Администрация: kaidan cain
17.01// Гайзитос! Мы продолжаем наш пусть. За эту неделю вы успели накатать 63 поста и это нереально круто. Также подготовили следующую главу сюжета, совсем скоро подъедут новые квесты. Текущий по-прежнему в движении, что не может не радовать. Планируется реорганизация игрового процесса. В общем - не переключаемся.
09.01// За прошедшую неделю у нас 45 написанных постов, квест продолжает свое движение; взяли курс на новый сюжет и продолжаем выходить из лоу-режима. Ожидаем в свои ряды бедовых и охочих до игры. Всем вдохновения и новых идей!
02.01// С Наступившим Новым Годом, дорогие! И с Днем рождения наш дорогой и любимый REDЯUM! Форум празднует год жизни и в честь этого мы обновили дизайн, немного переоформили матчасть и также презентуем новый виток сюжета. Не забудьте прочесть новости, там, кстати, для вас новогодние подарки. Всех любим, обнимаем, не переключайтесь <3
необходимые персонажи: Энн, Джон, Макс, Рэджи, Уэнди
Больше всего меня поразил рассказ о смерти Уайльда. Он ненадолго пришел в себя после трех часов забытья и вдруг сказал: «Что-то исчезает: или я, или обои». И он исчез. А обои остались.

REDЯUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [02.12.2019] l.t.'s theory of pets


[02.12.2019] l.t.'s theory of pets

Сообщений 31 страница 43 из 43

1

l.t.'s theory of pets
Time will say nothing but I told you so,
Time only knows the price we have to pay;
If I could tell you I would let you know.

Дерри — декабрь 2019

https://funkyimg.com/i/35nyQ.gif

Jane Trenton & Adam Price„


Приручить озлобленного, не верящего людям зверя непросто. Еще сложнее приручить такого человека. Но всегда находятся то ли смельчаки, то ли глупцы, готовые попробовать силы и в первом, и во втором.

Отредактировано Adam Price (2020-09-03 22:15:38)

+4

31

Адама окутывала приятная, почти сонливая расслабленность и ощущение это было до того непривычным, что в любое другое время, наверняка, само бы себя уничтожило, вызвав волну настороженности, но сейчас сильнее всякой настороженности была лень. Обычная, беспечная лень, порожденная безопасностью, алкоголем и сытостью. Адам понимал: он выпил сверх нормы. Не слишком сведущий в вопросах питья (время, в которое другие устанавливали для себя допустимые дозы, зарабатывая ценный опыт ценой похмелья, он провел в тюрьме), Прайс относился к крепким напиткам с осторожностью и редко когда позволял себе что-то большее, чем бутылка пива. Вот только Ханна совершенно не была согласна с таким положением дел. Уже после третьего бокала шампанского Адам начал понимать, что его соседка не даст ему спуску, а в тот момент, когда она, хитро подмигнув, достала из-под стола бутылку водки, догадка эта переросла в твердую уверенность. Впрочем, даже сейчас, разомлев и осоловев, Адам все еще был далек от глубокого опьянения и прибывал на той светлой грани алкогольного дурмана, когда все кажется луче, чем было до первой рюмки: и еда вкуснее, и люди добрее, и блеск праздничной мишуры ярче.
Откинувшись на спинку стула, Адам следил за танцующими на крохотном пяточке свободного пространства комнаты отдыха и думал о том, как, на самом деле ему повезло. Повезло впервые за очень много лет. Несколько месяцев назад, переступив порог приюта, он не мог и рассчитывать на то, что его примут. Не только на работу, но и в общую компанию. Строго говоря, тогда казалось, что это ему и не нужно. Или это говорил в нем страх быть отвергнутым? Тот самый страх, что посеяла в нем людская ненависть двадцать пять лет назад? Адам не хотел в этом разбираться, но знал, что точно так же не хотел бы сейчас и сидеть дома, предоставленный тяжелым мыслям и призракам прошлого.
Рядом что-то рассказывала Ханна. Сама порядком захмелевшая, она нуждалась больше в слушателе, чем в собеседнике и Адам поддерживал ее разговор редкими кивками, слушая вполуха давние истории о детстве Джейн. Сама Джейн танцевала с Крисом и Прайс, каждый раз глядя на женщину, вспоминал о подаренной толстовке, которая висела на спинке его стула. "Адам суперпупер". Глупая надпись. Нелепый рисунок. И, все же, это был замечательный подарок и точно лучший за прошедшие четверть века. Почему Джейн решила сделать этот подарок? В благодарность за ремонт? По доброте душевной? Прайс снова посмотрел на танцующую женщину и опять подумал о том, насколько ей идет новый образ. В своем зеленом платье она казалась елочной игрушкой - статуэткой, искристой и яркой, притягивающей к себе взгляды.
Джейн, словно почувствовав, что он о ней думает, повернулась к нему, вернулась к столу, оставив Криса и Ханна, тут же попыталась втянуть в разговор и ее. Адам и сам не понял, как стал центром этого разговора, угадив в кандидаты на парный танец. Предложение станцевать сразу поубавило ленивой расслабленности. Адам напрягся и, услышав предложение Джейн уйти в ее кабинет, тут же поднялся со стула, с радостью принимая повод спастись бегством: как бы хорошо не относился он к Ханне, но пляски с ней в его планы точно не входили. Он поплёлся за Трентон, зашел в кабинет и, услышав ее вопрос, быстро мотнул головой.
- Нет. Не против. Я не Суэйзи, да и она не Грей. Так что ты меня меня спасла от позора.
За дверью громыхнуло. Раздался чей-то смех. Что-то громко и весело крикнула Ханна. Адам посмотрел на Джейн и по-заговорщицки понизил голос.
- Думаешь, она скоро успокоится или стоит забаррикадировать двери?

Отредактировано Adam Price (2020-11-23 22:25:40)

+3

32

- Зная Ханну, она уже заняла себя чем-то другим, но ничего не мешает ей в любую секунду вспомнить о нас, - с наигранной серьезностью и округлив глаза для пущего эффекта произнесла Джейн, - так что я начала бы думать о том, как нам по-тихому слепить здесь бункер из подручных материалов.
Она оглядела свой захламленный и заставленный всякой всячиной кабинет. За последний месяц места в нем еще поубавилось, вдоль стены штабелем выстроились коробки с подарками к праздникам от спонсоров и от неравнодушных жителей города, а у них с Пэтти все еще никак не доходили руки все это разобрать, рассортировать и применить по назначению.
- А что, с месяцок вполне можем перекантоваться. Кулер с водой в наличии, очень аппетитный сухой корм тоже. Даже кошачьи  консервы имеются. С нежным мясом ягненка и аппетитным филе индюшки, - она рассмеялась, - как, не потекли еще слюнки? А в той коробке, - она ткнула пальцем, - у нас матрасики для собак, можно соорудить вполне удобные лежанки. И Ханнина водка, кстати, тоже здесь, - женщина постучала каблуком по боковине стола, - интересно, сколько там осталось.
Джейн спрыгнула на пол, наклонилась, вытянула на свет пластиковый ящик и, ухмыльнувшись, посмотрела на Адама.
- Целых три литровых бутылки. Ну все, теперь у нас есть заложники и мы сможем диктовать свои условия, - она достала одну из бутылок, перекинула из руки в руку, будто взвешивая, и, снова усевшись на стол, похлопала ладонью рядом с собой, предлагая мужчине сесть рядом. Аннабель, ее тетя, будучи педагогом, работая в школе и имея свои взгляды на приличия, считала подобное использование стола настоящим варварством, жестоко карала за такое своеволие своих учеников и не раз отчитывала за подобное собственную племянницу, но Джейн, почему-то, всегда с особым удовольствием нарушала одно из главных тетушкиных правил.
- Будешь? - женщина протянула Адаму бутылку и шутливо добавила, - если что, у меня есть чашки. Что может быть элегантнее, чем бухать водку чашками?
Взгляд ее упал на татуировку, покрывающую предплечье Адама и выглядывающую сейчас из под вздернутого рукава. Она засмотрелась, вспоминая и о второй, обвивающей плечо с другой стороны.
- Мне нравятся твои татуировки, - вырвалось у женщины, - на этой даже не сразу уловишь все, что изображено. Нужно рассматривать, интересно, - она вскинула взгляд, - у меня тут Дарен забиваться решил, представляешь. Какую-то философию свою придумал, чтобы со смыслом. Что-то там со скандинавскими рунами, оберег против злых духов, - Джейн чуть нахмурилась, подумав о том, что, возможно, такой оберег в их доме не был бы лишним, - Я вообще против тату ничего не имею, сама себе в студенчестве собачью лапу на лопатке набила, но мне тогда было двадцать лет, а ему всего тринадцать. Как ему разрешить? А уперся, очень нужно, говорит. Никаких компромиссов, не подождать хотя бы года три. "Вотпрямщас", - Джейн вздохнула, покачала головой и пожала плечами, - А ты когда сделал? Они значат что-то особое?

+3

33

Адам нахмурился, прикидывая в осоловевшем уме описанную Джейн вероятность вторжения Ханны. Он видел, что женщина шутит, вот только любой, кто знал Ханну достаточно хорошо, понимал — та способна на что угодно, особенно находясь в подпитии. Но за дверью стало тише, смех отдалился и Прайс решил, что опасность быть втянутым в танцы, похоже, миновала. Он присел на край стола, посмотрел на бутылку водки в руках у Джейн и кивнул. Где-то в мыслях мелькнуло осторожное "лучше бы больше не пить", но тут же пропало. Рядом с сегодняшней Трентон — веселой, забавной, озорной хотелось быть если и не таким же, то, хотя бы, не мешать ей своим угрюмым видом. Адам подумал о том, что теперь точно знает, какой Джейн была в своей юности. Представить ее на двадцать лет моложе было проще простого. Такая же улыбчивая. Такая же полная света. Ему стало жаль, что судьба не свела их тогда, в прошлом, что познакомился он с ней не со студенткой, а со взрослой женщиной. А ведь это знакомство могло бы случиться. У них не такая уж и большая разница в возрасте и, если бы не тюрьма, если бы не ошибочный приговор, он ведь мог, вполне себе мог, учиться в Бостоне и на одной из шумных студенческих вечеринок заметить девчонку, которая бы сидела на столе, болтая ногами. Он подошел бы к ней, а она, ничуть не смутившись того, что к ней, первокурснице, подкатывает незнакомый старшекурсник, предложила бы ему выпить, пренебрегая отсутствием кружек...
Джейн заговорила про татуировки и нарисованный образ никогда не случившегося прошлого тут же смыло холодной, отрезвляющей волной. Адам выпрямился, дернул расстегнутую манжету рубашки, неосознанно пытаясь прикрыть левую руку — ту, на которой татуировки вились разномастным узором от плеча до самого запястья.
- Да в разное время делал. Ничего особенного.
Вранье. От сказанной лжи стало не по себе, но еще больше было не по себе от той правды, которая скрывалась за этой ложью. Каждый рисунок на его теле имел свою историю, вот только эти истории совсем не годились для рассказов на праздничной вечеринке, да и в целом, не было ни того места, ни того человека, которым они бы соответствовали. Не возьмешь же, не скажешь просто так, что все эти татуировки набивались в тюрьме, не признаешься, что притаившийся среди терновых ветвей мотылек — память об Эмбер, не предложишь сосчитать узлы на колючей проволоке, чтобы узнать, сколько именно лет он отсидел. Такое себе развлечение как для рождественского вечера. Благо, Джейн сама дала ему повод попытаться увести разговор в другое русло.
- Тринадцатилетки умеют быть напористыми. - Мужчина сочувственно усмехнулся. - А на медальон он не согласится? Тоже ведь оберег. Можно заказать гравировщику — они любые руны напишут. Или сделать декоративные панели. Повесить на стену. Вроде картин. Да хоть на все стены.
Джейн, растеряв всю свою праздничную беззаботность стоило ей только заговорить о старшем сыне, выглядела расстроенной и Адам, хотя и не чувствовал за собой права спрашивать, все таки спросил:
- Он объяснил, почему это для него настолько важно? Монстров из-под кровати боятся все дети. Но не все бегут бить татуировки. Все боятся монстров в тринадцать лет? Ну-ну.

+3

34

Адам произнес "ничего особенного" и одернул рукав с таким видом, что Джейн даже сквозь хмель мгновенно поняла: тут кое что очень особенное, очень личное, интимное и возможно даже болезненное. Не желая напирать, она вздохнула, откинулась на крышку стола, потянулась рукой куда-то под столешницу с той стороны, где находились ящики и так по очереди выудила оттуда две чашки. Выпрямившись, она подставила сначала одну, потом другую под горлышко бутылки и протянула мужчине его порцию выпивки.
- Я предлагала ему сделать медальон, или браслет, да хоть серьгу в ухо, если уж он так хочет что-то сотворить со своим телом. Нет, говорит, это не то. "Это не будет частью меня", - Трентон покачала головой, чуть передразнивая голос сына, глянула в свою чашку, вскинула ее в салютующем жесте, выпила залпом и зажмурилась, прижав кулак к губам. Потом помолчала, раздумывая над тем, что сказать. Ее беззаботность, в которую женщина оделась сегодня вечером, словно в праздничный наряд или карнавальную маску, не выдерживала напора тревог и растрескалась. Ее вечная бодрость и уверенность сдавала свои позиции. Я просто устала. Пару выходных с детьми - и я приду в норму. Но... - понимаешь, в чем дело... Дарен всегда отличался от... от всех. Мы были и у психологов, и у психиатров, не подумай, что я та сумасшедшая мамаша, которая считает, что прививки - это какой-то коварный мировой заговор против человечества и тому подобное, - Джейн усмехнулась и замолчала, удивляясь самой себе, что вдруг заговорила на эту тему, недоступную никому, кроме нескольких самых близких людей, - Но дело в том, что Дарен всегда воспринимал этот мир как-то иначе, острее, что ли. Я довольно прагматично отношусь к жизни, но я уверена, что мой сын не сумасшедший, - она посмотрела в лицо Адама, словно готовясь к тому, что он возразит.
Нет, не все дети боятся монстров под кроватью. Билли, например, не боялся, послушно повторяя за тетей Аннабель, что все монстры - это игра воображения или последствия просмотра на ночь мультиков и чрезмерного поедания сладкого. Дарен боялся не монстров. Дарена преследовали мертвецы, большинство из которых он уже давно научился игнорировать, чтобы лишний раз не беспокоить мать и братишку. Но мальчику было всего тринадцать, он был всего лишь ребенком и защищать должен был не он, защищать должны были его.
- Дарену не нравится наш дом. Он считает, что там живет что-то... темное. Говорит, от этого нужно защищаться,, - Джейн нервно рассмеялась, - и знаешь, если честно, я уже и сама готова обвешать все стены плакатами с защитными рунами. Нет, на самом деле ничего удивительного, что старый дом издает по ночам разные шумы, но иногда это немного жутко. Прошлой ночью, например, у нас заиграло пианино. Не симфонию Моцарта, конечно, но всех перебудило.
Женщине захотелось передернуть плечами от воспоминания. Она тогда почти засыпала, лежала с книжкой, читала под тусклым светом ночника, закутавшись в два пледа, потому что от рассохшейся рамы окна сквозило холодом. Первыми нарушили тишину гудящие низкие ноты, так что Джейн, нахмурившись, долго прислушивалась, пытаясь определить источник шума и понять, откуда именно он раздается. Потом звук полился восходящей гаммой к самой высокой ноте и зазвенел там, ударяя по нервам, словно провели ножом по стеклу. Женщина не дала себе времени на раздумья, она просто вскочила, сбежала по лестнице вниз, застыла на мгновение у инструмента, за которым никто не сидел, заметила, как сами по себе перебираются клавиши обратно к низким нотам. Джейн быстро откинула крышку и заглянула внутрь, подсвечивая себе захваченным из спальни телефоном. Ничего. Она скорее почувствовала, чем услышала, оказавшегося в гостиной Дарена, запыхавшегося, с огромными от страха глазами и очень бледного в пробивающемся сквозь окна свете.
- Видимо, какая-то хвостатая мелочь туда забралась, хотя грызунов у нас вроде никогда не водилось. Жалко, если попортят инструмент. Я очень хотела сунуть в это пианино мышеловку, но черт, убивать несчастную мышь? В общем, я теперь серьезно подумываю съехать и, не знаю, сделать капитальный ремонт? Как считаешь, поможет? - она протянула свою чашку, - плесни ка еще, пожалуйста.

+3

35

Адам выпил вслед за Джейн и поставил чашку, дожидаясь, когда женщина снова заговорит. А в том, что она продолжит, он не сомневался. Видел - Джейн хочет выговориться. Почему именно теперь и почему именно ему? Может быть, все дело было в водке, а, может быть, в нём самом. Не желая ничего рассказывать о себе, напрочь разучившись вести светские беседы, Адам невольно развил в себе свойство, редкое в современном мире - умение и слушать и слышать. И Джейн, действительно, заговорила. О старшем сыне, его и своих страхах, неумело пряча за словами ощущение усталой беспомощности. Адам уже видел ее такой: растерянной, слабой и одинокой. Видел всего лишь каких-то несколько мгновений, но этот образ глубоко запечатлелся в его памяти, потому что был и близким и родным. Мать, которая не знает, как помочь своему сыну... Это было знакомо до боли.
Адам усмехнулся, услышав рассказ про мышь и почувствовал, как потеплело в груди от внезапно накатившей нежности к сидящей рядом женщине. В этой нежности не было ничего, замешенного на притяжении или сексе, только сентиментальное удивление. Невероятный, Джейн, все-таки, человек: даже в мыслях не желает убивать так докучающую ей мышь. Одновременно и сильная, и слабая, и девчонка, болтающая ногами, сидя на столе, и строгий тренер, и красивая женщина в праздничном платье. Невероятная... Ей хотелось помочь, вот только как, Адам не знал. Желание сделать добро ближнему как обычно тонуло в условностях и опасении быть не так понятным.
Адам посмотрел на протянутую ему кружку и скептично вскинул бровь.
- Ты решила напиться?
Идея казалось не из лучших, но переубеждать женщину Прайс не собирался. Он отвинтил крышку и щедро налил новую порцию водки.
- Если проблема именно в доме, то переезд должен сработать.
Недосказанное повисло в воздухе, очевидное для двоих. "Если проблема в доме". Вот только дело было не в доме, а в самом Дарене. Адам не считал себя знатоком детских душ, да и мальчишку он знал всего ничего, но все равно было ясно, что никакими переездами делу тут не поможешь. Перед глазами встало испуганное лицо паренька: белое, бескровное, с широко распахнутыми глазами, почти безумный взгляд, устремленный куда-то вверх, к только что починенной крыше. Что Дарен сказал ему тогда, на чердаке, перед тем, как к ним поднялась Джейн? "Они зашевелились". Вот что он сказал. "Никогда раньше не шевелились, просто висели". Что же это такое было? Приступ? Галлюцинации? Следствие психической болезни? Чтобы там не говорила сейчас Джейн о прошлых походах к мозгоправам, Адам все равно посоветовал бы ей отвести Дарена еще раз к хорошему психиатру. Но какое у него есть право лезть в душу Джейн? Её случайная откровенность не повод, да и пьяная вечеринка тоже не лучше место для подобных советов.
Адам поставил бутылку на стол.
- Если решишь сделать ремонт, я помогу.
В дверь ударили. Звук вышел до того неожиданным и громким, что Прайс подскочил на месте и через миг по ту сторону взвыла раненым зверем Ханна.
- Джейн! Так нечестно! Впусти меня! Я знаю, что ты там! Открой! У нас водка закончилась! Джееейн!!!

+3

36

- Спасибо, - Джейн признательно улыбнулась Адаму, тронутая его предложением о помощи, потом снова посмотрела в свою чашку, где на дне плескалась прозрачная жидкость. За то, что он не пытался призвать ее к трезвости женщина тоже была благодарна. Вряд ли кто-то даже из самых близких знал, что порой ей хочется надраться до полного беспамятства, а очнутся тогда, когда все проблемы уже рассосутся как-нибудь сами собой.
Она запрокинула голову, делая глоток и чуть не поперхнулась, когда в дверь внезапно забарабанили и с площадки донесся вопль Ханны. Джейн, сдерживая вдруг начавший прорываться наружу смех, прижала палец к губам, призывая Адама не издавать ни звука, а потом ткнулась лицом ему в плечо.
- Чееерт, она же не уйдеет, - едва слышно простонала она, потом соскочила со стола и поставила уже опустевшую чашку, - ладно, похоже, придется откупаться алкоголем. Но твоя непоруганная танцевальная честь ведь стоит этого, м?
Она наклонилась, потянула ящик с оставшимися бутылками за собой через кабинет и, оказавшись у двери, закричала:
- Подними руки вверх и отойди от двери! Без глупостей, ясно? Одно неверное движение и Адам взорвет кошачьи консервы!
По ту сторону загоготали.
- Ладно-ладно, обещаем выполнить ваши требования, спокойно, я отошла.
- Точно?
Голос раздался чуть глуше:
- Точно!
- Стой где стоишь, я выхожу, - Джейн, действуя молниеносно, щелкнула замком, нажала на ручку, носком туфли вытолкнула ящик наружу, захлопнула дверь и заперлась снова.
- Эй! - негодующе заревела Ханна. - мошенница! Подлый обман! Здесь не все, где еще бутылка?
Джейн, пританцовывая, вернулась на свое место, снова усевшись на стол, и заговорщически подмигнула Адаму.
- Стали бы мы ей все отдавать, ну конечно...

- Вот, держи, только осторожно, не обожгись, - Джейн поставила перед сыном полную чашку какао, обогнула стол и села со своей чашкой напротив.
Дарен обхватил руками горячие керамические бока, молча глядя куда-то в одну точку. Он дрожал.
- Хочешь, намажу тебе бутерброд с джемом?
Мальчик качнул головой и сглотнул. На часах было начало четвертого ночи. Они сидели на кухне вдвоем, как бывало всегда, когда Дарену не удавалось уснуть. Но сейчас что-то было не так, Джейн видела, чувствовала и мучилась от того, что ее сын еще никогда не был настолько напуган.
- Ты же знаешь, что станет легче, если расскажешь, - попыталась она, но мальчик снова качнул головой, на этот раз увереннее и упрямее.
- Зачем? Ты все равно ничего не сможешь сделать. Только сама будешь бояться, и Билл с Энн...
- Нам всем и так неспокойно. Мы скоро переедем, Дарен, я обещаю. Отремонтируем тут все...
- Тут не ремонтировать надо, а сжечь нафиг, - он вскинул голову, заглядывая матери в глаза, и той стало не по себе от этого взгляда. Не должны тринадцатилетние мальчики так смотреть, не должны они чувствовать такого отчаяния и безысходности.
- Ты же понимаешь, что мы не можем сжечь наш дом? - она постаралась улыбнуться, чтобы придать этим рассуждениям хоть бледное подобие шутки, - Мы не так богаты. Но мы можем подумать о продаже. Поговорим с Энн. Я позвоню твоей бабушке, она должна позволить продать ее долю. Нам нужны деньги чтобы переехать насовсем.
- Это очень долго. Ты сказала, что ищешь временное жилье.
- Ищу, но сейчас праздники, да и сложно найти подходящее место для всех нас, особенно с животными.
Мальчик ссутулился, отпивая какао.
- Мам... это все не потому что мне страшно... Это потому, что опасно. Нам всем. А если животные пока поживут в приюте, а мы, ну не знаю... я у Роджера, его родители не будут против, Билли с Энн у Ханны, а ты... а ты у этого своего Адама, например.
- Адама? - Джен не выдержала и рассмеялась, не смотря на терзавшее ее беспокойство, - с чего это мне жить у Адама?
Дарен испытующе посмотрел на мать.
- Ну... вы же типа дружите. Он тебе помогает, все такое...
- Так, не надумывай лишнего, - она улыбнулась, потянулась через стол, потрепала сына по волосам и добавила серьезно, - но я придумаю что-нибудь другое. Дай мне пару дней, ладно?
Дарен не ответил, неопределенно дернул плечом и спрятался за чашкой с какао.

У нее дрожали руки и от этого набрать телефонный номер становилось почти непосильной задачей. Тем более одновременно ведя машину. Очередной долгий ряд длинных гудков, щелчок и снова тишина. Джейн швырнула мобильный на пассажирское сидение и крепко, до побелевших костяшек, вцепилась в руль. Что-то ткнуло ее в плечо, засопело, привлекая внимание, но женщина не глядя отпихнула выглядывающую с заднего сидения большую собачью морду.
- Отстань, Арни. Не мешай. Сидеть!
В голосе звучали нотки истерики, слез, готовых бурной волной пролиться наружу. Но глаза были сухими - слезы заморозила паника, бьющаяся где-то глубоко внутри. Джейн вся смерзлась в один ледяной сосредоточенный ком, только руки дрожали.
Нет, нужно признать, что ноги дрожали тоже, сложно было давить на педали. Машина уже пару раз глохла, но Джейн заводила мотор заново и ехала дальше. Свернув на перекрестке, она оказалась на нужной улице, остановила машину напротив одного из домов, бросила псу короткое "жди", выскочила наружу и побежала к невысокому крыльцу.
В спешке она не вскинула голову вверх, чтобы проверить, горит ли свет в окнах нужной ей квартиры, дома ли хозяин, не спит ли, просто взбежала по ступеням и остановилась у дверей. Взгляд нашел встроенный в стену металлический квадрат с тремя дверными звонками - напротив каждого номер квартиры. Женщина нажала на средний, но кнопка недвусмысленно провалилась внутрь.
- Черт! - Джейн с досадой ударила по звонкам ладонью, дернула дверь и та на счастье легко распахнулась.
Взлетев на второй этаж, она замерла у очередной двери, оперлась о нее ладонями, согнулась, стараясь успокоить грохот сердца, а потом выпрямилась и постучала. Тишина. Она постучала снова. Потом еще, уже громче.
Ну же, пожалуйста, ты мне очень нужен!
- Адам, это Джейн! Пожалуйста, открой если ты дома, - закричала она, понимая, что если ей не откроют, она просто осядет на пол и разрыдается от бессилия, - у меня пропал сын!

+2

37

Мир исчез. Растворился в той ночи, когда Адам узнал правду — безжалостную и холодную, как нож встреченного в темном переулке убийцы. Новый день так и не наступил. Нет, солнце, подчиняясь законам вселенной, каждое утро все-так же карабкалось на небо, заливая улицы тусклым зимним светом, менялись цифры на экранах смартфонов и отрывные календари исправно худели, отмеряя ход времени, но для Адама ничего этого не существовало. Где-то в другой, отчего-то имеющей право быть вселенной, звонили телефоны, хлопали двери, гудели проезжающие по дороге машины, а ему оставалась только внутренняя вязкая тьма, жадно вбирающая его в себя — раздавленного и не пытающегося сопротивляться. Вопреки этой тьме он все еще жил и, наверное, злился бы на это, если бы в нем оставались силы на злость. Бездумная физиология физической оболочки требовала простых действий: засыпать и просыпаться, есть, пить, ходить и Адам, подчиняясь этой власти, чувствовал себя големом, покорным чужой воле. И хотя на лбу его не темнело, выведенное рукой старого раввина короткое "эмет", слово это было вырезано изнутри: по ту сторону кожи, на воспаленной оболочке мозга, на самом сердце. Эмет. Истина. Правда. Даже захлебываясь внутренней тьмой Адам не мог не оценить весь циничный сарказм собственной истории. Он так долго доказывал собственную правоту, столько лет пытался избавиться от клейма, поставленного на него чужой ложью и вот, теперь, наконец-то добравшись до истины, потерял то немногое, что у него оставалось. Каким же, оказывается, дураком он был, выставляя знак равенства между правдой и справедливостью. Четверть века он, с упорством идиота, цеплялся за глупую веру в то, что все еще возможно изменить — стоит только узнать, кто на самом деле виноват в его бедах. Эта вера была так сильна, что уже давно слилась с самой его сутью и вот теперь суть эта распадалась на части. Потому что вот она — правда, бери, беги, неси другим, но что это даст? Возмездие? Искупление? Нет. Эдди убила свою семью. Даже не сама она. И от этого все только отвратительней. Чертова ее способность, обретя форму, устроила кровавую резню, за которую расплачиваться пришлось ему, Адаму, но что с того? Кому об этом расскажешь? Кто в это поверит? В Хэйвене, может быть, и поверят, вот только, и Прайс это прекрасно понимал, Хэйвен — последний город на земле, где всю эту историю позволят отряхнуть от праха. Что прошло, то прошло, верно? Но что делать ему? Как жить, потеряв и цель, и надежду и эту глупую, дурацкую свою веру в справедливость, на которой, как оказалось, держалось так многое? Ответов не было. Но был другой ответ. Жуткий. Дикий. Ответ, который был хуже всех разочарований и разбитых надежд, хуже сломанной жизни. Ответ, от которого хотелось выть зверем. Очень очевидный и простой. Под стать вопросу.
Кого увидела Эмбер перед смертью?
Думать об этом было невыносимо, но не думать — невозможно. Конечно, она видела его. Адама Прайса. С ножом в руках, измазанного кровью уже убитых. Что делала Эмбер в свои последние секунды? Пыталась докричаться до него? Умоляла? Заклинала еще не рожденным ребенком? Их, ребенком! Проклинала? Хотелось верить, она поняла: перед ней не Адам, а всего лишь копия или, хотя бы, что она умерла быстро, не успев ничего сообразить, но в это не верилось. Адам знал правду. Чувствовал. Эту правду диктовал ему весь его опыт. Эмбер успела осознать, кто ее убийца. И, Господи, несуществующий, жестокий, изуверский ты Бог, как с этим можно было дальше жить?!
Снова нет ответов. Только темнота. Адам и сам не заметил, когда в этой темноте возник звук. Настойчивый и громкий. Прайс зажмурился, пытаясь избавиться от него, но звук повторился и вместе с ним возник голос. Смутно знакомый, испуганный и отчаянный. Адам открыл глаза. Комнату заливала ночь, из которой, слово рифы из-под воды, проступали неясными очертаниями силуэты мебели. Кто-то продолжал колотить в дверь. Прайс бездумно, лишь бы только остановить раздражающий звук, поднялся с дивана, прошел в несколько шагов гостиную и, открыв дверь, прищурился: тусклый свет одинокой коридорной лампочки резанул по глазам словно луч прожектора.
- Джейн? - Он смотрел на женщину, с трудом ее узнавая. В голове медленно проявлялись мысли. Работа. Он не выходил на работу уже несколько дней. И не отвечал на звонки. Поэтому Джейн приехала? Надо сказать, чтобы она уходила, что он увольняется, но тут до Адама дошло услышанное.
- Сын? - Повторил Прайс хрипло и сжал дверную ручку, борясь с желанием захлопнуть дверь. Пусть все и всё катится к чертям. Чужие беды и чужие проблемы. С него хватит! Пусть его оставят в покое! Уж это он хотя бы заслужил?! Адам посторонился. - Заходи.

Отредактировано Adam Price (2020-12-10 22:19:50)

+2

38

Дверь открылась, на несколько секунд они оба замерли, глядя друг на друга, потом Адам произнес короткое "заходи" и Джейн шагнула через порог, глубоко вздохнув и прерывисто выдохнув.
- Дарен. Дарен сбежал. Ушел. Не знаю... - она привалилась спиной к стене и на какое-то время спрятала лицо в ладонях, - У тебя его нет? - она тут же сама качнула головой, - конечно, нет. Просто он как-то спрашивал, сможет ли кто-то из нас пожить у тебя, пока мы ищем другое временное жилье, и я подумала... Черт, не знаю, что я подумала. Я вообще не знаю, что думать.
Женщина запрокинула голову и снова глубоко вздохнула. Ей не хватало воздуха, что-то душило ее изнутри, готовое вырваться бурными слезами и истерикой. Она еще никогда не была так напугана и растеряна.
- Я обещала, что на днях все решу, но он... меня не было дома, весь день на работе, потом смотрела квартиру, потом в супермаркет за продуктами, не слышала, как зазвонил телефон, заметила только когда вернулась. Дарен прислал мне голосовое сообщение. " Мама, я больше не могу. Может, если меня не будет, им неоткуда будет брать силу и они вас не тронут",  - голос дрогнул, готовый сорваться, - И все. Телефон вне зоны доступа. Его друг, Роджер, уехал куда-то с родителями до следующей недели. Ни у одного из знакомых его нет, - Джейн продолжала говорить, слова сыпались лихорадочно, словно ледяные осколки отскакивая от стучащих зубов. Наверное, чтобы не сойти сума, ей нужно было выговориться, поделиться, вытолкнуть из себя скрутившиеся тугим узлом эмоции.
- Энн с Билли остались дома встречать полицию. Но разве эта, мать ее, полиция нашла хоть кого-нибудь? Сколько детей пропадало, хоть кто-то вернулся домой? Я весь город объездила. Ханна с Ви сказали, что тоже будут ездить. Не представляю, где он может быть. Господи, если он решил что-то с собой сделать...
Ее, наконец-то, разорвало. Слезы потекли по щекам и женщина согнулась, пытаясь уменьшить боль, скрутившую грудную клетку. Как она сможет жить, если ее мальчик... Как она сможет жить, зная, что не уберегла своего сына? Как она сможет существовать, понимая, что его нет, а она была ему отвратительной матерью. Как она сможет растить Билли, чувствуя неизмеримую вину за то, что случилось с его старшим братом?
Джейн вскинула голову, отыскивая взглядом Адама. Она не сразу сообразила, что заявилась к нему на ночь глядя и вывалила на его голову свою беду. Взгляд пробежался по мужскому лицу.
- Прости, ты ведь болеешь, - хрипло прошептала она, крохи воспоминаний из реальности просочились в ее сузившийся мир, в котором кроме пропавшего сына не существовало ничего. Пэтти ведь говорила, что он взял отгулы. Я же хотела его проведать, но замоталась. Я все упустила. Я ни с чем не справляюсь! - не нужно было к тебе вваливаться. Ты просто не брал трубку. Извини, я уже ухожу. Поеду искать дальше. Арни в машине ждет.
Джейн отделилась от стены и шагнула к двери. Рука, нашедшая ручку, дрожала слишком сильно.

+2

39

Джейн говорила, задавала вопросы, рассказывала быстро и скомкано, но слова ее с трудом пробивались в сознание Адама. Он нахмурился, пытаясь уложить в голове услышанное. Получалось плохо: мысли вязли, расползались в стороны, снова стремясь нырнуть в темноту собственных бед. А потом Джейн заплакала и Прайс, глядя на то, как у его порога рыдает перепуганная и несчастная женщина почувствовал, как внутри что-то сместилось, словно невидимые путы, не дававшие двинуться все это время,  не исчезли, нет, но чуть ослабили свою хватку, позволяя хотя бы сделать шаг.
- Стой. - Адам шагнул к женщине, удерживая, положил ей руку на плечо. Какая-то часть его все еще хотела, чтобы Джейн ушла, унеся с собой свои переживания и боль — это добра здесь хватало и так. Тогда можно было бы снова вернуться на диван, закрыть глаза, погружаясь в мрак, отгораживаясь от ненавистной реальности, вот только, не смотря ни на что, отпустить Джейн он не мог. Ей нужна была помощь. Ей, той, которая когда-то протянула руку помощи ему и оставить ее он не имел права. - Я с тобой.
Он оглядел себя, в первые за несколько дней задаваясь вопросом, а как он выглядит и готов ли выйти на улицу. Джинсы и измятая рубашка, которую он и сам не помнил, когда на себя накинул, плохо подходили для зимних походов.
- Дай мне минуту. Я сейчас.
Он, на ходу застегивая пуговицы, быстро зашел в комнату и глянул в окно на серебрящийся в свете фонаря снег.  Потом открыл шкаф, вытащил первый попавшийся свитер, и нырнув в его теплые недра, вернулся к двери. Сунул ноги в ботинки, накинул куртку, схватил шапку, подумал было, что стоило бы взять и кошелек, но передумал — время сейчас значило слишком многое. Если не для Дарена, то для его матери точно. Тратить такие важные минуты на лишние поиски не стоило.
- Идем. - Он закрыл двери, опустил ключи в карман и вышел на улицу. В лицо тут же ударил порыв ветра. Дыхание перехватило от холода и свежести. Адам тряхнул головой, запахнул плотнее куртку и глянул на Джейн: в тусклом свете фонаря она выглядела еще более испуганной и несчастной. Совсем непохожей на привычную ему Джейн — спокойную, неунывающую и умеющую принимать решения.
- Я поведу. - Он забрался на водительское сидение, тронул оставленные в замке зажигания ключи и вдруг щеку ему обожгло горячее дыхание. Адам дернулся, резко повернулся и едва успел увернуться от собачьей морды, ткнувшейся ему в лицо. - Арни!
Стоящий на заднем сидении пес радостно взрыкнул, приветственно виляя задом, но стоило только открываться пассажирской двери, как веселье его тут же сменилось тревогой. Адам завел мотор, дожидаясь, пока Джейн сядет и закроет дверь. Мысли в голове, взбодрившись от холодна и свежего воздуха, побежали быстрее. Как найти мальчишку в городе? Куда он мог пойти? Судя по отчаянью Трентон, ответа на этот вопрос у нее не было.
- Автобусный терминал проверяли? - Адам переключил скорость и вывернул руль, разворачивая машину. - Если бы я хотел сбежать из дома — первым делом пошел бы туда. У вас есть кто-нибудь, к кому Дарен мог бы попытаться уехать?

Отредактировано Adam Price (2020-12-13 23:13:35)

+2

40

Мужская ладонь легла на ее плечо и колени Джейн на мгновение стали совсем ватными, так что она едва не сползла по двери вниз, на пол. Захотелось вжаться лицом в грудь Адама, разреветься по-настоящему. Чтобы обняли, чтобы утешили, чтобы окружили заботой и силой. Захотелось, почувствовать себя маленькой девочкой в надежных руках того, кто поможет решить проблемы и разогнать беды. Она была совсем лишена этого в детстве, во взрослом возрасте довольствовалась только редкой иллюзией. И все же, Джейн прекрасно понимала, что не имеет права искать или ждать подобного от Адама. Предложение поехать с ней вместе и так стало большим подарком, заставило слегка отрезветь, выпрямиться, немного унять дрожь. Она вскинула взгляд, чтобы заглянуть мужчине в лицо, но из-за слез, туманящих зрение, разглядела только размытый силуэт.
- Спасибо! - бросила она вслед Адаму, исчезнувшему где-то в квартире, чтобы одеться, а потом вытянула из манжета куртки рукав рубашки и вытерла им мокрое лицо.
Мужчина снова появился в коридоре, готовый к выходу. Джейн выскочила за дверь первая, сбежала вниз по лестнице, больше не в силах сдерживать мучительную жажду действия, обернулась через плечо, чтобы убедиться, что Адам поспевает следом, и, поскользнувшись на холмике грязного снега, впрессованного в асфальт колесами машин, затормозила о крыло своего минивэна. Ее спутник открыл дверь со стороны водителя, забрался на сидение и Джейн на секунду застыла. Паника, заставлявшая мысли в голове лихорадочно метаться, мешала соображать. Конечно, поведет он. Он ведь за этим и предложил свою помощь. посмотри на себя, Трентон, тебя трясет, как левретку на морозе. Ты никуда не годишься. Женщина прикрыла глаза, глубоко вздохнула, заставляя себя собраться, потом шагнула в сторону, обходя машину, и устроилась на непривычном месте пассажира. Щелкнул замок ремня безопасности.
- Ложись, Арни. Спокойно, - скомандовала она псу через плечо, посмотрела на Адама и почему-то посчитала, что просто обязана объяснить, - я не могла не взять его с собой. Брать след мы, правда, не тренировались, но ноузворком занимались плотно. Вдруг это хоть как-то поможет? Вдруг, Арни хоть что-то учует. Знать бы только где...
Джейн закусила губу, глянув куда-то за окно, но тут же обернулась, переспросив:
- Автобусный терминал? Господи, мы вообще об этом не думали, - она облизнула губы, задышав чаще и что-то напряженно перебирая в уме, - в Бостоне живет моя мать, но мы практически не общаемся. Дарен понятия не имеет где ее искать, у него нет ни адреса, ни телефона. Еще отец Билли в Нью- Йорке, но... к нему не было смысла сбегать вот так, можно было бы позвонить, договориться. Итан не был бы против.
Наверное, не был бы. Прошлое Рождество мальчишки отметили с ним, поэтому нынешнее полагалось ей. У Дарена всегда были хорошие отношения с Итаном. Легкий, веселый в общении, с неисчерпаемой фантазией, он не стал для мальчика заменой отца, но зато был ему хорошим старшим приятелем. Нет, если бы Дарен собрался в Нью-Йорк, он не стал бы сбегать вот так, внезапно, с выключенным телефоном, не взяв ничего из своих личных вещей. И все же...
- Поедем, проверим терминал. У нас все равно больше нет вариантов, - Джен сглотнула и качнула головой, - это хоть какая-то цель. И еще: у Дарена темно-красная куртка и молния на ней со светоотражающим эффектом. Должна быть заметна даже на темной улице, - она помолчала, потом потянулась и коснулась руки Адама, лежавшей на руле, - правда, спасибо тебе огромное. Я бы точно во что-нибудь врезалась. Я все равно, что пьяная.

+1

41

- Понятно. - Адам кивнул, отзываясь на благодарность Джейн. Наверное, ему стоило бы ответить иначе: скромно уверить, что в его решении нет ничего, достойного благодарности и это ему нужно благодарить за оказанное ему же доверие, но сейчас он едва ли был способен на подобную вежливость. В голове Прайса все еще туманилось, но мозг, жадно вцепившись за полученную информацию, уже гнал мысли вперед, на поиски пропавшего ребенка. Это было почти приятно - впервые за несколько дней убежать из плена внутренней черноты и сосредоточится хоть еще на чем-то, кроме самого себя и истории Мортонов. Адам повернул руль, выводя машину на Мэйн-стрит. Стоящие вдоль обочин фонари заливали полотно дороги желтым светом, подчеркивая царящую вокруг темноту - густую и смоляную, способную без остатка поглотить неосторожного мальчишку.
- У тебя на телефоне есть его фотография? Пригодится. - Прайс прибавил скорости. А что же полиция? Неужели и они не додумались проверить терминал? Вряд-ли. Это первая точка, где стоит искать сбежавшего из дома мальчишку. Должны были проверить. И раз не позвонили, значит проверка ничего не дала... Повторять свои мысли вслух Адам не собирался - Джейн и без того едва держала себя в руках. От повторной проверки хуже не будет. Да и надо же хоть с чего-то начать.
- А друзья по переписке? Может, он познакомился с кем-то в интернете? - Адам посмотрел на женщину, одновременно пытаясь вспомнить, что еще она говорила ему в тот момент, когда оказалась на пороге его квартиры. - И что значит "они вас не тронут"? Думаешь, ему кто-то угрожал? Кто-то его шантажировал? Угрозы - тот самый повод, чтобы попробовать сбежать, особенно, если пытаются угрожать твоей семье, вот только зачем кому-то угрожать Трентонам?  Прайс нахмурился, перебирая в уме возможные варианты. Бывшие мужья? Нет, исключено. Джейн только что сказала, что им нет особо дела до матери их сыновей. Другие родственники? Но и таких не намечалось. Будь Джейн финансовым воротилой, можно было бы подумать о грязной игре конкурентов, но кому сдался приют для животных на самой окраине города?
Машина проскочила уныло дремлющий в ночи Дерри-таун-хаус - в отеле горело светом всего лишь несколько окон, всем своим видом демонстрируя, что зимний Дерри и туристический сезон - вещи несовместимые. Они поехали дальше, мимо белого здания банка, к перекрестку и полицейскому участку. Адам притормозил на светофоре, глянул на ярко освещенное крыльцо и припаркованную у обочины полицейскую машину, от вида которой внутри поднялось недоумение, быстро перекинувшееся в злость. Какого хера делала здесь эта машина? Почему не колесила по улицам, пытаясь отыскать Дарена? Прайс сцепил зубы, сжал сильнее руль и покосился на Джейн. Свет светофора заливал салон красным и в этой призрачной красноте Трентон выглядела еще более испуганной, несчастной и юной, настолько юной, что могла сойти за сестру Дарена. А они ведь очень похожи. Я раньше и не замечал насколько... Перед глазами тут же встало лицо мальчишки - такое же перепуганное и несчастное. Тот вечер. На чердаке. "Они зашевелились"... Про кого ты говорил тогда, Дарен? Кого увидел? И зачем тебя водили по психологам и психиатрам? Дело ведь не просто в родительском разводе? В чем-то куда как более серьёзном. Они зашевелились и не захотели оставлять тебя в покое, так? Ну и что это? Галлюцинация? Бред? Шизофрения? Ведь Джейн на это намекала. На рождественской вечеринке. А полиции она рассказала? Им не мешало бы знать, что они ищут не обычного мальчишку.
Прайс переключил скорость, машина тронулась с места, завернула на Центральную улицу, послушно следуя дорожному указателю "Автобусный терминал".
- Джейн, почему Дарен сбежал? - Адам помедлил, стараясь лучше подобрать слова. - Защитные руны не сработали, в этом дело? Стало хуже? Что он тебе говорил?
Впереди показалось здание вокзала.

Отредактировано Adam Price (2021-01-11 20:58:10)

+1

42

- Куча фотографий, - прикрыв глаза, кивнула Джейн и, вытащив из кармана куртки смартфон, быстро заскользила пальцем по экрану, - полиция тоже просила. Вот, одна из новых, как раз в той самой куртке, - она повернула смартфон изображением к собеседнику. Фотография демонстрировала мальчика, сидящего на заднем крыльце дома по Харрис авеню в обнимку со своим корги. Собака широко улыбается, вывалив наружу язык, а вот мальчик серьезен и смотрит на фотографа как бы чуть снисходительно, будто считает все эту затею с фотографированием какой-то детской пустой забавой.
Изображение сына снова заставило губы женщины дрогнуть, из груди попытался вырваться стон вперемешку с прерывистым вдохом, но она одернула себя, прижала сжатый кулак ко рту и встрепенулась, снова обращая напряженный взгляд сквозь стекло. Нечего распускать нюни, так ты просто проглядишь своего сына, соберись и высматривай!
Джейн перестала следить за маршрутом и больше не ориентировалась в пространстве. Выплывающие навстречу здания мало что ей говорили, обесцвеченные и обезличенные в желтоватом или мертвенно-бледном свете фонарей. Она всматривалась в редких прохожих, в мужские и мальчишеские фигуры, бредущие или спешащие куда-то по тротуару, вглядывалась в темноту, надеясь что там мелькнет знакомый силуэт. Она так боялась его пропустить, боялась, что будет смотреть вправо, тогда как ее сын пройдет всего-лишь в десятке метров, но по левой стороне.
Новый вопрос Адама поставил ее в тупик. Друзья в интернете? Угрозы и шантаж? В груди похолодело. Раньше она никогда не задумывалась о том, что совсем не контролирует сына в то время, что он проводит в сети. Она знала всех его приятелей из Дерри, была знакома с их родителями, но понятия не имела с кем он может общаться в интернете. На каких сайтах бывать. Полностью доверяя своему ребенку, Джейн и не думала проверять.
А если зря? Если Адам прав и Дарен мог попасть под чье-то дурное влияние? Ему могли задурить голову и... нет. Нет, я ведь знаю. в чем проблема, я знаю, чего он боялся. Да и все мы начали опасаться. Опасность вовсе не в сети.
- Все дело в этом чертовом доме, - она оторвала взгляд от окна и посмотрела на мужчину. Благодарная ему за упоминание о рунах, за то, что он запомнил. Он заслуживал честного ответа. Да в этих обстоятельствах она просто обязана была все ему объяснить. Другой вопрос, а поверит ли Адам? - Он не говорил ничего толком. Он не хочет говорить об этом, все держит в себе, как бы я ни старалась. Но сейчас ему и не надо было, мы и сами начали чувствовать. Даже животные стали ужасно нервными. Сначала дурацкое пианино, а потом... нет, не так надо начать, - она глубоко вздохнула и, помолчав какое-то время, нервно заговорила, так что слова будто отскакивали от зубов и звякали, как кусочки льда, - я рассказывала тебе, что Дарен воспринимает мир иначе. Всегда так было, с самого раннего детства. Он как будто может видеть и чувствовать нечто, недоступное большинству. Звучит так, как будто я умом тронулась, да? Отец Дарена считал, что он сумасшедший. Так считали врачи, к которым он Дарена водил. Что его нужно положить в больницу и колоть всякую гадость, которая превратила бы ребенка в овощ. Ему всю жизнь снились кошмары. Он мог устроить истерику на улице, в ресторане или в гостях, потому что увидел что-то, что не видел больше никто. Рассказывал о тенях, голосах, страшных людях в крови. Ему ставили разные диагнозы, но я не согласна ни с одним. Дело в том что... я чувствую, знаю, что мой сын не псих. Несколько раз он отказывался садиться в автобус или в такси, а потом мы узнавали об аварии. В тех местах, где его пугали какие-то образы, действительно происходили смерти, я проверяла. Поверь мне, я никогда не увлекалась эзотерикой, никогда не была слишком впечатлительной, я не из тех людей, которые в каждом шорохе склонны заподозрить полтергейста. Я чертов скептик. Во всем, кроме моего сына. И даже с ним я все это время пыталась себя убедить, что проблема в грызунах, старой проводке, сквозняках, потому что окна рассохлись.
Джейн замолчала, переводя дух, потерла лицо ладонями. Попытка все объяснить вымотала ее. Раньше она никому этого не рассказывала. Сосредоточенная на своих мыслях, женщина не заметила, как они приблизились к автобусному вокзалу.
- Я забыла об этом, вспомнила только недавно: когда мы только приехали в Дерри, Дарену не было еще семи, он рассказывал, что в нашем доме, на чердаке, есть дети. Что они просто висят на балке. Я до сих пор не понимаю, что это значит. Он никогда не ходил на чердак, потом начал жаловаться, что они зовут его ночью, но мы тогда переехали к Итану и все это как-то сгладилось, а когда вернулись домой, Дарен стал взрослее и уже ни на что не жаловался, потому что назначил себя мужчиной в семье. А теперь... я клянусь тебе, Адам, в последние месяцы даже мы с Энн начали чувствовать, что что-то не так. Может быть, это уже действительно коллективное помешательство, но мы слышали шум на чердаке, шаги по лестнице, детский плач. Мы видели детские отпечатки ладоней на обоях, и они были явно больше, чем у Билли и меньше, чем у Дарена. Что бы это ни было, Дарен сбежал из-за него, не дождался, пока я организую переезд. Не выдержал. Я слишком долго бездействовала.

Отредактировано Jane Trenton (2021-01-13 16:56:41)

+1

43

Уложить в голове все услышанное было сложно: наполненный паронормальщиной дом, сбежавший от призраков мальчишка и Джейн, которая искренне верила в рассказанную ей же самой историю. Такого не могло быть. Жизнь - не третьесортный фильм с белесыми приведениями и монстрами под кроватью и первым желанием Адама было все отрицать, отмахнуться от нелепой страшилки, объясняя слова Трентон таким обычным для любого человека желанием сложить с себя ответственность на кого и на что угодно, лишь бы не признавать собственной вины в случившимся. Вот только... Как быть с призраками, вернувшимися из прошлого? Как быть с Эмбер, набросившейся на Эдди и бедой, свалившейся на Рэя? Ему ли, Адаму, было сейчас отказывать Джейн в праве на существование сверхъестественного?
Лицо мужчины застыло. Воспоминания о последней проведенной в доме Мортонов ночи снова вгрызлись в мозг. Он сильнее сжал руль, заставляя себя думать о женщине, сидящей рядом и о ее горе. Сейчас главное Дарен. Если допустить, что весь рассказ Джейн - это чистая правда, то что полезного для поиска можно выудить из ее истории? Немного. Разве что понимание того, насколько отчаянно Дарен хотел сбежать. И никаких тебе новых имен, ни адресов, ни зацепок. Мальчишка напуган. Куда пойдет умирающий от страха ребенок? Да куда угодно. Тем более, если верит, что этим он спасает свою семью.
- Ладно. - Прайс кивнул Джейн, понимая, насколько опасно для него сейчас вдаваться в разборы реальности того, что происходило в доме Трентонов. Слишком уж близка эта тема к Эдди. Лучше было принять все как есть, а разбираться после, когда они найдут мальчика. Если мы найдем мальчика. Он припарковал машину, заглушил мотор, глянул на здание вокзала, избегая смотреть в глаза Джейн. - Пошли.
Они выбрались наружу. Дыхание тут же перехватило от холода.
- Давай внутрь. Я схожу к автобусам.
Адам сунул руки в карманы и быстро зашагал к одноэтажному зданию вокзала, чьи горящие теплым электрическим светом окна выглядели уютно и потому неуместно. Прайс обогнул угол и увидел стоящий у места посадки автобус. В темноте, за тонированными стеклами, угадывались неясные очертания пассажиров. Адам в несколько шагов оказался у закрытой двери, успев заметить расположенный на лобовом стекле маршрут. "Дерри - Огаста". Двери с шипением открылись.
- Заходите. - Водитель махнул рукой, поморщился от порыва ветра, влетевшего в салон и нахохлился. - Не впускайте холод. Быстрее. Еще чуть - и опоздали бы. Ждали бы до утра.
Адам взлетел по ступеням вверх, схватился за поручень, обшаривая взглядом сидения и, заметив красную крутку, шагнул в проход, но остановился, сообразив, что ошибся: сидящая в красном пуховике девушка испуганно отвела от Прайса взгляд. В автобусе Дарена не было. Адам, резко выдохнув, выбрался на улицу и за спиной его тут же закрылась дверь.
- Черт. - Прайс остановился, вглядываясь в темноту, разлитую за пределами кругов света, которые рассеивали фонари и пошел внутрь уже предчувствуя, что Джейн оказалась не удачливей его. Предчувствия не обманули. Фотографию Дарена не узнал никто: ни двое дожидающихся своего рейса пассажиры, ни сотрудник, раздраженно заявивший, что уже отвечал на этот вопрос полиции, ни уборщица.

К тому моменту, как Прайс и Джейн вышли на улицу, снова пошел снег: мелкий и колючий, норовящий залепить глаза, а температура, казалось, упала еще на градусов десять.
- Надо проверить места, которые он хорошо знает. Можно начать со школы. - Адам шагал рядом с женщиной, на ходу составляя новый план, торопясь увлечь ее новой идеей. Он поднял воротник куртки и тут взгляд его зацепился за мелькнувшее за занавесью снегопада, на самом краю убывающего света фонаря, яркое пятно.
- Джейн! - Адам схватил Трентон за руку, дернул, привлекая внимание. - Там!
И тут же закричал:
- Дарен?! Эй, Дарен! Стой!

+1


Вы здесь » REDЯUM » creepshow » [02.12.2019] l.t.'s theory of pets


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно