в кучу.
[indent] - Да, конечно, давай здесь же. Потом будет время выучить местную географию, - рыжий рассеянно улыбнулся, вовсе не замечая того, как мельтешит Сэлинджер в попытках скрыть какую-то непонятную нервозность. Конечно, сейчас у них обоих собеседование и оба не находили себе места и вели себя, мягко говоря, странно.
[indent] Собеседование затянулось почти на час. Вопросы сыпались один за другим, четвертуя не хуже десяти египетских казней. Джереми ощущал, как потеет спина, а после остывает, холодком пробираясь вдоль хребта. Один неверный шаг и ему гаплык. Возвращаться домой после такого фееричного факапа будет нельзя. Укора во взгляде и без того разочарованных в нем предков он точно не выдержит.
[indent] Без образования, впрочем, выжить можно. Майерс успокаивал себя тем, что в любом случае не пропадет. Будет время самостоятельно накопить денег и уже потом попробовать свои силы вновь, если это, конечно, будет для него еще актуальным. Несмотря на безбашенность и бесстрашие перед недалеким будущим, рыжий был кошмарным педантом и аккуратистом. В удобных для него случаях, стоит добавить маленькое и незначительно уточнение.
[indent] На допросе лезли чуть ли не под кожу, облучая рентгеновским взглядом. Начиная элементарно от уровня знаний, заканчивая едва ли не семейной обстановкой и вообще причиной, почему он здесь оказался. Было странно и непривычно так много говорить о себе. Хотя Джереми говорил общими фразами, не вдаваясь в подробности, но все равно было ощущение, что те вспотрошили корзину с грязным бельем и смаковали найденное.
[indent] - Вспотел как свинья, - когда экзекуция завершилась, рыжий вприпрыжку мчался на назначенное место встречи и, на свое удивление, там уже ждал его Майло. Который, впрочем, тоже хорошенько спарился. – Врагу не пожелаешь. Но вроде все хорошо, обещали прислать письмо, - тараторил быстро, на выдохе, эмоционально размахивая руками. – А у тебя так что? Ты тоже быстро освободился, - стиснул Сэлинджера в объятиях крепко, будто бы они добрую сотню лет не виделись, а не час назад.
[indent] - Предлагаю вернуться обратно, переодеться и сходить куда-то выпить. Что скажешь? – Джер был взбудоражен, то волнение, наконец, его покинуло и освободило. Рано было расслабляться, но самое страшное уже позади. На случай непредвиденной ситуации, Майерс обязательно придумает выход, но сейчас он был до ужаса рад.

+2

16

Этот час пролетел быстро. Даже час с лишним, если спрашивать Майло. Сперва он уговаривал себя придумать детали собеседования, чтобы, если вдруг рыжий спросит, было что отвечать. А потом решил от противного – чем меньше подробностей, тем меньше вероятность запутаться в собственной лжи. Но с каждой следующей минутой ожидания, нервы натягивались все больше. Становились как струна и готовы были лопнуть от любого неаккуратного движения.

— Да… было… стремно, — сплюнул за землю. А после выудил пачку сигарет, вытянул одну губами и зажал во рту. Тут же отыскал зажигалку и подкурил, протягивая Джереми пачку. Мол, будешь? Предложение вернуться в номер мотеля, принять душ, а потом найти местечко, где можно пропустить стаканчик-другой показалось уместным. Сэлинджер вновь молчаливо кивнул, выпуская клубы дыма.

— А кампус ниче такой, — озираясь, пробормотал брюнет. И здесь Майерсу предстоит учиться следующие два с половиной года. Именно столько учатся в муниципальных колледжах. Впрочем, будь воля Майло (и возможность, что немаловажно), он бы определил Майерса в какой-нибудь крутой университет. Из Лиги Плюща, возможно. Чтобы у рыжего было большое будущее… и чтобы он нашел себе другого парня. Более… перспективного.

От этой мысли поперек горла встал ком. Брюнет насупился, вновь сплюнул и, угукая иногда Джереми в ответ на повествование о том, как проходило собеседование, просто шел рядом с ним, ощущая себя последним мерзавцем.

— Слушай, — пробормотал нехотя Сэлинджер, когда за ними захлопнулась дверь номера. — А… может ну его, этот бар. Рано еще. Давай… не знаю… останемся? Поваляемся. Потрахаемся. Что скажешь?

Майло понимал, что если сейчас они куда-то пойдут, сядут и начнут болтать, Майерс будет задавать вопросы. Будет сверлить своими глазенками и Сэлинджер проколется. Даже если будет очень стараться, просто налажает. Потому что не ебет, что вообще можно врать. Что там происходит на этих собеседованиях в колледж? Да черт его знает! А так… у него будет возможность оттянуть время. Занять рот Джера чем-то другим. Например, своим языком. И членом. А потом, возможно, они уснут. А там и надраться всегда успеют.

+2

17

[indent] Отказаться от сигаретки-другой было бы глупым решением. Радовало, что Майло понимал Джереми без слов. Вложив фильтр меж губ, потянулся вперед за огоньком и заодно смачно жмакнул брюнета за зад, чтобы тот сильно расслаблялся. План был слишком хорош и прост для того, чтобы вносить в него какие-то коррективы.
[indent] - Как по ощущениям? – хорошенько затянувшись, Джер по-свойски обнял за плечи Сэлиджера и повел его за собой. До мотеля нужно было проделать немалый путь пешком или доехать автобусом, но теперь спешить было некуда. Прогулка казалась идеальным вариантам. – У меня такое ощущение, что тут какой-то гребаный Оксфорд или еще что-то супер-модное. Все досье на тебя собирают, как будто не поступать собрался, а донором по какой-то социальной программе идешь, - потер плечо брюнета, делясь впечатлениями о прошедшем событии.
[indent] - Я надеюсь, у тебя ведь все хорошо прошло, да? – Джереми остановился и пристально заглянул в глаза партнера, который уж как-то нервно себя вел и очень уж палился. – Или ты это от стресса такой немногословный? – парень старался шутить, но в какой-то момент в его голосе действительно было слышно волнение. Может сказывался стресс и потому они оба вели себя странно. – Ты только скажи, если что-то не так. Что-нибудь придумаем, - помимо взбалмошного характера и видимого легкомыслия, рыжий был готов отдать последние трусы ради этого человека.
[indent] Майло был скрытным по своей натуре и Майерс всегда тряс его, ожидая какие-то откровения, что казалось очень важным и нужным. Джереми был невыносим, когда ему срывало крышу. Импульсивен и своенравен, но, когда дело касалось благополучия близких, хладнокровия было не отнять. Цепкая хватка и желание помочь максимально мобилизировали его внутренние ресурсы.
[indent] Последовавшее предложение приятно удивили рыжего – Сэлинджер умел удивлять. Это еще одна из миллиона причин, почему Майерс сходил с ума от этого парня.
[indent] - Мне чертовски нравится твоя идея, - положив ладонь на коротко стриженный затылок, притянул брюнета к себе, чтобы поцеловать едва ли они успели завалиться в номер, ставший им на время практически родным.

Отредактировано Jeremy Myers (2020-11-16 00:11:43)

+3

18

Врать Майло никак не хотелось. Но и другого выхода он не видел. Небрежно, как показалось, брошенная Джереми фраза про то, что «если что» они что-то придумают, не понравилась Сэлинджеру и обидно резанула по слуху. Если что - «что»? Откажется от мечты и будущего? Не будет поступать? Останется в сраном Ивелбейне? Это вот дудки. А потому брюнет молчал, кивал не очень-то впопад. А когда Джереми удивленно посмотрел на него, отшутился, мол, еще немного трясет после встречи.

Видимо, рыжий купился. Потому что вопросов больше не было. Выкуренные три сигареты по пути в мотель неприятно вязали язык и вызывали желание побыстрее почистить зубы. А Джереми словно был окрылен. Недовольное же, весьма кислое выражение лица Майло все портило. Или испортило бы, будь Джереми хоть чуть-чуть повнимательней.

– Еще бы, – Сэлинджер буркнул в приоткрытые губы друга, обнимая его в ответ. Они здесь были одни и можно было расслабиться. Не включать брутального самца и не дергаться от любых возможных касаний Джереми.

Через несколько минут жадных лобызаний, Майло все же вырвался из рук рыжего. Бросил ему что-то вроде «хочу отлить» и ушел в ванную. Закрыл дверь на замок и прислонился затылком к холодному и не очень-то чистому кафелю.

– Блядь, – тихо пробормотал себе под нос. Планов на Портленд у них не было. Они приехали сюда, чтобы посетить колледж, а после — вернуться домой. Но Джереми точно захочет еще прогуляться по барам, потусить, а потом уже вернуться. И, пожалуй, это правильное решение — отвлечься. Майло потянулся к крану, включил воду, чтобы у рыжего не было вопросов, что Сэлинджер делает на толчке в полной тишине, а помедлив еще пару секунд, принялся умываться и чистить зубы.

В конечном итоге, стараясь избавиться от вони предательства, как он сам себе это ощущал, принял душ и вышел из ванной. Джереми лежал на кровати и что-то смотрел в телефоне.

– Чего интересного показывают? Опять на педиков в Инсте зависаешь? – хмыкнул и чуть пнул рыжего по ноге. – Двигайся. В душ пойдешь?

+2

19

[indent] Майло выглядел несколько расстерянным и Джер не понимал причины беспокойства. Поступление – процесс волнительный, но не стоило же так все принимать на свой счет. Может, собеседование прошло не так гладко. Сэлинджер был из тех людей, кто не прогибается в угоду посторонним и мог что-то ляпнуть не то, что бы хотел услышать член приемной комиссии. Хотя Майерс с особым наслаждением наблюдал, как брюнет, чертыхаясь и проклиная себя за свою сладость, поддавался его напору. Ругался, отталкивал и одновременно так тянулся к рыжему, что большего тому и не нужно было.
[indent] Качели в их отношениях были нормой. Когда потасовки, мордобои с и демонстративные уходы с громким хлопаньем дверей заканчивались бурным сексом и телячьими нежностями под одеялом после. Ссорились, мирились – часто на пустой почве. Но это раззадоривало и делало отношения более яркими, знаменующимися безудержной страстью и желанием дожить вместе до глубокой старости и не прекращать подкалывать друг друга так, будто знакомы всего ничего, а не десятки лет.
[indent] Пока Майло шуршал в санузле, Джер, не потрудившись стащить с себя уличную одежду, плюхнулся на криво застеленную кровать и достал мобильник. Почта, соцсети – привычный алгоритм движения большого пальца по сенсорному экрану. Совершенно отвлеченно, не вдумчиво и не преследуя какую-то конкретную цель. На рефлексе.
[indent] - Конечно, выбираю на кого я сегодня подрочу, когда ты ляжешь спать, - весело перекривлял рыжий вышедшего парня. – Вот этот ничего такой, что скажешь? – листнул галерею фоток и показал Сэлинджеру его же фото и показал тому язык.
[indent] - Меня не мог подождать? – цокнул языком, нисколько не обидевшись, но при этом скорчив тут же сетующую мину. – Кто мне теперь спинку потрет? Отсосет в душе? – сел на постели, чуть двигаясь, чтобы освободить место рядом с собой. Правда, все равно нужно было топать – нервы, жара и прилипшая к коже городская пыль доставляли дискомфорт.
[indent] Уже потом, парой минут позже, Джер, откинув голову назад, подставлялся под струйки не очень исправного душа, переводя дыхание. Прошло всего полдня, а он устал как собака, да и Майло что-то не договаривал. Давить не хотелось, а на очень размытые и отдаленные вопросы Сэлинджер отвечал не менее неопределенно, отмахиваясь и съезжая на другие темы разговоров. В удобный подвернувшийся момент рыжий обязательно вытрясет из любовника всю правду, а сейчас они заслужили хороший отдых.
[indent] - Ну так что? – наспех вытершись, Джереми не потрудился даже одеться, просто обмотав бедра полотенцем, и плюхнулся рядом с брюнетом. – Чем займемся? – как ясное солнышко просиял, одарив Майло уж больно проницательным взглядом.

+2

20

Рыжий любил выебываться. Огрызался, показывал язык и вообще вел себя словно ребенок. Даже странно, что такие разные Майло и Джереми нашли нечто общее рядом. Например, Джер любил трахать Майло, а Майло нравилось, когда его трахал Джер. Вот так и жили. Правда, было еще кое-что — слишком уж открытая страсть парня к публичным выступлениям. То, от чего у Майло дергался глаз, заставляла Джереми смеяться, запрокинув голову назад.

Однажды, думал про себя Сэлинджер, однажды рыжему это аукнется. И какой-то озлобленный кретин накинется на того с кулаками, подкараулив в темном переулке. Слушать парня рыжий не хотел. Смеялся и отмахивался. Говорил, что сможет за себя постоять. А чаще даже отшучивался, что где пристанут, там и отсосут.

Когда Джереми ушел в душ, брюнет улегся поудобнее на кровати и, кусая собственные заусеницы, попытался расслабиться. Не думать о том, что врет бойфренду и даже не знает, чем эту ложь наполнить. Старшая сестра, еще до своего побега, говорила ему, что очень важно узнать правду о теме вранья. Например, если врешь о болезни, то узнать как можно больше деталей-симптомов, а также о способах лечения. О том, как болезнь протекает и какие у нее последствия. Вываливать это все, конечно же, не нужно. Но знать — обязательно.

Так и сейчас, Майло, перешедший зубной инспекцией уже на другой палец, думал о том, что нужно задать как можно больше вопросов самому Джереми по поводу его собеседования, а потом уже отвечать на вопросы парня. Только меняя кое-какую информацию. Правда вот… делать этого совсем не хотелось. Но видеть разочарованное лицо Майерса не хотелось еще больше.

Когда рыжий вышел из душа и, даже не одеваясь, шлепнулся рядом, Майло задумчиво сложил руки на груди и прикрыл глаза. Мол он — спящая красавица. Красавиц в их варианте. Парень знал, что Майерс не умеет терпеть и уже через минуту полезет с щекоткой и прочей тактильной чепухой. Так и случилось. Со звонким смехом едва не свалившись с кровати, Сэлинджер подскочил на ноги и, отсмеявшись, отдышался.

– Я думал тебе понравился план с сексом. Разве нет? Что ты там говорил про отсосать?

+2

21

[indent] План был чудесный, но вот это самое «но» почему-то стопорило. Не подавая вида, что сумел заподозрить неладное, Джереми продолжал дурачиться, не сводя изучающего взгляда с немного напряженного партнера. Майло был нарочито весел и был совершенно не похож на себя обычного. С его уст сыпались непристойные предложения, от которых Майерсу было сложно отказаться.
[indent] - Я весь твой, - без стеснения откинул полотенце в сторону, оставаясь совершенно нагим.- Можешь начинать, - ладонью обвел свое богатство, призывно расставив ноги в стороны, чтобы Майло узрел всю боевую готовность к новым подвигам. Назвался груздем, полезай в кузов. Сэлинджера за язык никто не тянул. Зато вот он сам, кажется, был рад избежать каких-то тем для разговора, умело манипулируя слабостями рыжего.
[indent] Джереми любил вкусно потрахаться. Майло на завтрак, в обед и на ужин. А еще обязательно в перерывах между каждым приемом – это было бы идеальное расписание на день, но, увы, обыденность располагала их временем по-своему, сведя марафоны к минимуму и оставляя ненасытного рыжего всегда голодным.
[indent] Хотелось в лоб задать те же вопросы, что задавал он чуть раньше, но Майерс так хотел что-то замять, что не замечал, как ведет себя совершенно не свойственно себе. Хотя, возможно, он отдавал себе отчет в том, что делает, говорит, какими вкусными развратностями сыплет, стараясь усыпить бдительность Джереми. И более того, надеясь на его недальновидность, что не заметит, как запахнет жаренным.
[indent] - Иди ко мне, - поманил рукой, чуть подтягиваясь на руках и принимая полулежачую позицию. – Нет, сначала разденься, - рыжий принялся манипулировать любовником, давая ему понять, что раскусил его и принял правила игры. Это должно быть интересный квест – добейся правды. По взгляду Майло было понятно, что тот умеет читать между строк, но старался меньше нервничать, чтобы не выдать себя с потрохами.
[indent] Когда брюнет навис над Майерсом, тот притянул его к себе, укладывая ладони на затылок и подтягивая еще ближе, чтобы впиться к приоткрытые губы поцелуем. Когда чужие пальцы без спросу скользнули к паху, чтобы крепко сжать железный стояк, больно укусил за губу. Джер не имел представления, что хотел сделать с ним, он эта игра безумно заводила.

+2

22

Сложность их отношений заключалась в том, что Майло не был готов признаваться даже себе, что он – гей. Да, со времени их знакомства много воды утекло. Но если подумать, отсасывать Джереми за закрытой дверью не то же самое, что сказать вслух «я люблю члены».  А этого Сэлинджер, увы, пока не мог. Даже наедине с собой.

И тут Джер берет его на слабо, откидывает полотенце в сторону и приглашающе разводит ноги в стороны, Майло испытывает двоякое чувство: стыда и внутреннего сопротивления, а также желание отсосать Майерсу так, чтобы тот забыл, как его зовут. На мгновение брюнет тушуется. Смотрел на парня волком и чуть хмурится. Ему все еще неловко. Ему все еще не по себе. И Джереми словно читает мысли партнера, потому что в следующий момент протягивает к нему руку и зовет. Только теперь чуть нежнее. Без такого вызова.

Майло сперва ведется, но следующая фраза заставляет его фыркнуть и скривиться.

— Ты уж определись, раздеваться или сосать. Я не настолько многозадачен, — и все же на лице появляется улыбка. Брюнет наклоняется, целуя парня в ответ и зарывается одной рукой тому в стриженные волосы. Как-то так вышло, что они оба, не сговариваясь, выбрали одинаковую стрижку – бритая голова и волосы на макушке. Вроде бы, сейчас так модно. От чего со стороны выглядят еще более педиковатой парочкой. Эдакие неразлучники. Как те сраные птички.

…А потом все же отталкивает Джерми на кровать и опускается на колени. В эту минуту не волнует чистота пола. Не волнует, что сам недавно принял душ. Майло опускается на колени, упирается ладонями Джеру в бедра и, подняв на того взгляд, улыбается едва заметно. А уже в следующий момент открывает рот и берет член, принимаясь сосать.

+2

23

[indent] Этот парень был полон сюрпризов и всегда умел удивлять. Даже сейчас. Даже когда любопытство щекотало так же настойчиво, как и возбуждение в паху. Джер обожал некое двуличие брюнета. На людях Майло был готов убить его за любое движение в его сторону, колкие пидорские комментарии и всяческие приставания. А за закрытой дверью перед ним представала другая сущность. Как доктор Джекил и мистер Хайд. За этот блядский взгляд, которым Сэлинджер одаривал его снизу вверх, не отрываясь влажными губами от крепко стоящего члена, Майерс был готов кому угодно продать душу. И кто бы мог знать, что вон тот вспыльчивый задира, не умеющий сдержать лишний раз меткое словцо, сейчас чертовски умело отсасывал. Это чесало какое-то внутреннее чувство собственного эго, или как там его можно было обозвать. Что именно рыжий вызывал у Майло подобные метаморфозы – он всецело принадлежал ему.
[indent] - Что сложного… - Джереми застонал довольно, наблюдая за парнем из-под полуприкрытых век. – В том, чтобы раздеться, - чуть слышно зашипел, - и отсосать, - довольно оскалился, ладонью накрывая чужой затылок, чтобы одобрительно взъерошить короткие волосы.
[indent] Хотелось продолжения, более глубокого и жесткого, но для этого нужно было встать, чтобы сходить за небрежно брошенным тюбиком смазки в ванной и найти резинки. Несмотря на всю отбитость и внешний похуизм, Джереми заботился о защите и комфорте их секса. С первым опытом он многого не знал, не был подготовлен и все было настолько ужасно для обоих партнеров, что тот бедолага даже ни разу не перезвонил, а на сообщение рыжего ответил исчерпывающе коротко «пошел нахуй».
[indent] - Принесешь? – рыжий чуть сильно толкнулся бедрами вперед и посмотрел на Майло взглядом, полным похоти. – Хочу тебя, - это прозвучало слишком пошло и дешево, но больше всего сейчас хотелось хорошенько оттрахать парня. И не по-быстрому, как они это делали утром, а максимально растягивая удовольствие.

+2

24

Со временем любые отношения превращаются в подобие супружеской жизни. Когда секс уже не становится чем-то крышесносным, а, скорее, небольшим разнообразием между работой и рутинными обязанностями дома. Да и в целом огонек угасает. Между парнями этого пока не наблюдалось. Хоть они уже не первый месяц вместе. Правда, это «вместе» было таким хлипким и шатким, что едва ли можно было назвать их парой. Ведь на публике Сэлинджер всячески пытался дать Майерсу понять, что он – не педик какой-то там. И не собирается ходить с ним за ручку или сосаться на улице, где их могут все увидеть.

Может поэтому отношения у них по-прежнему были полны огня и похоти. Майло не знал. Да и не особо хотел в этом копаться. Ему двадцать, Джеру не так давно стукнуло девятнадцать. Они немного запоздали с поступлением. Но оно и понятно – деньги на учебу не самая простая вещь. Особенно, когда не можешь себе этого позволить даже с кредитами. Джереми повезло немного больше и поэтому сейчас Майерс – абитуриент муниципального колледжа. Не бог весть какая штука, но уже не будет драить сортиры за гроши. Сэлинджер рад. Ужасно рад за рыжего. Но необходимость смотреть рыжему в лицо и лгать угнетала.

Черт знает, зачем Майло подумал об этом именно в тот момент, когда у него во рту был член любовника. Но вся охота трахаться снялась как рукой. А потому, из последних сил, чтобы не обломать рыжему удовольствие (и лишний раз не обречь себя на допрос с пристрастием, раз трахнуть с тем же пристрастием у рыжего не выйдет), Майло упорно отговаривал себя от того, чтобы просто прекратить. А когда Майерс кончил, Майло отклонился назад, затем поднялся на ноги и, проводив Джереми взглядом, направился в ванну. Сплюнул сперму в раковину, умылся и прополоскал рот. А заодно и колени отряхнуть от крошек – жрать в постели прямо их подпись. Всегда можно узнать, что здесь спали и жрали как свиньи Майло и Джереми.

— Прости, малыш. Голова разболелась. Сегодня был крайне жаркий день. Да еще и собеседование… Все прошло хорошо, — в попытках предугадать расспросы Майерса затараторил Майло, — но казаться лучше, чем ты есть крайне утомительное дельце. Может, поспим? А вечером прогуляемся немного?

+2


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [15.07.2015] let you say goodbye with lips like dynamite


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно